Written by: Posted on: 08.08.2014

Тайное становится явным юлиус мадер

У нас вы можете скачать книгу тайное становится явным юлиус мадер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Руководитель военной разведки адмирал Канарис был отстранен Гитлером. Ему было дано специальное задание по ведению экономической войны. Скорцени, власть которого теперь возросла, унаследовал весь подрывной сектор вермахта, а вместе с ним и более трех тысяч осведомителей, шпионов и диверсантов. Обергруппенфюрер СС Эрнст Вильгельм Боле передал ему картотеку всех членов нацистской партии в сорока с лишним государствах земного шара.

Эти люди должны были укрывать эсэсовских агентов и помогать им осуществлять преступления. Замок Фриденталь теперь не был уже единственной агентурной школой Скорцени. Любимцу фюрера даже был подчинен старший по чину штандартенфюрер СД Фридрих Кнолле, занимавшийся в оккупированной немцами Голландии диверсионной подготовкой ирландцев, враждебно настроенных по отношению к Великобритании, а также агентов из числа изменивших родине англичан и французов.

С помощью этих головорезов Скорцени быстро сколотил шесть истребительных батальонов Их укомплектовали опытными охотниками за людьми, которые не щадили никого, грубо попирая все законы и обычаи войны, зафиксированные международным правом. Злодейские убийства и карательные операции против партизан были для них привычным, повседневным делом.

Неудачи армии фашистских агентов были не меньшими, чем поражения вермахта на фронтах. С помощью службы безопасности и гестапо они попытались особыми средствами вынудить советских военнопленных дать им сведения, необходимые для запланированных подрывных актов. Но советские люди, как правило, отказывались стать предателями родины. Затем после зверских истязаний убивали выстрелом в затылок.

Скорцени не раз принимал участие в этих расправах, с наслаждением садиста смакуя агонию жертв. Потому отборные агентурные банды высоко взлетевшего венского террориста пытались усилить диверсионные действия и против Советского Союза. Большого эффекта Скорцени ожидал от подрывных акций, предпринятых совместно с гитлеровским генеральным штабом сухопутных войск ОКХ.

На них я вновь встретился с генералом Кребсом, ставшим к тому времени начальником штаба генерал-полковника Гудериана. Итак, штурмбанфюрер СС Скорцени замышлял секретные диверсионные операции вместе с гитлеровским генералом Геленом. Они засылали агентов в тыл непрерывно продвигавшейся вперед Советской Армии. Но Советский Союз имел — достаточный опыт борьбы с засланными врагами.

Изобличенных гитлеровских агентов, пытавшихся сопротивляться, уничтожали на месте, остальных предавали суду военного трибунала. Вальтер Шелленберг в своем докладе нацистской верхушке признавал, по существу, провал шпионской и диверсионной деятельности: Поэтому нам приходилось ограничиваться лишь небольшими частными операциями, которые осуществлялись мелкими командами и сводились к взрывам трансформаторных установок и мачт высоковольтных передач.

Народы Советского Союза, их вооруженные силы и карательные органы основательно очищали свой тыл от фашистской нечисти. В году военное поражение гитлеровской Германии стало неизбежным.

На Восточном фронте фашистские войска подвергались непрерывным мощным ударам Советской Армии, вынуждавшей их к беспорядочному отступлению. В середине года медленно продвигавшиеся на север Италии англо-американские части достигли Флоренции. Войска западных союзников высадились наконец в Северной, а спустя два месяца в Южной Франции и перешли в наступление.

Гитлеровская военная машина стала трещать. Основная часть фашистского вермахта была скована на советско-германском фронте. Около 8 миллионов немецких солдат и офицеров полегли на полях сражений или оказались в плену.

Остатки примерно тысяч хваленых алюминиевых птиц валялись по всей Европе. Две трети из них, точнее, 62 тысячи не вернулись после вылетов на Восточный фронт. Англичане и американцы, применив в морской войне радар, стали медленно, но верно одерживать верх над германскими подводными лодками. С осени года они топили в среднем по одной немецкой подводной лодке в день. Многие военные заводы в Германии, а главным образом рабочие кварталы после бомбежек англо-американской авиацией представляли собой сплошные развалины.

Действительно, нацисты разрабатывали в то время новое оружие, с которым они связывали надежды на перелом в ходе войны. Само собой разумеется, его засекреченным производством и предполагавшимся применением занимались эсэсовцы. Этот человек носил погоны группенфюрера СС. Звали его Ганс Каммлер.

Лишенные дневного света узники — немцы, советские граждане, чехи, поляки, голландцы и французы — работали по 18 часов в сутки. Они делали ракеты, которые разрабатывались под руководством технического директора проектного бюро в Пеенемюнде Вернера фон Брауна. Жертвами нечеловеческих условий труда стали 50 тысяч заключенных. Каждая из этих несущих смерть и разрушение многотонных, начиненных динамитом сигар обходилась немецкому народу в 61 тысячу марок.

Нацистская клика избрала английскую столицу для обстрела по многим соображениям. Потому конструкторы этого вида оружия рекомендовали вести обстрел по большим площадям. Лондон же вместе с пригородами занимает территорию в квадратных километров. Население Большого Лондона составляло тогда свыше 8 миллионов человек.

И наконец, согласно планам нацистов, новое оружие должно было заставить английское правительство пойти на заключение с гитлеровской Германией компромисса, переговоры о котором секретная служба СС и крупнейшие германские монополии вот уже несколько месяцев вели с контрагентами Англии и США.

Эти круги германского империализма стремились заключить с Англией и США сепаратный мир, чтобы всеми имеющимися силами — а если удастся и вместе с западными державами — продолжать войну против Советского Союза.

Однако и на этот раз нацисты просчитались. Остальные взрывались на стартовых установках или с шипением погружались в волны Северного моря; их заставляли отклоняться от курса либо сбивали английские летчики-истребители.

Этим объясняется то, что большое количество ракет не срабатывало. За несколько недель безрассудные игроки из гитлеровского окружения выбросили на ветер примерно 5 миллиардов марок. И снова на первый план выдвинулся штурмбан-фюрер СС Скорцени. За этим загадочным названием скрывалось немногое: Скорцени сделал попытку хотя бы на время отсрочить поражение Германии.

