Written by: Posted on: 20.08.2014

Полет сквозь годы п. кондратьев

У нас вы можете скачать книгу полет сквозь годы п. кондратьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Фогельсон Десять лет джаз-фантазия Н. Фогельсон Пароход Н. Фогельсон Под звон гитары Н. Орцеви е Пробуждение Н. Алымов Минц О. Соколов Миягава Я. Долматовский Земля моя раздольная сп. Шамов Куплеты Курочкина сп.

Фатьянов На крылечке сп. Лебедев-Кумач Песня пожарного сп. Фатьянов Приезжай,любимая моя А. Досталь е Пой всем сердцем,Москва! Абдуллина е Монтеверди К. Тарас Мурадели Вано Будь начеку! Кондырев Воспоминание об Алжире В. Соколов Намин Стас Скажи мне: Харитонов Напреев Б. Иванов Никитин В. Крылов Ночная дорога В. Матвеева е Никольский О. Панченко Никольский Ю. Ошанин Есть такая партия! Сурков Кончайте разбой! Зулин Новиков Г. Ножкин Нолинский Н. Чуркин е Хорошо быть молодым!

Чуркин 50 Овчинников В. Кармо Окуджава Булат Ах,пане,панове сп. Окуджава Песенка об Арбате Б. Окуджава е По смоленской дороге Б. Романов Ортега С. Дик е Дедушка и внучка муз. Кашежева е До свидания,друзья! Михалков е Если можешь,прости А. Доризо Песенка о нацистах С берлинского кичмана Ошанин е Островский Н. Добронравов Всегда готовы! Рождественский По порядку номеров - рассчитайсь! Добронравов Пашкевич О.

Горин е Перцев Д. Погорельский Подешт Л. Ольгин е Поклад В. Рыбчинский Покрасс Даниил Аккуратный почтальон Дан. Ласкин Боевая ополченская Дан. Ласкин Винтовка Дан. Лугин Дан приказ Дан. Лебедев-Кумач Казаки Дан. Солодарь Казаки в Берлине Дан. Солодарь Колыбельная Дан. Сурков Марш Буденного Дан. Ласкин Молодежная Дан. Лебедев-Кумач Москва майская Дан. Матусовский На Дальний Восток Дан. Долматовский Над рекой голубой Дан. Карпов Не скосить нас саблей острой Дан. Лебедев-Кумач Партизанская Дан.

Долматовский Песня артиллеристов Дан. Долматовский Песня о луганском слесаре Дан. Гусев Песня о столице Дан. Лебедев-Кумач Песня про казака Голоту Дан. Лебедев-Кумач Песня танкистов Дан. Лебедев-Кумач Подымайся,народ на мотив "Если завтра война" Дан. Лебедев-Кумач Праздничная песня Дан.

Лебедев-Кумач Принимай нас,Суоми - красавица Дан. Исаковский Прощание Дан. Исаковский Родная армия Дан. Колычев С тобой,моя песня Дан.

Сурков То не тучи - грозовые облака Дан. Сурков То не тучи-грозовые облака Дан. Сурков Три брата Дан. Лебедев-Кумач Три маршала Дан. Ласкин Три танкиста - мирный Дан. Ласкин У меня такой характер Дан. Долматовский Физкультурная боевая песня Дан. Агатов Покрасс Дмитрий Аккуратный почтальон Дан.

Лебедев-Кумач Винтовка Дан. Светлов е Дан приказ Дан. Вершинин Марш Буденного Дан. Добровольский Не скосить нас саблей острой Дан. Кабаков Партизанская Дан. Вершинин Песня о столице Дан. Симонов Праздничная песня Дан. Шевченко С тобой,моя песня Дан. Добровольский Польнарефф М. Харитонов Не дразните собак!

Гайкович е Пульвер Л. Лебедев-Кумач Пустыльник Н. Михалков Песня о Зое М. Машистов Рибин В. Пилипенко Розас Ю. Феоктистов Рунов Б. Гусев Салихов Э. Голяков Самонов А. Матусовский Санлуст С. Виницкий Сарсосо Р. Поженян е За рекою туман сп. Львовский,студенческий фольклор Светов Г. Гусев Секунда Ш. Богданович е Сердечков В. Прокофьев Сердюк А. Чуркин Сироткин Е. Прицкер е Снетков Б. Фатьянов Гибель Чапаева В. Чуркин е Казачья кавалерийская В. Гусев Как за Камой за рекой В. Лифшиц е Веселись,душа морская!

Шварц е Спевак Т. Садовский Стерн Л. Киршон Тарновский Л. Что это, прислушивался он к своему состоянию, неужели все же контузия? Нет, решил Никаноров, просто устал. Немцы, видимо, уже добили батальон, пожгли последние танки и теперь прочесывают лес. Мысль о том, что оставаться здесь больше нельзя, начала выдалбливать усталое сознание сержанта Никанорова, как непрерывные капли, стекающие по сучку, выдалбливали лунку рядом с противогазной сумкой, в которой лежали запасные диски для автомата.

Уходить, уходить… Бежать, бежать… Ать-ать-ать…. Но задремал с открытыми глазами. В прогале между соснами, по зарослям черничника и бересклета шли двое, потом к ним подошел еще один, в немецких касках, в темно-зеленых шинелях с погонами, у двоих винтовки на изготовку, у третьего — за спиной, этот третий что-то ест, кажется сухарь.

Откуда у него сухарь? Разве немцев кормят сухарями? Сержант Никаноров вздрогнул и почувствовал, как спина покрылась жаркой испариной. Подтянул к щели в шалаше автомат. У него полный диск. Идут не редкой цепью, как в бою, а толпой. Они не чувствуют опасности. Может, пройдут мимо и не заметят их шалаша?

