Written by: Posted on: 03.08.2014

Постарайтесь написать короткий рассказ в лесу весной

У нас вы можете скачать книгу постарайтесь написать короткий рассказ в лесу весной в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Примерно за два месяца до демобилизации мы разговаривали с Ириной по телефону. И вдруг она мне с тоской в голосе сообщает:. Не было у нас торжественной церемонии предложения руки и сердца, не было клятв в верности и вечной любви. Ирина без раздумий, с радостью согласилась.

Правда, потом случались между нами мелкие конфликты, но только из-за того, что, по мнению тещи, Ирина плохо за мной ухаживала. Свадьбу мы назначили на 31 декабря. И я до сих пор к подобным атрибутам отношусь с иронией.

Поехали в ЗАГС на такси. Наши родители быстро обо всем договорились, хотя мать считала, что я поспешил с женитьбой. Она даже в сердцах мне сказала:. Брат мой тогда уже поступил в институт, а сестра училась в школе. Денег по-прежнему не хватало.

Но отец поддержал меня. Он легко сошелся с тестем, Семеном Семеновичем. У них, кстати, дружба была до самой смерти тестя. Он — тоже моряк, только с Дальнего Востока. Воевал там с японцами. Мой же отец прошел всю финскую войну, затем Отечественную.

Он — участник героической обороны Гангута, выдержал ленинградскую блокаду. Собрались только очень близкие люди. А веселая, шумная свадьба со встречей Нового года продолжалась в трехкомнатной квартире, которую получили родители Ирины. Гостей было около восьмидесяти человек. Свадебные платья невесте на первый, и на второй день сшила соседкапортниха.

Костюм я заказал хоть и не из самого дорогого материала, но модный — двубортный. И я решил остаться на службе в Кремле, в подразделении, которое занималось негласной охраной. Тогда я имел лишь поверхностное представление о моей будущей работе. Что делать — романтика! И я подал заявление с просьбой принять меня кандидатом в члены КПСС. Пришлось ходить на офицерские партийные собрания, хотя я был ефрейтором.

Там впервые испытал легкий партийный шок, послушав, как ругали моего командира взвода за пьянство и аморальное поведение. В подразделении негласной охраны я проработал около восьми лет, почти все это время конфликтовал с начальством. Я был членом партбюро подразделения. И если бы мне на первых порах не попался такой замечательный наставник, как майор Николай Гаврилович Дыхов, я бы ушел из этой системы.

Потому что после него у меня не было ни одного достойного начальника. Дыхов, когда меня пригласили на работу в органы, приехал познакомиться с моими родителями.

С ним был коллега — Иван Иванович Приказчиков. Отцу они очень понравились, и до конца жизни он вспоминал об этой встрече. В сущности, Дыхову и Приказчикову я обязан тем, что из меня с самого начала службы что-то чекистское получилось.

Они действительно стали моими духовными отцами-наставниками. Уже через восемь месяцев после начала работы я сдал офицерский минимум и получил звание младшего лейтенанта. Вскоре присвоили очередное звание. Старшим лейтенантом я пробыл шесть лет — никак не мог заслужить соответствующую должность из-за строптивости. В м году поступил во Всесоюзный юридический заочный институт.

В м мне казалось, что я уже очень квалифицированный юрист и могу решать самостоятельно сложные вопросы. Но юридической практики совсем не было, и я как-то незаметно начал терять квалификацию. Учеба в институте сказывалась на материальном положении семьи. Когда начиналась сессия, мне платили только сто рублей в месяц. Этих денег было слишком мало, чтобы содержать четверых.

В м году мы получили свою отдельную трехкомнатную квартиру на проспекте Вернадского. Въехали в нее, а денег на обустройство не накопили. Один раз, правда, мне выплатили за военное обмундирование очень большие по тем временам деньги — восемьсот рублей.

Мы положили их на сберкнижку. Этих средств нам хватило, чтобы обставить кухню и купить шторы. Еще мы приобрели арабскую кровать. Началась новая жизнь, которую сопровождала вечная нужда.

Первое лето машина ездила, а потом я ее постоянно ремонтировал. Она, как я потом понял, ломалась из-за перегрузок. На коленках у отца стоял телевизор. Еще и на крыше перевозили вещи. В таком виде мы мчались в Молоково. Подшипники колес, разумеется, рассыпались. Но нам самим такие условия передвижения не казались ужасными.

Отец, кстати, выступал против покупки машины. Даже назвал меня буржуем. Машина, новая квартира, подрастающие дочки… Приходилось постоянно занимать деньги. Их катастрофически не хватало.

В ту пору началась война в Афганистане. Нашему подразделению поручили организовать охрану Бабрака Кармаля. Этим занимался Владимир Степанович Редкобородый, впоследствии ставший начальником Главного управления охраны. Начались челночные поездки сотрудников 9-го управления КГБ в Афганистан.

Смена состояла из десяти человек. Они лично охраняли Бабрака Кармаля в течение полугода, а потом приезжали новые сотрудники. Другой возможности поправить материальное состояние просто не было.

И вскоре отправился в командировку в Афганистан на полгода. Вернулся в начале го года. Произошло и продвижение по службе. Мне предложили должность повыше и присвоили звание капитана. Я стал старшим выездной смены. Эти полтора года особенно приятно вспоминать. Что бы ни говорили теперь об Андропове, я испытываю к нему только глубокое уважение. После его смерти я вернулся в свое подразделение.

Недели две поработал у Горбачева — ему только начали набирать постоянную охрану. Нескольких дней хватило, чтобы почувствовать: На госдаче, например, было два прогулочных кольца — малое и большое. Каждый вечер, в одно и то же время, примерно около семи вечера, Раиса Максимовна и Михаил Сергеевич выходили погулять по малому кольцу. Он в это время рассказывал ей обо всем, что случилось за день. Она в ответ говорила очень тихо. Для нас сначала было неожиданностью, когда Раиса Максимовна вдруг спрашивала:.

Не дай Бог, если кто-то ошибался и отвечал неправильно. Она, оказывается, сама считала круги и проверяла наблюдательность охранника. Если он сбивался со счета, то такого человека убирали.

Коллеги быстро усвоили урок и поступали так — втыкали в снег палочки. Круг прошли — палочку воткнули. Когда Раиса Максимовна экзаменовала их, они подсчитывали палочки. А уж как охрана летом выкручивалась, я не знаю. Был еще эпизод, характеризующий экс-первую леди СССР. Ей привезли в назначенное время массажистку. А г-жа Гoрбачева в это время совершала моцион. Сотрудник охраны остановил машину с массажисткой и предупредил:.

