Written by: Posted on: 16.08.2014

Драгоценный щит предков л. а. мороз

У нас вы можете скачать книгу драгоценный щит предков л. а. мороз в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Хемницер, Богданович и Капнист тоже принадлежат уже к второму периоду русской литературы: Хемницер важнее остальных двух в истории русской литературы: Богданович произвел фурор своего "Душенькою": Для этого достаточно привести, как свидетельство восторга современников, три следующие надгробия Дмитриева творцу "Душеньки": I Привесьте к урне сой, о грации! Здесь Богданович спит, любимый ваш певец. II В спокойствии, в мечтах его текли все лета, Но он внимаем был владычицей полсвета, И в памяти его Россия сохранит.

III На руку преклонясь вечернею порою, Амур невидимо здесь часто слезы льет, И мыслит, отягчен тоскою: Кто Душеньку теперь так мило воспоет? Ко второму изданию сочинений Богдановича, вышедшему уже в году, приложено множество эпитафий и элегий, написанных во время оно по случаю смерти певца "Душеньки" а он умер в году. Между ними особенно замечательны три; первая принадлежит издателю Платону Бекетову, человеку умному и небезызвестному в литературе, вот она: Зефир ему перо из крыл своих давал; Амур водил руной: Вторая написана близким родственником автора "Душеньки", Иваном Богдановичем: Не нужно надписьми могилу ту пестрить, Где Душенька одна всё может заменить.

Третья принадлежит анониму и написана по-французски: Правильнее подписать ее именем Аполлон фр. Восторженное удивление к Богдановичу продолжалось долго. Сам Пушкин с любовию и увлечением не раз делал к нему обращения в стихах своих.

А между тем для нас теперь поэма эта лишена всякого признака поэтической прелестн. Стихи ее, необыкновенно гладкие и легкие для своего времени, теперь и тяжелы и неблагозвучны; наивность рассказа и нежность чувств приторны, а содержание ребячески ничтожно.

И ни в содержании, ни форме "Душеньки" Богдановича нет и тени поэтического мифа и пластической красоты эллинской. Что ж было причиною восторга современников? Капнист писал оды, между которыми иные отличались элегическим тоном.

Стих его отличался необыкновенною легкостью и гладкостью для своего времени. В элегических одах его слышится душа и сердце. Но этим и оканчиваются все достоинства его поэзии. Он часто злоупотреблял своею грустью и слезами, ибо грустил и плакал в одной и той же оде на нескольких страницах.

Капнист знаменит еще как автор комедии "Ябеда". Это произведение незначительно в поэтическом отношении, но принадлежит к исторически важным явлениям русской литературы, как смелое и решительное нападение сатиры на крючкотворство, ябеду и лихоимство, так страшно терзавшие общество прежнего времени. Теперь мы приблизились к одной из интереснейших эпох русской литературы. Посеянное и насажденное Екатериною II начало возрастать и приносить плоды.

По мере того как цивилизация и просвещение стали утверждаться на Руси, начала распространяться и литературная образованность. Вследствие этого появление преобразовательных талантов, имевших влияние на ход и направление литературы, стало чаще и обыкновеннее, чем прежде, а новые элементы стали скорее входить в литературу. В то время, как Державин был уже в апогее своей поэтической славы, оставаясь на одном и том же месте, не двигаясь ни взад, ни вперед; в то время, как были еще живы Херасков, Петров, Костров, Богданович, Княжнин и Фонвизин; в то время, когда еще Крылов был юношею по му году, Жуковскому было только шесть лет от роду, Батюшкову только два года, а Пушкина еще не было на свете, - в то время один молодой человек 24 лет отправился за границу.

Это было в м году, а молодой человек этот был - Карамзин. По возвращении из-за границы он издавал в и годах "Московский журнал", в котором помещали свои сочинения Державин и Херасков. В году он издал в двух частях альманах "Аглая" и альманах "Мои безделки" в двух частях ; в - годах он напечатал три тома "Аонид", а в и году издавал основанный им журнал "Вестник Европы", который в году издавал Жуковский.

В году в первый раз была представлена в Петербурге трагедия Озерова - "Эдип в Афинах"; а в , и годах были в первый раз представлены его трагедии - "Фингал", "Димитрий Донской" и "Поликсена". С по год начали появляться комедии и другие драматические опыты Крылова, а около года появились его басни. С года начали появляться в журналах стихотворения Жуковского и Батюшкова. Карамзин имел огромное влияние на русскую литературу.

Он преобразовал русский язык, совлекши его с ходуль латинской конструкции и тяжелой славянщины и приблизив к живой, естественной, разговорной русской речи. Своим журналом, своими статьями о разных предметах и повестями он распространял в русском обществе познания, образованность, вкус и охоту к чтению. При нем и вследствие его влияния тяжелый педантизм и школярство сменялись сентиментальностью и светскою легкостью, в которых много было странного, но которые были важным шагом вперед для литературы и общества.

Повести его ложны в поэтическом отношении, но важны по тому обстоятельству, что наклонили вкус публики к роману, как изображению чувств, страстей и событий частной и внутренней жизни людей.

Карамзин писал и стихи. В них нет поэзии, и они были просто мыслями и чувствованиями умного человека, выраженными в стихотворной форме; но они простотою своего содержания, естественностью и правильностью языка, легкостию по тому времени версификации, новыми и более свободными формами расположения были тоже шагом вперед для русской поэзии.

Но для нее гораздо более сделал друг и сподвижник Карамзина - Дмитриев, который был старше его только пятью годами. Дмитриев не был поэтом в смысле лирика; но его басни и сказки были превосходными и истинно поэтическими произведениями для того времени.

Песни Дмитриева нежны до приторности, - но таков был тогда всеобщий вкус. Оды Дмитриева сильно отзываются реторикою; но, несмотря на то, они были большим успехом со стороны русской поэзии.

Громозвучность и парение, составлявшие тогда необходимое условие оды, в них довольно умеренны, а выражение просто, не говоря уже о правильности языка и тщательной отделке стиха. Формы од Дмитриева оригинальны, как, например, в "Ермаке", где поэт решился вывести двух сибирских шаманов, из которых старый рассказывает молодому, при шуме волн Иртыша, о гибели своей отчизны.

Стихи этой пьесы для нашего времени и грубы, и шероховаты, и не поэтичны; но для своего времени они были превосходны, и от них веяло духом новизны. Что же касается до манеры и тона пьесы, - это было решительное нововведение, и Дмитриев потому только не был прозван романтиком, что тогда не существовало еще этого слова. Вообще в стихотворениях Дмитриева, по их форме и направлению, русская поэзия сделала значительный шаг к сближению с простотою и естественностью, словом - с жизнью и действительностью: Речи, которые поэт влагает в уста шаманам, исполнены декламациею и стараются блистать высоким слогом - это правда; но мысль в жалобах и рассказах шамана на берегу Иртыша выказать подвиг Ермака - это уже не реторическая, а поэтическая мысль.

Тут еще нет поэзии, но есть уже стремление к ней и видно желание проложить для поэзии новые пути. В это время в русской литературе заметно уже пробуждение духа критицизма. Некоторые старые авторитеты начали уже покачиваться. В Карамзин написал статью "Пантеон российских авторов". В ней ни слова не сказано о живых писателях - о Державине и Хераскове, ибо это считалось тогда неприличным; также ни слова не сказано о Петрове, хотя уже со дня смерти его прошло более трех лет: Эта литературная уклончивость была в характере Карамзина.

