Written by: Posted on: 12.08.2014

А. с. пушкин. избранная лирика. альбом а. с. пушкин

У нас вы можете скачать книгу а. с. пушкин. избранная лирика. альбом а. с. пушкин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В дополнение к прочитанному учащимися по книгам или по хрестоматии учитель может, к примеру, познакомить их с одной из представленных ниже басен. Обезьяна несла две полные горсти горoxy. Выскочила одна горошинка; обезьяна хотела поднять и просыпала двадцать горошинок. Она бросилась поднимать и просыпала все. Тогда она рассердилась, разметала весь горох и убежала.

Собака с куском мяса в зубах перебиралась через речку и увидела в воде своё отражение. Она решила, что это другая собака с куском побольше, бросила своё мясо и кинулась отбивать чужое. Так и осталась она без того и без другого: Какие ещё произведения итальянского писателя Джанни Родари вы знаете? Туча злилась и ворчала; у неё было грозовое настроение; хмурилась туча Дома дети готовятся к выразительному чтению сказки задание учебника No 5 и выполняют все задания тетради к прочитанной сказке и задание No 1 обобщающего урока.

Сначала дети выразительно читают сказку Дж. Родари, выполняя задание No 5 учебника, затем обсуждают исполнение по критериям, сформулированным в этом задании. Самооценка личного выступления и его оценка окружающими сопоставляется согласно вопросам учебника, расположенным под номером 6. После этого проверяются задания, выполненные в тетрадях.

Характеризуя персонажей, учащиеся называют такие качества, как весёлое, горделивое, щедрое, бескорыстное, жизнерадостное солнце и злая, ворчливая, завистливая, имеющая грозовое настроение, жадная, угрюмая, себялюбивая туча. Техническая подготовка проводится по тетради задания No 1 и No 2. Задание, направленное на обучение правильному чтению, выполняется детьми сначала молча, с карандашом в руках, затем проводится чтение исправленных предложений вслух. Перечитывание и работа с текстом проводятся на втором уроке по рассказу В.

Поэт Яков Аким, близкий друг Драгунского, однажды сказал: Витамины доброты, благородства, честности, порядочности, мужества. Все эти витамины дарил нашим ребятам щедро и талантливо В. Задания тетради No 3 и No 4 и задание учебника No 4 выполняются в парах или в группах и проверяются фронтально. Обобщая начало беседы о прочитанном, дети отвечают на вопрос No 2 учебника и выполняют задание No 1 тетради.

В начале рассказа он радуется огурцам, не понимая своей вины; затем, после разговора с мамой, мальчик плачет от стыда и страха; в конце рассказа Котька испытывает облегчение, даже радость, оттого что сумел исправить свою ошибку. Строгой, справедливой, доброй, настойчивой.

Далее проводится работа по заданиям учебника No 3 и No 4. К выполнению задания No 4 учебника дети готовятся, работая в парах. Выполняя задание No 5 учебника, дети продолжают обучаться составлению цитатного плана и начинают знакомиться с основными элементами развития действия. Завязке соответствует первый пункт цитатного плана, кульминации — третий пункт, развязке — шестой последний пункт плана не является развязкой, это эпилог, повествующий о том, что было после завершения действия.

Какими словами начинается и заканчивается фрагмент текста, относящийся к этой иллюстрации? Проверяется домашнее задание по предыдущему произведению: Подготовительные упражнения к тексту желательно выполнить вслух, прежде всего это касается заданий орфоэпического характера. Желательно, чтобы каждое слово третьего упражнения после его прочтения вызванным учеником было повторено хором. В силу того что произведение драматично, наполнено напряжёнными переживаниями, желательно, чтобы дети познакомились с ним, слушая выразительное чтение учителя.

В рамках ответа на эти вопросы учащиеся выполняют задание No 2 тетради, направленное на выявление подтекста. Многоточие обозначает длительную паузу, что говорит о волнении мальчика. Он не хочет лгать, делает это не из удовольствия, а из-за страха перед наказанием, поэтому он говорит неуверенно, неохотно.

На следующем уроке мы ещё раз вернёмся к этому рассказу, и вы поделитесь своими мыслями. Неужели из-за боязни, что мама его накажет? Ведь в тексте написано: Эта чашка была очень дорога маме и сыну. Ведь фотография и чашка — это всё, что осталось от папы. У неё потемнело лицо, а потом она о чём-то задумалась. Когда она сидела за столом, то о чём-то думала. А когда её сын снова сказал, что чашку разбил не он, а Бум, то её лицо, шея и уши стали розовыми — мама покраснела, потому что ей было стыдно за своего сына.

Да, она повторила два раза: Нелегко, ведь и она любит Бума. Чтобы пробудить совесть сына, заставить его переживать оттого, что из-за него наказан невинный Бум, и тем самым вынудить сказать правду. На доске записываются слова: Чьё душевное состояние отражает такое мрачное описание природы? Босиком, в одной рубашке я бросился к двери и широко распахнул её Всё, что накопилось в душе мальчика, тоже вырвалось наружу. Почему он всё-таки признался? Что не давало ему покоя? Я думаю, что в жизни очень важно научиться прислушиваться к голосу совести.

Умел ошибиться, умей и поправиться. Каждый человек имеет право на ошибку. Главное — вовремя найти силы исправить её. Если у учащихся нет названного пособия, они ищут и читают детские книги по названной теме. Вместо этого задания учитель по желанию может предложить детям подготовиться к выразительному чтению рассказа В.

Выполняются упражнения, находящиеся в рамочке перед текстом, затем задания No 1 и No 2 к этому произведению в тетради. После первого урока по произведению дети дома дочитывают сказку, не отвечая на вопросы учебника и не выполняя заданий учебника и тетради. После выполнения детьми задания No 2 учебника обсуждаются вопросы, расположенные в учебнике под номерами 3 и 4. Она плакала, да так горько, что почувствовала жестокую тревогу; думала о невинном узнике.

Король трижды позволил Перу побеседовать с принцессой. Дополнительно можно предложить детям найти и прочитать в тексте фрагменты, соответствующие иллюстрациям учебника. Завершением работы над произведением на втором уроке по сказке может стать выразительное чтение сказки.

Творческие задания учебника No 10 и No 11 выполняются на третьем уроке по сказке. Возможна работа в группах. Дополнительно можно организовать выборочное чтение, предложив детям прочитать:. Дома дети выполняют задания тетради, а после третьего урока по сказке готовятся к ответу на вопрос: Выборочно проверяются и демонстрируются классу изображения девушки-звезды.

Поощряется качество исполнения рисунков и их оригинальность. Справочный материал Несолоно хлебавши — не добившись желаемого. Сломя голову — очень быстро, поспешно, во весь дух. Подготовительные упражнения, расположенные на с. А вы подумайте, может мальчик, о котором идёт речь, стать героем или нет.

Да, он плачет, но не уходит с поста. Сначала может показаться, что этот мальчик плакса и никогда не станет героем. Но ведь он выполняет свой долг, преодолевая страх.

Этот мальчик честный, надёжный и храбрый. Он вырастет настоящим человеком, потому что умеет держать слово. Вторую часть рассказа читают вслух дети с хорошим навыком чтения относительно законченными по смыслу фрагментами по вызову учителя. Как характеризует его этот поступок? Мальчик играл честно, не хотел подводить других ребят. Он как в жизни, так и в игре очень дорожил честным словом. Третью часть рассказа дети читают молча, выполняя задание: Следует обратить внимание детей на то, каким тоном произнёс мальчик слова, обращённые к майору.

Только ли потому, что он умело и звонко отдал честь? Он умеет держать слово. Его слово не расходится с делом. После первого урока по рассказу Л. Пантелеева учащиеся перечитывают текст и выполняют задание No 1 учебника.