Охрану г-жа Горбачева подбирала лично. Помогал ей Плеханов, который потом особо отличился в Форосе — первым сдал Горбачева. Основным критерием отбора у Раисы Максимовны считалась внешность.

Ни профессионализм, ни опыт работы во внимание не принимались. Мне все это не нравилось, и я, честно говоря, с облегчением вздохнул, когда вернулся в подразделение.

После поездки в Афганистан начальство ко мне стало относиться лучше — начались заграничные командировки. Во Францию я поехал с членом Политбюро Соломенцевым. Ему предстояло неделю провести на съезде французских коммунистов, побеседовать с Жоржем Марше.

Но Соломенцев просидел на съезде только день, затем начались ознакомительные мероприятия. По-моему, это самый красивый город в мире. Съездил я и в Лондон накануне запланированного визита Горбачева. Мне был поручен Букенгемский дворец и еще пара объектов, которые Михаил Сергеевич собирался посетить. Там я все облазил. К сожалению, поездка Горбачева в Лондон сорвалась из-за землетрясения в Спитаке. Тогда в Женеве вместе со своим коллегой я жил в маленькой однокомнатной квартире — ее выделило советское представительство.

Они обитают в той самой квартире, в которой жил я во время горбачевского визита. На следующий день после встречи Горбачева с Рейганом я стал просматривать швейцарские газеты и обомлел — на всех фотографиях Михаил Сергеевич либо утирает нос рукавом, либо сморкается.

Погода тогда выдалась скверная, сырая. Дул пронизывающий ветер, с неба постоянно капало. Рейган тоже сморкался, но, как опытный политик, вовремя отворачивался от фото— и телеобъективов. Журналисты так и не смогли запечатлеть его в неловкой позе. Меня эта служба закалила. Я мог днями не есть, часами стоять на ногах и целый день не пользоваться туалетом.

В командировках условия были еще более жесткими, чем дома. От нерегулярного питания, от редких занятий спортом начал полнеть.

А может, служба здесь и не виновата — просто годы идут…. Это предложение казалось ему и заманчивым, и опасным одновременно.

В столице предстояло заново самоутверждаться, в Свердловске же авторитет и влияние Ельцина были безграничными. И все-таки, поддавшись на уговоры товарищей по партии, а также подчиняясь партийной дисциплине, в апреле года Борис Николаевич переехал в Москву. Когда я спустя некоторое время приехал в Свердловск вместе с ним, то понял, почему он раздумывал над уговорами.

Там ему каждое дерево, каждая скамейка были знакомы, все при нем делалось. Но сколько бы Свердловск не называли третьей или пятой столицей России, по сравнению с Москвой он выглядел периферией.

Это Ельцин понимал, потому и покидал родной город, правда, с ноющим сердцем. В Москве карьера развивалась стремительно. Вот тогда мы и познакомились. По инструкции об охране высокопоставленных деятелей партии и государства я должен был прийти к Ельцину только после его назначения кандидатом в члены Политбюро.

До этого момента оставалось полтора месяца, но все уже знали: Ельцина на ближайшем, февральском пленуме непременно сделают кандидатом. Раз уж он первый секретарь МГК и собирается проводить радикальные реформы, то и охранять его решили усиленно.

А вообще-то секретарю ЦК КПСС, кем Борис Николаевич тогда являлся, был положен один человек — он и комендант, он и за охрану отвечает, он и любые, в том числе личные, поручения выполняет.

Накануне Нового года, 30 декабря, Борис Николаевич меня впервые вызвал. Беседа была краткой, минут пять. Я фактически пересказал анкету — где родился, где работал, какая у меня семья.

Он слушал внимательно, но я понял: Чуть позже, в феврале, у Ельцина появился помощник — Виктор Васильевич Илюшин. Они были знакомы еще по Свердловску. Виктор Васильевич произвел на всех впечатление человека сурового и педантичного. Он вынужден был по просьбе Ельцина перейти из ЦК КПСС в Московский горком и расценивал этот переход не что иное, как очевидное понижение в должности, но, видимо, отказать бывшему патрону не смел.

Уехав из Свердловска, Илюшин мечтал о самостоятельной работе в столице. Ельцин же всегда был явным тоталитарным лидером, и в его тени Виктор Васильевич мог рассчитывать только на вспомогательную роль. Причем у этой роли был горький привкус. Илюшин же так тщательно создавал миф о безграничной преданности и любви к Борису Николаевичу, что в итоге все в это поверили. В том числе и сам мифотворец. Но стоило Ельцину оказаться в опале, как Илюшин, не стесняясь, начал его критиковать: Еще одна из причин, по которой Виктор Васильевич не жаждал перехода из ЦК, сугубо меркантильная.

В Московском горкоме партии казенные дачи по сравнению с цековскими были скромнее, должностные оклады — ниже. А Илюшин всегда очень внимательно относился к номенклатурным привилегиям и искренне полагал, что они точнее всего отражают ценность партработника. Следуя этой логике, выходило, что ценность Илюшина внезапно и беспричинно снизилась. Он частенько заводил разговор на эту тему:. Для меня же предложение перейти в охрану Ельцина выглядело перспективным. К тому времени я дослужился до капитана, побывал в Афганистане и был не против позитивных перемен в карьере.

В охране Бориса Николаевича мне определили подполковничью должность. Для любого военного — это существенное продвижение по службе. Повышения же в системе 9-го управления КГБ, которое занималось охраной высокопоставленных руководителей партии и правительства, случались не гак часто, как в армии. Дослужиться до заместителя начальника или начальника личной охраны считалось несбыточной мечтой.

Честно говоря, мне было все равно, кого охранять: По-настоящему высоким в охране считали уровень Генерального секретаря или Председателя Совета Министров. Но разве я мог тогда предположить, что это назначение — судьба!

Личные отношения Борис Николаевич сразу ограничил жесткими рамками. Подать машину в такое-то время. Первое замечание он мне сделал, когда я захлопнул дверцу машины. Открывая его дверь, я одновременно захлопывал свою. Но поскольку у него на левой руке трех пальцев не хватало, то подспудно затаился страх, что и оставшиеся фаланги ему когда-нибудь непременно оторвут.

Например, прихлопнут дверцей автомобиля. Он выходил из ЗИЛа весьма своеобразно — хватал стойку машины, расположенную между дверьми и резко подтягивал тело. Причем брался всегда правой рукой. Пальцы при этом действительно находились в опасной зоне. Я сразу обратил внимание на эту особенность шефа выходить из машины, и никогда бы пальцы ему не прихлопнул. Поэтому мне было обидно услышать от Бориса Николаевича резкое резюме:.

В дальнейшем я поступал так: Я располагался рядом с водителем, а он — справа за мной. С первых дней работы я понял: Переспросить для меня было мукой — краснел заранее, особенно горели уши как у провинившегося пацана.