В "Пантеоне" было в первый еще раз высказано справедливое суждение о Тредьяковском. Вот что говорит о нем Карамзин: Если бы охота и прилежность могли заменить дарование, кого бы не превзошел Тредиаковский в стихотворстве и красноречии?

Но упрямый Аполлон вечно скрывается за облаком для самозванцев-поэтов и сыплет лучи свои единственно на тех, которые родились с его печатью. Не только дарование, но и самый вкус не приобретается; и самый вкус есть дарование.

Учение образует, но не производит автора. Тредиаковский учился во Франции у славного Ролленя; знал древние и новые языки; читал всех лучших авторов и написал множество томов в доказательство, что он Суждение Карамзина о Сумарокове мягче и уклончивее, нежели о Тредьяковском; но тем не менее оно было страшным приговором колоссальной славе этого пигмея. Сумароков еще сильнее Ломоносова действовал на публику, избрав для себя сферу обширнейшую.

Подобно Вольтеру, он хотел блистать во многих родах - и современники называли его нашим Расином, Мольером, Лафонтеном, Буало. Потомство не так думает; но, зная трудность первых опытов и невозможность достигнуть вдруг совершенства, оно с удовольствием находит многие красоты в творениях Сумарокова и не хочет быть строгим критиком его недостатков.

Уже фимиам не курится перед кумиром; но не тронем мраморного подножия; оставим в целости и надпись: Соорудим новые статуи, если надобно; не будем разрушать тех, которые воздвигнуты благородною ревностью отцов наших! Замечательно, что Карамзин ставил в недостаток трагедиям Сумарокова то, что "он старался более описывать чувства, нежели представлять характеры в их эстетической и нравственной истине", и что, "называя героев своих именами древних князей русских, не думал соображать свойства, дела и язык их с характером времени".

Нельзя не увидеть в таких замечаниях суждения необыкновенно умного человека - и великого шага вперед со стороны литературы и общества. Правда, Карамзин находит многие стихи в трагедиях Сумарокова "нежными и милыми", а иные даже "сильными и разительными"; но не забудем, что всякое сознание развивается постепенно, а не родится вдруг, что Карамзин и так уже видел неизмеримо дальше литераторов старой школы, и, сверх того, он, может быть, боялся, что ему совсем не поверят, если он скажет истину вполне или не смягчит ее незначительными в сущности уступками.

Остроумная и едкая сатира Дмитриева "Чужой толк" также служит свидетельством возникавшего духа критицизма. Она устремлена против громогласного "одопения", которое начинало уже досаждать слуху. Поэт заставляет в своей сатире говорить одного старика с такою "любезною простотою дедовских времен": Ужели выдал Феб свой именной указ, Чтоб не дерзал никто надеяться из нас Быть Флакку, Рамлеру и их собратьи равным И столько ж, как они, во песнопеньи славным?

Вчера случилось мне сличать И их и нашу песнь: Листочек, много три, а любо как читаешь - Не знаю, как-то сам как будто бы летаешь! Судя по краткости, уверен, что они Писали их резвясь, а не четыре дни; То как бы нам не быть еще и их счастливей, Когда мы во сто раз прилежней, терпеливей?

Ведь наш начнет писать, то все забавы прочь! Над парою стихов просиживает ночь, Потеет, думает, чертит и жжет бумагу; А иногда берет такую он отвагу, Что целый год сидит над одою одной! И подлинно, уж весь приложит разум свой! Уж прямо самая торжественная ода! Я не могу сказать, какого это рода, Но очень полная - иная в двести строф! Судите ж, сколько тут хороших есть стишков! К тому ж, и в правилах: Со всем тем нет читать охоты - вижу сам.

Возьми ли, например, я оды на победы, Как покорили Крым, как в море гибли шведы! Все тут подробности сраженья нахожу, Где было, как, когда, короче я скажу: Я, бросивши ее, другую раскрываю, На праздник иль на что подобное тому: Тут найдешь то, чего б нехитрому уму Не выдумать и ввек: Один из собеседников берется объяснить старику причину такого грустного явления. Я сам язык богов, поэзию люблю, И нашей, как и вы, утешен также мало; Однако ж здесь в Москве толкался я не мало Меж наших Пиндаров, и всех их замечал: Большая часть из них - лейб-гвардии капрал, Асессор, офицер, какой-нибудь подьячий, Иль из кунсткамеры антик в пыли ходячий, Уродов страж - народ все нужный, должностной А вот и объяснение причины деятельности наших поэтов: К тому ж у древних цель была, у нас другая: Гораций, например, восторгом грудь питая, Чего желал?

О, он - он брал не свысока: В веках бессмертия, а в Риме лишь венка Из лавров иль из мирт, чтоб Делия сказала: Приписывая неуспехи наших поэтов убеждению, что если у кого есть природный дар, тот имеет право ничему не учиться и быть невеждою, - злой аристарх презабавно описывает, как писались в старину громкие оды: И вот как писывал поэт природный оду: Лишь пушек гром подаст приятну весть народу, Что Рымникский Алкид поляков разгромил Иль Ферзен их вождя Костюшку полонил, - Он тотчас за перо, и разом вывел: Потом в один присест: Иль нет, уж это старина.

Но что же мне прибрать к ней в рифму, кроме черта? Нет, нет, не хорошо: Пошел, и на пути так в мыслях рассуждает: Вот штука, как хвалить Героя-то придет! Не знаю, с кем сравнить? С Румянцевым его, иль с Грейгом, иль с Орловым? Как жаль, что древних я не читывал! Я вижу молний блеск! Я слышу с горня света И то, и то Да только написать, да и печатать смело!

И оду уж его тиснению предают, И в оде уж его нам ваксу продают. Вот как пиндарил он, и все ему подобны, Едва ли вывески надписывать способны! Право, не дурно было бы, если б какой-нибудь даровитый поэт нашего времени написал современный "Чужой толк" и объяснил, как пишутся теперь романы, повести и "патриотические драмы" Дмитриев заставляет в своей сатире говорить плохого стихотворца: А между тем это "пою" вместе с "лирою" так часто попадается и в стихах самого Дмитриева и в стихах Карамзина.

Это перешло от писателей предшествовавших двух школ - ломоносовской и державинской, которые под "литературою" разумели и "песнопение": Державин, в стихотворении своем "Прогулка в Царском Село", делает такое обращение к Карамзину: И ты, сидя при розе, Так, дней весенних сын, Пой, Карамзин!

В стихотворениях Дмитриева и Карамзина русская поэзия сделала значительный шаг вперед и со стороны направления и со стороны формы, но из-под реторического влияния далеко еще не освободилась. Фебы, лиры, гласы, усечения, пиитические вольности и более или менее прозаическая фактура только ослабились в ней, но не исчезли; они удержались в ней по преданию, которое дошло даже и до Пушкина, как увидим это после.

Но важно то, что если поэзия и удержала реторический характер, зато как она, так и вообще беллетристика русская приобрели новый характер вследствие направления, данного им Карамзиным и Дмитриевым: Мы говорим о сентиментальности. Не Карамзин с Дмитриевым изобрели ее; они только привили ее к русской литературе. Насчет сентиментальности много можно сказать смешного и забавного; но мы хотим судить о ней, а не потешаться ею.

Она - важное явление в отношении к историческому развитию человечества, которого процесс всегда совершается переходами из крайности в крайность. Феодальная дикость и грубость нравов Европы средних веков совершенно исчезли только при Лудовике XIV - представителе нового, противоположного эпохе рыцарства времени; но, исчезнув, эта феодальная дикость, естественно, уступила место изнеженности чувств.