На втором уроке проводится более углублённая работа над произведением. С целью проверки качества выполнения детьми задания No 1 учебника учитель задаёт вопросы:. Это был маленький мальчик лет семи или восьми. Он громко и безутешно плакал, икал, шмыгал носом, ему трудно было говорить. Как изменилось мнение рассказчика о мальчике? Из каких слов видно, что он всё больше нравится рассказчику?

Мальчик дал честное слово стоять на посту, он не ушёл с поста даже поздно вечером, оставшись в саду совершенно один, согласился уйти с поста только по приказу военного человека. Рассказчик понял, что мальчик совершенно прав. Что подумали о нём взрослые люди? Мальчик очень обрадовался встрече с майором, даже вскрикнул от радости, выпрямился, стал выше ростом, отвечал майору звонко и ловко.

Ушёл с поста, после того как получил на это разрешение майора. А когда он вырастет Речь ведётся от лица героя-рассказчика. Он является участником действий и рассказывает о том, что произошло. Из этой части становится известно о том, что рассказчик любит читать.

Он торопился, боялся, что закроется сад, но, услышав, что кто-то плачет, свернул на боковую дорожку и нашёл мальчика, который плакал. Это говорит о рассказчике как о добром и отзывчивом человеке. Ему показалось несерьёзным, смешным, что мальчик так поступает, ведь он дал обещание в игре.

Его убедили слова мальчика о том, что он дал честное слово. Его поразила ответственность мальчика. И теперь понятно, почему он пошёл искать военного, чтобы снять часового с поста. Далее дети отвечают на вопрос учебника 5, обсуждая поведение старших ребят.

Выполняется восьмое задание учебника, после чего учитель предлагает детям выполнить задание No 4, расположенное в тетради. Задание No 9 учебника выполняется коллективно, и учащиеся последовательно, по мере озаглавливания частей рассказа, делают. Завершает работу по прочитанному выполнение творческого задания No 10 учебника. Перед детьми ставится исполнительская задача: Дома учащиеся выполняют задания No 11 и No 12 учебника, а также письменно рассуждают о том, кого можно считать настоящим человеком задание No 3 тетради.

Дети читают в учебнике название новой темы и высказывают предположения о содержании произведений, находящихся в этом разделе.

Знакомство с текстом можно провести в любой форме кроме чтения по цепочке — от его чтения учителем вслух до самостоятельного чтения учащимися про себя. Обсуждение прочитанного, перечитывание и работа с текстом проводятся по вопросам и заданиям учебника. Завершается чтение произведения С. Маршака выразительным исполнением стихотворения и обсуждением качества декламации задания No 7 и No 8 учебника.

Благодаря вопросам установочного характера в рамке и иллюстрации на с. Вопросы к тексту No 1—3 побуждают к сравнению персонажей двух последних произведений, которых объединяет то, что они очень плохо относятся к тем, кто их окружает. Различие между ними в том, что ослик внешне любезен, а за глаза всех обзывает, то есть он неискренний. А Индюк всем хамит в глаза, сам того не замечая. Дополнительно учитель может немного рассказать детям о Яне Бжехве, напомнив, что во втором классе они уже читали произведение Бжехвы в переводе Б.

Бжехва — польский писатель, сказочник. Многим детям известны его большие произведения про пана Кляксу. Кстати, Бжехва — это не фамилия, а псевдоним придуманное литературное имя. Бжехва с детства знал русский язык, потому что вместе с отцом путешествовал по России. Дома учащиеся готовятся к выразительному чтению стихотворений И. Дети выразительно читают стихотворение Яна Бжехвы, после чего выражают своё, однозначно негативное, отношение к Индюку.

Учитель предлагает учащимся обосновать их отношение к Индюку. Своё мнение подтвердите текстом. Затем учитель просит объяснить названия двух последних произведений. Выясняется, что они ироничны, содержат скрытую насмешку.

На уроке читается первая часть рассказа В. Осеевой до методической вставки с вопросами и заданиями. Отвечая на вопросы и выполняя задание учебника, которые расположены на с.

Это можно делать в парах или в группах с последующим коллективным обсуждением. После первого урока по рассказу В. Осеевой дети дочитывают текст до конца, не выполняя задания к нему, готовясь к его выразительному чтению.

В чём секрет этого слова? Ничто не ценится так дорого и не даётся нам так легко, как вежливость. Дома учащиеся выполняют задания учебника No 7—9 и задания тетради No 1 и No 2 с. Сначала учащиеся читают и обсуждают свои записи в тетрадях, затем обсуждают устные ответы на вопрос No 8 из учебника и приводят примеры того, как вежливость помогает в жизни, а грубость мешает задание No 9 учебника.

Прочитав название раздела, учащиеся, как обычно, делают предположения о тематике входящих в него произведений. Дети перечитывают стихотворение с целью постараться увидеть берёзу, почувствовать то, что ощущал поэт, любуясь русской берёзой.

После этого они отвечают на ряд вопросов, расположенных в учебнике под первым номером. Найдите и прочитайте строки о нём. Дети читают вслух вторую строфу, после чего выполняют вторую часть задания No 2 учебника. Далее проводится словесное рисование образа берёзы. Его, например, можно организовать следующим образом. Представьте, что мы рисуем на этом листе.

Что у нас будет главным на картине? Во дворе, перед окнами дома. А где нарисуем дом? Сначала нарисуем ствол с чёрными пятнами. Тонкие, раскидистые, покрытые инеем. Какой нарисуем дом — городской или деревенский? Соотношение размеров дома и берёзы показывается на листе бумаги с помощью указки. А в окнах горит свет? Нет, потому что это раннее утро, ещё все спят. За берёзой — домик с красивыми резными ставнями.

Рядом с домом — поленница дров и сено. Такую вы представили картину? А теперь давайте раскрасим её. Какого цвета её ствол? Белый, с чёрными пятнами. На земле, на дровах. Розоватое, потому что восходит солнце. Учитель заменяет контурное изображение на цветное. Такой вы представляли себе картинку? Выполняя задание No 4 учебника, дети находят сравнения снег —. Неторопливо, негромко, певуче, потому что в стихотворении написано: Подготовка к восприятию произведения М.

Пришвина проходит по учебнику при чтении его названия и сносок. Учитель предлагает детям послушать следующее произведение с закрытыми глазами и постараться представить увидеть и услышать всё как можно более ясно.

Дети молча самостоятельно перечитывают произведение М. Пришвина, стремясь ещё ярче представить описанные здесь картины природы. После этого проводится работа над очерком по вопросам и заданиям учебника. При необходимости учитель поясняет вопрос No 7: Дома дети учат наизусть стихотворение С. Есенина, а также выполняют последнее задание No 8 к произведению М. Прежде всего стихотворение будет выучено быстрее, если человек представляет себе то, о чём читает.

Сначала несколько раз повторяется первое четверостишие, пока оно не запомнится. Затем несколько раз повторяются вместе первое и второе четверостишия до лёгкого заучивания. После этого таким же образом повторяются три первых четверостишия, и наконец всё стихотворение повторяется до тех пор, пока не запомнится. Заметим, что если заучивать стихи отдельными строфами сначала первое четверостишие, затем второе и т. Учащиеся выразительно декламируют стихотворение С. Есенина, после чего обсуждают составленные дома предложения о зимнем лесе.

Дети молча выполняют подготовительные упражнения учебника и знакомятся с заданием установочного характера, предваряющим стихотворение И. Завершая работу над произведением, учащиеся несколько раз выразительно читают стихотворение. Туда по приказу царя поэт был выслан за то, что в своих произведениях он осуждал несправедливость существующих порядков, призывал бороться против них.

Пушкин жил одиноко, без родных и друзей, каждый его шаг был под наблюдением полиции. И только няня, добрая, отзывчивая Арина Родионовна, любившая Пушкина как родного сына, была рядом с ним. С ней Пушкин коротал долгие зимние вечера за задушевной беседой, слушал её рассказы, сказки, песни, читал ей только что написанные стихи.