Меня не удивляло, что Борис Николаевич вел себя как настоящий партийный деспот. Практически у всех партийных товарищей такого высокого уровня был одинаковый стиль поведения с подчиненными. Я бы больше поразился, если бы заметил у него интеллигентские манеры.

Когда Ельцин приходил домой, дети и жена стояли навытяжку. К папочке кидались, раздевали его, переобували. Он только сам руки поднимал. Борис Николаевич прекрасно выдерживал забитый до предела распорядок дня. В субботу работал только до обеда, а воскресный день проводил дома с семьей.

Они все вместе обедали. Глава семейства любил в бане попариться. Зимой на лыжах катался. Мне он рассказывал, что в Свердловске регулярно совершал лыжные прогулки. В Москве начальник охрану Ельцина Юрий Федорович Кожухов приучил его иногда ездить в спорткомплекс, на Ленинские горы, куда ни члены Политбюро, ни более молодые кандидаты практически не заглядывали. В спорткомплексе Борис Николаевич начал брать первые уроки тенниса. Инструкторы попались не очень профессиональные — бывшие перворазрядники или вообще специалисты по другим вида спорта.

Но никакого другого тренера по теннису тогда неоткуда было взять, а пригласить профессионала просто в голову никому не приходило.

Постепенно Кожухов стал для Ельцина близким человеком на работе, а я вместе с моим напарником Виктором Суздалевым никогда эту близость не оспаривали.

Мы были благодарны Кожухову за то, что он нас выбрал из внушительного числа претендентов — тех майоров и капитанов КГБ, чьи анкеты он просматривал, подбирая охрану Ельцину. Кожухов нам поведал, что ему предложили выбрать себе заместителей из десяти кандидатов. Все были профессионалами, с высшим образованием. И он выбрал Суздалева и Коржакова. Виктор, к сожалению, несколько лет назад погиб в автокатастрофе — разбился по дороге на дачу.

Мы с ним к этому моменту практически не поддерживали отношений. Суздалева в м уволили из КГБ фактически из-за меня: Горбачева на первых порах Борис Николаевич боготворил. И если этот телефон звонил, Ельцин бежал к нему сломя голову. Сначала Михаил Сергеевич звонил часто. Но чем ближе был год, тем реже раздавались звонки.

Борис Николаевич был убежденным коммунистом, старательно посещал партийные мероприятия, и его тогда вовсе не тошнило от коммунистической идеологии. Но в рамках этой идеологии он был, наверное, самым искренним членом партии и сильнее других партийных боссов стремился изменить жизнь к лучшему.

Один раз я присутствовал на бюро горкома, и мне было неловко слушать, как Борис Николаевич, отчитывая провинившегося руководителя за плохую работу, унижал при этом его человеческое достоинство.

Ругал и прекрасно понимал, что униженный ответить на равных ему не может. Эта манера сохранилась у президента по сей день. Я припомнил то бюро горкома на Совете безопасности в году. После террористического акта чеченцев в Буденновске Борис Николаевич снимал с должностей на этом совете министра внутренних дел В.

Ерина, представителя президента в Чечне Н. Егорова, главу администрации Ставрополья — Кузнецова и песочил их знакомым мне уничижительным, барским тоном. К Кузнецову я никогда особой теплоты не испытывал, но тут мне стало обидно за человека: В КГБ нам внушали, что охраняемые лица — особые. Они идеальны, и любые поступки совершают во благо народа. Конечно, они такие же люди, как и все. А некоторые даже гораздо хуже. Точнее — он гулял, а я его охранял.

Встретились мы первый раз в жизни, поздоровались и побрели на небольшом расстоянии друг от друга по дорожкам живописной территории. И вдруг мой подопечный с громким звуком начинает выпускать воздух. Постепенно в моем сознании произошла трансформация — святость при восприятии высокопоставленных партийных товарищей улетучилась, а увидел я людей не самых умных, не самых талантливых, а порой даже и маловоспитанных.

Но к Ельцину эти наблюдения никак не относились — он тогда заметно отличался от остальных коммунистических деятелей. Борис Николаевич вел себя со мной строго, но корректно. Тогда он произносил таким проникновенным голосом: Александром Васильевичем он стал называть меня года через три после знакомства.

А сначала — только Александр. Во время первой нашей беседы он сказал:. Напарника моего звал Виктором, а Кожухова — только по имени и отчеству. По возрасту я был самым младшим в этой команде, потому нос не задирал, но и в обиду себя не давал.

Сначала работа в МГК показалась мне скучноватой. Привезешь шефа на работу и сидишь. Поручения он давал мне редко в первые месяцы, зато потом их стало даже многовато.

Вечером, как правило, в кабинет к Ельцину заходил Юрий Федорович, они общались в комнате отдыха, а потом уже я с Борисом Николаевичем уезжал домой. Практически каждый день мы ездили на какое-нибудь мероприятие. Иногда совершали несколько визитов в день — на стройку, завод или в институт… В тот момент я начал замечать Бориса Николаевича черты, которых прежде у партийных боссов не встречал.

Прежде всего Ельцин отличался неординарным поведением. Как-то во время встречи на стройке он меня спрашивает:. Я подхожу к коллеге из группы сопровождения и интересуюсь:. И шеф тут же подарил эти часы какому-то строителю. У Ельцина, оказывается, манера была — дарить часы.

Она сохранилась со свердловских времен. Жест этот предполагал исторический смысл: Я этот фокус с часами запомнил и потом специально носил в кармане запасной комплект. Мы собрали для вас лучшие стихотворения отечественных поэтов о великих днях Великой Отечественной войны.

Это живой голос свидетелей-очевидцев. Сегодня, когда не стихают громкие исторические споры и дискуссии о Великой Отечественной войне, именно военная поэзия, стихи современников о тех страшных днях — лучшее и беспристрастное свидетельство о нашей истории. Столько было за спиною Городов, местечек, сел, Что в село свое родное Не заметил, как вошел.

Не один вошел — со взводом, Не по улице прямой — Под огнем, по огородам Добирается домой…. Кто подумал бы когда-то, Что достанется бойцу С заряженною гранатой К своему ползти крыльцу?

А мечтал он, может статься, Подойти путем другим, У окошка постучаться Жданным гостем, дорогим. На крылечке том с усмешкой Притаиться, замереть. Вот жена впотьмах от спешки Дверь не может отпереть. И слова, и смех, и слезы — Все в одно сольется тут. И к губам, сухим с мороза, Губы теплые прильнут. Дети кинутся, обнимут… Младший здорово подрос… Нет, не так тебе, родимый, Заявиться довелось.

