Written by: Posted on: 10.08.2014

Шукшин рассказ волк

У нас вы можете скачать книгу шукшин рассказ волк в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Шмелева "За язык пропадаю" и М. Действительно, по житейским судьбам, по самостоятельности в поступках и суждениях, по своей жизнестойкости, по открытости, непосредственности души герои Шукшина сродни лесковским персонажам. Писатель погружен в быт, житейские заботы совсем не простого "человека из народа".

Автор всегда рядом со своими персонажами, он "свой" для них, живет их печалями и Таким ощущает себя Шукшин в своих рассказах. Он знает деревенскую - жизнь изнутри, не понаслышке, в деталях. Неслучайно один из литературных критиков назвал сочинения Шукшина "голосом народной толщи" 6. По дороге на них нападают волки. Тесть струсил и бросил Ивана одного против волчьей стаи Вернувшись в деревню, зять за такое предательство, едва не стоившее ему жизни, намерен "отметелить" тестя.

Но тот уже вызвал милиционера, который и отводит Ивана в "сельскую кутузку". В рассказе обращает на себя внимание, во-первых, его лексика, работа автора со словом и над словом; очевидна обдуманность в подборе слов, мотивированность их употребления в данном контексте и в контексте всего рассказа.

Во-вторых - сама манера описания персонажей, участников действия, воспроизведения сюжетных ситуаций, сцен, "картин природы" последние скупо представлены в "Волках", как, впрочем, и в других рассказах - лаконичная, сдержанная и одновременно семантически и экспрессивно насыщенная; фраза, речевая структура всего текста отличаются динамизмом синтаксического строя.

Стилевая манера Шукшина подчиняется принципу "правдивой простоты", требующему от автора необходимой достаточности в художественном изображении данного фрагмента действительности и в первую очередь - в изображении человека, его поступков, в целом его внутреннего мира, "диалектики души" по Чернышевскому , в образно-поэтическом воспроизведении "второй действительности" напомним: Разговорные и просторечные слова и выражения выполняют в рассказе "Волки" следующие функции.

Они выступают как речевая характеристика персонажа, подчеркивают экспрессивность его реплик. Вот одна из реплик Ивана в начале рассказа: Я бы с удовольствием лучше водопровод пошел рыть, траншеи: Здесь глагол выложиться означает отдать, истратить все силы на что-либо, относится к разговорной речи первоначально был распространен более всего в речи спортсменов.

Глагол выложиться экспрессивен и способствует динамичности высказывания. Это подтверждает сопоставление с возможными синонимическими заменами: Глагол припереться относится к разговорной литературной речи, входит в состав грубопросторечной лексики, он употребителен в эмоционально напряженных ситуациях, когда говорящий выражает свое большое недовольство приходом кого-либо.

Это вполне соответствует отрицательному отношению Наума к зятю, а также контексту далеко не дружественного диалога между ними. Отметим немаловажное обстоятельство для полноценного восприятия текста этого рассказа: Наиболее выразительны, экспрессивно насыщены в рассказе реплики, произносимые в острых конфликтных и экстремальных ситуациях, что вообще присуще аффективной речи. Вот, к примеру, заключительная сцена схватки с волками:.

В этих репликах мы видим целый набор слов и выражений, наделенных яркими красками "сниженной" экспрессии, "заряженных" отрицательными эмоциями. Выделенные лексико-фразеологические единицы относятся к просторечию или к разряду грубопросторечной лексики и фразеологии, к разговорной литературной речи, а также к обиходно-бытовым словам и выражениям разговорной речи. Одно лишь слово предал принадлежит книжной речи. В приведенных репликах есть и другие элементы разговорной речи и просторечия, участвующие в воссоздании естественности аналогичных реплик реальных диалогов.

Так называемые дискурсные, или структурные, слова. Они функционируют в устной речи, преимущественно в речи разговорной, а также в таких сферах книжной устной речи, как язык радио и телевизионная речь; а за рамками литературного языка - в народно-разговорной речи: В приведенных здесь и других репликах к таким словам и выражениям относятся вот зато, раз, держи карман Типичное для просторечия употребление в аффективных конструкциях относительно-вопросительного местоимения что в родительном падеже, например: А чего приперся сюда?

Все это придает репликам дополнительную выразительность, а также правдоподобие реального диалога. В авторском повествовании разговорная литературная и просторечная лексика и фразеология выполняют различные функции.