Они предназначались для ликвидации становившегося все более явным превосходства советских танков. Это была жалкая попытка с ничтожным результатом! За этим наименованием скрывалось особое подразделение подводников-диверсантов и управляемых смертниками торпед и катеров-снарядов.

Несмотря на то что Италия капитулировала и объявила войну гитлеровской Германии, Боргезе под командой немецких офицеров безоговорочно продолжал вое-ьать против англичан и американцев. Характерна запись, которую сделал в то время Скорцени в своем дневнике: Все следовало делать как можно быстрее, ибо все мы знали, что времени терять нельзя. Большинство их совсем молоды. Самостоятельно действуя в ближнем бою, они до конца отдают свою жизнь в морской войне.

И по сей день отцы, матери, невесты ждут подтверждения гибели своих близких — тех юношей, которых бессмысленно отправили на дно морское. Но Скорцени было мало и этого. Поскольку речь шла о чужих жизнях, а не о его собственной, Скорцени не церемонился. Он приступил к экспериментам с ракетами, пилотируемыми человеком.

Через несколько недель эта идея уже приняла осязаемую форму. Имперское министерство авиации командировало в помощь Скорцени специалиста — некоего Теодора Беннеке. Обер-палач пришел в восторг от предложения Скорцени подвергнуть бомбежке пилотируемыми ракетами, доставленными подводными лодками, Нью-Йорк. По его мнению, такие удары по населению восьмимиллионного города поставили бы американцев на колени и сделали бы их более сговорчивыми для заключения сепаратного мира с Германией.

В своем дневнике он сделал запись: Как видим, у черно-коричневых специалистов по части проигранной войны было много амбиции, да мало амуниции. Борющиеся с фашистами народы позаботились о том, чтобы все эти порождения бредовой фантазии так и остались ею. Оно не смогло даже на время задержать победоносное наступление народов, мобилизовавших все силы на борьбу против коричневой чумы.

Где бы ни находился Скорцени, он всегда возил с собой фотографию Гитлера в рамке из серебра, на которой было выгравировано: Человек со шрамами получил эту фотографию в подарок за похищение Муссолини. Вскоре Скорцени представилась новая возможность доказать, что он действительно верен своему фюреру. Ее подложил патриотически настроенный офицер полковник граф Шенк фон Штауффенберг.

Он и несколько его единомышленников хотели убрать Гитлера, чтобы открыть путь к немедленному заключению мира и тем самым избавить немецкий народ от дальнейших жертв. Однако группа монополистов и военных, желавшая избавиться от Гитлера, руководствовалась совершенно другими мотивами. В году стало совершенно очевидно, что Гитлер не сумел дать им то, что обещал в те времена, когда они помогли ему сесть в седло.

Теперь уж нечего было и думать о господстве над Европой и переделе мира. Через различные темные каналы заговорщики установили контакт с американской секретной службой, которая, являясь инструментом определенных кругов США, тоже была заинтересована в том, чтобы сохранить в Германии капитализм и помешать расширению борьбы народов Европы за демократию и прогресс.

Заговорщики рассчитывали, что, после того как будет убит Гитлер, им наконец удастся заключить с Англией и США компромиссный мир при условии, что начатая война против Советского Союза будет продолжена. Разделяя эту концепцию, ряд офицеров генерального штаба, разочаровавшихся в Гитлере, примкнул к путчистам, которые хотели лишь заменить диктатуру нацистов диктатурой военщины. Закулисные же вдохновители остались прежние — это были промышленные магнаты с Рейна и Рура.

Заговор готовился многие месяцы. Руководящий центр находился в Берлине на Бендлерштрассе — в здании верховного командования вермахта. Заговорщики решили после убийства Гитлера не пропускать из ставки никакой информации, чтобы изолировать его приспешников от внешнего мира. По приказу заговорщиков вермахту предстояло разоружить части СС, службу безопасности и гестапо.

Новое правительство должно было через внезапно захваченные радиостанции провозгласить установление диктатуры военщины и пришедших к власти новых ставленников монополий, а также объявить о мерах, целью которых с самого начала было задушить в зародыше любое возможное выступление трудящихся. Ахиллесовой пятой эсэсовцев была малочисленность их войск в самом Берлине и вокруг него: Они несли охрану переполненного узниками концентрационного лагеря Заксенхаузен.

Заговорщики уже наметили части вермахта, которым вменялось в обязанность разоружить соединения СС. План заговора сорвался по многим причинам. Случай спас Гитлера, несмотря на то что в нескольких метрах от него разорвалась безосколочная бомба, которая должна была убить его взрывной волной.

Тем временем Геббельс передал по радио сообщение, что Гитлер жив. В самом здании на Бендлерштрассе группа офицеров во главе с оставшимся верным Гитлеру подполковником выступила против заговорщиков. Исход путча все еще казался неопределенным.

И снова Скорцени получил полную свободу рук. Начальник полиции безопасности и службы безопасности Кальтенбруннер обещал ему: Ворвавшись во двор, эсэсовцы увидели распростертые тела графа Штауффенберга и трех его ближайших соратников, расстрелянных сторонниками Гитлера. Но мертвецы никогда не интересовали человека со шрамами, и, минуя их, он бросился с отрядом автоматчиков в хорошо знакомые ему кабинеты и коридоры здания верховного командования вермахта.

Путч был заранее обречен на провал. У заговорщиков не было каких-либо контактов с широкими слоями немецкого народа, у них имелись глубокие расхождения по вопросу о политике, которую следует проводить после устранения Гитлера. Кроме того, среди путчистов имелись шпики Гиммлера. Дело в том, что уцелел очевидец событий во дворе здания на Бендлерштрассе.

Вот как он их описывает:. Сразу же стало ясно, что дело проиграно. Генерал Ольбрихт и его штаб тут же направились к генерал-полковнику Беку, но по дороге подверглись нападению, были обезоружены и выведены во двор ОКБ ворвавшимися эсэсовцами.