Повернулись по-иному Все надежды, все дела. На войну ушел из дому, А война и в дом пришла. Смерть свистит над головами, Снег снарядами изрыт. И жена в холодной яме Где-нибудь с детьми сидит. И твоя родная хата, Где ты жил не первый год, Под огнем из автоматов В борозденках держит взвод.

Это я здесь виноватый, Хата все-таки моя. А поэтому, ребята, — Говорит он, — дайте я…. И к своей избе хозяин, По-хозяйски строг, суров, За сугробом подползает Вдоль плетня и клетки дров.

И лежат, следят ребята: Вот он снег отгреб рукой, Вот привстал. В окно — граната, И гремит разрыв глухой….

И неспешно, деловито Встал хозяин, вытер пот… Сизый дым в окне разбитом, И свободен путь вперед. Затянул ремень потуже, Отряхнулся над стеной, Заглянул в окно снаружи — И к своим: А когда селенье взяли, К командиру поскорей: Теперь нельзя ли Повидать жену, детей?..

Лейтенант, его ровесник, Воду пьет из котелка. Но гляди, справляйся срочно, Тут походу не конец. Перед войной, как будто в знак беды, Чтоб легче не была, явившись в новости, Морозами неслыханной суровости Пожгло и уничтожило сады. И тяжко было сердцу удрученному Средь буйной видеть зелени иной Торчащие по-зимнему, по-черному Деревья, что не ожили весной.

Под их корой, как у бревна отхлупшею, Виднелся мертвенный коричневый нагар. И повсеместно избранные, лучшие Постиг деревья гибельный удар…. Деревья умерщвленные С нежданной силой ожили опять, Живые ветки выдали, зеленые…. Я знаю, никакой моей вины В том, что другие не пришли с войны, В том, что они — кто старше, кто моложе — Остались там, и не о том же речь, Что я их мог, но не сумел сберечь, — Речь не о том, но все же, все же, все же….

Вдоль развороченных дорог И разоренных сел Мы шли по звездам на восток, — Товарища я вел. Он отставал, он кровь терял, Он пулю нес в груди И всю дорогу повторял: Наверно, если б ранен был И шел в степи чужой, Я точно так бы говорил И не кривил душой. А если б он тащил меня, Товарища-бойца, Он точно так же, как и я, Тащил бы до конца….

Мы шли кустами, шли стерней: В канавке где-нибудь Ловили воду пятерней, Чтоб горло обмануть,. О пище что же говорить, — Не главная беда. Но как хотелось нам курить! Курить — вот это да…. Где разживалися огнем, Мы лист ольховый жгли, Как в детстве, где-нибудь в ночном, Когда коней пасли….

Быть может, кто-нибудь иной Расскажет лучше нас, Как горько по земле родной Идти, в ночи таясь. Как трудно дух бойца беречь, Чуть что скрываясь в тень. Чужую, вражью слышать речь Близ русских деревень.

Как зябко спать в сырой копне В осенний холод, в дождь, Спиной к спине — и все ж во сне Дрожать. И каждый шорох, каждый хруст Тревожит твой привал… Да, я запомнил каждый куст, Что нам приют давал. Запомнил каждое крыльцо, Куда пришлось ступать, Запомнил женщин всех в лицо, Как собственную мать. Они делили с нами хлеб — Пшеничный ли, ржаной, — Они нас выводили в степь Тропинкой потайной. Им наша боль была больна, — Своя беда не в счет.

Их было много, но одна… О ней и речь идет. Пойдешь да сляжешь на беду В пути перед зимой. У нас тут глушь, В тени мой бабий двор. Случись что, немцы, — муж и муж, И весь тут разговор. И хлеба в нынешнем году Мне не поесть самой, И сала хватит. Гремя, на стол сковороду Подвинула с золой. Она взглянула на него: На подоконник локотком Так горько опершись, Она сидела босиком На лавке.

Переступили мы порог, Но не забыть уж мне Ни тех босых сиротских ног, Ни локтя на окне. Нет, не казалася дурней От слез ее краса, Лишь губы детские полней Да искристей глаза.

Да горячее кровь лица, Закрытого рукой. А как легко сходить с крыльца, Пусть скажет кто другой…. Обоих жалко было мне, Но чем тут пособить?

Хотела в собственной избе Ее к рукам прибрать, Обмыть, одеть и при себе Держать — не потерять,. И чуять рядом по ночам, — Такую вел я речь. Он молчал, Не поднимая плеч…. Бывают всякие дела, — Ну, что ж, в конце концов Ведь нас не женщина ждала, Ждал фронт своих бойцов. Мы пробирались по кустам, Брели, ползли кой-как. И снег нас в поле не застал, И не заметил враг. И рану тяжкую в груди Осилил спутник мой.

И все, что было позади, Занесено зимой. И вот теперь, по всем местам Печального пути, В обратный путь досталось нам С дивизией идти. Что ж, сердце, вволю постучи, — Настал и наш черед. Повозки, пушки, тягачи И танки — все вперед! Вперед — погода хороша, Какая б ни была! Вперед — дождалася душа Того, чего ждала! Вперед дорога — не назад, Вперед — веселый труд; Вперед — и плечи не болят, И сапоги не трут. И люди, — каждый молодцом, — Горят: Нет, ты назад пройди бойцом, Вперед пойдет любой.

Кто рядом — всяк Приятель и родня. Эй ты, земляк, тащи табак! Свояк, земляк, дружок, браток, И все добры, дружны. Но с кем шагал ты на восток, То друг иной цены…. И хоть оставила война Следы свои на всем, И хоть земля оголена, Искажена огнем, —. Но все ж знакомые места, Как будто край родной. Я промолчал, и он умолк, Прервался разговор. А я б и сам добавить мог, Сказать: Где хата наша и крыльцо С ведерком на скамье? И мокрое от слез лицо, Что снилося и мне?.. Дымком несет в рядах колонн От кухни полевой.

И вот деревня с двух сторон Дороги боевой. Неполный ряд домов-калек, Покинутых с зимы. И там на ужин и ночлег Расположились мы. И два бойца вокруг глядят, Деревню узнают, Где много дней тому назад Нашли они приют.

Где печь для них, как для родных, Топили в ночь тайком. Где, уважая отдых их, Ходили босиком. Где ждали их потом с мольбой И мукой день за днем… И печь с обрушенной трубой Теперь на месте том. Да сорванная, в стороне, Часть крыши. Да черная вода на дне Оплывших круглых ям.

Это было здесь жилье, Людской отрадный дом. И здесь мы видели ее, Ту, что осталась в нем. И проводила, от лица Не отнимая рук, Тебя, защитника, бойца. Пусть в сердце боль тебе, как нож, По рукоять войдет.