Шалаш старый, сделанный еще летом, видимо во время сенокоса. Даже если заметят, могут не обратить внимания. Если их только трое… Только бы не заклинило автомат. ППШ ему достался от взводного.

Лейтенанта Акопяна убило вчера во время минометного налета, еще до прорыва. В груди отвердело так, что стало трудно дышать. Слишком долго приходится ждать, подумал сержант Никаноров о своем положении.

Братьев Кудряшовых и танкиста будить нельзя — зашумят. Тогда немцы точно заинтересуются одиноким ветхим шалашом под старой елью. Хорошо, что танкист затих, перестал бредить. В тумане сквозь дымку дождя виднелась тропинка, по которой шли еще несколько человек.

Их-то и взял на мушку сержант, когда решил стрелять, прежде чем немцы их обнаружат. Пока можно было воспользоваться единственным преимуществом — внезапностью. Но шедшие по тропе были одеты в красноармейские шинели. Их ведут туда, на запад, к Костырям.

Пленные вереницей прошли по тропе и свернули в заросли молоденького ельника, в сторону луга. Там слышались другие голоса. Значит, всех, кого обнаружили в лесу, сгоняют туда, на луг. Как они могли заночевать в таком опасном месте? Табак немецкий, суррогатный, но все равно приятный, все равно — табак. Последнюю завертку они сделали вчера, на пару с лейтенантом Акопяном.

Через минуту лейтенанту срезало затылок осколком мины, и сержант Никаноров прикопал его в овраге, где они лежали, прячась от обстрела, и докуривали последнюю самокрутку. У-хо-дить, у-хо-дить… Бежать, бежать-бежать, часто, с ускорением вдруг зашлепали капли дождя по каске.

Каску он не бросил. Теперь хоть голова была сухая. На какое-то мгновение его расчетливое сознание затуманилось, словно и туда проникла холодная пелена дождя. Он быстро и бесшумно раздвинул мокрые ветки и протиснул под них свое дрожащее тело.

Автомат все же решил не оставлять в шалаше, потянул за собой за сырой ремень. Противогазную сумку с запасными дисками — тоже. Немцы стояли по ту сторону и курили, тихо переговариваясь между собой. Они не видели, как сержант Никаноров бесшумно перебежал к зарослям можжевельника, прополз шагов двадцать и спрыгнул в овраг.

Заросли черничника и сырой мох глушили звуки его шагов. В овраге густо росла крапива и таволга. Теперь, к осени, они вызрели в жилистые бурые будылья и стояли плотно, словно болотный камыш. Здесь они не будут искать, с надеждой подумал Никаноров и перестал дышать.

Ему казалось, что немцы могут услышать его дыхание и то, как стонет, пищит, словно загнанная мышь, его душа. Нет, нет, он не трус, просто так лучше, так разумней. Рассредоточиться… Мелкими группами, как сказал старший политрук перед прорывом. Выходить лучше мелкими группами. Так больше шансов выйти. Хотя бы кому-то… Всем все равно не выйти…. Какие-то странные звуки донеслись со стороны сосняка. Сколько сержант Никаноров просидел в овраге, он и сам не мог определить. Выбрался, когда уже начало смеркаться.

В пасмурную погоду ориентироваться плохо. Солнце сквозь низкие тучи не угадывалось. Где оно теперь садилось, попробуй, разберись? Но деревья, обросшие с северной стороны лишайником и мхом, указывали, что восток там, за сосняком. А ему надо на юго-запад, чтобы выйти на дорогу. Варшавское шоссе наверняка удерживали наши.

Там слышалась дальняя канонада. Артиллерия работала километрах в десяти, не меньше. Ерунда, подумал он, два-три часа ходу. Только бы лес не кончался. Старший политрук несколько раз расстилал ее на дне траншеи, пытался понять, как им теперь быть. Нет теперь ни старшего политрука, ни карты. Но прежде чем уходить, он решил пробраться к шалашу и разбудить братьев Кудряшовых и танкиста.

Как тихо стало в лесу, когда ушли немцы. Выбравшись из оврага, он снова прислушался. Ни его, ни шалаша. Можжевеловые кусты покачивались от тяжести дождевых капель, висевших на каждой иголке. Он пробрался ближе к соснам, стараясь не задевать унизанных дождевыми каплями можжевеловых веток.

Он умел ходить в лесу тихо, не оставляя следов. Теперь у сержанта Никанорова появилась уверенность, что он выйдет из окружения, выберется из этой жуткой передряги, в которую попала, видимо, вся дивизия, и выведет братьев Кудряшовых и контуженого танкиста. Руки все еще дрожали, но в ногах появилась твердость, и голова работала ясно, как будто в последнюю ночь он хорошенько выспался. По своему следу, который мог определить в зарослях черничника и моха только он сам, сержант Никаноров пробрался к шалашу.

Как тихо было кругом! Шум в ушах прекратился, и он явственно слышал ту лесную тишину, о которой в последние месяцы только вспоминал, думая о своей родной деревне, о семье и обо всем довоенном. Стволом автомата он отвел мокрые ветки.

В шалаше было пусто. Он раздвинул ветки пошире. Ничего, кроме обрывка грязного бинта на примятой белесой подстилке, он не увидел.

Ушли… Бросили его и ушли… Куда? Где их теперь искать? Он обошел шалаш вокруг, пытаясь найти хоть какие-то следы и понять направление их движения.