Повышается экспрессивная выразительность текста в силу иностилевого характера этих речевых элементов в литературно-художественном произведении. Ведь, как известно, литературно-художественное произведение при всей погруженности автора в разговорную стихию находит свое стилистическое воплощение в рамках языка художественной литературы, или художественного стиля, относящегося к книжной речи к ее письменным стилям. Ориентация автора на "живую", непринужденную речь персонажей и - соответственно - на неформальное речевое общение, употребление элементов разговорной речи и просторечия в собственной авторской "партии" бывает обусловлено, наряду с описанием деревенской жизни фольклорно- этнографической тематикой художественного текста например, сказы П.

Бажова , изображением "блатной среды" например, в современных детективах или у Ю. Алешковского , раскрытием внутреннего мира "маленького человека" в современной андеграундной прозе с ее "простонародящимся интеллигентом", в сочинениях Е. Слаповского, с одной стороны, - и у В.

Астафьева - с другой. В рассказе "Волки" такие слова передают преимущественно динамизм сцены, энергичность действий и речевого поведения! Здесь глагол огреть предполагает энергичный и очень сильный удар бичом; относится к просторечию, употребителен в бытовой речи. Конь шарахнулся в сторону, в сугроб.

Просторечный глагол шарахнуться омонимичен, здесь означает резкий, энергичный рывок в сторону из-за страха, от неожиданности, слово очень экспрессивное. Это становится очевидным, если сопоставить его с "нейтральными" синонимическими заменами: Распустить - просторечный глагол, здесь передает мощность и энергичность удара, движений волка, по своему происхождению относится к профессиональному жаргону портных: Конь сам развернулся и с места взял в мах; Вся стая крутанулась с разгона вокруг вожака.

Напряженность ситуации, энергичность действий персонажей и зверей в основном в восприятии Ивана автор передает и "нейтральными", общеупотребительными словами: Волки серыми комками податливо катились с горы; малейшая задержка, и они [волки] с ходу влетят в сани..

Неслучайно здесь бессоюзное предложение, особенно динамична его вторая часть: Иван стиснул зубы, сморщился Замечательный по лаконизму и эмоциональной выразительности, данный фрагмент свидетельствует о незаурядном стилистическом мастерстве автора рассказа. Два назывных предложения Конец. Смерть , оформленные как прямая речь, с одной стороны, передают динамизм, психологическую напряженность описываемой ситуации конечно, вместе с другими словами и предложениями с точки зрения Ивана; с другой стороны, отмеченный динамизм и драматичность ситуации делают излишними слова, вводящие прямую речь, - первое предложение прямо указывает, кому принадлежит прямая речь.

Данные назывные предложения, так введенные автором в текст, могут быть восприняты как своего рода парцелляция напомним; парцелляция - "такое членение предложения, при котором содержание высказывания реализуется не в одной, а в двух или нескольких интонационно-смысловых единицах, следующих одна за другой после разделительной паузы Парцеллируемые части всегда находятся вне основного предложения" 9.

Пунктуационно парцеллируемые части "оформляются" как самостоятельные предложения. Такое синтаксическое построение текстового фрагмента углубляет синтаксико-стилистическую и смысловую перспективу авторского повествования при минимуме используемых языковых средств, придавая авторской речи высокую степень выразительности.

Последнее предложение Глянул вперед - неполное. И это очень уместно, так как личное местоимение или имя "Иван" как подлежащее в данном контексте - лишнее.

Оно помешало бы передаче динамичности и драматичности описываемой ситуации. Симптоматичен и выбор самого глагола: Сверх того, выбором этого глагола автор еще раз подчеркивает, что воспроизводимая в данном месте рассказа сюжетная ситуация "дается" в восприятии Ивана, с его позиции об этом см. Разговорная и просторечная лексика и фразеология при описании ситуации, в которой оказался персонаж, передают не только авторскую оценку этой ситуации, но и ее ситуации восприятие, оценку самим персонажем.

Автор выражает тем самым отношение к происходящему как бы и от имени персонажа. В результате такое изображение языковыми средствами эпизода, сцены, сюжетной ситуации обретает объемность, стилистическую стереоскопичность. И еще один [волк] отвалил от своры это видит Иван. Здесь отвалить выступает в просторечном употреблении - в переносном значении отойти, отбежать в сторону от кого, чего-либо. Это значение проясняется благодаря сочетанию с в сторону от своры и контексту.

Данное слово выступает обычно со значением отплыть, отчалить о судне, о плавающих средствах , относится к разговорной лексике. Оно несколько архаично; входит в синонимический ряд: О собаках обычно говорят: В данном же контексте, когда сопоставляются волк действительно очень жестокий, свирепый зверь и собака, сочетание лютая собака употреблено специально.

Автор тем самым подчеркивает особую жестокость волка. Ведь именно так воспринимает вожака волков Иван. Слова огреть, крутнуться, шарахнуться, глянуть, распустить, отвалить, лютый - из сцены схватки Ивана с волками.