И ты пойдешь Еще быстрей вперед. Вперед, за каждый дом родной, За каждый добрый взгляд, Что повстречался нам с тобой, Когда мы шли назад. И за кусок, и за глоток, Что женщина дала, И за любовь ее, браток, Хоть без поры была. Вперед — за час прощальный тот, За память встречи той… — Вперед, и только, брат, вперед, Сказал товарищ мой….

Он плакал горестно, солдат, О девушке своей, Ни муж, ни брат, ни кум, ни сват И не любовник ей. И я тогда подумал: Ведь потому лишь сам держусь, Что плакать мне нельзя. А если б я, — случись так вдруг, — Не удержался здесь, То удержался б он, мой друг, На то и дружба есть….

А врачи выписывали всякие лекарства ,но они мне не помогали. Предложили ставить кардиостимулятор, но я не согласилась. Все таки, при нем, со всеми его ограничениями, жить станет сложенее, чем с моим пульсом.

Я всегда была против всякого хирургического вмешательства в организм и против химии, потому решила что то делать самостоятельно.

На последнем приеме врач посоветовал заняться бегом. Вчера вечером я начала бегать. Пробежала по асфальту трусцой 14 минут. В этот вечер сердце работало нормально, никаких сбоев. Сейчас прочитала о том, что бегать лучше не по асфальту. Благо, лес рядом и воздух чистый, я живу в Финляндии.

Но какого было мое удивление, что после всего лишь одной пробежки, сразу был результат. И я решила бегать. Ваша статья и коментарии к ней очень помогли. Буду бегать по лесу, в обычных балетках с ортопедической прокладкой или без нее. Посмотрю, что будет после. По лестнице в Москве поднималась пешком на 13 этаж когда лифт не работал.

Моя дочь ,13 лет , на третьем этаже задыхалась, я только на 10 ом. И это при том, что никаким спортом никогда я не занималась. По жизни я оптимистка. Теперь буду бегать трусцой и заниматься йогой. Большое спасибо за статью и желание помочь людям. Если вы коментируете, то, пожалуйста, будьте любезнее и терпимее к автору любому автору любой статьи , элементарная этика, воспитание. Не принимайте все так агрессивно, постарайтесь мягко и основательно излогать свою точку зрения.

Ведь автор писал, тратил время не ради наших колкостей или оскорблений, а чтобы помочь нам разобраться в этом вопросе. Всем нам здоровья и взаимоуважения. Большое спасибо за Ваш комментарий.

Обувь желательно выбрать самую лучшую, чтобы не было ударных нагрузок сильных. Это спасет и голеностоп, и колени. Насчет лестницы — тут всё спокойно объясняется: Насчет брадикардии и бега мне сложно сказать. Раз врач считает, что это поможет, стало быть, может помочь. Только помните, что бег — это не только и не столько сердце, сколько работающие мышцы ног, наличие в них митохондрий, а также гормональная и иммунная системы организма. Будьте внимательны к организму.

Все же вызывают сомнения выводы что бег не укрепляет сердечно сосудистую систему. Есть даже специальные тренировки на повышение МПК максимальное поглощение кислорода. Известно что в результате тренировок увеличивается количество крови выбрасываемое в артерию при сокращении сердца, а вот максимальная ЧСС не увеличивается.

Значит какие-то изменения в сердце происходят, если это не тренировка сердца то что? Еще мне не понятно почему подъем штанги выделяет гормоны а бег на уровне МПК, когда задыхаешься, даже слово сказать не можешь, ужасно хочется замедлиться но заставляешь себя держать темп, гормоны не выделяет.

То что от марафона больше вреда чем пользы я допускаю — все же человек не лошадь или антилопа, бег на 50км для него не естественен. Но умеренные дистанции не должны иметь этих проблем. Также сильный кровоток во время бега — это тренировка сосудов. Во время каждого удара они растягиваются, потом расслабляются. Соединительная ткань без нагрузок быстро теряет свои свойства — я это хорошо усвоил на себе. Малоподвижный образ жизни, сижу за компом — начались проблемы с суставами.

Начал плавать, недавно бегать — стало лучше. Истории про разбитые колени у марафонцев по большей части пугалки, мало кто бегает столько сколько профессионалы а недостаток активности вредит суставам не меньше… Инсульт бывает не только из-за закупорки сосуда но и из-за разрыва.

Не знаю какой процент смертей из-за этого, но если прочность и эластичность сосудов увеличиваются — это плюс. А вообще наши предки бегали гораздо больше нас, организм эволюционировал при намного больших средних нагрузках и приспособлен к ним. Наиболее распространенная и естественная нагрузка в течении миллионов лет эволюции — это бег. Сейчас люди двигаются гораздо меньше и это противоестественно.

Многие положительные эффекты от бега могут быть сейчас науке вообще не известны. Это не тренировка сердца, это его расширение, т. На уровне МПК, на стометровке — несомненно выделяются. Потому что терпишь оставшуюся часть дистанции. Я писал про различие бега трусцой и скоростного бега. Марафон, кстати, тоже способствует выделению гормонов.

Это же 3 часа терпения. Просто очень вредно для суставов и мышц, особенно голени. Не колени, а именно мышцы голени — икроножная и кабаловидная страдают больше всего. Кровоток, кстати, не всегда хорошо. Если есть холестериновые бляшки, то какой кровоток? Это билет на тот свет, если такую бляшку сорвет из-за усиленного движения крови. Поэтому и нужно сначала очистить сосуды от таких бляшек. Бег трусцой этому не способствует. Скоростной бег способствует, но там образуется мощный поток крови.

В итоге, нужны такие упражнения, которые не вызывают сильного кровообращения, но способствуют выделению гормонов. Что это за упражнения можно прочитать в других статьях на сайте.

А про то, что от бега есть польза, в статье написано. Только не та, про которую большинство думает. Немного справочной информации… Амосов Н. Врачи называют сердце полым мышечным органом, а иногда и мышечным мешком, предназначенным для перекачивания крови, чтобы снабдить организм кислородом и питательными веществами. Кровообращение происходит по большому и малому кругам: Сердце разделено на две половины — правую и левую, и каждая еще на предсердие к желудочек.

Правое предсердие принимает кровь по полым венам от тела и направляет ее в правый желудочек. Оттуда по легочной артерии кровь перекачивается в легкие, собирается в легочные вены, идет в левое предсердие, а затем — в левый желудочек.

От него отходит аорта, она делится на артерии, потом на капилляры. В них кровь обменивает кислород на углекислоту. Венозная кровь собирается в вены и направляется к правому предсердию. Здесь заканчивается большой круг кровообращения. Циркуляция крови обеспечивается энергией сокращения сердечной мышцы — миокарда. Сердечный цикл состоит из систолы — сжатия предсердий и желудочков и диастолы — периода их расслабления, в течение которого полости сердца наполняются кровью из вен.