Мужчины и женщины исчезли: Это вздыхательное и чувствительное направление существовало в Европе до тех самых пор, как страшные бури и грозные волнения политические, разразившиеся над нею в конце прошлого века, не изменили ее характера и нравов. Россия не знала возродившейся Европы до славной для себя эпохи года, и результаты этого нового знакомства обнаружились в ее литературе только со времени появления Пушкина и начала войны романтизма с классицизмом.

До того же времени наши поэты и литераторы продолжали поклоняться старым авторитетам: Мерзляков критиковал с голоса Лагарпа и переводил идиллии madame Дезульер; Озеров подражал Расину; в Крылове видели подражателя Лафонтена; Батюшков низкопоклонничал перед каким-нибудь Парни, которого далеко превосходил талантом; Жуковский вполовину шел особым путем, вполовину покорялся влиянию карамзинской школы.

Итак, русская литература познакомилась и сошлась с европейскою сентиментальностию почти в ту самую минуту, как Европа навсегда рассталась с своею сентиментальностию. Эта встреча была необходима и полезна для русской литературы и нравов ее общества.

В Европе сентиментальность сменила феодальную грубость нравов; у нас она должна была сменить остатки грубых нравов допетровской эпохи. Это понятно там, где не только просвещение и литература, но и общительность и любовь были нововведением. Сентиментальность, как раздражительность грубых нервов, расслабленных и утонченных образованием, выразила собою момент ощущения sensation в русской литературе, которая до того времени носила на себе характер книжности. Смешны теперь нам эти романтические имена: В лице Карамзина русское общество обрадовалось, в первый раз узнав, что у него, этого общества, есть душа и сердце, способные к нежным движениям.

Это называлось тогда "наслаждаться чувствительностию". Кто мог плакать в умилении от песни Дмитриева "Стонет сизый голубочек", тот, конечно, понимал поэзию лучше того, кто видел ее только в торжественных одах на разные иллюминации.

Поэзия предшествовавшей школы пугала женщин, а стихи Дмитриева, Карамзина и Нелединского-Мелецкого женщины знали наизусть, и ими воспитывались целые поколения. Карамзина читали все грамотные люди, претендовавшие на образованность; многих из них только Карамзин и мог заставить приняться за чтение книг и полюбить это занятие, как приятное и полезное.

В один год с Карамзиным родился Макаров, человек, которому суждено было играть в русской литературе роль созвездия Карамзина, хотя они и не были знакомы друг с другом. В году Макаров издавал журнал "Московский Меркурий", статьи которого отличались таким же направлением и таким же языком, как и статьи Карамзина. Макаров был одарен вкусом, талантами, путешествовал по Европе и вообще принадлежал к умнейшим и образованнейшим людям своего времени.

Сравните его разбор сочинений Дмитриева и разбор Карамзина "Душеньки" Богдановича: Макаров защищал Карамзина против известного в то время фанатического пуризма русского языка. Выступил Макаров на поприще литературы в году с прекрасным переводом, впрочем, посредственного романа "Граф де Сеит-Меран, или Новые заблуждения ума и сердца". Он же перевел две первые части "Антеноровых путешествий по Греции и Азии" Лантье, изданные им в году.

К сожалению, этот примечательный человек недолго жил: Капнист, по влиянию на него Карамзина, должен быть причтен к числу писателей карамзинской школы, в которой замечательны также: Подшивалов и Бенитский, хорошие прозаики; Нелединский-Мелецкий, прославившийся нежными песнями, в которых много непритворной чувствительности; Долгорукий, издававший свои стихотворения под сентиментальным титулом "Бытие моего сердца", поэт чувствительный и сатирический, нередко отличавшийся неподдельным русским юмором; Милонов, замечательный сатирик; Воейков, стихотворец, переводчик эклог Виргилия, описательных поэм Делиля, обессмертивший себя одним известным в рукописи стихотворением, потом журналист, прославившийся полемикою; Кокошкин и Хмельницкий, переводчики и подражатели Мольера; Василий Пушкин, стихотворец, и Владимир Измайлов, прозаик.

Озеров и Крылов являются, особенно последний, самостоятельными деятелями в карамзинской периоде нашей литературы, хотя и принадлежат к школе преобразователя русского языка. После Сумарокова на поприще драматической литературы со славою подвизался Княжнин. У него не было самостоятельного таланта, но как он был человек умный, образованный, знавший Иностранные языки и хорошо владевший русским, - то и пользовался с успехом богатою трапезою французского театра, лепя свои трагедии и комедии из отрывков французских драматургов, которые переводил почти слово в слово.

Сочинения этого трудолюбивого писателя представляют собою значительный успех русской драматической поэзии, со стороны вкуса и языка: Но еще дальше его самого оставил за собою Озеров. Это был талант положительный, и появление его было эпохою в русской литературе, которая имела в нем своего Расина. Неспособный рисовать страсти и характеры, он увлекал живым изображением чувств. Трагедия его - сколок с французской, и потому не удивительно, что теперь он забыт театром совершенно, и его не играют и не читают; но в истории русской литературы он никогда не будет забыт.

Язык русский в трагедиях Озерова сделал большой шаг вперед. В одно время с Озеровым явился Крюковский, которого трагедия "Пожарский" имела необыкновенный успех, но не по литературному достоинству, а по похвальным чувствам патриотизма, которые не могли не пробудить сочувствия в эпоху борьбы России с Наполеоном.

Крылов писал комедии весьма замечательные по остроумию; но слава его как баснописца не могла не затмить его славы как комика.

Крылов далеко оставил за собою и Хемницера и Дмитриева и достиг в басне возможного совершенства. Басни Крылова - сокровищница русского практического смысла, русского остроумия и юмора, русского разговорного языка; они отличаются и простодушием и народностью. Крылов вполне народный писатель и теперь уже воспитатель не менее тридцати поколений. Басня как род поэзии довольно ложный род: У греков она вовремя явилась с Эзопом.

Письмо 36 богослову Б. Письмо 37 сестре, которая скорбит об испорченности брата. Письмо 38 двум друзьям, которые спорят о том, нужно ли причащать больных. Письмо 39 судье С. Письмо 41 писарю Веселину Г.

Письмо 42 ревностному читателю Священного Писания, на вопрос, почему Дух Святый явился в виде огня. Письмо 43 Драгичу М. Письмо 44 миссионеру Петру С. Письмо 45 машинисту Стамену И. Письмо 46 господину Скотту, американскому униату, выступающему против Святой Троицы.

Письмо 47 одному брату из Сараева, на вопрос о поминовении усопших после Светлой седмицы. Письмо 48 православному ученику, на вопрос, почему у православных нет своего папы. Письмо 49 журналисту И. Письмо 50 владельцу кофейни, которому пришлось выбирать между самоубийством и нищетой. Письмо 51 ремесленнику Симе М. Письмо 52 снова воину И.

Письмо 53 Марии Ж. Письмо 54 братьям Радославу и Милосаву, на их вопрос о камнях, которые вопиют [См.: Письмо 56 книготорговцу Светолику М. Письмо 57 Браниславу Н. Письмо 58 монахине Варваре в Иерусалим, о трех одеждах Христовых. Письмо 59 американцу Джону Дэвису, которого пугает умножение рода человеческого.