Мастерица ведь была, И откуда что брала! Слушать, так душе отрадно. И не пил бы, и не ел,. В одном из писем Пушкин написал брату: В такие минуты Пушкину было особенно одиноко, грустно И поэт идёт к няне отдохнуть, послушать её напевный голос. Отвечая на первый вопрос учебника, дети говорят о том, что стихотворение передаёт тоску, печаль.

С целью подтверждения своего мнения они перечитывают произведение и находят слова, позволяющие почувствовать настроение рассказчика. Воспринимает ли няня бурю как чтото недоброе? Какие слова стихотворения помогли сделать такой вывод? Кровля крыша дома обветшала. В доме было темно, отапливались и освещались только комнаты, в которых находились А. Далее дети отвечают на пятый вопрос и выполняют задание No 6 учебника. Здесь соединены описание бури и обращение к няне, повторяется то, что было сказано раньше.

Он сделал это специально или потому что не нашёл новых слов? Он сделал это специально. Последняя строфа таким повтором завершает две основные темы стихотворения буря, общение с близким человеком. От этого повторения создаётся впечатление круга: Дома учащиеся выполняют задания тетради к стихотворению А. Пушкина и готовятся к его выразительному чтению. Кроме того, на несколько уроков вперёд даётся задание искать и читать книги о зиме не принося их на следующий урок.

Проверяется выполнение детьми заданий тетради, после чего учащиеся читают стихотворение А. Особенно поощряются те, кто выучил его наизусть. После выполнения детьми подготовительных упражнений в рамке перед текстом учитель даёт установку:. Выполняя задание No 3 учебника, учащиеся называют следующие картины: Нужно передать чувство зимней бодрости, радости жизни.

Подготовка к восприятию проводится сначала по тетради задания No 1 и No 2 , затем по учебнику дети выполняют упражнения и читают установочное задание. Знакомство с текстом возможно в форме молчаливого чтения, если класс достаточно хорошо подготовлен. В слабо подготовленном классе стихотворение читает учитель. События происходят в русской деревне, описываются зимние забавы детей. Перечитывание и работа с текстом начинаются с выполнения двух первых заданий учебника, после чего учитель спрашивает: Дети читают стихотворение И.

Дома учащиеся выполняют задание No 4 учебника к стихотворению А. Блока, а также задания No 3—5 тетради и задание No 3 учебника к стихотворению И. Учащиеся выразительно читают стихотворение А.

Блока и рассказывают о том, каким они представляют зимний вечер в русской деревне. Затем проверяются задания, выполненные в тетрадях, в том числе дети читают выписанные ими из текста слова задание No 5: Учащиеся читают в учебнике фразу в рамочке, помогающую им получить представление о времени создания следующих произведений.

Дальнейшая работа строится по вопросам и заданиям учебника No 2—7. Перед вопросом No 4 можно предложить детям дополнительное задание: Дома дети выполняют задания учебника No 8 и No 9 к стихотворению З. Александровой и задание No 6 к стихотворению Саши Чёрного, а также все задания тетради к двум изученным на уроке произведениям. Сначала проверяются задания, выполненные в тетрадях к стихотворению З.

Александровой, после чего учащиеся исполняют его наизусть. Затем проверяется правильность выполнения задания тетради к стихотворению Саши Чёрного выбирается первый, более ритмичный вариант партитуры , и дети выразительно читают это стихотворение по учебнику. Обсуждение прочитанного, перечитывание и работа с текстом проводлятся по вопросам и заданиям учебника. Если вы помните название цикла рассказов Драгунского, то сможете назвать имя этого мальчика. Далее продолжается работа по учебнику.

После ответа учащихся на вопрос No 5 можно спросить их: Дома дети готовятся к инсценированию отдельных эпизодов рассказа и выполняют задание No 2 тетради, а также продолжают поиск и чтение книг о зиме, не принося их на следующий урок. Драгунского, в которой дети участвуют лишь по желанию; попутно выполняется задание.

Давайте прочитаем, что писали о снеге русские поэты. Учащиеся отвечают на вопросы, расположенные в учебнике под номерами 1 и 2. После этого учитель может спросить:. Затем дети частично выполняют задание No 3 учебника и задание тетради, работая над выразительностью чтения стихотворения С.

Дрожжина, но не заучивая его наизусть. После чтения упражнения в рамочке и сноски стихотворение К. Бальмонта читает учитель либо, в достаточно хорошо подготовленном классе, дети могут познакомиться с ним, читая его молча. Возможно также исполнение стихотворения заранее подготовленным учеником по учебнику или наизусть. Сначала учащиеся отвечают на вопросы и выполняют задания учебника No 1—7, после чего делают задания No 1—3 тетради, работая в парах или в группах с последующей фронтальной проверкой правильности их выполнения.

Выполняя в тетради задание No 2, дети выписывают прилагательные светло-пушистая , белая , чистая , смелая , кристальная и глаголы проносится , взметается , качается , крутится. Завершается работа над произведением К. Бальмонта выполнением задания No 8 и ответом на вопросы учебника под номером 9.

Каждая есенинская строка согрета чувством безграничной любви к родине, к природе. Постарайтесь увидеть и услышать то, о чём написал поэт. Глазами человека, который едет на коне. По каким строкам вы догадались, что путник выехал из лесу в поле? Конь скачет, ему просторно.

Дорога стала шире, и её далеко видно: Далее, на этом уроке или на следующем, при проверке домашнего задания можно провести углублённый анализ этого произведения по четверостишиям. Дорога, покрытая снегом, кажется ровной, гладкой, как лента.

В хорошо подготовленном классе можно обобщить языковой анализ стихотворения ответом на вопрос No 4 повышенной трудности. Дома учащиеся выполняют задание No 3 учебника к стихотворению С. Дрожжина; задание No 1 тетради и задание No 6 учебника к стихотворению С.

Дети наизусть выразительно исполняют стихотворение С. Дрожжина несколько человек по очереди , после чего проверяется правильность выполнения задания в тетради к стихотворению С.

Может ли тишина звучать? В тишине редкие звуки слышатся более отчётливо. Тихо потому, что звуков мало. Подготовка к восприятию следующего стихотворения Есенина проводится по материалам учебника, размещённым в рамке и в сноске на с. Сначала учащиеся выполняют задания и отвечают на вопросы учебника No 1—7, затем переходят к работе с тетрадью, делая задания No 1 и No 2 к стихотворению и задания No 1—3 обобщающего урока индивидуально или в парах.

Выполненные в тетрадях задания проверяются фронтально. Дома дети выполняют задания учебника No 8 и в рамке с. В начале урока проверяется задание No 4 тетради, после чего книги, выставленные у доски, систематизируются по жанрам. Кроме того, можно, если ассортимент книг позволяет, классифицировать книги по подтемам, например о зимней природе, о зимних развлечениях, о новогоднем празднике.

Выбор принципа классификации зависит от наличия определённых книг. Учащиеся забирают свои книги с выставки и читают вслух наиболее интересные фрагменты произведений из принесённых ими книг о зиме. Дети, вызвавшиеся отвечать, показывают и называют книгу, а также произведение из неё, которое или отрывок из которого они хотят прочитать, затем читают, демонстрируя соответствующие книжные иллюстрации, если они имеются. В конце урока проверяются и обсуждаются сочинения по картине А. Если на уроке осталось свободное время, можно провести тестирование или его часть по пособию О.

Если они не имеют такой возможности, то продолжают читать детские книги с произведениями о зиме. Как вы понимаете это высказывание? В каком случае его можно употреблять? Добро вознаграждается, зло наказывается.

Здесь произошло чудо с куском материи. Латышская сказка читается детьми либо молча, либо вслух по цепочке или фрагментами, по вызову учителя.

Ответ подкрепляйте словами текста. Выполнив задания No 3 и No 4 и ответив на вопрос No 5 учебника, учащиеся обсуждают вопросы обобщающего характера:. Эстонцы и латыши — это народы, живущие на северо-западном побережье Балтийского моря недалеко друг от друга. Поэтому культура этих народов имеет общие корни. Дома дети готовятся к выразительному чтению латышской сказки и выполняют творческое задание No 6 учебника. Выразительное чтение латышской сказки можно не проводить.