В основе большинства болезней сердца лежат два патологических процесса — атеросклероз и ревматизм. Это заболевание выражается в изменении крупных и средних артерий — в утолщении их стенок, развитии соединительной ткани и отложении холестерина.

Внутренняя оболочка артерии интима изменяется, на ней формируются сгустки крови тромбы с последующей закупоркой просвета.

Кровоток по артерии уменьшается, а потом может вовсе прекратиться. Если в процессе суживания просвета не успевают развиться окольные пути кровоснабжения коллатерали , то это может грозить отмиранием тканей.

Для сердечной мышцы миокарда это инфаркт, для мозговой ткани — так называемый ишемический инсульт, для конечности — гангрена.

Механизмы развития атеросклероза не до конца выяснены. Но практическая медицина уверенно называет факторы риска: Имеют значение повышение свертываемости крови и, конечно, возраст после пятидесяти. Но это заболевание встречается и у молодых. Количество здоровья — вот что нужно знать о человеке. Много здоровья — меньше шансов на развитие болезни, мало здоровья — болезнь. Так, кстати, люди и думают.

Выглядит такое определение довольно заумно, но примеры все разъясняют. Возьмем такой показатель работы сердца, как минутный объем: Предположим, что в покое он составляет 4 литра в минуту, а при самой энергичной физической работе — 20 литров.

Четырех литров в минуту вполне достаточно, чтобы обеспечить кислородом организм в покое, то есть создать нормальное насыщение кислородом артериальной и венозной крови. Более того, сердце может дать 20 литров в минуту и обеспечить доставку кислорода мышцам, выполняющим тяжелую физическую работу, следовательно, и в этих условиях сохранится качественное условие здоровья — нормальный показатель насыщения крови кислородом.

Для доказательства важности количественного определения здоровья представим себе детренированное сердце. В покое оно тоже дает 4 литра в минуту. Но его максимальная мощность — всего 6 литров. И если человек с таким сердцем будет вынужден испытать тяжелую нагрузку, то уже через несколько минут ткани окажутся в условиях кислородного голодания, так как мышцы заберут из крови почти весь кислород.

Сердце само себя регулирует: Кровь притекает к сердцу за счет энергии растяжения аорты и крупных ее ветвей, а также тонуса вен. Однако сердце можно тренировать при помощи нагрузки. Одним из проявлений его нагруженности является частота сердечных сокращений частота пульса. Это важнейший показатель нагруженности, но не величины минутного выброса.

Если сила детренированного сердца мала, то за счет одного учащения сердечных сокращений нельзя добиться значительного увеличения сердечного выброса. Величина выброса ударный объем за одно сокращение у тренированного человека достигает — миллилитров, а у детренированного — 40— Именно поэтому у нетренированных людей пульс в покое относительно частый: У них малый ударный объем.

Тренированное сердце и в покое дает большой ударный объем, поэтому ему достаточно редких сокращений, чтобы обеспечить незначительные потребности в кислороде. Частота пульса в покое у бегунов на длинные дистанции иногда снижается до 40, а при нагрузке повышается до Из всего этого следует важный для практики вывод: Сердце тренируется как силой, так и частотой сокращений.

Оба фактора важны для увеличения сердечного выброса в момент нагрузки. Сосуды тренируются вместе с сердцем. Вот, и жена мне про Амосова. Ну, будет у Вас большое сердце.

Ну, и умрет такой человек с большим сердцем в 50 лет от инфаркта или инсульта. Зачем ему после этого такое огромное сердце. Речь идет о том, что нужно заботиться о сосудах. А сердце именно мышца сама о себе позаботится. Пожалуйста, почитайте другие статьи на моем сайте про мышцы, тренировки и, особенно, от чего умирают люди. И вообще все статьи цикла здоровья. Понимаю, что я не авторитет. Но хотя бы для справки, почему я про бег так написал.

Такого гнусного тупого бреда я в жизни не слышал. По вашим словам бег не тренерует сердц. Вы выпустите на дистанцию бегуна и неподготовленного человека. Что то мне подсказывает что бегун не упадет и не начнет задыхаться от не хватки кислорода.

И сердечко то его справиться с нагрузкой в отличаи от рядового гражданина. Да будет вам известно ходьб это подвид бега. Поэтому говорить про ее полезность это пооный бред. Ходьба назначается более слабоподготовленным людям. В отличае от вашей тупой логики бег как подвид физ подготовки используется во многих армиях мира.

А там далеко не глупые люди сидят. В отличае от вас а вот от говнокачалки как раз таки никакогу толку. Упадет потому, что мышцы ног не тренированы, в них мало митохондрий. В итоге работают гликолитические мышечные волокна, которые очень быстро закисляются и отказываются от работы.

У тренированного спортсмена в мышцах ног много митохондрий, это окислительные мышечные волокна. У них другой принцип работы. Митохондрии просто съедают продукты закисления. Сердце здесь не играет особой роли. Хотя среди спортсменов, у который все мышцы ног проработаны, большое сердце — это несомненный плюс.

Но это для соревнований. Пожалуйста, не оскорбляйте человека, который намного больше Вас в теме. Если что-то непонятно, просто спросите.

А если не согласны, тогда для этого должны быть веские причины, а не Ваше т. Пожалуйста, почитайте те статьи, про которые я говорил чуть выше. Там Вы узнаете истинную ценность занятий с тяжестями. Прочитал я про , от чего умирают люди http: Не так давно я потерял мать — инсульт и 7,5 месяцев агонии — весело было. Ползёт такое чмо по жизни на зло всему человеческому… Насчёт Амосова скажите жене, что сердце у него Амосова было нехороших размеров.

Однако этот человек экстремально экспериментировал на себе, что позволяет нам избежать таких перегибов. Амосов реально надеялся победить смерть. В чём-то это ему удалось — его отец, потомственный алкоголик, умер в 46 лет, у самого Амосова после 40 началась сердечная аритмия, 12 лет он жил с кардиостимулятором, оперировал на сердце до 79 лет и прожил 89 лет.

Олег, почему Вы не модерируете — не удаляете неинфрмационные оскорбительные высказывания а-ля ivan — так и до мата не далеко. Немного напрягает жизнь до и после Сосуды и ткани не те, теряют эластичность и могут лопнуть в любой момент. Немного напрягают предложения оздоровиться за 2 два раза в неделю по 20 секунд покрутить педали до потери пульса — типа этого достаточно, чтобы прочистить сосуды и оставаться толстяком.