Письмо 60 Мелентию Д. Письмо 62 сербской женщине, которая спрашивает, почему русские особо почитают Богородицу. Письмо 63 художнику Павлу И. Письмо 67 Братству святого пророка Илии, о сеятеле плевел [См.: Письмо 68 человеку, который спрашивает, укорил ли Господь Свою Матерь. Письмо 69 неправославному священнику, на вопрос: Письмо 70 скромному человеку, который покаялся в том, что согрешил словом.

Письмо 71 образованной женщине, которая жалуется на неблагодарность. Письмо 74 богомольцу, над которым насмехаются домашние. Письмо 75 человеку, который сокрушается о том, что не верует в Бога.

Письмо 76 человеку, который получил высокую должность, но не стал счастливым. Письмо 77 Спасое С. Письмо 78 православному американцу, которого смутил некий писатель. Письмо 79 болящей Стании Д. Первоначальное упоминание Армагеддона как географической точки принадлежит Иоанну Богослову. Со временем географический термин стал обозначением решающей битвы, ядерной войны или глобального катаклизма, которые могут затронуть жизнь каждого живущего на земле.

Великие Пирамиды — крупнейшие артефакты монументального искусства. Самыми древними артефактами являются наскальные рисунки первобытных людей. На нашей планете находят много археологических артефактов, которые, по оценкам ученых, были созданы до появления человека на Земле.

К артефактам психологических экспериментов, оказывающих скрытое влияние на их участников, относят: Артефактами культуры являются все изобретения человечества, например, к артефактам духовной жизни общества относятся научные теории, филосовские учения, суеверия, религии, произведения искусства, фольклор и т. Отчаянные, беспутные ребята; хулиганы, озорники. Куда делся наш архаровец? Тогда московскими генерал-губернаторами один после другого были два брата — Николай Петрович и Иван Петрович Архаровы.

Так как по должности они являлись командирами московского полка, а по давней московской традиции, еще со времен стрелецкого войска, полки называли по именам полковников, то и гарнизонный полк москвичи называли между собой архаровским, а солдат архаровцами. Новый начальник приобрел очень важный вид, словно аршин проглотил.

Русские купцы и мастеровые постоянно пользовались аршинами — деревянными и металлическими линейками длиной в 71 сантиметр. Если представить себе человека, который сумел проглотить такую линейку, то становится понятно, как он может при этом выглядеть. Аспид vipera aspis — ядовитая змея, родственная кобре. Аспиды — семейство ядовитых змей, включающее больше видов. Так говорят, когда хотят выказать презрение к мнению авторитетов судей , которые ничуть не лучше тех, кого они пытаются осуждать — порицать и критиковать.

За древностию лет К свободной жизни их вражда непримирима, Сужденья черпают из забытых газет Времен очаковских и покоренья Крыма Аукнуться. Отозваться, явиться следствием чего-либо, обычно нежелательным. Необдуманные публичные заявления могут аукнуться неприятностями. Чтобы не заблудиться, не потерять друг друга в лесу или в горах , люди перекликались ауканьем. При этом кричащий в ответ, как правило, слышал отклик — крик другого человека или эхо собственного крика.

Как аукнется, так и откликнется. Auto de fe исп. Публичное наказание кого-либо; уничтожение чего-либо, как правило, путем сожжения. Свои письма он подверг аутодафе. Так в Средние века в Испании и Португалии называли торжественную религиозную церемонию, устраиваемую инквизицией, включавшую в себя процессии, богослужение, выступление проповедников, публичное покаяние осужденных еретиков, оглашение и приведение приговора инквизиции в исполнение: Проще говоря, это публичная казнь в виде театрализованного действа.

Так католическая церковь напоминала о себе и о необходимости веры. Первое аутодафе сожжение шести человек было проведено в Севилье в году. Позже эта практика приняла огромные размеры и просуществовала до XIX века.

Последнее аутодафе состоялось в году в Валенсии через повешение. В русском языке слово означает отстающий; реже используется как прямая калька с английского, в значении находящийся вне чего-либо. В спорте аутсайдер — это тот, кто занимает одно из последних мест в турнирной таблице. Уязвимое место, слабая сторона человека или дела. Выражение возникло из послегомеровского мифа о том, что мать Ахилла Ахиллеса , Фетида, захотела сделать тело своего сына неуязвимым.

Для этого она окунула его в священную реку Стикс. При этом она держала его за пятку, поэтому пятка осталась единственным уязвимым местом Ахилла. Впоследствии именно туда Парис попал своей стрелой, смертельно ранив героя. Трудное положение; тяжелая, но не безнадежная ситуация. Ситуация с дорогами в стране аховая. Аховый — плохой, скверный; от междометия ах. Со временем оно приобрело еще несколько значений: Сварливая, некрасивая женщина, как правило, пожилая.

Персонаж славянской мифологии, фольклора и волшебных сказок, чаще всего отрицательный, — злая ведьма, колдунья в виде безобразной старухи, живущая в лесу в избушке на курьих ножках; заманивает к себе добрых молодцев и маленьких детей, чтобы их съесть. Некоторые ученые разбирали вопрос о происхождении имени персонажа и пришли к выводу, что Баба-яга — не простой фольклорный элемент славянской сказочной системы, а многоликий образ, вобравший в себя множество символов и мифов прошлого.

Существует несколько версий происхождения имени Бабы-яги. В давние времена ведуны звались йогами, соответственно, по этой версии, Баба-яга — это баба-йога, то есть колдунья. Фасмер возводит имя Яга к праславянскому j egа — страшный, опасный, злой буквально: Так говорят, когда неизвестно, будет ли так, как предполагают, или по-иному.

Выражение образовано усечением пословицы: Ясные, теплые дни в ранней осени после похолодания. В России бывает, как правило, во второй половине сентября; в Европе и Северной Америке — в первой половине октября; связано с устойчивым антициклоном. Этот период осени называется бабьим летом у восточных и западных славян; у южных славян болгар и сербов он именуется цыганским летом; у немцев — старушечьим летом altweibersommer ; в Голландии — послелетьем; в Италии — летом Святого Мартина; во Франции — летом Святого Дени; в Северной Америке — индейским летом.

Существует несколько версий этимологии выражения. По одной из них, оно буквально означает: Также выражение связывают с тем периодом в жизни крестьян, когда заканчивались полевые работы и женщины принимались за домашние дела: По другой версии, словосочетания бабье лето, бабьи дни, бабьи холода в старину имели смысл, основанный на том суеверии, что женщины обладают силой возвращать назад времена года и влиять на погоду.

Кроме того, бабьим летом называют тонкую, легкую паутину, летающую по полям и в лесах, предвещающую сухую осень. Эта паутина ассоциируется с едва заметными седыми прядями волос у женщин, а время теплых и погожих дней — с ее возрастом, который предшествует пожилому и характеризуется относительным расцветом. Фраза говорится шутливо при неожиданной встрече со знакомыми людьми, чаще в какой-либо компании; обычно употребляется по отношению к близким знакомым, друзьям.

Слова Фамусова из комедии А. Шумное и, как правило, неуправляемое действие с участием многих лиц, сопровождающееся спорами, криками, подобное балаганному представлению шутовское, грубоватое. Чтобы дискуссия не превритилась в балаган, необходимо уметь управлять аудиторией. Балаганом называлась временная деревянная постройка для увеселительных зрелищ театральных и цирковых представлений, комнат смеха, передвижных зверинцев, торговых палаток и т.

Выражение употребляется как характеристика женщин в возрасте лет. Страна со слабой экономикой, низким уровнем жизни населения, высоким уровнем коррупции, марионеточным правительством, зависимая от иностранного капитала; сырьевой придаток развитых стран. Иногда так иронично называют Россию, когда хотят подчеркнуть сырьевую направленность ее экономики, связанную с экспортом нефти, газа, леса.