Снова раздались выстрелы; это застрелились Бек и Вагнер. В конце концов нас осталось всего человек восемь — десять, собравшихся в кабинете Штауффенберга и еще не сдавшихся. Среди них были мой друг граф Йорк фон Вартенбург, граф фон Шуленбург, граф Шверин-Шваненфельд, граф Бертольд Штауффенберг — брат Шенка Штауффенберга, а кроме того, подполковник генерального штаба Бернадис и несколько других лиц, мне почти незнакомых.

Вместе со Шверином и Йорком мы сожгли важные документы, а затем попытались прорваться через оцепление в вестибюле. Во время этой попытки я был схвачен, опознан как участник заговора и передан одним из офицеров-изменников карательной команде.

Пока меня конвоировали, во дворе верховного командования уже начались расстрелы. Но прежде чем меня вывели во двор, команду задержали ворвавшиеся в здание эсэсовцы и гестаповцы.

После недолгих пререканий они забрали меня с собой, поскольку я был в штатском, и отвели в кабинет Штауффенберга для короткого допроса. Эти показания дал Карл Альбрехт Эйген Герстенмайер, занимающий ныне пост председателя бундестага ФРГ и согласно дипломатическому протоколу являющийся вторым по значению человеком в боннском государстве.

Примечательно не то, что Герстенмайер попал 20 июля года в руки Скорцени, а то, что человек со шрамами сделал все, чтобы сохранить ему жизнь. Разумеется, Герстенмайер остерегается признавать это. Ведь из числа тех, кто называли себя противниками Гитлера и в день покушения на него были схвачены эсэсовцами в Берлине в здании верховного командования вермахта, до конца войны дожили всего только двое.

Один из них — доктор Ганс Бернд Гизевиус. Второй — это Эйген Герстенмайер, который следующим образом описывает то, что произошло с ним после ареста благодаря вмешательству Скорцени:. Однако вместо казни меня вызвали на допрос, который происходил в присутствии большого количества чинов СС и гестапо… Несмотря на бесконечные допросы, длившиеся и днем и ночью, меня не включили в число тех заговорщиков, которых повесили 8 августа, и 27 сентября гестапо передало меня имперскому обер-прокурору народного трибунала.

Объявление приговора было отложено на 24 часа. Затем был оглашен приговор: И все-таки, несмотря на все, приговор этот остается для меня необъяснимым. Многие мои друзья, гораздо менее виновные, были отправлены тем же самым Фрайслером на казнь. И дальше Герстенмайер буквально рассыпается в похвалах: Об этом особом обращении с Герстенмайером позаботилась служба безопасности в лице Скорцени. В течение трех дней человек со шрамами располагал на Бендлерштрассе неограниченными полномочиями в отношении армии резерва и персонала ОКВ.

Он пачками поставлял противников Гитлера под нож гестапо. Он считал, что лучше повесить одним предполагаемым пусть и не вполне изобличенным противником Гитлера больше, чем одним меньше. Но почему-то именно Герстенмайера он пощадил. Сделал он это по весьма веской причине: Герстенмайер принадлежал к его агентуре. Под маской советника консистории Герстенмайер выполнил не одно особое задание нацистов в странах Балканского gjлуострова, Скандинавии и в других районах земного шара.

Итак, Скорцени взял под защиту одного из своих отборных агентов. А тот в послевоенные годы постарался отблагодарить своего благодетеля по принципу. После того как Советская Армия разгромила в районе Кишинев — Яссы сражавшиеся на стороне Гитлера румынские дивизии, в конце августа объявила Германии войну и Румыния.

В начале сентября произошло народное восстание в Болгарии. Она также отпала от гитлеровского блока. Через несколько дней запросила перемирия Финляндия. Только правительство Хорти все еще продолжало выполнять свои обязанности союзника нацистской Германии.

Фронт приближался к границам Венгрии. Недовольство венгерского народа росло день ото дня; 1-я венгерская армия истекла кровью на Дону, сражаясь за чуждые ей цели. В стране ширилось движение Сопротивления. Венгерский народ не мог простить диктатору Венгрии Миклошу Хорти того, что в марте года он призвал в страну гитлеровских оккупантов.

Оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман уже шестой месяц вел здесь охоту на евреев, которые до тех пор еще не подвергались в Венгрии массовому уничтожению. Эсэсовская секретная служба, а также уполномоченный Гитлера в Венгрии бригадефюрер СС Эдмунд Везенмайер [35] опасались, что под давлением событий Хорти может последовать румынскому примеру.

Правда, для подобного предположения не было серьезных оснований: Он стремился лишь спасти наследственное регентство, которого добился для своей семьи. С ведома Хорти некоторые круги венгерских феодалов и военщины стали пытаться установить через нейтральные государства контакты с американцами и англичанами. Но секретная служба СС, развернувшая в Венгрии гигантскую агентурную сеть, с помощью своих агентов знала об этих попытках и держала их под бдительным наблюдением.

Гитлер снова вызвал Скорцени в ставку. За обитыми войлоком дверями маляр из Браунау [36] провел секретное совещание с Гиммлером, Риббентропом, Кейтелем, Йодлем. Приглашен был и Скорцени. Полистав донесения, полученные из Венгрии от Везенмайера, он прочитал: Риббентроп взял в руки второй документ, также подписанный Везенмайером: Эти 1,1 миллиона евреев ведут подрывную деятельность против рейха. Такое же, если не вдвое большее, число венгров — приспешников евреев — помогают им.

Для того чтобы парализовать саботажников, заставить их отступить, необходимо предъявить им наши жесткие требования, с угрозой ввести в дело германские дивизии и бомбардировочные эскадрильи. По моему мнению, этого будет достаточно, чтобы противник капитулировал.

Я твердо убежден в том, что регент Хорти без всякого промедления согласится с любой кандидатурой премьер-министра, которую пожелает предложить фюрер. Докладывая фюреру, Риббентроп хорошо учел фанатический антисемитизм присутствовавших, который и ему служил средством оправдания внешнеполитических провалов, сопутствовавших военным поражениям. Совещание в ставке длилось недолго: Так человек со шрамами был направлен в Венгрию, все еще считавшуюся союзницей гитлеровской Германии, для организации государственного переворота.