Толстяком с чистыми сосудами? Как объективно проверить состояние сосудов — отсутствие бляшек — оценить качество методики того же профессора Селуянова? Я как-то читал, что 1 кг лишнего жира — повышение кровяного давления на 1 деление — сердцу приходится развивать большее давление, чтобы прокачать жир.

Если бляшек не будет — давление снизится? Микулин не подойдет, это, пардон, действительно бред. Важно не кровотоку помогать, а добиться чистоты сосудов. Опять же, Селуянов очень подробно это разбирал в своих лекциях. Почему Селуянов прав, а Микулин — нет? Об этом он в этой же лекции говорил. На самом деле, я хотел бы проверить Селуянова.

В принципе, можно и на себе, но с другой стороны. Я с юности занимаюсь штангой. Сейчас очень мало, но занимаюсь. Достаточно сделать что-то типа УЗДГ, чтобы посмотреть, как у меня с сосудами. Можно и другие сосуды посмотреть. А про очистку того, что уже забито отложениями мне сложно сказать. Я просто поверил на слово, потому что это просто чудо. Действительно, если это так, то это чудо: Понимаете, что этого человека ждет в ближайшем будущем?

А если силовые упражнения способны тут статодинамика нужна, чтобы давление в сосудах не повышалось решить эту проблему и избавить человека от ампутации и инвалидности? Только даже если и есть такой шанс, то люди за это не хватаются. После 50 люди спокойно живут, а уже после 60 начинает снижать активность гормональной системы, если ее не стимулировать. Причем, постоянно стимулировать надо. Иначе всё быстро уйдет. Про инсульт и агонию я достаточно знаю, к сожалению. Если каждый 2-ой от атеросклероза умирает, сложно найти семью, где нет пострадавших от инсультов и инфарктов.

Комментарии я, конечно, модерирую. Спам удаляю, остальное — по ощущениям. Человек выразил свою мысль, но, к сожалению, даже не попытался разобраться в предоставленной информации. А чтобы всё понять, нужно почитать и другие статье, которые ее дополняют. Дополнение по технике бега, особенно если болят пятка и или колени при беге… Просто пробежитесь босиком метров по твёрдому покрытию — лучше даже асфальту — и все вопросы отпадут — с пятки Вы перекатываться не сможете, гарцевать на носках скорей всего тоже не сможете, скорей всего будет плавный перекат с внешней стороны стопы на всю ступню или нечто похожее, что Вам подскажет Ваш опорно-двигательный аппарат….

Современные толсто-пяточные кроссовки действительно незаметный замедленный круиз в инвалидность — когда-нибудь за это будут судить фирмы-производители. Как и за разрушение иммунитета излишней вакцинацией…. Хотелось бы чуть защитить Микулина: На пенсии Микулин остался таким же неугомонным и творческим человеком, которым был всегда. Он занялся проблемами сохранения здоровья, предложил ряд новых идей, часть которых применялась в санаторном лечении больных.

В следующем году он защитил кандидатскую диссертацию по медицине по подготовленной им книге. Все свои медицинские идеи испытывал на себе, и имея в середине жизни большие проблемы со здоровьем, сумел укрепить свой организм и достигнуть летнего рубежа… Желающие могут дочитать; Теоретические выкладки Микулина: А Микулин …под давлением сил сокращения сердечной мышцы и оболочек артерий свежая артериальная кровь распределяется по всему телу человека через сеть артерий и капиллярных сосудов, питающих клетки и отводящих продукты обмена веществ.

В процессе движения по капиллярам эта же кровь отнимает у межклеточной лимфы отбросы реакций окисления и шлаки, что превращает артериальную кровь в венозную. Нужно обратить особое внимание на то, что при движении по микроскопическим каналам капилляров, имеющих диаметр около 0, см, венозная кровь теряет почти все давление.

На движение ее влияет подсос в альвеолах легких. Каким же конструктивным решением природа обеспечила продвижение венозной крови к сердцу и подъем ее от пальцев ног до бедра и от пальцев рук до плеча? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно внимательно рассмотреть продольный разрез вен любой из наших четырех конечностей. Оказывается, вся внутренняя поверхность вен от пальцев рук до плеча и от пальцев ног до бедра через промежутки около четырех сантиметров снабжена природой мешочками-клапанами, подобными сердечным клапанам.

Они позволяют пропускать кровь только вверх, в сторону сердца, и закрываются при обратном токе. Как же венозная кровь продвигается к сердцу? У них торс расположен горизонтально. Следовательно, кровь сокращением мышц нужно поднять только до бедра и плеча, дальше она пойдет самотеком к сердцу. И то, что у человека, как у четвероногих, нет клапанов по туловищу, — еще одно свидетельство того, что миллионы лет назад, когда формировались наши органы, предки человека ходили по земле на четырех конечностях.

Отсутствие клапанов на расстоянии почти в полметра немного больше, немного меньше, в зависимости от роста показывает, что образ жизни на двух ногах природой для человека предусмотрен не был.

Человека действительно создал труд. Разумеется, не существовало столовых и ресторанов. В поисках питания для себя и своих детей первобытный человек должен был бегать весь день. Бегать точно так, как сегодня бегают зайцы, волки.

Но вот человечество изобрело копье, лук, нож, колесо, автомобиль, лифт, диван, обувь на резиновой подошве. Попробуй, не прими такого человека в институт. Но логика очень слабая: Нужно сердцу помогать не ускоряя кровоток, а очищая сосуды. Мне Селуянов как-то ближе. Хотя если действительно помогает не здоровью в целом, не от смертности, а при конкретной проблеме, например, варикозе нижних конечностей , то вполне можно применять.

Надо будет посоветовать знакомым с такой проблемой. Если много бегать, мышцы переродятся в энергию? Раньше утверждалось, что жир при умеренном беге начинает тратиться после 40 минут бега?

Нет, не совсем так. Пример — Усейн Болт или кто-то еще. Но если взять, например, Борзаковского, то объем мышц будет совсем другим. У Болта — скоростной бег, по сути, силовая работа. И там даже нужны мощные мышцы торса. У Борзаковского не беря и более длинные дистанции мышцы торса не нужны. Ему нужно развивать, как раз, окислительные мышечные волокна с небольшое долей гликолитических для финиша.

Иначе он не протянет 1 минуту 45 секунд на дистанции. Болту нужны гликолитические, мощные и быстрые. Тут крайне важна генетика.

Бег трусцой отлично сжигает жир. При этом беге, в основном, работают окислительные мышечные волокна. Но очень многое зависит от скорости.

Стоит чуть перебрать, и включаются промежуточные. Там мало митохондрий, они работают, на гликогене. В окислительных появляется лактат и останавливает липолиз — получение энергии из жиров. Иначе, для получения гликогена, придется включать иные источники энергии.