Выслушиваются и обсуждаются сказки, сочинённые детьми 3—4 человека. Плющ — растение, представляющее собой древесные лианы, поднимающиеся по деревьям в высоту до 30 м при помощи присасывающихся корней, которые развиваются на его стеблях. Далее учащиеся работают над заданием и вопросами учебника No 1 и No 2 и отвечают на вопрос учителя:. Знакомство с текстом второй сказки Ю. Ярмыша также можно провести в виде молчаливого чтения.

Подготовка к восприятию узбекской сказки проводится по заданиям тетради No 1 и No 2 и упражнениям учебника в рамочке. Возможна работа в парах.

Отвечая на первый вопрос учебника, учащиеся рассказывают о персонажах сказки. При этом они показывают их изображение в учебнике и отвечают на вопросы:. Скорпион относится к паукообразным. Длина скорпионов достигает 20 см. Они вооружены клешнями дети находят и показывают на рисунке. На конце брюшка имеется ядовитое крючкообразное жало. Живут скорпионы в странах с тёплым или жарким климатом.

Выделяя яд, скорпионы беззвучно обездвиживают добычу или убивают её. Питаются скорпионы паукообразными, ящерицами, мышами. Яд скорпиона опасен для животных и человека. Он не мог побороть свою натуру, бегал по спине черепахи, потому что не мог сидеть на месте. Далее учащиеся отвечают на вопрос No 4 учебника и проверяется. В задании No 3 должны быть отмечены все пословицы, кроме второй. В задании No 4 должны быть отмечены все перечисленные произведения.

Предварительно задаются уточняющие вопросы:. Учащиеся выполняют упражнение в рамочке с. Далее ученики молча перечитывают басню, отвечают на вопросы и выполняют задания к тексту. Группу вопросов под номером 2 можно дополнить, спросив:. В заключение басню выразительно читают несколько учащихся. Крылов учит людей узнавать в персонажах самих себя, помогает обнаружить недостатки, чтобы избавиться от них.

Чтение его басен обогащает нас знанием жизни, родного языка. Познакомиться с басней Крылова — значит стать умнее, узнав что-то новое и важное о себе и о других людях. Как ты кротка, как ты послушна Как ты кротка, как ты послушна, Ты рада быть его рабой, Но он внимает равнодушно, Уныл и холоден душой. Молода, Горда, надменна и прекрасна, Ты им играла самовластно, Но он любил, любил тогда!

Так солнце осени - без туч Стоит, не грея, на лазури, А летом и сквозь сумрак бури Бросает животворный луч Надо мной певала матушка, Колыбель мою качаючи: Нет богаче, нет пригожее, Нет нарядней Калистратушки!

В ключевой воде купаюся, Пятерней чешу волосыньки, Урожаю дожидаюся С непосеянной полосыньки! А хозяйка занимается На нагих детишек стиркою, Пуще мужа наряжается - Носит лапти с подковыркою!..

Дом - дворец роскошный, длинный, двухэтажный, С садом и с решеткой; муж - сановник важный. Красота, богатство, знатность и свобода - Всё ей даровали случай и природа. Только показалась - и над светским миром Солнцем засияла, вознеслась кумиром!

Воин, царедворец, дипломат, посланник - Красоты волшебной раболепный данник; Свет ей рукоплещет, свет ей подражает.

Властвует княгиня, цепи налагает, Но цепей не носит, прихоти послушна, Ни за что полюбит, бросит равнодушно: Ей чужое счастье ничего не стоит - Если и погибнет, торжество удвоит! Сердце ли в ней билось чересчур спокойно, Иль кругом всё было страсти недостойно, Только ни однажды в молодые лета Грудь ее любовью не была согрета.

В вихре жизни бальной До поры осенней - пышной и печальной - Дожила княгиня Труден был ей траур,- доктор догадался И нашел, чтоб воды были б ей полезны Доктора в столицах вообще любезны. Год в столице моды шумно и спокойно Прожила княгиня; на второй влюбилась В доктора-француза - и сама дивилась! Не был он красавец, но ей было ново Страстно и свободно льющееся слово, Смелое, живое Свергнуть иго страсти Нет и помышленья В Россию тотчас написали; Немец-управитель без большой печали Продал за бесценок в силу повеленья, Английские парки, русские селенья, Земли, лес и воды, дачу и усадьбу Получили деньги - и сыграли свадьбу Круто изменился Доктор-спекулятор; деспотом явился!

Деньги, бриллианты - всё пустил в аферы, А жену тиранил, ревновал без меры, А когда бедняжка с горя захворала, Свез ее в больницу Навещал сначала, А потом уехал - словно канул в воду! Скорбная, больная, гасла больше году В нищете княгиня Смерть ее в Париже не была заметна: Бедно нарядили, схоронили бедно А в отчизне дальной словно были рады: Целый год судили - резко, без пощады, Наконец устали И одна осталась Память: Да еще остался дом с ее гербами, Доверху набитый бедными жильцами, Да в строфах небрежных русского поэта Вдохновленных ею чудных два куплета, Да голяк-потомок отрасли старинной, Светом позабытый и ни в чем невинный.

Когда из мрака заблужденья Когда из мрака заблужденья Горячим словом убежденья Я душу падшую извлек, И, вся полна глубокой муки, Ты прокляла, ломая руки, Тебя опутавший порок; Когда забывчивую совесть Воспоминанием казня, Ты мне передавала повесть Всего, что было до меня; И вдруг, закрыв лицо руками, Стыдом и ужасом полна, Ты разрешилася слезами, Возмущена, потрясена,- Верь: Я понял все, дитя несчастья!

Я все простил и все забыл. Зачем же тайному сомненью Ты ежечасно предана? Толпы бессмысленному мненью Ужель и ты покорена? Не верь толпе - пустой и лживой, Забудь сомнения свои, В душе болезненно-пугливой Гнетущей мысли не таи!

Грустя напрасно и бесплодно, Не пригревай змеи в груди И в дом мой смело и свободно Хозяйкой полною войди! Связано с распространенными в е гг. Стихотворение заслужило многочисленные похвалы: Не однажды, в том числе и полемизируя, упоминал о стихотворении Ф.

Да, думаете вы, этот человек силен. Душа, в которой зародились столь различные звуки, и образы, и все эти мысли,— способна побороться со всем, с чем человек в силах бороться. Он может быть не выслушан, может быть не понят: Подражание Лермонтову 1 Спи, пострел, пока безвредный! Тускло смотрит месяц медный В колыбель твою, Стану сказывать не сказки - Правду пропою; Ты ж дремли, закрывши глазки, Баюшки-баю.

По губернии раздался Всем отрадный клик: Твой отец под суд попался - Явных тьма улик. Но отец твой - плут известный - Знает роль свою. Спи, пострел, покуда честный! Подрастешь - и мир крещеный Скоро сам поймешь, Купишь фрак темно-зеленый И перо возьмешь.

Будешь ты чиновник с виду И подлец душой, Провожать тебя я выду - И махну рукой! В день привыкнешь ты картинно Спину гнуть свою Спи, пострел, пока невинный!

Тих и кроток, как овечка, И крепонек лбом, До хорошего местечка Доползешь ужом - И охулки не положишь На руку свою. Спи, покуда красть не можешь! Купишь дом многоэтажный, Схватишь крупный чин И вдруг станешь барин важный, Русский дворянин.

Заживешь - и мирно, ясно Кончишь жизнь свою Спи, чиновник мой прекрасный! Опять я в деревне. Хожу на охоту, Пишу мои вирши — живется легко. Вчера, утомленный ходьбой по болоту, Забрел я в сарай и заснул глубоко. Воркует голубка; над крышей летал, Кричат молодые грачи; Летит и другая какая-то птица — По тени узнал я ворону как раз; Чу!