Он вышел из ставки фюрера, снабженный специальным письмом, напоминавшим послание восточного владыки своим сатрапам: Предписываю всем военным и государственным органам оказывать Скорцени всяческое содействие и идти навстречу его пожеланиям. То был карт-бланш одного бандита другому на совершение любого преступления.

Приступая к выполнению нового диверсионного задания, Скорцени прежде всего сменил фамилию, приказав своему центру по изготовлению подложных документов сфабриковать для себя паспорт на имя доктора Вольфа. В Будапеште он появился в штатском. Три батальона Скорцени уже стояли на окраине города в полной боевой готовности. Самые отпетые террористы разгуливали в штатских костюмах и пока наслаждались красотами венгерской столицы.

Скорцени, он же доктор Вольф, действовал в контакте с начальником службы безопасности района Балкан и Италии штурмбанфюрером СС Вильгельмом Хёттлем, который с начала года обосновался в Будапеште со своей штаб-квартирой.

Главной задачей Хёттля было нащупать и разгромить руководимое венгерскими коммунистами движение Сопротивления, с каждым днем становившееся все активнее Хёттль позаботился о том, чтобы венгерские тюрьмы и гестаповские застенки не пустовали, и все-таки сопротивление венгерского народа не ослабевало, а, наоборот, усиливалось, о чем свидетельствовали размах и интенсивность антифашистских действий.

Теперь Хёттль вместе со Скорцени сконцентрировал все усилия для того, чтобы убрать правящую клику Венгрии, которую нацисты уже не считали вполне надежной. Оба они хорошо знали друг друга по совместной работе в органах службы безопасности в Вене, а также в Главном управлении имперской безопасности.

Будапешт, 10 октября года. От Дуная стелется густой туман. Комендант Будапешта венгерский генерал Бакаи осторожно выходит из машины. Но дойти до расположенного всего в нескольких метрах отеля ему так и не удалось: Будапешт, 11 октября года, ночь. Квартира командующего венгерской Дунайской флотилией, флигель-адъютанта Хорти Коломана Харди. Чей-то голос за дверью произносит: Служба безопасности упрятала его в концлагерь.

Теперь наступила очередь Хорти-младшего. Зная о жажде власти, обуревавшей семейство Хорти, секретная служба СС расставила новые сети. Необходимо было найти средство заставить летнего венгерского диктатора и дальше следовать по тому пути, по которому тот шел вместе с Гитлером в течение десяти лет. Объектом шантажа был избран сын Хорти Николаус. Согласно завещанию он должен был стать диктатором Венгрии. Политические гангстеры начали действовать.

Прежде всего штурмбанфюрер СС Хёттль подослал к нему одного из своих агентов. План службы безопасности был не сложен: Таким образом, его рассчитывали использовать в качестве заложника для шантажирования отца. Скорцени и его сообщники были уверены в успехе операции. Однако неожиданно для них молодой Хорти прибыл с ротой лейб-гвардии и приказал ей оцепить набережную Дуная вокруг места назначенной встречи. И все же гестаповец Клагес перехитрил Хорти и его друга Борнемисцу и сумел схватить их.

Он приказал надеть на пленников наручники, закатать их в большие ковры и вынести из здания. Охранявшие дом лейб-гвардейцы Хорти разгадали этот маневр и открыли огонь.

Гестаповцы обратились в бегство. Теперь настала очередь действовать Скорцени. Он подал агентам службы безопасности сигнал к атаке. Из-под штатских пиджаков были извлечены бесшумные пистолеты, а из карманов брюк — ручные гранаты.

Такого оборота дела лейб-гвардейцы Хорти не ожидали. Подручные Скорцени поспешно погрузили ковры с содержимым в стоявший наготове автомобиль. Хорти-младший разделил судьбу Харди. Он также был отправлен в концентрационный лагерь. В штабе Скорцени продолжала расти гора донесений о действиях венгерских групп Сопротивления. Нарастала и неустойчивость венгерского правительства. Теперь Скорцени уж было мало одного Хорти-младшего. На утро следующего дня он назначил штурм городской крепости в Буде — резиденции венгерского правительства.

Там же размещались венгерское военное министерство и министерство внутренних дел, а также германское посольство.

Находившийся в подчинении Скорцени батальон эсэсовцев-парашютистов в назначенный час ворвался в район крепости. Древние ворота крепости не устояли перед натиском танков. Банда убийц устремилась в коридоры крепости. Гитлеровский черный циклоп под дулом винтовки заставил командира лейб-гвардии Хорти венгерского генерала Кароля Лазара дать по телефону приказ гвардейскому батальону гонведа уже вступившему в бой с эсэсовцами и дворцовой охране немедленно прекратить сопротивление.

Затем Скорцени перерезал телефонный провод и, захватив план здания, двинулся дальше. За его спиной прогремел выстрел: Лазар пустил себе пулю в лоб. Правительство Хорти лишилось охраны. По приказу нацистской клики оно было свергнуто любимцем Гитлера.

Человек со шрамами расправился с приверженцами Хорти. Скорцени направил в ставку фюрера победную реляцию. И снова любимец фюрера удостоился награды. Он получил еще один плетеный квадрат на петлицу [40] и стал оберштурмбанфюрером СС. В Германию отправился специальный поезд: Скорцени и его отряд охотников на людей везли своему фюреру… низложенного Хорти. В те же дни оберштурмбанфюрер СС Эйхман слал в лагеря уничтожения все новые и новые эшелоны с венгерскими евреями; тысяч их уже были отданы в лапы смерти.

Война со всеми ее последствиями пришла на венгерскую землю и принесла ее народу много бессмысленных жертв, пока Советская Армия не положила конец господству фашистов в Венгрии.

Всего лишь через неделю после возвращения из Будапешта Скорцени снова явился к Гитлеру. Присутствуя при докладе о положении на фронтах, он узнал о новых планах верховного командования вермахта: Замысел гитлеровской клики был таков: Дошло дело и до Скорцени. Действуя в тылу противника, вы обязаны захватить один или несколько мостов через Маас на участке между Льежем и Намюром. До сих пор военная форма противника использовалась командованием вермахта и СС в диверсионных целях только на Восточном фронте.