В году ЮФК купила первые банановые плантации в Коста-Рике и впоследствии сосредоточила в своих руках производство бананов по всей Южной Америке. Когда президент Гватемалы в начале х гг. Термин впервые применил О. Избалованный человек, живущий в богатстве, ведущий праздную жизнь. Обычно так иронично называют того, кто не любит работать, склонен жить на широкую ногу и т. Спит до полудня как барин. Изначально барин — обиходное название представителя одного из привилегированных сословий — дворянина, помещика или высокопоставленного чиновника; также слово употреблялось при обращении человека низшего сословия к человеку высшего сословия например, так называли крепостные крестьяне своих хозяев-помещиков — такое название часто встречается в произведениях русских классиков, писавших о жизни русского народа ; господин.

Так говорят тем, кто уповает лишь на мнение вышестоящих, надеясь на их доброту и снисходительность, не пытаясь решить проблему самостоятельно. Выражение характеризует рабский дух, надежды на доброго барина или царя подобные настроения господствовали у представителей угнетенного народа во времена крепостничества. Первая половина осени сентябрь и начало октября на южных курортах. Бархатный сезон в Крыму очень привлекателен.

Бархатный — теплый, мягкий. Отдых в начале осени на юге привлекает не только хорошей погодой и теплым морем, но и тишиной — учебный год уже начался, и все курортники с детьми разъехались по домам. Хватит, довольно, достаточно; окончание, остановка чего-либо. Еще часок поработаем и баста. Происходит от слова basta, которое в итальянском, немецком и французском языках имеет то же значение. Менять единицу какого-либо товара или услуги на единицу другого; вещь на вещь.

Предлагаю баш на баш — мой банан на твой апельсин. Выражение пришло из речи торговцев скотом. Беда не приходит одна. Так говорят, когда происходит череда каких-либо неприятностей.

Сначала проиграл деньги, а потом попал в больницу — беда не приходит одна. Пословица выражает народную примету о том, что одни беды притягивают другие и разные неудачи часто происходят одна за одной. Иногда такие события могут быть закономерными если они имеют причинно-следственную связь , но зачастую это случайные совпадения.

Если в квартире бедлам, то рассказы о чистоте не помогут приучить детей к аккуратности. Английское слово Bedlam обязано своим происхождением названию древнего города на Ближнем Востоке: В русских евангельских текстах город именуется Вифлеем. Внушительных размеров здание, в котором разместилось общежитие этого братства, получило название Бетлехем. Приемная Бедлама, его две галереи с нарядными салонами, служили праздным лондонцам местом встреч.

Отсюда любопытные могли отправиться на экскурсию и сквозь зарешеченные двери смотреть на выходки безумных, слушать их вопли и крики. Печальная известность Бедлама сделала его название нарицательным и распространилась на другие дома для душевнобольных. Бежать впереди паровоза телеги. Обычно так говорят о том, кто намеревается совершить преждевременные поступки; когда хотят подчеркнуть, что вопросы нужно решать по мере их возникновения.

Не беги впереди паровоза не торопись. Без бумажки — ты букашка, а с бумажкой — человек. Без документа паспорта, диплома, справки и т. Обычно так образно определяют бюрократическую ситуацию в какой-либо инстанции, когда человек при продвижении своего дела сталкивается с препятствиями со стороны чиновников, требующих у него документальных подтверждений каких-то, даже очевидных, фактов.

Так говорят про людей, безосновательно обвиненных в чем-либо. Выражение имеет фольклорные корни, в русской литературе впервые встречается в пьесе действ. Муж и сын не могли не иметь участия в злодеянии Краткий период времени; несколько дней; недавно.

Знакомы без году неделю, а он уже замуж зовет. Со всей серьезностью, без всяких шуток. Открыто, откровенно, бесхитростно; не скрывая намерений. Без задней мысли рассказал о похождениях бурной молодости. Задняя мысль — скрытое желание. Без задних ног спать. Крайняя степень усталости; спать очень крепко, беспробудно. Работая с утра до вечера, он приходил домой и падал без задних ног.

Выражение возникло из наблюдений. После долгой и тяжелой работы лошадь ложится и спит, совершенно расслабив задние ноги; если пытаться ее поднять, она будет вставать на передние ноги, а задние ее не будут слушаться.

Бесстыдно, нагло, без стеснения. Врет без зазрения совести. Без сокращений; без вмешательства цензуры или редактора. Обычно так говорят про какие-либо тексты произнесенные или написанные , аудио- или видеозаписи, репортажи, интервью, кинофильмы, книги и т.

Знаменитая повесть впервые опубликована под авторским названием и без купюр. Купюры — вырезанные части как и денежные купюры вырезаны из больших листов-заготовок. Купировать — удалять например, хвост у собаки. Без меня меня женили. Обычно так говорят, когда без ведома или согласия кого-либо что-то за него решили или сделали от его имени.

Говорится чаще о самом себе. Я на горке стою, Слёзки катятся; Мне жениться велят — Мне не хочется. Без меня меня женили, Я на мельнице был. Приманили домой, Да и потчуют женой, Хозяйкой молодой Без ножа зарезать. Причинить несчастье, беду; поставить в безвыходное положение; погубить.

Откровенно, без намеков и недомолвок. Скажу прямо, без обиняков. Обиняк — намек, двусмысленный или иносказательный оборот речи. Само слово уже практически ушло из обихода, а фразеологизм остался. Без руля и без ветрил. Говорится о людях, не имеющих цели в жизни, плывущих по течению. Строка из поэмы М. Без слёз не взглянешь. Так говорят о чем-либо некачественном, уродливом, плохо исполненном, нелепом и смешном. На него без слез не взглянешь. В данном выражении имеются в виду слезы от смеха.

Без сучка и задоринки. Хорошо выполненная работа; гладко. Выражение зародилось в среде плотников и столяров. Изначально так говорили о хорошей доске, на которой нет сучков и шероховатостей задоринок. А затем уже выражение стало обозначать качество любой работы. Без царя в голове. Так обычно говорят о взбалмошном, глупом, неосмотрительном человеке. Выражение это, как обозначение редкого, резко отличного от остальных человека, дано в 7-й сатире римского поэта Ювенала середина I в.

Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы. Впрочем, счастливец такой реже белой вороны бывает. Выражение происходит со времен монголо-татарского ига. Выражение конца ХХ века. Большинство наркотиков имеет белый цвет. Выражение применяют к людям, которые ведут себя неадекватно, чудят и допускают глупые ошибки.

Белена — ядовитое растение. Ее семена напоминают семена мака. Те, кто их съедает, походят на безумных: Любовь в смысле романтическом Базаров называл белибердой, непростительной дурью. У него белиберда в голове. Происхождение слова точно не установлено. Наиболее распространенной считается версия, по которой данное слово появилось во времена монголо-татарского нашествия в результате подражания непонятной татарской речи. Существуют различные диалектные варианты слова, например: Виноградов отметил, что данное слово пришло из диалектной речи и стало общеупотребительным благодаря Н.

Андроны едут, чепуха, белиберда, сапоги всмятку! В старину через Азию проходил так называемый Шелковый путь, по которому шли купцы с товарами из Китая, Индии и других стран в Европу. Хлопок они меняли исключительно на золото.

Хлопок имеет большое значение для людей и сегодня является самой выращиваемой непищевой культурой. Что-либо неизвестное, неизученное; тайна, загадка.