Всё серые, карие, синие глазки — Смешались, как в поле цветы. В них столько покоя, свободы и ласки, В них столько святой доброты!

Я детского глаза люблю выраженье, Его я узнаю всегда. В т о р о й А барин, сказали!.. Т р е т и й Потише вы, черти! В т о р о й У бар бороды не бывает — усы. П е р в ы й А ноги-то длинные, словно как жерди. Ч е т в е р т ы й А вона на шапке, гляди-тко,— часы! П я т ы й Ай, важная штука! С е д ь м о й Чай, дорого стоит?

В о с ь м о й Как солнце горит! Д е в я т ы й А вона собака — большая, большая! Вода с языка-то бежит. Т р е т и й с испугом Глядит! Затих я, прищурился — снова явились, Глазенки мелькают в щели. Что было со мною — всему подивились И мой приговор изрекли: Лежал бы себе на печи! И видно не барин: В их жизни так много поэзии слито, Как дай Бог балованным деткам твоим. Ни науки, ни неги Не ведают в детстве они.

Я делывал с ними грибные набеги: Раскапывал листья, обшаривал пни, Старался приметить грибное местечко, А утром не мог ни за что отыскать. Должно быть, за подвиги славы мы ждали.

У нас же дорога большая была: Рабочего звания люди сновали По ней без числа. Копатель канав вологжанин, Лудильщик, портной, шерстобит, А то в монастырь горожанин Под праздник молиться катит. Под наши густые старинные вязы На отдых тянуло усталых людей.

Старайтесь найпаче На Господа Бога во всем потрафлять: У нас был Вавило, жил всех побогаче, Да вздумал однажды на Бога роптать,— С тех пор захудал, разорился Вавило, Нет меду со пчел, урожаю с земли, И только в одном ему счастие было, Что волосы из носу шибко росли Прохожий заснет под свои прибаутки, Ребята за дело — пилить и строгать!

Иступят пилу — не наточишь и в сутки! Сломают бурав — и с испугу бежать. Случалось, тут целые дни пролетали,— Что новый прохожий, то новый рассказ До полдня грибы собирали.

Вот из лесу вышли — навстречу как раз Синеющей лентой, извилистой, длинной, Река луговая; спрыгнули гурьбой, И русых головок над речкой пустынной Что белых грибов на полянке лесной! Река огласилась и смехом и воем: Тут драка — не драка, игра — не игра А солнце палит их полуденным зноем.

У каждого полно лукошко, А сколько рассказов! Попался косой, Поймали ежа, заблудились немножко И видели волка Ежу предлагают и мух, и козявок, Корней молочко ему отдал свое — Не пьет! Кто ловит пиявок На лаве, где матка колотит белье, Кто нянчит сестренку, двухлетнюю Глашку, Кто тащит на пожню ведерко кваску, А тот, подвязавши под горло рубашку, Таинственно что-то чертит по песку; Та в лужу забилась, а эта с обновой: Сплела себе славный венок, Всё беленький, желтенький, бледно-лиловый Да изредка красный цветок.

Те спят на припеке, те пляшут вприсядку. Вот девочка ловит лукошком лошадку — Поймала, вскочила и едет на ней. И ей ли, под солнечным зноем рожденной И в фартуке с поля домой принесенной, Бояться смиренной лошадки своей?.. Грибная пора отойти не успела, Гляди — уж чернехоньки губы у всех, Набили оскому: А там и малина, брусника, орех! Ребяческий крик, повторяемый эхом, С утра и до ночи гремит по лесам.

Испугана пеньем, ауканьем, смехом, Взлетит ли тетеря, закокав птенцам, Зайчонок ли вскочит — содом, суматоха! Вот старый глухарь с облинялым крылом В кусту завозился Живого в деревню тащат с торжеством Он видит, как поле отец удобряет, Как в рыхлую землю бросает зерно, Как поле потом зеленеть начинает, Как колос растет, наливает зерно; Готовую жатву подрежут серпами, В снопы перевяжут, на ригу свезут, Просушат, колотят-колотят цепами, На мельнице смелют и хлеб испекут.

Отведает свежего хлебца ребенок И в поле охотней бежит за отцом. Однако же зависть в дворянском дитяти Посеять нам было бы жаль. Итак, обернуть мы обязаны кстати Другой стороною медаль. Положим, крестьянский ребенок свободно Растет, не учась ничему, Но вырастет он, если Богу угодно, А сгибнуть ничто не мешает ему.

Положим, он знает лесные дорожки, Гарцует верхом, не боится воды, Зато беспощадно едят его мошки, Зато ему рано знакомы труды Однажды, в студеную зимнюю пору, Я из лесу вышел; был сильный мороз. Гляжу, поднимается медленно в гору Лошадка, везущая хворосту воз. И, шествуя важно, в спокойствии чинном, Лошадку ведет под уздцы мужичок В больших сапогах, в полушубке овчинном, В больших рукавицах В лесу раздавался топор дровосека. А как звать тебя? На эту картину так солнце светило, Ребенок был так уморительно мал, Как будто все это картонное было, Как будто бы в детский театр я попал!

Но мальчик был мальчик живой, настоящий, И дровни, и хворост, и пегонький конь, И снег, до окошек деревни лежащий, И зимнего солнца холодный огонь — Все, все настоящее русское было, С клеймом нелюдимой, мертвящей зимы, Что русской душе так мучительно мило, Что русские мысли вселяет в умы, Те честные мысли, которым нет воли, Которым нет смерти — дави не дави, В которых так много и злобы и боли, В которых так много любви! На то вам и красное детство дано, Чтоб вечно любить это скудное поле, Чтоб вечно вам милым казалось оно.

Храните свое вековое наследство, Любите свой хлеб трудовой — И пусть обаянье поэзии детства Проводит вас в недра землицы родной!.. Обширная область собачьей науки Ему в совершенстве знакома была; Он начал такие выкидывать штуки, Что публика с места сойти не могла. Уж тут не до страха! Вдруг стало темно В сарае: Широкая дверь отперлась, заскрипела, Ударилась в стену, опять заперлась.

Под крупным дождем ребятишки бежали Босые к деревне своей Мы с верным Фингалом грозу переждали И вышли искать дупелей. Тёмен вернулся с кладбища Трофим; Малые детки вернулися с ним, Сын да дев о чка.

Домой-то без матушки Горько вернуться: Дома порылся, кубарь отыскал: Кто ни проходит — жалеет сирот: Дети широко раскрыли глаза, Стихли. У Маши блеснула слеза Ну же, не плачьте! Трофим Крики услышал и выбежал к ним, Стал унимать как умел, а соседушки Ну помогать ему: Что уж тут плакать?

Пора привыкать К доле сиротской; забудьте вы мать: Спели церковники память ей вечную, Чай, уж теперь ее гложет, сердечную, Червь подземельный!.. Целую ночь проревели ребятушки: Матушку на небо боженька взял! Ну, удружили досужие кумушки! Ликует враг, молчит в недоуменье Ликует враг, молчит в недоуменье Вчерашний друг, качая головой, И вы, и вы отпрянули в смущенье, Стоявшие бессменно предо мной Великие, страдальческие тени, О чьей судьбе так горько я рыдал, На чьих гробах я преклонял колени И клятвы мести грозно повторял Литература с трескучими фразами Литература с трескучими фразами, Полная духа античеловечного, Администрация наша с указами О забирании всякого встречного,— Дайте вздохнуть!..

Я простился с столицами, Мирно живу средь полей, Но и крестьяне с унылыми лицами Не услаждают очей; Их нищета, их терпенье безмерное Только досаду родит Что же ты любишь, дитя маловерное, Где же твой идол стоит?..