Но ничего не нашел. Хотя кругом было все истоптано. И возле лаза в шалаш валялся промокший от дождя окурок сигареты. Сержант Никаноров поднял окурок. У разведчиков выменивали на тушенку. Сержант Никаноров сделал еще один круг, на этот раз обходя шалаш пошире и осматривая каждый кустик, каждый перевернутый листок и опрокинутый мухомор. То, что он увидел в следующее мгновение, заставило его вздрогнуть и присесть в черничник.

Возле березы валялась винтовка. Это была винтовка братьев Кудряшовых. В примятом черничнике три обоймы и несколько патронов россыпью. Если бы они бросили винтовку сами, зачем ее было разбивать о березку? Вон она, свежая метина на березовой коре. Ударили с силой, так что отлетела торцевая металлическая накладка приклада. Теперь сержант Никаноров понял, что его бойцов угнали немцы. Вот откуда слышался тот странный звук, когда он сидел в овраге. На мгновение он оцепенел.

Он пытался оценить положение, в котором оказался, и свои действия, но не мог. В голове снова появился шум. Он накатывал волнами, как дождь в поле во время ветра. Но теперь в лесу было тихо. Спустя двое суток, ночью, он вышел на пост одного из батальонов й стрелковой дивизии. В окопе боевого охранения сидели четверо. Они накормили его холодной кашей, налили в кружку самогонки.

Он выпил и заплакал. Каша не лезла в горло, падала на колени и на полы шинели. Он подбирал ее и дрожащими пальцами запихивал в рот. О ком плакал он тогда, в окопе боевого охранения под Кузьминичами? О себе ли, что вышел все же к своим, несмотря ни на что? О своих ли товарищах, о братьях Кудряшовых и танкисте, судьба которых теперь терялась в гигантской буре бушевавшей вокруг войны? О тех ли, кого оставил на Стряне?

Сержант, сидевший у пулемета, посмотрел на его внезапные слезы и покачал головой:. Больше тебе наливать нельзя. Скоро сменимся, тогда отведем в штаб. Там и горяченького поешь. В й новый командарм. Генерал Богданов одновременно занимал должность заместителя командующего войсками Резервного фронта. Только что с должности командарма был смещен генерал-майор Дмитрий Михайлович Селезнев.

Причиной его отстранения от командования стали неудачные действия й армии в ходе Ельнинской наступательной операции. Генерала, по всей вероятности, ждал суд. Если учесть, что ситуацией управлял командующий Резервным фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков, имевший в войсках репутацию человека жестокого и бескомпромиссного, то перед генералом Селезневым открывалась мрачная перспектива. К счастью, на должность командарма 43 пришел человек и генерал, которого война уже протащила по своим крутым горкам, рвам и окопам, и он знал, что такое невыполнимые приказы и какой противник стоит по ту сторону нейтральной полосы и что после каждой неудачи начальству требуется козел отпущения.

Жукова отозвали в Ставку и вскоре направили под Ленинград. Генерал с таким твердым характером и таким оперативным умом и интуицией, какими обладал Жуков, в те труднейшие дни нужен был везде. Особенно остро это понимал Сталин. Он направлял Жукова туда, где положение либо приближалось к катастрофическому, либо уже было таковым.

Разбираться с делом генерала Селезнева поручили его преемнику. До сих пор история отстранения от должности генерала Селезнева и его дальнейший арест являются предметом дискуссий историков и краеведов. Период был сложный, и он не оставил подробных документов. Некогда было документировать некоторые распоряжения и приказы. Так вот по одной из версий, которая наиболее правдоподобна, новый командующий спустил дело генерала Селезнева на тормозах. Богданов поступил весьма мудро: Это спасло генерала Селезнева от военного трибунала, а генералу Собенникову дало законный повод не доводить дело до суда.

Забегая вперед, скажу, что генерал Селезнев еще вернется на страницы нашего повествования в качестве спасителя ситуации под Угодским Заводом и Тарутином. И это произойдет очень скоро. Петр Петрович Собенников родился 13 июля года в Кронштадте в семье офицера царской армии.

Его отец в годы Русско-турецкой войны — годов отличился в одном из сражений под Плевной, за что был пожалован офицерским чином и дворянским званием. Петр Собенников пошел по стопам отца, поступил в Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, с успехом окончил его и в звании прапорщика отбыл на фронт Первой мировой войны.

Училище, которое окончил будущий генерал Красной армии, было элитным военным учебным заведением. Дворянское происхождение Собенникова не раз будет ему аукаться. В году, сняв погоны царского офицера, Собенников вступил в Красную гвардию. Воевал за лучшую долю для своих соотечественников. Служил в Красной армии на командных должностях и в штабах. С года преподавал общую тактику в Военной академии имени М. С года — заместитель генерального инспектора кавалерии РККА.

В марте года назначен командующим 8-й армией Прибалтийского Особого военного округа, который вскоре будет преобразован в Северо-Западный фронт. В двадцатых числах июня части 8-й армии контратаковали немецкие войска под Шяуляем и задержали их наступление на несколько дней. Успешная атака Собенникова была замечена Ставкой, и вскоре генерала назначают командующим войсками Северо-Западного фронта.

Но в дальнейшем военная удача отвернулась от него. Северо-Западный фронт подвергся новым ударам немецких войск. Началась полоса поражений и неудач. Ставка склонна была виновных искать на месте. Были расстреляны командующий й армией генерал-майор Качанов, его заместитель, начальник артиллерии армии генерал-майор Гончаров. Собенникова отстранили от должности, но не арестовали. Назначили с понижением — командующим одной из армий Резервного фронта. И вот в самый разгар наступления Красной армии на Рославльском направлении генерал-майор Собенников вступил в должность командующего войсками й армии.