В истории очень много белых пятен. Раньше на картах неизведанные области закрашивали белым цветом. Так раньше называли Москву иногда называют и сейчас. Еще во времена Дмитрия Донского Москва была окружена стеной из белого камня — известняка, залежи которого были обнаружены под Москвой. Позже, в XVI веке, была возведена стена из белого камня, так называемая стена Белого города проходящая по современному бульварному кольцу , простоявшая примерно лет.

Также известняк и доломит он тоже белого или слегка желтоватого цвета использовали при строительстве московских церквей и других каменных зданий. Сам Кремль еще не так давно был белым его белили известью. Человек, избегающий физического труда, тяжелой, грязной работы; тот, кто не умеет и не хочет ничего делать своими руками. Белые руки без грязных пятен и мозолей были признаком того, что их обладатель не занимался физическим трудом. Так называют в основном в США и Западной Европе работников умственного труда менеджеров, инженеров, чиновников и т.

Обычно так называют первый снегопад, когда снежинки летят на фоне темной земли и похожи на огромный рой белых мух. Вот уже и белые мухи полетели, а дом еще не утеплен. The White House англ. Термин зачастую используется как синоним правительства США. Белый дом выступает против договоренностей России и Ирана. Так называют зачастую иронично доброго, отзывчивого человека с мягким характером.

Английские болельщики доказывали в суде, что они белые и пушистые. Выражение содержит сравнение с каким-либо ласковым и милым животным например, с котенком. Пошло из старого анекдота. Жабу спросили, почему она такая мерзкая — зеленая, вся в бородавках и слизи, на что она ответила: Мир в значении земля.

Объездил весь белый свет. Землю, мир люди обычно познают днем при белом свете. Нерифмованные стихи, обладающие ритмом стихотворным размером. Термин перешел в русскую поэтику с французского vers blanc , который, в свою очередь, взят из английской поэтики blank verse — стихи со стертой рифмой. Античные поэты писали стихи без рифм.

Грозно взглянул на него и вскричал Ахиллес быстроногий: Нет и не будет меж львов и людей никакого союза; Волки и агнцы не могут дружиться согласием сердца; Вечно враждебны они и зломышленны друг против друга, — Так и меж нас невозможна любовь; никаких договоров Быть между нами не может, поколе один, распростертый, Кровью своей не насытит свирепого бога Арея! Танец, на который дамы приглашают кавалеров. А сейчас объявляется белый танец. В бальных танцах часто используется классический стиль одежды — кавалер в черном, а дама в белом.

Получатель денег, доходов; выгодоприобретатель; физическое или юридическое лицо, владеющее документами на собственность фирму, бизнес, недвижимость и т. Бенефициары владеют собственностью, приносящей им доходы.

Народная поговорка, призывающая к осторожности и осмотрительности. На Бога надейся, а сам не плошай. В ХХ веке у поговорки появилось шутливое продолжение: Беречь как зеницу ока. Выражение старославянское, из Библии: Производить неразумные траты, как правило, легко доставшихся средств; совершать безумные поступки, происходящие исключительно от сытой жизни. Выражение связывают с богатыми людьми, пресыщенными жизнью и поэтому ищущими всё новых развлечений, опасных авантюр и удовлетворения различных абсурдных потребностей.

Дети звезд бесятся с жиру. То есть изначально так говорили про сытых в прямом смысле слова людей, а потом уже стали подразумевать пресыщение во всех смыслах, связанных с высоким материальным достатком. Беззаконие, произвол; крайняя степень беспорядка, бардак. Обычно так называют действия, переходящие рамки писаных и неписаных законов, причиняющие кому-либо серьезный вред.

В стране творится беспредел. Беспредельщики — участники группировок, которые не соблюдают воровских блатных законов. Всякая бестия норовит обвести вокруг пальца. В других же своих пьесах он применял его в значении большие деньги: Смотреть бирюком — смотреть искоса, исподлобья; иметь сумрачный вид.

В прямом смысле — волк-одиночка от осет. Вторично, еще раз восторженный возглас публики в театре, на концерте или другом представлении, требующий от исполнителя повторного выступления. Слово заимствовано в первой половине XIX века из французского языка, в который, в свою очередь, пришло из латинского где оно не имело отношения к театру.

Длительный отрезок времени; очень долго. Я тебя жду уже битый час. Выражение возникло в середине XV века, когда в России появились часы.

Битым часом называли период от одного боя часов до другого. С давних пор кустари делали ложки, чашки и другую посуду из дерева. Чтобы вырезать ложку, надо было отколоть от бревна чурку — баклушу. Заготовлять бить баклуши поручалось подмастерьям: В русских войсках набатом называли большой медный барабан, звук которого являлся сигналом тревоги. В дальнейшем им стали обозначать тревожный звон колокола, каким извещали о пожарах, наводнениях и других опасностях.

Отказываться от прежних планов; прекращать действия; отступать. Ночью в горы идти опасно, поэтому надо бить отбой до утра. Первоначально — сигнал к отступлению войска, подаваемый барабанным боем или игрой на трубе — играть отбой. Бить ударять, колотить себя в грудь. Клятвенно доказывать что-либо; уверять. Разработчики били себя в грудь, уверяя, что реформа не провалится.

Иногда некоторые обычно эмоциональные люди, усердно доказывая что-либо другим, желая оказать более сильное впечатление, сопровождают свою речь характерным жестом — бьют себя в грудь кулаком. Биться как рыба об лед. Действовать активно, но безуспешно. Пойманная рыба, лежащая на льду, начинает инстинктивно стремиться назад в воду. Она прыгает, стараясь достичь воды, но все ее действия безрезультатны.

Закладом на Руси называли всякое вещественное обеспечение уплаты займа или иного обязательства, залог, а также ставку в споре. Почтительно просить кого-нибудь о чем-нибудь, а также благодарить. Выражение широко применялось в старину. Челом, государь, бьем за милости твои. На Руси знатных, уважаемых людей приветствовали, низко кланяясь, почти касаясь лбом челом земли или пола.

Так же низко кланялись, подавая царю или его приближенному заявления и жалобы, называемые челобитными. Я не то что говорить, мозгом шевелить не мог. О поездке по местным ухабам думал только, как об изощренной пытке Провалялись до обеда в насквозь мокрой палатке - от висящих прямо в воздухе капель ткань не спасала - и потихоньку, под голодное завывание желудков, покатились в Елду. А там и домой. И всю дорогу мы ни одним словом не вспомнили о неудачной экспедиции. Возвращение к Андреевскому кресту Прошло двадцать лет, прежде чем я вернулся в непокорному каменному саркофагу.

Много чего произошло за это время. И с нами и со страной. К власти пришел другой президент и нам, профессиональным вымогателям стало неуютно.

Краснополянинские прочухали тему первыми и принялись тем или иным способом вкладывать деньги. В торговые сети, спортклубы и заводы.

Мы, окраинские, момент упустили. И не в малой мере по вине не вовремя увлекшегося наркотиками шефа. На какие-то полгода-год бывший тренер выпал из жизни, а группировка едва не развалилась. Слишком много оказалось завязано на личные связи и договоренности лидера. Кто-то, вроде Совы, смотрящего за крупнейшим в городе овощным рынком, стал потихоньку стягивать кусок одеяла на себя.

Другие, вроде моего Коленка, потянулись под крыло блатных. Отгремело две войны за городские казино и игорные клубы. А потом дядьки в Москве взяли и разом навели мир и порядок - повсеместно запретили азартные игры.