Она была исполнена печали, И между тем, как шумны и резвы Три отрока вокруг нее играли, Ее уста задумчиво шептали: Пойдете вы дорогою прямою И вам судьбы своей не избежать! Но говори им с молодости ранней: Есть времена, есть целые века, В которые нет ничего желанней, Прекраснее - тернового венка Белый день занялс я над столицей, Сладко спит молодая жена, Только труженик муж бледнолицый Не ложится - ему не до сна! Завтра Маше подруга покажет Дорогой и красивый наряд Ничего ему Маша не скажет, Только взглянет В ней одной его жизни отрада, Так пускай в нем не видит врага: Два таких он ей купит наряда.

А столичная жизнь дорога! Есть, конечно, прекрасное средство: Под рукою казенный сундук; Но испорчен он был с малолетства Изученьем опасных наук. Человек он был новой породы: Исключительно честь понимал, И безгрешные даже доходы Называл воровством, либерал!

Лучше жить бы хотел он попроще, Не франтить, не тянуться бы в свет,- Да обидно покажется теще, Да осудит богатый сосед!

И кипит-поспевает работа, И болит-надрывается грудь Вот и праздник - пора отдохнуть! Он лелеет красавицу Машу, Выпив полную чашу труда, Наслаждения полную чашу Жадно пьет Если дни его полны печали, То минуты порой хороши, Но и самая радость едва ли Не вредна для усталой души. Скоро в гроб его Маша уложит, Проклянет свой сиротский удел, И - бедняжка! Отчего он так быстро сгорел? Говорят, что счастье наше скользко,- Сам, увы!

На границе Юрьевец-Повольска В собственном селе я проживал. Недостаток внешнего движенья Заменив работой головы, Приминал я в лето, без сомненья, Десятин до двадцати травы; Я лежал с утра до поздней ночи При волшебном плеске ручейка И мечтал, поднявши к небу очи, Созерцая гордо облака. Вереницей чудной и беспечной Предо мной толпился ряд идей, И витал я в сфере бесконечной, Презирая мелкий труд людей. Я лежал, гнушаясь их тревогой, Не нуждаясь, к счастию, ни в чем, Но зато широкою дорогой В сфере мысли шел богатырем; Гордый дух мой рос и расширялся, Много тайн я совмещал в груди И поведать миру собирался; Но любовь сказала: Я давно в созданье идеала Погружен был страстною душой: Я желал, чтоб женщина предстала В виде мудрой Клии предо мной, Чтоб и свет, и танцы, и наряды, И балы не нужны были ей; Чтоб она на всё бросала взгляды, Добытые мыслию своей; Чтоб она не плакала напрасно, Не смеялась втуне никогда, Говоря восторженно и страстно, Вдохновенно действуя всегда; Чтоб она не в рюмки и подносы, Не в дела презренной суеты - Чтоб она в великие вопросы Погружала мысли и мечты И нашел, казалось, я такую.

Молода она еще была И свою натуру молодую Радостно развитью предала. В ком жила великая идея, Кто любил науку и добро; Всех она, казалось, понимала, Слушала без скуки и тоски, И сама уж на ночь начинала Тацита читать, одев очки. Правда, легче два десятка кегель Разом сбить ей было, чем понять, Как велик и плодотворен Гегель; Но умел я вразумлять и ждать!

Так мы шли в развитьи нашем дружно, О высоком вечно говоря Но не то ей в жизни было нужно! Нет ее ни в зале, ни в саду. Тут предстала страшная картина Разом столько горя и тоски! Растерзав на клочья Ламартина, На бумагу клала пирожки И сажала в печь моя невеста!! Я смотреть без ужаса не мог, Как она рукой месила тесто, Как потом отведала пирог. Я не верил зрению и слуху, Думал я, не перестать ли жить?

А у ней еще достало духу Мне пирог проклятый предложить. Вот они - великие идеи! Вот они - развития плоды! Где же вы, поэзии затеи? Что из вас, усилья и плоды? Сконфузилися обе, Видимо, перепугались вдруг; Я ушел в невыразимой злобе, Объявив, что больше им не друг. С той поры я верю: Холодно, голодно в нашем селении. Утро печальное - сырость, туман, Колокол глухо гудит в отдалении, В церковь зовет прихожан.

Что-то суровое, строгое, властное Слышится в звоне глухом, В церкви провел я то утро ненастное И не забуду о нем. Всё население, старо и молодо, С плачем поклоны кладет, О прекращении лютого голода Молится жарко народ. Редко я в нем настроение строже И сокрушенней видал! Посвящаю моей сестре Анне Алексеевне. Ты опять упрекнула меня, Что я с музой моей раздружился, Что заботам текущего дня И забавам его подчинился.

Для житейских расчетов и чар Не расстался б я с музой моею, Но бог весть, не погас ли тот дар, Что, бывало, дружил меня с нею? Но не брат еще людям поэт, И тернист его путь, и непрочен, Я умел не бояться клевет, Не был ими я сам озабочен; Но я знал, чье во мраке ночном Надрывалося сердце с печали, И на чью они грудь упадали свинцом, И кому они жизнь отравляли.

И пускай они мимо прошли, Надо мною ходившие грозы, Знаю я, чьи молитвы и слезы Роковую стрелу отвели Да и время ушло,— я устал Пусть я не был бойцом без упрека, Но я силы в себе сознавал, Я во многое верил глубоко, А теперь — мне пора умирать Не затем же пускаться в дорогу, Чтобы в любящем сердце опять Пробудить роковую тревогу Присмиревшую музу мою Я и сам неохотно ласкаю Я последнюю песню пою Для тебя — и тебе посвящаю.

Но не будет она веселей, Будет много печальнее прежней, Потому что на сердце темней И в грядущем еще безнадежней Буря воет в саду, буря ломится в дом, Я боюсь, чтоб она не сломила Старый дуб, что посажен отцом, И ту иву, что мать посадила, Эту иву, которую ты С нашей участью странно связала, На которой поблекли листы В ночь, как бедная мать умирала И дрожит и пестреет окно Милый друг, поняла ты давно — Здесь одни только камни не плачут Старуха, в больших рукавицах, Савраску сошла понукать.

Сосульки у ней на ресницах, С морозу — должно полагать. II Привычная дума поэта Вперед забежать ей спешит: Как саваном, снегом одета, Избушка в деревне стоит, В избушке — теленок в подклети, Мертвец на скамье у окна; Шумят его глупые дети, Тихонько рыдает жена.

Сшивая проворной иголкой На саван куски полотна, Как дождь, зарядивший надолго, Негромко рыдает она. III Три тяжкие доли имела судьба, И первая доля: Века протекали — все к счастью стремилось, Все в мире по нескольку раз изменилось, Одну только бог изменить забывал Суровую долю крестьянки. И все мы согласны, что тип измельчал Красивой и мощной славянки. Ты глухо, незримо страдала, Ты свету кровавой борьбы И жалоб своих не вверяла,— Но мне ты их скажешь, мой друг!

Ты с детства со мною знакома. Ты вся — воплощенный испуг, Ты вся — вековая истома! Тот сердца в груди не носил, Кто слез над тобою не лил! IV Однако же речь о крестьянке Затеяли мы, чтоб сказать, Что тип величавой славянки Возможно и ныне сыскать.

Есть женщины в русских селеньях С спокойною важностью лиц, С красивою силой в движеньях, С походкой, со взглядом цариц,— Их разве слепой не заметит, А зрячий о них говорит: Посмотрит — рублем подарит! Цветет Красавица, миру на диво, Румяна, стройна, высока, Во всякой одежде красива, Ко всякой работе ловка. И голод и холод выносит, Всегда терпелива, ровна Я видывал, как она косит: Что взмах — то готова копна!

Платок у ней на ухо сбился, Того гляди косы падут. Какой-то парнек изловчился И кверху подбросил их, шут! Тяжелые русые косы Упали на смуглую грудь, Покрыли ей ноженьки босы, Мешают крестьянке взглянуть. Она отвела их руками, На парня сердито глядит. Лицо величаво, как в раме, Смущеньем и гневом горит По будням не любит безделья.