Утром гликоген исчерпывается в печени почти полностью, но в мышцах его еще достаточно. И вроде бы я тут себе противоречу. Но это не совсем так. Допустим, мы начали бегать утром. Печень, как депо гликогена, пуста.

Но организму нужна энергия для обычных нужд. Сахар в крови понижен, организм запускает процесс получения энергии из других источников — жиров и аминокислот. Какие из них можно назвать именами существительными, а какие нет? Затопили печь , чтобы пироги печь. Снежное покрывало всё поле покрывало. В борту корабля открылась течь. Из крана начала течь вода. В мастерской звенит пила. Лосиха пила воду из лесного ручья.

Почему некоторые слова в этом тексте написаны с заглавной буквы? Назовите и запишите по группам как можно больше имён собственных с данными значениями. Какие из этих названий надо заключать в кавычки? Выпишите собственные имена существительные. Какие буквы в выделенных словах надо проверить? Выпишите их вместе с проверочными словами.

Г видон, И ришка, Г ришка, М аришка, С алтан. Прочитайте слова в двух столбиках. Найдите им соответствующее место в предложениях. Серёжа М уравьёв не боится муравьёв. Игорь Л истьев сделал букет из листьев. Витя В асильков нарвал букет из васильков. Иванова П оля вернулась с поля. У маленькой Г руши в корзинке груши. Юра Г оршков принёс пять горшков.

У М иши был щенок. А у К ати был котёнок. Щ енок и котёнок очень подружились. О ни ели из одной миски. В ела П оля вола в поле. С поля вол П олю вёл. Телёнок был шерстяной и мокренький. Бобик, Рекс, Тузик, Стремительный, Гаврюша. Гулял по улице щенок Не то Дружок, Не то Пушок. Гулял в метель и в солнцепёк, И под дождём гулял и мок, И если даже шёл снежок, Гулял по улице щенок.

По синему небу ед. Т а релк[и], г е ро[и], з а вод[ы], к а ртин[ы], комн а т[ы], кв а ртир[ы], л о пат[ы], м а г а зин[ы], мальч и к[и]. Стрижи и сороки - это птицы. Щуки и ерши - это рыбы. Ландыш и шиповник - это цветы. Ежи и зайчата - это животные. Щавель - это растение. В магазине купили пару чулок и пару носков. В автобусе нет свободных мест. У Танюши много дел. С одной яблони собрали несколько килограммов яблок. На рынке много помидоров, апельсинов и мандаринов. В магазине большой выбор сапог, ботинок и валенок.

Всю зиму пролежал , Весною в речку убежал. По какой дороге полгода ездят да полгода ходят? Плаваю под мостиком И виляю хвостиком. По земле не хожу , Рот есть, да не говорю , Глаза есть - не мигаю , Крылья есть - не летаю.

Ручьи, снег, почки, солнце, птицы. Весной солнце светит ярче и греет жарче. На ветках деревьев набухают почки. Прилетают с юга перелетные птицы. Летом мы часто ходили на реку.

Там мы купались, грелись на со л нце, к а тались на ло д ке. На опушке мы собирали земл я нику и рвали щ а вель. Мы х о дили на лу г в о рошить сено. Мы радовались и см е ялись. Летом я часто ходил на реку. Там я купался, грелся на солнце, катался на лодке. На опушке я собирал землянику и рвал щавель. Я ходил на луг ворошить сено. Я радовался и смеялся. Сквозь дождь глядело гл. На небе появлялась гл. Володя вернулся домой из школы очень весёлый. Его бабушка сильно обрадовалась.

Ивану-большому - дрова рубить, Ваське-кухарке - воду носить, Мишке-серёдке - печку топить, Гришке-сиротке - кашку варить, А крошке Тимошке - песенки петь, Песни петь да плясать, Родных братьев потешать!

Над вписанными глаголами подписываем карандашиком гл. Первая группа слов обозначает предметы. За лесами Солнышко уж село , На краю далёком неба Зорька заалела. Укажите с помощью имен прилагательных различные признаки предметов.

Сам алый, сахарный, кафтан зелёный, бархатный. Какова его главная мысль? Нужно беречь природу Озаглавьте текст. Кислый щ а вель. Тонкая ко ж и ца. Зубастая щ у ка. Хищное ж и вотное. Пу ш и стый платок. Доброе ч у вство. Ч у ткое ухо. На ветке сидит чёрная ворона. Серый заяц лакомится морковкой на огороде.

На вешалке висит детское пальто. На яблоне висят красные яблоки. Коля катался на красивых роликовых коньках. Шофёр уверенно вёл машину по широкому шоссе.

Под кустом притаился маленький зверёк. У него были длинные уши, короткий хвост. Тело покрыто серой шерстью. Глаза у зверька были испуганные. Распускаются на ветках деревьев первые листочки. Земля покрывается зелёным ковром.

Все радуются новому весеннему дню! Зелень - зелёный - зеленеть. Желтизна - жёлтый - желтеть. Чистота - чистый - чистить. Ласка - ласковый - ласкать. Зелёный жук ползёт по траве. Жёлтый мотылёк порхает над цветком. В лесу чистый и свежий воздух. Ласковый ветерок качает ковыль на лугу.

Какая часть слова сохраняется во всех словах каждой группы? Корень К какой части речи относится каждое слово? Голубые подснежники что делали? Прочитайте отрывок из стихотворения С.

Как бы вы его озаглавили? Объясните, какая хитрость заключена в этих стихах. Ответ не в рифму Можно ли назвать стихи юмористическими? Потому что получится смешно, если подобрать недостающее слово в рифму Выпишите их стихотворения два глагола, два имени существительных, четыре имени прилагательных. Какие имена прилагательные помогают не только увидеть лесную глушь, но и почувствовать свежесть леса?

На рисунке изображен осенний пейзаж. Листья на деревьях пожухли. По сухой траве идет человек. Свяжите слова друг с другом по смыслу. Какие слова помогают нам в этом? Положить книгу на парту. Кот залез на обеденный стол. Кот спрятался за стол. Мама накрыла стол красивой скатертью.

Лампа висит над столом. Ваза с цветами стоит на столе. На столе стоят чашки. Мама налила в чашки чай. Рыжая белочка жила в дупле сосны. Она запасала на зиму грибы. Спелое яблоко упало с чего? Резвая птичка перелетала с чего? Жёлтенькая канарейка улетела откуда? Острые зубы у кого? Крепкие рога у кого?

Длинная грива у кого? Цепкие лапы у кого? Пушистая шерсть у кого? Полосатая шкура у кого? Рыжий хвост у кого? Ехали медведи На велосипеде.

А за ними кот Задом наперёд.

About the Author: Федосий