Дивизии и части армии, занимавшей, пожалуй, самое опасное направление — участок фронта на Варшавском шоссе, к началу сентября понесли большие потери и пребывали не в лучшем состоянии. В состав армии вошли я стрелковая дивизия генерала Преснякова, а также я и я танковые бригады. Обе бригады не имели и десятой доли бронетехники, которой располагала погибшая в окружении я танковая дивизия.

Холмец — сд и тбр, по Стряне с севера сп, далее тбр, в тылу у Шатькова — сп, по Десне от Стряны до д. Липовка — сп сд. Участок от Холмец до Новословени район д. Ломакино — сп 60 сд ополченцы Москвы. От Новословени до Новотрояновки — сп сд. От Кукуевки против современного Десногорска Рославльского района Смоленской области до Колодези, перекрывая шоссе, стоял 12 сп 53 сд, затем от Колодези до Дубровки стоял сп 53 сд имея даже плацдарм на другом берегу Десны у Караковичи , а на стыке с Брянским фронтом — полк сд от Дубровки до Фроловки.

Генерал Собенников располагал также тремя гаубичными полками и двумя зенитными батареями. Вместе с дивизионными артполками и артиллерией стрелковых полков армия имела орудий и минометов. В сентябре армии подчинили ю смешанную авиадивизию. Но она лишь считалась таковой, имея 6 исправных истребителей и 4 бомбардировщика.

Сил сад хватало лишь на разведывательные полеты. В нее теперь входили три армии и три танковые группы — 13 армейских и 8 моторизованных корпусов, 72 расчетные дивизии, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных. Вся эта армада была выстроена в два эшелона и, как хищник, изготовившийся для решающего броска, затаилась в рославльских и брянских лесах и ждала нужного момента. Нужный момент был определен директивой Генштаба от 17 сентября года. Директива, кроме всего прочего, требовала от войск строжайшей скрытности и тайны передвижения и сосредоточения.

В сентябре из района Ленинграда в район Рославля была переброшена 4-я танковая группа. Таким образом, из четырех танковых групп, действовавших на русском фронте, для удара на Москву немцы сосредоточили три. Следует также учесть, что именно 4-я имела полнокомплектные дивизии и полки, которые накануне были пополнены новыми танками и бронетехникой и доведены до штатной. Танковые группы фон Бок расположил следующим порядком: Но сопротивление наших отдельных частей, полков, дивизий, противотанковых дивизионов, батарей и просто одиночных орудий заставит их значительно дольше, чем планировалось, задержаться под Вязьмой, у Брянска и Трубчевска, у Юхнова, Медыни и Малоярославца.

Сталин переиграет Гитлера и здесь. А генерал Жуков окажется более гибким и удачливым полководцем, чем фельдмаршал фон Бок.

Помните, что воскликнул князь Кутузов, наблюдая за продвижением наполеоновских войск к Москве? Будете мерзнуть в поле, в окопах, под калеными ветрами русской зимы! Будете вздрагивать от скрипа снега под лыжами русских автоматчиков! Переброска ее производилась в строжайшей тайне. Москва не должна была знать, какую силу накапливает фон Бок в районе Рославля. Для того чтобы запутать советскую разведку, под Ленинградом, где все это время действовали танковые дивизии Гёпнера, оставили штабной радиопередатчик, который продолжал работать в прежнем режиме с прежними, но теперь уже подставными абонентами.

Наша радиоразведка, хорошо зная его стиль и почерк, ничего тревожного не почувствовала. Одновременно с этими мерами предпринимались другие. К примеру, из района севернее Ельни на стыке 4-й и 9-й армий противник постоянно атаковал небольшими подразделениями с ограниченными целями, беспокоя нашу оборону и создавая видимость разведки боем с целью нанесения именно здесь последующего сосредоточенного удара крупными силами.

По данным американского специалиста по советской и немецкой истории Брайана И. По другим данным, на Здесь следует заметить, что некомплект в своих дивизиях немецкие полевые командиры еще с лета начали усиленно восполнять советскими военнопленными.

Как ни горько это осознавать, но в немецкий плен часть красноармейцев попадала добровольно. Бросали оружие и поднимали руки при первой опасности. А затем, оказавшись в плену, где главной и единственной целью для них стало выживание, многие пошли служить германской армии, в основном в качестве рабочей силы, обслуживающей и обеспечивающей войска передовой линии.

Каждый полк немецкой пехотной дивизии к концу лета го имел сверх штата так называемый четвертый батальон , сформированный из коллаборационистов — людей, по различным причинам добровольно перешедших на сторону вермахта и согласившихся служить его интересам.

После нескольких месяцев войны на Востоке, где боевые действия отличались от военных маневров на Западе наибольшим числом потерь, немецкие командиры поняли, что Германия не сможет целиком компенсировать выбывших.

Они чинили обувь и одежду, стирали, ремонтировали, обслуживали, обеспечивали. Особую группу составляли подразделения по борьбе с партизанами и вооруженные добровольцы. Люди, служившие в этих подразделениях, исповедовали две основных религии: Впоследствии многие из них либо ушли в лес к партизанам, либо оказались в рядах власовских войск. Так что некомплект немецких дивизий был относительным. Но это уже другая тема. Что касается численного состава Резервного и Брянского фронтов, то они имели каждый соответственно человек и человек.

Немцы превосходили нашу объединенную группировку и по личному составу, и по вооружению. После осуществления прорыва, прикрываясь с востока, поворачивает крупными силами в направлении автомобильной дороги автострады Смоленск — Москва с обеих сторон Вязьмы.