Скорцени прекрасно понимал, что такое одеть немецких солдат в английскую и американскую военную форму и затем бросить их в бой. Для тех из них, кто попадет в руки противника, это будет равносильно верной смерти. Времени на подготовку у Скорцени было немного.

Прежде всего он вновь сменил фамилию и стал зваться Золяром. Подчиненная Скорцени я танковая бригада была придана 6-й танковой дивизии СС. Пользуясь предоставленными ему чрезвычайными полномочиями, Скорцени отобрал военнослужащих вермахта, которые более или менее сносно говорили по-английски. Из лагерей для военнопленных привезли английских и американских унтер-офицеров: Потом Скорцени распорядился доставить ему английское и американское обмундирование, а также личные документы убитых или находящихся за колючей проволокой солдат и офицеров войск западных держав.

Жилые бараки, где разместился личный состав й танковой бригады, охранялись эсэсовцами. У солдат и офицеров отобрали немецкие удостоверения личности, а их переписка подвергалась строгой цензуре службы безопасности.

Диверсантов снабдили фунтами стерлингов и долларами фальшивыми, разумеется , а для подкрепления морального духа выдали каждому капсулу с цианистым калием — Скорцени сам распорядился об этом. Участники предстоявшей операции постепенно осознавали, что они, в сущности, потенциальные мертвецы. Штандартенфюрер СС Иоахим Пайпер получил от Скорцени задание переправиться со своим отрядом через Маас в районе Льежа и во что бы то ни стало занять и удержать все стратегически важные переправы. На рассвете 16 декабря года на английские и американские войска внезапно обрушился удар, вызвавший их беспорядочное отступление на фронте протяженностью в сотни километров.

Низко нависшие тучи свели на нет превосходство англо-американской авиации. Командование гитлеровцев воспользовалось этим. Немецкие танки смяли передовые позиции союзников. В поток поспешно отступающих войск незаметно влились диверсионные отряды Скорцени. Они давали частям противника ложные приказы, нарушали телефонную связь, уничтожали и переставляли дорожные указатели, перекрывали дороги, минировали железнодорожные пути и шоссе, взрывали склады боеприпасов. Американцы и англичане расплачивались за свою беспечность.

Вскоре томми и ами были уже не в состоянии различить, где фронт, где тыл. Тысячи из них погибли либо попали в руки эсэсовцев в первые же часы наступления.

На поле боя остались подбитыми и сгоревшими танков союзников. Во многих местах войска СС действовали с присущей им жестокостью. Например, на второй день наступления подчиненный Скорцени эсэсовский полковник Пайпер приказал расстрелять на развилке дорог юго-восточнее Мальмеди 71 безоружного американского военнопленного. Эсэсовцы опасались, что пленные могут впоследствии разоблачить одетых в форму противника диверсантов. В течение нескольких последующих дней перед военными трибуналами предстали еще террористов Скорцени, и им был вынесен смертный приговор.

Катастрофические последствия наступления гитлеровцев в Арденнах заставили английского премьер-министра Уинстона Черчилля спешно обратиться с призывом о помощи к правительству СССР. Он просил ускорить срок намеченного наступления советских войск на советско-германском фронте, чтобы тем самым ослабить натиск немцев на Западе. Советское командование выполнило свой союзнический долг. Арденнское наступление гитлеровцев постепенно выдыхалось.

Подчиненная Скорцени диверсионная часть потеряла более двух третей личного состава. Операцию в Арденнах начали около трех тысяч диверсантов Скорцени, обратно же вернулась лишь жалкая кучка. А человек со шрамами вновь был удостоен благосклонности фюрера. Те, кто служил Скорцени орудием осуществления диверсионных планов, остались лежать в бельгийской земле, под чужими именами, а зачастую неопознанные.

Любимец же Гитлера со шрамами на физиономии отбыл в рождественский отпуск. В те дни в замке Фриденталь царило лихорадочное возбуждение. Не успели прибыть из Арденн остатки разгромленных групп диверсантов, как во все направления уже выезжали новые диверсионные, отряды. На полную мощность работали технические отделы, изготавливавшие новые подложные удостоверения, микрофильмы секретных документов и картотек агентов.

В каминах замка, превращаясь в пепел, горели секретные бумаги. Штурмбанфюрер СД барон фон Лепель получал приказы весьма деликатного свойства. В них все чаще звучало слово Испания. По приказу Вальтера Шелленберга сотрудники эсэсовской секретной службы упаковывали архивы и перебрасывали самолетами самые ценные материалы в свои испанские филиалы.

Тайные курьеры непрерывно прибывали во Фриденталь и покидали его с набитыми доверху чемоданами. Вести с фронта были неутешительны: Но он умолчал о том, что поведали уцелевшие. Нас осталось всего около полусотни. Боеприпасов было еще достаточно.

Тем временем мы искали слабое место в кольце. Ему не помогли форма советского офицера и отличное знание русского языка. Вместе с ним нашли свою смерть еще четыре разведчика, также переодетые в форму советских солдат. На Скорцени гибель сообщников не произвела никакого впечатления. Ему были неведомы угрызения совести.

Ведь он даже не ответил на призыв Фёлькерсама о помощи. В последний день января года Гиммлер срочно вызвал Скорцени к телеграфному аппарату. Оберштурмбанфюрер следил, как на ленте отпечатывались буквы: Человеку со шрамами стало не по себе: Скорцени поднял на ноги все, что еще было можно. В Нейштрелице готовился к своему последнему бою й парашютный батальон, также находившийся в распоряжении Скорцени.

Эсэсовцы полностью хозяйничали в Шведте. Их штаб расположился в старом замке Скорцени вызвал к себе местную нацистскую элиту — бургомистра города Шрадера-Роттмерса, являвшегося командиром фольксштурма, нацистского уполномоченного Ханко Крюгера и полицейского лейтенанта Думке ныне он офицер полиции в Ганновере и отдал распоряжения. Они были угодливо дополнены и приняты всеми присутствовавшими. Всех мужчин, способных носить оружие, бросить на усиление фольксштурма.