Зато вам ее не узнать, Как сгонит улыбка веселья С лица трудовую печать. Такого сердечного смеха, И песни, и пляски такой За деньги не купишь. В игре ее конный не словит, В беде — не сробеет,— спасет; Коня на скаку остановит, В горящую избу войдет! Красивые, ровные зубы, Что крупные перлы, у ней, Но строго румяные губы Хранят их красу от людей — Она улыбается редко Ей некогда лясы точить, У ней не решится соседка Ухвата, горшка попросить; Не жалок ей нищий убогий — Вольно ж без работы гулять!

Лежит на ней дельности строгой И внутренней силы печать. В ней ясно и крепко сознанье, Что все их спасенье в труде, И труд ей несет воздаянье: Семейство не бьется в нужде, Всегда у них теплая хата, Хлеб выпечен, вкусен квасок, Здоровы и сыты ребята, На праздник есть лишний кусок. Идет эта баба к обедне Пред всею семьей впереди: Сидит, как на стуле, двухлетний Ребенок у ней на груди, Рядком шестилетнего сына Нарядная матка ведет И по сердцу эта картина Всем любящим русский народ!

Горда ты — ты плакать не хочешь, Крепишься, но холст гробовой Слезами невольно ты мочишь, Сшивая проворной иглой. Слеза за слезой упадает На быстрые руки твои. Так колос беззвучно роняет Созревшие зерна свои VI В селе, за четыре версты, У церкви, где ветер шатает Подбитые бурей кресты, Местечко старик выбирает; Устал он, работа трудна, Тут тоже сноровка нужна — Чтоб крест было видно с дороги, Чтоб солнце играло кругом.

В снегу до колен его ноги, В руках его заступ и лом, Вся в инее шапка большая, Усы, борода в серебре. Недвижно стоит, размышляя, Старик на высоком бугре. Крестом обозначил, Где будет могилу копать, Крестом осенился и начал Лопатою снег разгребать.

Иные приемы тут были, Кладбище не то, что поля: Из снегу кресты выходили, Крестами ложилась земля. Согнув свою старую спину, Он долго, прилежно копал, И желтую мерзлую глину Тотчас же снежок застилал.

Ворона к нему подлетела, Потыкала носом, прошлась: Земля как железо звенела — Ворона ни с чем убралась У старого вырвалось слово. Не Проклу бы в ней почивать, Не Проклу!.. Нет солнца, луна не взошла Как будто весь мир умирает: Потом они оба молчали, И дровни так тихо бежали, Как будто боялись чего Деревня еще не открылась, А близко — мелькает огонь. Старуха крестом осенилась, Шарахнулся в сторону конь,— Без шапки, с ногами босыми, С большим заостренным колом, Внезапно предстал перед ними Старинный знакомец Пахом.

Прикрыты рубахою женской, Звенели вериги на нем; Постукал дурак деревенский В морозную землю колом, Потом помычал сердобольно, Вздохнул и сказал: На вас он работал довольно, И ваша пришла череда! Мать сыну-то гроб покупала, Отец ему яму копал, Жена ему саван сшивала — Всем разом работу вам дал!.. Вериги уныло звенели, И голые икры блестели, И посох по снегу черкал. Медлительно, важно, сурово Печальное дело велось: Не сказано лишнего слова, Наружу не выдано слез.

Уснул, потрудившийся в поте! Лежит, непричастный заботе, На белом сосновом столе, Лежит неподвижный, суровый, С горящей свечой в головах, В широкой рубахе холщовой И в липовых новых лаптях. Большие, с мозолями руки, Подъявшие много труда, Красивое, чуждое муки Лицо — и до рук борода IX Пока мертвеца обряжали, Не выдали словом тоски И только глядеть избегали Друг другу в глаза бедняки.

Но вот уже кончено дело, Нет нужды бороться с тоской, И что на душе накипело, Из уст полилося рекой. Не ветер гудит по ковыли, Не свадебный поезд гремит,— Родные по Прокле завыли, По Прокле семья голосит: Куда ты от нас улетел?

Пригожеством, ростом и силой Ты ровни в селе не имел, Родителям был ты советник, Работничек в поле ты был, Гостям хлебосол и приветник, Жену и детей ты любил Что ж мало гулял ты по свету? За что нас покинул, родной? Одумал ты думушку эту, Одумал с сырою землей,— Одумал — а нам оставаться Велел во миру; сиротам, Не свежей водой умываться, Слезами горючими нам!

Старуха помрет со кручины, Не жить и отцу твоему, Береза в лесу без вершины — Хозяйка без мужа в дому. Ее не жалеешь ты, бедной, Детей не жалеешь С полоски своей заповедной По лету сберешь урожай! Сплесни, ненаглядный, руками, Сокольим глазком посмотри, Тряхни шелк о выми кудрями, Сах а рны уста раствори! На радости мы бы сварили И меду, и браги хмельной, За стол бы тебя посадили — Покушай, желанный, родной!

А сами напротив бы стали — Кормилец, надёжа семьи! Свечу положив у иконы, Творили земные поклоны И шли молчаливо домой. На смену входили другие. Но вот уж толпа разбрелась, Поужинать сели родные — Капуста да с хлебушком квас. Старик бесполезной кручине Собой овладеть не давал: Подладившись ближе к лучине, Он лапоть худой ковырял.

Протяжно и громко вздыхая, Старуха на печку легла, А Дарья, вдова молодая, Проведать ребяток пошла. Всю ноченьку, стоя у свечки, Читал над усопшим дьячок, И вторил ему из-за печки Пронзительным свистом сверчок. XI Сурово метелица выла И снегом кидала в окно, Невесело солнце всходило: В то утро свидетелем было Печальной картины оно. Савраска, запряженный в сани, Понуро стоял у ворот; Без лишних речей, без рыданий Покойника вынес народ.

Служил ты хозяину много, В последний разок послужи!.. В торговом селе Чистополье Купил он тебя сосунком, Взрастил он тебя на приволье, И вышел ты добрым конем. С хозяином дружно старался, На зимушку хлеб запасал, Во стаде ребенку давался, Травой да мякиной питался, А тело изрядно держал. Когда же работы кончались И сковывал землю мороз, С хозяином вы отправлялись С домашнего корма в извоз. Немало и тут доставалось — Возил ты тяжелую кладь, В жестокую бурю случалось, Измучась, дорогу терять.

Видна на боках твоих впалых Кнута не одна полоса, Зато на дворах постоялых Покушал ты вволю овса. Слыхал ты в январские ночи Метели пронзительный вой И волчьи горящие очи Видал на опушке лесной, Продрогнешь, натерпишься страху, А там — и опять ничего!

Да, видно, хозяин дал маху — Зима доконала его!.. Покойник на срок торопился До места доставить товар. Доставил, домой воротился — Нет голосу, в теле пожар! Старуха его окатила Водой с девяти веретен И в жаркую баню сводила, Да нет — не поправился он! Тогда ворожеек созвали — И поят, и шепчут, и трут — Все худо! Его продевали Три раза сквозь потный хомут, Спускали родимого в пролубь, Под куричий клали насест Всему покорялся, как голубь,— А плохо — не пьет и не ест!

Еще положить под медведя, Чтоб тот ему кости размял, Ходебщик сергачевский Федя — Случившийся тут — предлагал.

Но Дарья, хозяйка больного, Прогнала советчика прочь; Испробовать средства иного Задумала баба: Пошла, воротилась с иконой — Больной уж безгласен лежал, Одетый как в гроб, причащенный. Увидел жену, простонал И умер Саврасушка, трогай, Натягивай крепче гужи!

Служил ты хозяину много, В последний разок послужи! Попы ожидают — иди!.. Как мало я любовь и сердце знал! Часы идут, за ними дни проходят, Но горестям отрады не приводят И не несут забвения фиал.

О - милая, повсюду ты со мною, Но я уныл и втайне я грушу. Блеснет ли день за синею горою, Взойдет ли ночь с осеннею луною — Я всё тебя, прелестный друг, ищу; Засну ли я, лишь о тебе мечтаю, Одну тебя в неверном вижу сне; Задумаюсь — невольно призываю, Заслушаюсь — твой голос слышен мне.