Она для этого прорывает позицию на Десне с основным ударом на своем северном фланге и наступает в направлении Сухиничи — Мещовск. Обеспечить армию от действия противника из гор. Использовать возможность захватить город, особенно ж. Начало наступления либо на рассвете по световому сигналу на случай возможного тумана для использования элемента внезапности , либо — в 9.

Все подготовительные мероприятия к этому часу должны быть завершены. В указанное время войска открывают шквальный огонь по всему фронту армии. Через считаные недели все три важнейших промышленных района окажутся в ваших руках!..

Территории, которые на сегодняшний день завоевали немцы и союзные нам войска, в два раза превышают территорию нашего рейха…. За три с половиной месяца, мои солдаты, наконец-то создана предпосылка для нанесения врагу последнего и решающего удара, который еще до наступления зимы должен привести к окончательному разгрому врага. Непосредственно перед боевыми порядками армии генерала Собенникова к атаке готовилась 4-я танковая группа Гёпнера.

На Десне также стояли два армейских корпуса 4-й полевой армии: Как о том свидетельствуют многочисленные источники, немецкие войска превосходили подразделения и приданные части й армии на Спас-Деменском направлении в людях — в 3,2 раза, в орудиях и минометах — в 7 раз, в танках — в 8,2 раза.

Противник имел полное превосходство в воздухе. Генерал Гальдер записал в своем дневнике: Катя Лукина с однокурсницами, такими же комсомолками, как и она, уже третью неделю работала на окопах. Так они называли свое грандиозное сооружение, которое уже начало принимать очертания. Противотанковый ров тянулся от поймы одной речушки к болотистой пойме другой и перехватывал большак от Семирёва на Крайчики и далее на Киров. Речушки назывались — одна, побольше, Десёнкой, а другая Оболонкой.

Оболонка была холодной, родниковой. Там они брали воду. А в Десёнке иногда купались, хотя уже заканчивался сентябрь, и ночами было совсем холодно. На западе, в стороне Десны, иногда громыхало. Канонада походила на дальнюю грозу, когда неясно, придет она сюда или нет, погромыхает, порокочет в дальних полях и уйдет дальше.

Страшнее, когда вдруг из-за леса появлялся самолет. Он всегда появлялся неожиданно. Выныривал из-за леса, поблескивая на солнце стеклами фонаря кабины, стремительно скользил над полем своим тонким поджарым контуром, потом над деревней, что лежала за лесом на большаке, разворачивался и проносился над их рвом.

Он оглушал рокотом мотора, косой угловатый крест его огромной тени, казалось, срезал все живое, не успевшее укрыться во рву или в придорожном кювете. Иногда из самолета белым снегом сыпались листовки.

Катя никогда не унижалась до того, чтобы прикасаться к ним. Так им было приказано, так они постановили на комсомольском собрании. Но содержание многих им было известно. Листовку можно было читать и не прикасаясь к ней. К ним летал один и тот же самолет. Они его приметили по раскраске и масляному пятну под мотором на капоте. Дядя Игнат приходил к ним из деревни Трусовки, где работала вторая бригада, копавшая им навстречу от речки Оболонки. Дядя Игнат был добрым человеком, и иногда, когда кто-нибудь из Катиных подруг не выполнял суточную норму, все равно ставил в своей тетрадке: Он все здесь знал.

И его все знали. Даже бойцы, которые охраняли склад каких-то ящиков, ровными штабелями сложенных в зарослях ольховника неподалеку от дороги на Трусовку, частенько по разным делам и надобностям приходили к нему. Командовал ими лейтенант в новенькой шинели и новеньких ремнях, с новенькой кобурой пистолета на боку. Бойцов у него в команде было немного, человек шесть или семь. Жили в палатке, поставленной там же, у штабелей. Лейтенант выглядел совсем мальчишкой, похожим на первокурсников, над которыми Катя и ее подруги всегда свысока посмеивались.

Но ростом он был выше самой высокой из них почти на голову. Когда Катя сказала ему, что его подчиненный, часовой Порфирий Фомич не пропускает их по стежке к колодцу, он ответил, что теперь здесь ходить запрещено — территория склада, но взглянул на нее и тут же покраснел. Все это заметили и вечером сказали Кате:. Она отмахивалась от подруг. А потом, оставшись одна, вдруг вздохнула и задумалась….

Вот засекет их германский ероплан, наведет других… Что тогда тут будет? Но вскоре там, за горбовиной поля, где виднелись трубы деревенских изб, появилась зенитка. К удивлению всех, расчет зенитки состоял из девушек. Таких же, как Катя. Только они были в военной форме и потому выглядели постарше студенток. Зенитчицы обставили зенитку елочками, замаскировали ветками ольхи и березы.

Соорудили навес, накрыли его льняной соломкой, привезенной с окрестного поля с разрешения дяди Игната. Самолет прилетел после обеда. Зенитка сделала по нему четыре выстрела. Белые облачка взрывов зенитных снарядов вспыхивали то ближе, то дальше от поджарого корпуса самолета.

Ловко маневрируя между ними, он миновал зону огня, сделал крутой вираж, нырнул вниз, и через мгновение зенитка, навес из льняной тресты, натыканные в землю елочки маскировки потонули в огне, дыму и пыли. Потом самолет прошелся вдоль рва, поливая из пулеметов всех, кто в нем находился. До вечера Катя Лукина с подругами разыскивали разбежавшихся по лесу и по пойме девчат. Некоторые были ранены и требовали медицинской помощи. Некоторые были напуганы так, что не могли произнести и слова.