Остальных жителей мужского пола мобилизовать для работ по созданию оборонительных сооружений на восточном берегу Одера. Никто не имеет права покинуть район плацдарма без письменного разрешения.

Постам СС обеспечить провеку документов на улицах и вокзале. Взорвать лед на Одере. Все мосты, особенно на плотинах через Одер, подготовить к взрыву. Затем под команду Скорцени был передан дислоцировавшийся в Шведте 3-й танково-гренадерский батальон. Солдат выстроили, и Скорцени объявил приказ Гиммлера: Тем временем разведка донесла, что войска 1-го Белорусского фронта неудержимо продвигаются к Шведту, Скорцени по радио запросил подкреплений. И Гиммлер поспешил направить ему немалые силы. Теперь недолго оставалось ждать и назначения Скорцени командиром дивизии.

На таком высоком командном посту даже в последние дни войны не так уж часто можно было встретить оберштурмбанфюрера СС. Боевой дух солдат, понадерганных из тыловых служб и госпиталей, не мог удовлетворить Скорцени. Непрерывно следовавшие через Шведт колонны насильно эвакуированных жителей из районов, расположенных восточнее Одера, угнетающе действовали на психику солдат. Скорцени решил навести порядок. В 3 часа дня к ратуше, где заседает военный суд под председательством Скорцени, подъезжает пожарная машина; на ней — человек в кандалах.

Машина останавливается под деревом, из уст привезенного несутся проклятия. Осужденному одевают петлю на шею, перекидывают веревку через сук. Вокруг толпятся беженцы, глазеют зеваки. Лейтенант полиции Думке дает знак. Машина медленно двигается с места, затягивая петлю. На грудь казненному вешают щит: Так расправился Скорцени с бургомистром небольшого городка Кенигсберг в округе Неймарк.

Целых пять дней висело тело Флётера у дороги, по которой проходили сотни людей, и, только когда труп стал разлагаться, Скорцени разрешил снять и похоронить его. День за днем выносились смертные приговоры. Публичные казни стали в Шведте обычным явлением. Эсэсовские подручные Скорцени вешали людей на перилах мостов через Одер, на мачтах судов, на кладбищенских оградах, на здании вокзала в Ангермюнде.

Один солдат из Кёльна был повешен за то, что, встретив в колонне беженцев свою мать, проводил ее около километра. По приказу Скорцени на тело казненного повесили доску с надписью: За это меня вздернули! Помните об этих жертвах, боритесь за прочный мир! Последние джедаи Фердинанд Джуманджи 2: Мертвецы не рассказывают с Мумия Гадкий я 3 Анн Фонтен В ролях: Мелодрамы , Зарубежные , , про любовь , Драмы Качество: HD Также доступно на: Наверняка вы искали Тайное влечение в хорошем качестве. Для вас это будет прекрасным и удобным способом отвлечься, отдохнуть и расслабиться, оставив хлопоты и повседневные проблемы, а самим окунуться в волшебный мир кино.

Также рекомендуем оставить свой комментарий к видео. Несмотря на свои шалости, Бруно и Башмак любят свою школу и готовы сделать все, чтобы защитить ее.

После поражения от своих соперников, Йоркской Академии, на соревнованиях по плаванию Бруно узнает, что из Макдональд Холла могут уйти нескольких лучших учеников в Йорк даже его лучший друг Башмак. Бруно выходит на тропу войны, чтобы заполучить собственный б Прыгай в бассейн Страна: Комедии Очередная комедийная история о жизни семьи среднего достатка, которая, тем не менее, запала в душу многих зрителей. Допрос продолжает представитель обвинения от США Додд:. На это, как мне помнится, вы ответили, что с СС ничего общего не имели.

Затем вы все же признали, что руководство СС передавало вам различные вещи, ранее принадлежавшие заключенным концентрационных лагерей. Правильно ли я понял ваши показания? Да, собственно, этого и нельз было сделать. Ведь рейхсбанк не имел права проверять, из чего состоит вклад. Речь шла о сдаче золота.

Я полагал, что ото были золотые монеты, небольшие слитки или аналогичные предметы, сданные заключенными концентрационных лагерей, подобно тому как их должен был сдавать любой человек в Германии. Теперь я вспомнил то, на что не мог ответить во время предварительного допроса.

Тогда мен спросили, добивался ли я согласия рейхсфюрера СС на то, чтобы золото, сданное в рейхсбанк, можно было использовать в его операциях.

Я ответил, что не могу припомнить. Однако, если Пуль утверждает это под присягой, я не хочу и не могу оспаривать Ведь само собой разумеется, если золото сдается в рейхсбанк, то он может его использовать. По всем этим делам говорил с Пулем не больше чем два-три раза.

Мне не известно, из чего состояли эти вклады, что с ними стало и как они использовались. Пуль не информировал меня об этом. Разве обычно рейхсбанк принимал в качестве вкладов драгоценности, оправы дл очков, часы, портсигары, жемчужные ожерелья, бриллианты, золотые зубы и тому подобное? Насколько я информирован, их следовало направлять в имперское ведомство по благородным металлам, а не в Рейхсбанк.

Если уж так случилось, то рейхсбанк занимался незаконной деятельностью. Насколько мне известно, они имеют различный вес. Но это были, я полагаю, слитки килограммовые. Я был в золотохранилищах всего четыре-пять раз, и всегда лишь для того, чтобы показать посетителям это весьма интересное зрелище. Ведь любой ответственный банкир делает это регулярно, не так ли? Что вы можете сказать по этому поводу? Дела Рейхсбанка вел не президент, а директорат. Я не занимался отдельными операциями с золотом.

Если поступало большое количество этого металла, то об этом сообщали в директорат. Он руководил всем, и об отдельных операциях были информированы только ответственный директор, высший чиновник или референт директората. Сейчас, поскольку вы не можете припомнить описанные мною ценности, я попрошу показать вам фильм о некоторых предметах, обнаруженных в банковских кладовых.