Ну, кроме специальных зон, конечно. Только где они, эти зоны. Рядом с нашим городом им места не нашлось. А в других местах свои толпы голодных пацанов имелись. Потом, сначала один-два, потом и все сразу - коммерсанты и барыги отказались платить дань. Госбезопасность восстала из пепла, а с ней, прицепом, и милиция. Все-таки у нас не Столица, раствориться во тьме, спрятаться от пристального внимания органов, не получится. Силовые акции против борзых барыг стали караться быстро и пугающе эффективно.

Наше влияние еще сохранялось в тех видах относительно честного зарабатывания денег, которые и так были на грани дозволенного. Валютные спекуляции, рабочая сила из Средней Азии, торговля оружием и "конструкторами" - собранными из запчастей "в гаражах" импортными машинами. Требовалось что-то серьезное и постоянное. Бригады, как акулы рванули по закоулкам. Никому прежде не нужные автобазы, строительные тресты и малюсенькие заводики меняли хозяев.

На пустырях, как грибы после дождя, вырастали ангары огромных гипермаркетов. Мы с Михой и Саней сначала ринулись в шоу-бизнес.

В смысле - решили клуб ночной построить. Типа, чтоб вечером там шансон вживую играли, а ночью - танцы-шманцы-обжиманцы. Не имея за душой ни копья денег?! Только связи, кое-какую известность в узких кругах и огромное желание. Ведь что такое ночной клуб? Ну, это вроде таверны, что работает только с вечера до утра, и куда люди ходят водку пить и танцевать. Первое время, пока заведений таких в городе мало было - едва ли больше десятка - так и деньги.

Бывало поначалу в удачную ночь и по паре штук баксов с кассы снимали. Но деньги не главное. И девчонки, охотно крутящие попками на танцполе - тоже.

К моменту, как клуб наш Гы, так это брат мой, Егор, подсказал. Да-да, вон тех бесенят с зелеными глазами, родной дед. Мы-то с братвой себе головы поломали, что бы этакое выдумать, чего бы на вывеске намалевать, чтоб сразу понимали - здесь отдыхают уважаемые бандиты и вымогатели. Кучу слов перебрали, а братан пожал плечами, да и выдал: Был, мол, такой остров в теплых морях, на котором морские разбойники добычу сбыть могли и корабли починить Да это вы и сами знаете.

К тому моменту, как Тортуга в первый раз открыла двери перед посетителями, мы такого натворили, что меня убить пытались пару раз. Гранату в нас кидали и из обреза стреляли. Кусок свинца мне прямо под левую ключицу вошел. Едва-едва легкое не зацепил. Я выстрел помню, а потом - тьма.

Очнулся уже в больничке. Глаза открываю, а надо мной ангел склонился. Так вот я со своей Наташкой познакомился. А пока здание клуба строили, среди строителей знакомства завел. Оказалось, всем нужна дешевая и покорная рабочая сила. У нас же, на нашем овощном рынке силы этой было сколько угодно. Мы с бывшим соседом моим - я в третьем подъезде с родителями жил, он в пятом - со смотрящим, Олегом Савой, бригады формировали и по площадкам развозили.

Потом я кому надо сигналил, чтоб именно эти стройки под облавы Миграционной службы не попали. Менты тоже любят покушать и на хороших тачках ездить. Как клуб заработал, стали мы в нашем, криминальном, мире известными людьми. Поднялись, так сказать, над остальными. У шефа, бывшего тренера дяди Вовы, таких как наша бригад десятка три точно было, а клуб только у нас.

Все в среде хулиганов держалось на понтах. Билет в заведение совсем не дорого стоил, но войти бесплатно - это статус, это известность и уважение. А от кого зависело пускать или нет?

Вот пришел этакий крутой пацанчик с кодлой своей, с девками, а ему суровый бык на входе рычит, типа, касса там. У пацанчика деньги из всех карманов, и он может и заплатить, но ведь его уважать меньше станут если он в очередь с другими страждущими зрелищ встанет. Потому он зовет меня или Коленка и, в виде одолжения, просится. Потом, спустя какое-то время, я с него ответную услугу попрошу. И от отказать не посмеет.

Сашку такая известность нравилась. Он молодых шакалов по кварталам насобирал и дрессировал. А мне, после двух месяцев в больничке, шоу-бизнес этот поперек горла встал. Я парнишку управляющим поставил.

Он немец, у него порядок в крови. Но душой-то - русский! Он было в свою Дойчляндию жить переехал. Год там прокантовался и вернулся. Скучно, аж зубы ломит. Приторно там и не по-человечачьи. В гости приходят, бутылку шнапса приносят. Домой идут - остатки спиртного с собой уносят Костя в клубе рулил, а я к строителям все больше прикипал.

В строительном управлении одном даже начальником по общим вопросам заделался. Так-то это давно уже была частная контора, директор, Олег Федорович, с главным инженером, Андреем Палычем, в свое время подсуетились, приватизировали. А название старое осталось. Раз, в светлый для каждого строителя праздник, на второе воскресенье августа, Федорыч с Палычем меня в оборот взяли. В институт строительный поступить.

Директор уже не молодой был, за шестьдесят. Говорил, мол, помру, кому все достанется? Дочка его давно замужем, в столице обитает. Внукам только бабло от деда надо. Помрет, мигом долю его в фирме продадут, заморачиваться не будут. А они, мол, с Палычем кровью и потом через разруху Перестройки проползли, дело развивали. Тогда вот смену свою во мне разглядели Я подумал, с Натой посоветовался, и пошел на заочное поступать. Санек чуть со смеху не умер, так смеялся, когда узнал. Я и сам бы его поддержал, если бы мне годом раньше кто сказал, что я в студенты заделаюсь Разбирался, по ночам сидел, книжки читал и формулы разбирал.

Контрольные делал и курсовики. С чертежами у меня только ничего не получалось. Но и тут решил. Козленок один высоколобый к девкам в общаге подкатился. Я младших к нему поговорить отправил. Так он даже сначала верить не хотел, что нашелся кто-то за девчонок вступиться.

В общем, козленок отправился на больничный, а я нарисованный благодарными студентками проект преподам сдавать. Как диплом получил, стал Федорыч меня везде с собой таскать. У нас не столица, у нас весь бизнес на личных связях построен.

На взаимных одолжениях и отношениях. Это я и без старого строителя знал, так что кое-где сумел-таки его удивить. Как наш дядя Вова с иглы снялся, и братва сеть гипермаркетов затеяла строить, наше СУ подряд и получило. Один я такой у шефа нашелся, фишку вовремя прочуявший. Майер рулил в клубе, я учился строить, а Миха, как приклеенный всюду со мной.

И всегда за баранкой. Коленок только неприкаянным болтался. То к блатным его несло, то еще куда. Как его брата старшего в Питере застрелили, мы, считай, последний раз всей бандой сработали. Съездили, нашли кто-чего и за что, и падлу привалили. Каждый по пуле выпустил, и ствол вместе с трупом в Финский залив скинули. И раньше, с детства вместе держались, а после той командировки, еще и кровью повязались.

Я Санька в службу безопасности фирмы пристроил, но тот уже без куражей жить не мог. Легкие деньги, легкая жизнь. Дядя Вова Коленка моего за бультерьера какое-то время держал. Не удивлюсь, если кроме того гада, что рыбам на корм пошел, на Саньке и еще кто был. Помер Федорыч уже в новом веке.