Их посадили в подводы и развезли по деревням, где они квартировали. Троих студенток, одну женщину из заводской группы и пятерых зенитчиц. Хоронили без гробов, завернув в плащ-палатки и одеяла. Среди погибших лежало тело Катиной подруги, однокурсницы Веры Варенцовой. Катя хорошо знала маму Веры и ее старшую сестру.

Она смотрела на бледное лицо подруги, и ее охватывал ужас: Лейтенант был бледен и уже не выглядел мальчишкой. Вместе с пожилым бойцом Порфирием Фомичом, другими бойцами и дядей Игнатом он переносил к могиле тела убитых. Потом всех сложили внизу, в один ряд и начали закапывать.

На следующий день на работу вышли не все. Раненых увезли в райцентр. Несколько человек сказались больными. Перемычка, отделявшая одну бригаду от другой, в этот день сокращалась гораздо медленнее.

Надобно еще хотя бы по пять метров с каждой стороны. Посматривали на заходящее солнце. Самолет в этот раз не прилетал. Ночью, когда лопата из рук Кати буквально вываливалась, а сознание начал опутывать морок непреодолимого сна, кто-то незнакомо тронул ее за плечо и взял из рук лопату.

Она подняла глаза и увидела лицо лейтенанта. Она не разглядела в темноте. А я за тебя поработаю. Он расстелил на дне рва свою шинель. Катя послушно легла в ее тепло, поджала ноги, укрыла их сырыми от росы полами шинели и тут же уснула. В полночь бригады закончили работу и разошлись по деревням на ночлег. Лейтенант, радуясь, что девушка осталась с ним одна, работал всю ночь. Он рубил песчаную стену рва, выбрасывал землю на среднее плечо, потом поднимался туда на лестнице и снова перебрасывал тот же грунт наверх.

Еще не рассветало, когда, сменившись на посту, к нему пришел пожилой боец Порфирий Фомич и тоже взялся за лопату. Свою шинель он тоже снял и укрыл ею спящую девушку. Когда пришли бригады, они успели отрыть примерно около полутора метров рва. Оставалось около десяти метров.

На западе в стороне Десны в это утро загрохотало по всему горизонту. Иногда вспыхивало и подолгу трепетало над лесом зарево. Лейтенант и Порфирий Фомич ушли. Старый боец забрал свою шинель, а лейтенант будить Катю не стал. Женщины вначале не поняли его, ожидая, что он скажет, сколько метров осталось им копать.

Германец на прорыв пошел. Спешить нам надобно, девоньки мои милые. Вскоре на дороге запылили грузовики. Один за другим они подъезжали к складу и тут же, быстро загрузившись, уезжали в сторону деревни Суборово. К полудню верхами на взмыленных лошадях прибыли двое военных интендантов и приказали срочно сворачивать работы и уходить. Дядя Игнат потребовал у военных документы. Документы оказались в порядке. На станции вас уже ждет состав. А здесь сегодня, возможно, будет бой.

Дорогу приказано было оставить для проезда автотранспорта в сторону Кирова и станции Занозной. Бригады быстро очистили ров, и через несколько минут белые косынки уже мелькали в березняке в сторону Воронцова, Трусовки и Полянки, где квартировали калужанки.

Катя Лукина с подругами осталась. На правом берегу речки Десёнки от Семирёва на Киров параллельно этому шел другой большак. Там они еще на прошлой неделе выкопали траншеи и окопы. Тоже приезжали лейтенанты с инженерными петлицами, сделали трассировку, расставили колышки и уехали.

Только уехали верховые, на дороге от Суборова показались две запряжки с артиллерийскими передками и небольшими приземистыми пушчонками со скошенными щитами. С передка соскочил чернявый младший лейтенант и распорядился: Дядя Игнат, наблюдая за суетой артиллерийских расчетов, покачал головой: Вон там, между речкой и дорогой в лесочке.

Да я вас сейчас провожу. Лугин Будьте счастливы В. Рябинин е Будь,что будет Я. Рубцов е Бульвары А. Островой е Бумажные кораблики З. Левицкий Бумажный солдатик Б. Окуджава Бумчик и барабан Д.

Энтин Бурлацкая русская нар. Анчаров е Бухенвальдский набат В. Соболев Бушует полярное море Е. Атлаузен Бывали дни веселые русская нар. Лабковский е Бывалый повар З. Малков Бывалый старшина Н. Костюковский Бывший фронтовик Ю. Лабковский Была весна Г.

Алферов Была любовь В. Шаферан Была у Фрола К. Филиппова е Было время грозовое А. Коркин Было дело под Полтавой русская нар. Строк Было или не было В. Танич е Было нас четыре друга В. Давидович Было у тещеньки семеро зятьев русская нар. Бюль-бюль оглы - О. Гаджикасимов е Быть солдату начеку А. Рождественский Вальс Б. Градов Вальс дружбы А. Евтушенко Вальс о хороших людях М. Ошанин е Вальс подводников Б.

Морозов Вальс при свечах О. Ваншенкин Вальс расставанья Я. Ваншенкин Вальс Садового кольца Е. Завальнюк е Вальс сп. Шаферан е Варежки Е. Доризо е В Артек М. Михалков Варшавский дождь Д. Сергеев е Варшавянка революционная песня - Г. Кржижановский "Варяг" Н. Студенская "Варяг" Плещут холодные волны русская нар. Лихарев е Василий Васильевич Н.

Ласкин Васильки П. Халецкий е Вас хочу будить утром Э. Слободской е Вася-Василек А. Алымов Вася Крючкин В. Окуджава В белых просторах М. Ошанин В боевой поход Н. Ошанин В Брянском лесу тишина Н. Грибачев В вагоне поезда И. Карелина В Волгограде М. Ошанин В горнице А. Рубцов е В городе над Доном Ростов С. Костырев е В город приходит весна Н.