Два дюжих парня в форме американской военной полиции подводят Функа к месту рядом с его защитником Заутером. Зал погружается в темноту. На экране появляются массивные двери кладовых. Объектив киноаппарата перебегает на сейфы, отделенные Друг от друга стальными решетками. Банковские чиновники открывают замки. Лучи карманных фонарей падают на содержимое сейфов. В них золото, бриллианты, рубины, смарагды, серебро, платина. Американский военный чиновник запускает руку в сейф и потом подносит ее к объективу Драгоценное жемчужное ожерелье, четыре золотые десятифранковые монеты выпуска года, рубинова брошь и два золотых коренных зуба.

Кинообъектив выхватывает детали из сверкающей кучи драгоценностей. То, что находилось в кладовых Рейхсбанка, было награблено эсэсовскими мародерами. Они приносили в рейхсбанк опечатанные шкатулки, в которых находились и такие ценности, как иностранная валюта, девизы, золотые монеты и т.

Все это они должны были сдать государству. У нас, насколько я помню, находились тысячи таких запечатанных шкатулок, о содержимом которых Рейхсбанк не знал. Таким образом, я никогда не видел ни одного предмета из тех, которые были показаны в фильме, и не имею никакого представления о том, откуда взялись эти вещи, кому они принадлежали и для чего использовались.

Ведь никто и никогда не хранил подобных вещей в банке. Вы с этим согласны? Функ снова пытается уверить суд, будто это какое-то недоразумение и что он не знает, как все это попало в рейхсбанк.

Пуль писал, что начиная с августа года в рейхсбанк поступали на хранение драгоценности, часы, оправы для очков, золотые зубы, коронки и большое количество других предметов. Пуль сообщил мне однажды о получении золотого вклада от СС, и позже, как теперь вспоминаю, я говорил с рейхсфюрером СС о том, могут ли эти вклады использоваться Рейхсбанком.

Я не собираюсь зачитывать его полностью, хотя это и очень интересный документ. В нем, между прочим, говорится: Далее идет перечень этих драгоценностей: Кое-что я пропускаю и читаю дальше: Может быть, вы взглянете на письмо и скажете нам, кто его подписал?

Додд предъявляет новый документ, датированный 19 сентября года. В нем говорится о передаче в рейхсбанк на счет имперского министра финансов банкнотов, золота, серебра и драгоценностей общей стоимостью германских марок.

Далее зачитываются показания свидетелей, сообщивших, что все это было отобрано у людей, умерщвленных впоследствии в концентрационных лагерях. Это для меня новость. Где и когда состоялась эта беседа? Уверяю, что тогда не было сказано ни одного слова о драгоценностях и тем более о золотых зубах. Гесс заявил, что уничтожил в концлагере Освенцим от двух с половиной до трех миллионов евреев и лиц других национальностей. Прежде чем задать вам следующий вопрос, хотел бы напомнить его показания.

Это должно поиочь вам. Вспомните, Гесс говорил, что в июне года его вызвал к себе Гиммлер и сообщил о планах окончательного решения еврейского вопроса. Гесс направился в Польшу, осмотрел сооружения одного из лагерей и пришел к выводу, что их недостаточно для уничтожения столь большого количества людей.

Он предложил тогда построить газовые камеры, в которые можно было бы загонять сразу по две тысячи узников. Поэтому программу уничтожения начали осуществлять только с осени года. Теперь вы вспоминаете, что писал ваш коллега и верный друг Пуль: Во второй половине дня слово берет помощник главного обвинителя от СССР Рагинский- Подсудимый Функ, я полагаю, что вам знакома структура вашего министерства.

Вы знаете также, что пятое главное управление министерства возглавлялось статс-секретарем фон Ягвицем. Это управление ведало решением особых экономических задач в различных странах, а его пятый отдел занимался военно-экономическими вопросами внешней торговли.

Бывший министр экономики делает вид, будто не понимает вопроса. Тогда Рагинский передает ему документ, в котором изложена структура министерства. Был у вас в министерстве специальный отдел, который этим занимался? Перекрестный допрос вступает в решающую стадию. Едва успевает вытирать пот, градом катящийся со лба. Ведь он назвал им статс-секретаря Эберхарда фон Ягвица, того самого Ягвица, который в августе года представлял его на секретном совещании в Страсбурге.

Знает ли обвинение о фактических функциях майора в отставке фон Ягвица? Известно ли ему, что фон Ягвиц работал в штабе Гитлера советником по экономическим вопросам, а с года был в ведомстве Геринга руководителем так называемой коммерческой группы, занимавшейся внешнеторговыми сделками? Догадываются ли обвинители о тесных деловых связях Ягвица с гиммлеровской службой безопасности?

Эти вопросы не дают Функу покоя. В ходе его полностью доказано, что нацисты подделывали денежные знаки других стран, проводили в широких масштабах ограбление заключенных концентрационных лагерей, которых затем умерщвляли.

Захваченные ценности руководство СС направляло в рейхсбанк. Золото переплавлялось в слитки и в балансовых отчетах не фигурировало. Так выполнялись решения страсбургского совещания. Поэтому, когда англоамериканские войска вошли во Франкфурт-на-Майне, они обнаружили в подвалах банка лишь жалкие остатки награбленных сокровищ.

Функ лично и возглавлявшееся им министерство экономики всемерно способствовали сокрытию награбленных нацистами сокровищ. А то, что оставалось на территории Германии накануне краха рейха, Функ намеревался поделить с доверенным Гитлера оберштурмбанфюрером СС Отто Скорцени [5]. С этой целью Функ в конце апреля года направил к окопавшемуся в альпийском местечке Рауштадт Скорцени двух своих чиновников.

Однако союзные войска опередили их. Процесс главных военных преступников в Нюрнберге показал, что Функ был знаком с планом бегства нацистов и знал, где запрятаны сокровища эсэсовцев. В году он был выпущен из западногерманской тюрьмы Шпандау по состоянию здоровья и поселилс в своем поместье близ Бад-Тельца, услужливо возвращенном ему западногерманскими властями.

В течение суток в Берлине были разграблены, разгромлены и подожжены принадлежавшие евреям 29 крупных магазинов и лавок. Грабители в коричневой форме проводили операцию в широких масштабах. Только в ювелирном магазине Маргграфа на Унтер-ден-Линден они похитили золотые поделки, драгоценные камни, жемчуг и часы на сумму 1,7 миллиона марок.