Они передают наряду с участием в описании самой сцены реакцию Ивана на происходящее, усиливая экспрессивность текста, динамичность авторского описания благодаря "внесению" в объективное повествование личностной оценки персонажа - "участника события". В просторечном деепричастии жалеючи в литературном языке расценивается как устаревшее, употребительно в фольклорных текстах, при стилизации "под фольклор" и разговорном глаголе почуять в предложениях: А ты говоришь — водопровод… Ну, поехали.

День был солнечный, ясный. В лесу тишина и нездешний покой. Ехать надо было далеко — верст двадцать: Наум ехал впереди и все возмущался: Из лесу в лес — за дровами. Иван дремал в санях. Выехали на просеку, спустились в открытую логовину, стали подыматься в гору. Там, на горе, снова синей стеной вставал лес. Почти выехали в гору… И тут увидели, недалеко от дороги, — пять штук.

Вышли из леса, стоят, ждут. Наум остановил коня, негромко, нараспев заматерился: Конь Ивана, молодой, трусливый, попятился, заступил оглоблю. Иван задержал вожжами, разворачивая его.

Конь храпел, бил ногами — не мог перешагнуть оглоблину. Волки двинулись с горы. Наум уже развернулся, крикнул: Иван выскочил из саней, насилу втолкал коня в оглобли… Упал в сани. Конь сам развернулся и с места взял в мах. Наум был уже далеко. Волки серыми комками податливо катились с горы, наперерез подводам. Скоро, однако, любопытство прошло. И смешно тоже уже не было.

Волки достигли дороги метрах в ста позади саней и, вытянувшись цепочкой, стали быстро нагонять. Иван крепко вцепился в передок саней и смотрел на волков. Впереди отмахивал крупный, грудастый, с паленой мордой… Уже только метров пятнадцать-двадцать отделяло его от саней.

Ивана поразило несходство волка с овчаркой. Раньше он волков так близко не видел и считал, что это что-то вроде овчарки, только крупнее. Сейчас понял, что волк — это волк, зверь. Самую лютую собаку еще может в последний миг что-то остановить: Этого, с паленой мордой, могла остановить только смерть. Он не рычал, не пугал… Он догонял жертву. И взгляд его круглых желтых глаз был прям и прост. Иван оглядел сани — ничего, ни малого прутика. Оба топора в санях тестя.

Только клок сена под боком да бич в руке. Ивана охватил настоящий страх. Передний, очевидно вожак, стал обходить сани, примериваясь к лошади. Он был в каких-нибудь двух метрах… Иван привстал и, держась левой рукой за отводину саней, огрел вожака бичом. Тот не ждал этого, лязгнул зубами, прыгнул в сторону.

Сбился с маха… Сзади налетели другие. Вся стая крутнулась с разгона вокруг вожака. Тот присел на задние лапы, ударил клыками одного, другого… И снова, вырвавшись вперед, легко догнал сани.

Иван приготовился, ждал момента… Хотел еще раз достать вожака. Но тот стал обходить сани дальше. И еще один отвалил в сторону от своры и тоже начал обходить сани — с другой стороны. Иван стиснул зубы, сморщился… "Конец. Они нехотя отбежали несколько шагов и остановились, облизывая окровавленные рты.

Делали они это так старательно и увлеченно, что, казалось, человек с топором нимало их не занимает. Впрочем, вожак смотрел внимательно и прямо. Иван обругал его самыми страшными словами, какие знал. Взмахнул топором и шагнул к нему… Вожак не двинулся с места. На растерзанного коня старался не смотреть. Но не выдержал, глянул… И сердце сжалось от жалости, и злость великая взяла на тестя. Он скорым шагом пошел по дороге. С ума, что ли, спятил!

Я-то при чем здесь? Не уйдешь ты от меня, остановись лучше. Одного отметелю — не так будет позорно. А то при людях отлуплю. И расскажу все… Остановись лучше! И наконец вовсе бросил догонять. Дома у себя Иван никого не застал: Он отомкнул его, вошел в дом. Поискал в шкафу… Нашел не допитую вчера бутылку водки, налил стакан, выпил и пошел к тестю. Толкнулся в дверь — не заперто.

Он ждал, что будет заперто. Иван вошел в избу… Его ждали: Сопля… Гол, как сокол, пришел в дом на все на готовенькое да еще грозится. Да еще недовольный всем: Не трону я его. А то потом не оберешься… Тебя жалеючи говорю. Пойдем, в шахматишки сыграем… Играешь в шахматы? Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов.

About the Author: Кир