Насонкин е В городском саду М. Фатьянов В гости к друзьям Н. Шведов Вдали от родимой земли Ю. Малков В дальнем рейсе Ю. Лабковский В дальний путь А. Лифшиц е Вдвоем Э. Дербенев В день рождения А. Харитонов В деревне было Ольховке русская нар. Градов В добрый час!

Жаров В добрый час,счастливый путь Т. Залуцки Вдова и домовой П. Ставицкий Вдоль да по речке русская нар. Масс Вдоль деревни В. Исаковский Вдоль по Питерской русская нар. Пухначев В дорогу М. Брянский В дорогу друзья! Фатьянов Вдруг тебя вспоминаю Е. Румарчук е Ведерки Б. Гаджикасимов Ведет гармошка разговор Л. Добронравов Великаны и гномы А.

Дербенев е Великий праздник Октября Б. Максимов е Величальная И. Исаковский Величальная Сталину К. Девиденис Велотур Д. Лебедев-Кумач Венец творения Л. Олев Венок Дуная О. Долматовский Венсеремос совр. Рождественский Верасы И. Танич Веришь,не веришь А. Ошанин е Верная тропинка Е. Харитонов Верни любовь И. Рыбчинский Верни мне музыку А. Вознесенский е Вернисаж Р. Резник е Вернись Р. Берне Вернись итальянская н.

Халецкий Вернись в Сорренто Э. Норкин Верному другу О. Фадеева е Верность А. Вахнюк Верность женская моя А. Блок Верность,отвага и честь Ю. Пляцковский Вернулся я на Родину М. Матусовский Верный друг А. Белинский Верный друг Б. Соснин Верный наш колодец русская нар. Лабковский Верны мы долгу своему всегда У. Окуджава е Версты В.

Ошанин е Вертолет А. Куклин е Верую Е. Поженян Верую в тебя Е. Высоцкий Верю,верю П. Халецкий е Верю и не верю В. Харитонов Верю тебе В. Малышев Верю я А. Дементьев Верю я Р. Левицкий е Веселая переменка К. Садовский Веселая песенка З. Мамлин Веселая туристская В. Энтин Веселая фуга В. Шаинский - вокализ Веселая эстафета Ю. Халецкий Веселись,душа морская! Гурьян Веселое звено М. Михалков Веселые километры Н. Долматовский Веселые путешественники М. Михалков Веселые частушки частушки - В. Лебедев-Кумач Веселый друг гармонь К.

Тихонов Веселый запевала - безусый паренек А. Гурьян Веселый зонтик Е. Филатов Веселый май оперетта "Голландочка" И. Михайлов Веселый марш В. Харитонов е Веселый марш монтажников Р. Котов Веселый поезд В. Раскин е Веселый светлячок З. Садовский Веселый танкист А. Дыховичный Веселый турист Е. Михалков Веселый турист А. Натансон Веселый филателист З. Садовский Весеннее настроение О. Фадеева е Весенний вальс М.

Блантер Весенний вечер Ю. Ошанин Весенний Ленинград А. Ромм Весенний марш И. Михалков Весенний наигрыш Т. Авдиенко Весенняя бессонница Г. Ошанин Весенняя ленинградская В. Фогельсон Весенняя песенка О. Анофриев Весенняя песенка А. Фадеева Весенняя песня Н. Герман Весенняя праздничная Н. Высотская Весна Э. Костюковский Весна го года А. Долматовский Весна Весеннее танго В.

Миляев е Весна,весна пришла в Москву Е. Вольпин Весна на полюсе В. Пургалин Весна Победы А. Сергеев Весна Победы М. Чубенко Весна сорок пятого А. Долматовский Весна сорок пятого года А. Долматовский Весной А. Донникова Весною в Заречье В. Пухначев Веснушка русская нар. Глазкова е Веснушки С. Долматовский е Весны Е. Куксо е Весточка К. Сурков Ветер Е. Суслов Ветер Н.

Шишко е Ветер Г. Смирнов Ветер клонит тонки веточки К. Досталь Ветер моря К. Жаров Ветерок,лети к невесте Г. Олев Ветер свободы С.

Каменецкий Ветер северный Я. Гофф е Ветер шумит Р. Писаржевская Ветка рябины Б. Ошанин Ветренная женщина М. Резник е Ветры-ветерочки русская народная песня,Н. Полонский Вечер вальса И. Матусовский Вечер в парке К.

Белинский Вечер на рейде В. Чуркин Вечерние вокзалы В. Бюль-бюль оглы - И. Кулиева Вечерний вальс М. Гуревич Вечерний город П. Гайкович Вечерний звон А. Мур Вечерний звон русская нар. Козлов Вечерний эскиз А. Добронравов Вечерняя песня А. Брянский Вечерняя песня В. Чуркин Вечерок вечерается русская нар.

Рябинин е Вечная весна Д. Шаферан Вечная слава В. Соболев Вечная слава героям М. Лебедев-Кумач Вечная слава героям Б. Гурьян Вечное движение Д. Харитонов Вечный двигатель М. Татаринов е Вечный призыв О. Садовский Вечор поздно из лесочка русская нар. Ласкин В защиту Земли Б.

Владимиров В защиту мира В. Френкель В звездный вечер И. Регистан Взвейтесь кострами С. Жаров Взвейтесь соколы орлами А. Шилов Взвился в небо сокол Л. Долинов В земле наши корни А. Долматовский В землянке К. Сурков В зимнем лесу Б. Смирнов Взрослые дочери О. Доризо Взрослые и дети В. Танич е Взяв би я бандуру украинская нар. Лабковский Виден сокол по полету Л. Ходосов Видно,так устроен свет Д. Пляцковский е Виноград в саду цветет русская нар.