Рассеянный сижу между друзьями, Невнятен мне их шумный разговор, Гляжу на них недвижными глазами, Не узнает уж их мой хладный взор! И ты со мной, о лира, приуныла, Наперсница души моей больной! Твоей струны печален звон глухой, И лишь любви ты голос не забыла!.. О верная, грусти, грусти со мной, Пускай твои небрежные напевы Изобразят уныние мое, И, слушая бряцание твое, Пускай вздохнут задумчивые девы. Душа лишь только разгоралась, И сердцу женщина являлась Каким-то чистым божеством.

Владея чувствами, умом, Она сияла совершенством. Пред ней я таял в тишине: Ее любовь казалась мне Недосягаемым блаженством. Жить, умереть у милых ног — Иного я желать не мог. То вдруг ее я ненавидел, И трепетал, и слезы лил, С тоской и ужасом в ней видел Созданье злобных, тайных сил; Ее пронзительные взоры, Улыбка, голос, разговоры — Всё было в ней отравлено, Изменой злой напоено Но я молчу; не слышен ропот мой; Я слезы лью; мне слезы утешенье; Моя душа, плененная тоской, В них горькое находит наслажденье.

Шуми, шуми, послушное ветрило, Волнуйся подо мной, угрюмый океан. Я вижу берег отдаленный, Земли полуденной волшебные края; С волненьем и тоской туда стремлюся я, Воспоминаньем упоенный Лети, корабль, неси меня к пределам дальным По грозной прихоти обманчивых морей, Но только не к брегам печальным Туманной родины моей, Страны, где пламенем страстей Впервые чувства разгорались, Где музы нежные мне тайно улыбались, Где рано в бурях отцвела Моя потерянная младость, Где легкокрылая мне изменила радость И сердце хладное страданью предала.

Я вас бежал, отечески края; Я вас бежал, питомцы наслаждений, Минутной младости минутные друзья; И вы, наперсницы порочных заблуждений, Которым без любви я жертвовал собой, Покоем, славою, свободой и душой, И вы забыты мной, изменницы младые, Подруги тайные моей весны златыя, И вы забыты мной. Но прежних сердца ран, Глубоких ран любви, ничто не излечило Шуми, шуми, послушное ветрило, Волнуйся подо мной, угрюмый океан Она приметно увядает Во цвете юности живой Жизнью молодою Не долго наслаждаться ей; Не долго радовать собою Счастливый круг семьи своей, Беспечной, милой остротою Беседы наши оживлять И тихой, ясною душою Страдальца душу услаждать.

Спешу в волненье дум тяжелых, Сокрыв уныние мое, Наслушаться речей веселых И наглядеться на нее. Смотрю на все ее движенья, Внимаю каждый звук речей, И миг единый разлученья Ужасен для души моей. Но где же вы, минуты умиленья, Младых надежд, сердечной тишины? Где прежний жар и слезы вдохновенья? Придите вновь, года моей весны! Под бурями судьбы жестокой Увял цветущий мой венец; Живу печальный, одинокий, И жду: Так, поздним хладом пораженный, Как бури слышен зимний свист, Один на ветке обнаженной Трепещет запоздалый лист.

Она дала красы младой Тебе в удел очарованье, И черный ус, и взгляд живой, Любви улыбку и молчанье. С тебя довольно, милый друг, Пускай, желаний пылких чуждый, Ты поцелуями подруг Не наслаждаешься, что нужды? В чаду веселий городских, На легких играх Терпсихоры К тебе красавиц молодых Летят задумчивые взоры.

Увы, язык любви немой, Сей вздох души красноречивый, Быть должен сладок, милый мой, Беспечности самолюбивой. И счастлив ты своей судьбой. А я, повеса вечно праздный, Потомок негров безобразный, Взращенный в дикой простоте, Любви не ведая страданий, Я нравлюсь юной красоте Бесстыдным бешенством желаний; С невольным пламенем ланит Украдкой нимфа молодая, Сама себя не понимая, На фавна иногда глядит. Но если в день печали Задумчивой игрой мне струны отвечали; Но если юноши, внимая молча мне, Дивились долгому любви моей мученью; Но если ты сама, предавшись умиленью, Печальные стихи твердила в тишине И сердца моего язык любила страстный; Но если я любим, — позволь, о милый друг, Позволь одушевить прощальной лиры звук Заветным именем любовницы прекрасной.

Когда меня навек обымет смертный сон, Над урною моей промолви с умиленьем: Он мною был любим, он мне был одолжен И песен и любви последним вдохновеньем. Не спрашивай меня о том, чего уж нет, Что было мне дано в печаль и в наслажденье, Что я любил, что изменило мне.

Пускай я радости вкушаю не вполне; Но ты, невинная, ты рождена для счастья. Беспечно верь ему, летучий миг лови: Душа твоя жива для дружбы, для любви, Для поцелуев сладострастья; Душа твоя чиста: К чему тебе внимать безумства и страстей Незанимательную повесть?

Она твой тихий ум невольно возмутит; Ты слезы будешь лить, ты сердцем содрогнешься; Доверчивой души беспечность улетит, И ты моей любви, быть может, ужаснешься. Нет, милая моя, Лишиться я боюсь последних наслаждений. Не требуй от меня опасных откровений: Сегодня я люблю, сегодня счастлив я. В последний раз обняв твои колени, Произносил я горестные пени. Всё кончено — я слышу твой ответ. Обманывать себя не стану вновь, Тебя тоской преследовать не буду, Прошедшее, быть может, позабуду — Не для меня сотворена любовь.

Увяла, наконец, и верно надо мной Младая тень уже летала; Но недоступная черта меж нами есть. Напрасно чувство возбуждал я: Из равнодушных уст я слышал смерти весть, И равнодушно ей внимал я. Так вот кого любил я пламенной душой С таким тяжелым напряженьем, С такою нежною, томительной тоской, С таким безумством и мученьем!

Где муки, где любовь? Увы, в душе моей Для бедной легковерной тени, Для сладкой памяти невозвратимых дней Не нахожу ни слез, ни пени. Ты в день печали был мне дан. Когда подымет океан Вокруг меня валы ревучи, Когда грозою грянут тучи, Храни меня, мой талисман. В уединенье чуждых стран, На лоне скучного покоя, В тревоге пламенного боя Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман, Души волшебное светило Храни меня, мой талисман. Пускай же ввек сердечных ран Не растравит воспоминанье. Могли ль меня молвы тревожить приговоры, Когда, склонив ко мне томительные взоры И руку на главу мне тихо наложив, Шептала ты: Другую, как меня, скажи, любить не будешь?

Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь? А я стесненное молчание хранил, Я наслаждением весь полон был, я мнил, Что нет грядущего, что грозный день разлуки Не придет никогда Слезы, муки, Измены, клевета, всё на главу мою Обрушилося вдруг Что я, где я? Стою, Как путник, молнией постигнутый в пустыне, И всё передо мной затмилося! И ныне Я новым для меня желанием томим: Желаю славы я, чтоб именем моим Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною Окружена была, чтоб громкою молвою Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне, Чтоб, гласу верному внимая в тишине, Ты помнила мои последние моленья В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

Давно твоей иглой узоры и цветы Не оживлялися. Безмолвно любишь ты Грустишь. О, я знаток в девической печали; Давно глаза мои в душе твоей читали. Но кто, скажи, меж ими Красавец молодой с очами голубыми, С кудрями черными?.. Я молчу, Но знаю, знаю всё; и если захочу, То назову его.

Не он ли вечно бродит Вкруг дома твоего и взор к окну возводит? Ты втайне ждешь его. Идет, и ты бежишь, И долго вслед за ним незримая глядишь. Никто на празднике блистательного мая, Меж колесницами роскошными летая, Никто из юношей свободней и смелей Не властвует конем по прихоти своей.

About the Author: Эдуард