А полгода спустя и Палыч за старым другом ушел. И оба оставили мне свои доли в фирме. Чужой я им вроде был, нефига не родственник, а приняли меня старые волки, наследником хозяйства назначили. Надо сказать, вовремя я от бандитской темы отвалился. Ну не то, чтоб совсем. Скорее так - слегка в сторону отъехал. Дань дяде Вове иногда все-таки завозил. Под его, шефа, имя мне такие госзаказы отхватывать удавалось, что конкуренты только зубами скрипели.

Ко времени кризиса я уже целыми микрорайонами строил. Миллиарды через мои счета проползали. Не то чтоб прям олигархом был. Слухи о том, что прибыли со строительства почти как с героина - сильно преувеличены.

Люди думают, будто бы раз квартира стоит, допустим, десять миллионов, так их-то хозяин фирмы в карман и положит. Как бы не так. А чиновнички наши, крохоборы? Четверть цены - вчистую на откаты и дележ уходит. Но худо бедно ковырялся. Яхты стометровые не покупал, но жили мы с Натахой и сыном, Никитой в коттедже среди сосен, а ездил на "гелене". Нравилась мне его суровая простота. УАЗик в пределе своей эволюции. А вот у пацанов, тех, кто в хулиганах остался, дела все хуже шли.

Особенно, как высоких покровителей дяди Вовы за коррупцию посадили. Бандитам помогать не торопились. Они, полицейские начальники, теперь сами фирмы крышевали, и в подачках от братвы нуждаться перестали. Стали видных ударников криминального труда на собеседования таскать к следователям.

В делах давно прошедших дней копаться. Из архивов все наши прегрешения выкопали. Неуютно стало пацанам в городе, и деваться некуда. Миллионов никто не скопил чтоб по заграницам от глупых вопросов прятаться.

А потом, как-то вдруг, все кончилось. Ходили слухи, что дяде Вове нашему место определили, в загон определили. Типа - здесь твое, а сюда не лезь, занято. Еще, была у меня такая мысль, вполне может быть, что получил наш шеф "привет" от давнишнего своего соперника и врага - лидера краснополянинских, корейца Кима.

Тренер наш в новую власть не верил. Говорил, мол, чтоб порядок в России навести стальным нужно быть, титановым. Так кулак сжать, чтоб у наших людишек спины захрустели. А кто против, того плаха ждет с нетерпением. Или красные, Сталин там, или Троцкий. Пинками народишко в светлое будущее загоняли. А тем, кто упирался, или поперек базарил - лоб в зеленку. Хрен знает чего хочет, и как к этому всех вести собирается.

Так и получилось, что новую тему дядя Вова не вкурил. Надеялся, что все вернется, и вновь полетят по городу тонированные "бэхи" с бригадами наводить порядок среди коммерсов по совести и понятиям. А Ким - тот другой. Пацаны его в бизнес рванули, а он сам с ближниками - в политику. Дохлых кур бабкам раздали, бабло кому надо подвезли - типа пожертвование на выборы и краснополянинский в Госдуме очутился.

И в Облсовете его люди и в Горсовете. И все в партии власти состоят - хрен их подцепишь. В лихие девяностые эти депутаты так куролесили, такие куражи откалывали, менты до сих пор вспоминают - крестятся. А теперь - власть, бляха от ремня! Наших, окраинных, по следакам таскали, а эти трудовой мазоль на брюхе по заседаниям отращивали.

Думается мне, дяде Вове, ну и хулиганам нашим, лужок определили. Чтоб, блин, паслись спокойно, и в серьезные дела рыло не совали. Какому пацанчику, привыкшему понтово жить, такое понравится? Пусть и денег в карманах не меньше прежнего, но одно дело по крутизне своей иметь, и совсем другое - из выделенной кормушки. Барыги, те что еврофантиками у обменников банкуют, и те боятся перестали. Чуть что, к ментам или депутатам под крыло перебегают. И наказать - не смей.

И совсем уж придавить шефа Киму мешал спорт. Об этом тоже в саунах пацаны шептались. А кто главный дзюдоист страны? Подробности своих переговоров "в верхах" шеф до нас не доводил, но и так ведь понятно. Тренера при одном упоминании о Киме трясти начинало. И пошло-покатило из уха в ухо, побежал слушок, что будто бы даже за голову краснополянинского назначена награда.

И будто бы даже аж целый миллион вечнозеленых американских рублей. Коленок, совсем неожиданно для всех, в религию вдарился. Сначала по церквам зачастил, с попами долго общался и службу стоял. И вдруг пропал на несколько месяцев. Мы уж думать че попало начали, а он, как оказалось, в монастырь ушел. В области, в тихом месте. Мы с Поцем его туда навестить ездили, так этот Последний год перед уходом, Санек и вовсе в скиту каком-то жил. Чуть ли не один в хрен знает какой глухомани.

И кроме нас с Михой и видеть никого не желал. Такой вот у человека путь к Богу оказался Это я к тому все говорю, что разошлись пути. Расползлись все, поговорить не с кем. В криминал я больше не лез, и в чужие дела не вникал. Костю Майера к себе главным инженером перетащил - он тоже институт закончил, но он все-таки С ним мы от краснополянинских не отстреливались Все вокруг, ну кроме Поца - чужие. А тут вдруг младший брат позвонил.

Средний, дед Егор, тоже любимый, но Лехе восемнадцати еще не было, как мы с отцом его в армию отправили. Молодой был пацан, горячий. В той же секции, что и я, самбо занимался. Не у шефа уже конечно, у кого-то из наших пацанов. Ну и послал тренер мелких хачу в киоске о долге напомнить. И я бы пошел. Брат с друзьями тоже за словом в карман не лезли. И кончились прения двумя переломами у хача и арестом Лехи. Дерзкий барыга заявление писать не стал.

Он же не кот какой-нибудь, у него же не девять жизней. И Леху по-совести надо было бы отпустить, но протокол попал на стол начальника отдела по борьбе с бандитизмом, и тот тешил хапнуть дополнительное лавэ с известной в узких кругах фамилии. Ну и хапнул, сука. Да еще многозначительно так намекнул, что дело пока в сейфе полежит. Я пожал плечами и поехал к генералу ментовскому. Привет от дяди Вовы передать и в дом отдыха пригласить. И уже там, среди голозадых девок у бассейна и сосен, поинтересовался, почему жадного начальника никак не отправят за казенный счет на Северный Кавказ?

Отдохнуть, развеяться, и, за одно, навести там конституционный порядок? За что держите, мол, заслуженного человека в душном кабинете? Дома с отцом, пусть земля ему пухом, посоветовались, и навестил я военного комиссара нашего района.

Армия - школа жизни, вот и решили, что чем по стрелкам и разборкам за мной следом мотаться, пусть еще поучится. Так вот и получилось, что за два месяца до своего восемнадцатилетия отправился мой самый младший братишка в учебку. Попал братишка в морскую погранслужбу. Прямо скажем - в хорошие руки попал. Прижился там, человеком стал.

Два года оттрубил и на контракт остался. Потом - школа мичманов, женился. Медаль какую-то получил, или орден Да не один ли фиг? А тут позвонил со своего Сахалина, обрадовал. Какому-то "умному" в голову пришло, что не нужны больше российской армии и флоту прапорщики с мичманами. И пошел мой молодой еще братик на пенсию. Ну и чего ему там, на далеком острове, делать было? Собрали они с Любкой детей - двое уже у Лехи пацанов росло - шмотки в два баула закинули, да и прикатили.

Отцова хата пустая стояла. Все продать не решался. Они с женой и детьми чуть ли не в первом же мной построенном доме трешку полногабаритную получили.

About the Author: ronrecengi