Александров - текст красноарм. Асеев Виталий Палыч Ю. Боков е Вишня С. Прокофьев е В кабинете Гагарина тихо Ю. Визбор В кафе "Молодежном" М. Матусовский В Колонном зале Л. Ходосов В Комсомольске-на-Амуре Г. Георгиев В кювете Н. Бедный Владимирские страдания русская нар. Рохас В Ленинграде Н.

Фогельсон В лесу прифронтовом М. Исаковский е В лесу прифронтовом народная версия М. Кудашева В любимом Бухаресте М. Белинский Влюбленный бригадир Н. Лабковский Влюбленный гарнизон Я. Фадеев В мае О.

Анофриев Вместе весело шагать В. Матусовский Вместе с Комсомолом навсегда! Пляцковский Вместе с песней С. Халецкий В метель М. Фрадкин В мире есть красавица одна Э.

Кархулеску В мире чудаков Е. Молотову величальная песня В. Исаковский В моем сердце Москва М. Соколов В море идут катера А. Добронравов В морском порту Казани А. Ерикеев В Москву И. Лебедев-Кумач В Москву нельзя не влюбиться Е. Лаписова В нашей деревне Н. Поликарпов В нашем городе дождь Э. Евтушенко е В нашем клубе Б. Семернин В небе звезды горячи Т.?. Богданов В нежданный час А. Рождественский е Вниз по Волге-реке русская нар.

Шаховской Вниз по матушке по Волге русская нар. Львовский В новогоднюю ночь Л. Грановская В новогоднюю ночь Я. Гребнев Вновь качается полка Я. Дербенев Вновь к черемухе В. Фатьянов Вновь продолжается бой А. Добронравов В ноги стелется трава-мурава Ю. Рыбчинский В ночной степи А. Однопозов Вовек не покинул бы я берега М. Букин Во все века и времена О. Рождественский е Во всем нужна сноровка В.

Лебедев-Кумач В одной судьбе М. Ковалев В одном почтовом ящике А. Бершадский Военный век В. Костюрин Возвратился пограничник В. Пухначев Возвратятся домой корабли И. Карпеко Возвращайся алжирская н. Цейтлин е Возвращаться в те места С. Ошанин е Возвращение И. Каменецкий Возвращение С. Рейтман Возвращение романса О. Кохановский е Возле города Кронштадта Ю. Винников Возле города Тамбова А. Пляцковский Возле речки В. Белинский Возле сада Л.

Лапиров Возле сада Г. Чуркин Возле трех дорог О. Рябинин е Возможно А. Шаферан е Возрождение земли Т. Матусовский е Возьмем винтовки новые В. Маяковский Возьми гитару А. Пляцковский Возьми меня с собой А. Танич Войска собирает Зарница Я. Суслов е Вокализ А. Ошанин Вокзалы А. Шаферан е Вокзальная площадь А. Сергеев Во кузнице русская нар. Пляцковский е Волга-Дон Д. Высотская Волга морем стала В. Жаров Волга-реченька глубока русская нар. Бурыгин Волга - родина моя Ю.

Пришелец Во лесочке комарочки русская нар. Черняев Волжская бурлацкая А. Колычев Волжская краса П. Чечев Волжская песня о Ленине В. Кондырев Волжские напевы А.

Михайлов Волжские напевы Глазки карие Г. Боков Волжские припевки Ю. Дербенев Волна,волна А. Рыжов Волны шепчут В. Матусовский Волошковi очи К. Доминчен - Мартынюк Во лузях русская нар. Шубин Волшебная ниточка П. Бюль-бюль оглы - Л. Дербенев Волшебные корабли А. Вердян Волшебный горн Ю. Ибряев Волшебный цветок Ю. Пляцковский е Вольные ветры Ю. Мазнин Вольный простор П. Полухин Во поле береза стояла русская нар. Шишлянников Воронежские напевы Ю.

Золотарева Восемнадцать лет О. Застрожный Во славу жизни М. Софронов Воспоминание А. Рождественский е Воспоминание И. Фадеева е Воспоминание об Алжире В. Долматовский Воспоминание об эскадрилье "Нормандия-Неман" М. Долматовский Воспоминание о "Нормандии-Неман" М.

Долматовский Воспоминание о полковом оркестре Ю. Рождественский Воспоминание о прошлом - М. Рождественский е Воспоминания М. Агатов е Воспоминания об Алжире В. Долматовский Восточная песня Д. Гаджикасимов е В ответ на твой обман Н. Танич Вот и все Ю. Сауткин Вот и все А.

Гусев Вот и день прошел Т. Бабаев Вот какая беда Б. Кохановский е Вот как бывает Ю. Дюнин Вот какие пироги Е. Погорельский Вот кто-то с горочки спустился русская нар. Терентьев - народные е Вот мчится тройка почтовая русская нар. Вот мчится тройка удалая русская нар. Рыжов е Вот опять окно М. Цветаева В отпуск Б. Танич Вот снова этот двор А. Ошанин е Вот солдаты идут К. Львовский Вот так сборы Т. Островский Вот уеду А. Рябинин Вот что значит любовь А.

Пухначев Вот,что песня сделала В. Долматов е Вот,что такое Артек! Матусовский Вот я какой В. Голяков Во французской стороне Д. Гинзбург е В парке весна О. Финк В парке у Мамаева кургана Я. Гофф е В парке Чаир К. Арский Вперед,друзья революционная песня Вперед,заре навстречу А.

About the Author: Ульян