Охваченные слепой расовой ненавистью, нацисты непрерывно преследовали евреев с момента прихода к власти. На следующий день после погрома шеф фашистской полиции безопасности Рейнхард Гейдрих докладывал Герингу:.

Вскоре нацисты обязали лиц еврейской национальности выплатить контрибуцию в 1 миллиард марок, а 3 декабря года министр экономики Вальтер Функ издал приказ изъять в пользу государства все их имущество. В застенках гестапо на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине эсэсовские палачи пытали арестованных, добиваясь от них сведений о капиталах, депонированных за границей. Нацисты изыскивали валюту дл закупки дефицитного сырья за рубежами рейха. Кроме того, каждый из высших гитлеровских чинов искал возможности для личного обогащения.

Вид безвыходность своего положения, многие аресованные добровольно отдавали свои состояния и надежде спасти хотя бы жизнь родных. Но некоторые сопротивлялись, ибо понимали, что им так или иначе не будет пощады от бандитов в форме с эмблемой СС.

Поэтому гиммлеровской службе безопасности и гестапо пришлось изыскивать пути, чтобы подобратьс к капиталам, депонированным зажиточными евреями в банках Швейцарии. Секретные счета в швейцарских банках пользуются особой защитой. По законам этой страны банки не обязаны давать сведения о вкладах и движении капиталов даже правительственным органам.

Кроме того, крупные банки Швейцарии предоставляют клиентам возможность договориться о шифре в виде пароля или цифровой комбинации как ключа к счету, причем этот шифр известен только вкладчику и очень ограниченному числу высокопоставленных банковских служащих.

И все же агентам Гитлера удалось раскрыть шифры многих счетов. Используя валюту, полученную от других своих жертв, эсэсовские агенты стали обращаться в крупнейшие банки Швейцарии с просьбой положить определенную сумму на секретный счет того или иного вкладчика Ведь шифр счета служил как гарантия от незаконного снятия средств, вклады же на секретные счета, как правило, принимались без оглашения шифра.

Приняв вклад, банк признавал тем самым наличие у него искомого счета, хотя формально тайну вклада не нарушал.

Таким образом, эсэсовцы уточняли банк, в котором находился вклад того или иного арестованного. После этого путем зверских пыток гестапо добивалось от владельцев счетов их шифра. Как только шифр становился известен, нацисты беспрепятственно изымали из швейцарских банков принадлежавшие евреям капиталы.

Награбив таким образом огромные суммы в иностранной валюте, нацистские бонзы заложили основу своих сокровищ. Другим источником, из которого эсэсовские бандиты пополняли свои сокровища, были концентрационные лагеря. В них были согнаны противники гитлеровского режима, лица, преследуемые по расовому признаку, а с началом войны — миллионы людей из оккупированных стран.

Тому, кого гитлеровцы намеревались отправить в лагерь уничтожения, разрешалось брать с собой лишь самое необходимое. Каждый, разумеется, стремился взять то, что было для него наиболее ценным и занимало мало места. Ведь зачастую большинство несчастных не знало, куда их отправляют. Как только эти люди прибывали в концентрационный лагерь, их имущество немедленно отбиралось, а сами они уничтожались.

Но даже мертвые не давали покоя эсэсовским мародерам. Они осматривали трупы расстрелянных, отравленных в газовых камерах и вырывали золотые зубы и мосты. Добытые таким путем драгоценности и золото отправлялись в Берлин. Только в концлагере Освенцим скапливалось ежедневно около 12 килограммов золота, или в среднем 4,4 тонны в год. Сразу же после нападения гитлеровской военной машины на страны Европы в Берлин, в подвалы Рейхсбанка, потекло награбленное.

И хотя президент Рейхсбанка Функ пытался это отрицать, найденные документы свидетельствовали о другом. Мы располагаем также вагонов пряжи и другими ценностями на сумму, равную примерно 50 процентам указанной выше. Следует подчеркнуть, что стоимость указанных выше ценностей определена на основе официального курса. Однако действительна их стоимость, например при продаже драгоценных камней или благородных металлов за границей, значительно выше, поскольку перевод в твердую валюту там имеет место в гораздо более широких масштабах, чем у нас.

Кроме того, продажа за границей обеспечит нам поступление инвалюты. Указанные цены проставлены ориентировочно, чтобы дать представление о сданном. В общем этот расчет мерилом служить не может. Главное состоит в том, что теперь есть возможность получить большое количество крайне необходимого сырья, а также валюты, на которую, в свою очередь, соответствующие имперские органы смогут закупить сырье. Начав с ограбления отдельных лиц, нацисты перешли к массовому мародерству и ограблению целых народов.

Из чехословацкого Национального банка в Праге они вывезли 23 тысячи килограммов золота в слитках. В бельгийском Государственном банке было изъято золото на сумму миллионов марок. Пришло время, когда вооруженные силы стран антигитлеровской коалиции, и прежде всего Советска Армия, стали теснить фашистских агрессоров на всех фронтах.

Вокруг Германии сжималось кольцо. Настал день, когда оккупантам пришлось отступать и из Венгрии. Уполномоченный Гитлера в Будапеште бригадефюрер СС Эдмунд Везенмайер [7] приступил со своим штабом к беспримерному в истории разграблению произведений искусств из частных собраний. Эсэсовцы заявили самым богатым венгерским евреям, что они могут спасти свою жизнь, если немедленно перепишут принадлежащие им акции, предприятия, поместья и дома на имя высоких чинов СС.

Вымогатели обещали предоставить этому небольшому числу лиц самолеты для переезда в Португалию, предупредив, однако, что багаж каждого пассажира не должен превышать 50 килограммов. Круг лиц, к которым обратились эсэсовцы, был тщательно подобран. Им принадлежали в Венгрии банки, универсальные магазины, крупные предприятия, роскошные замки и виллы. Едва самолет скрылся за горизонтом, как особые команды эсэсовцев набросились на имущество улетевших. На автомашины были погружены изделия из фаянса и фарфора, столовое серебро, гобелены, прекрасные восточные ковры, а также более тысячи ценнейших картин, часть которых принадлежала кисти Рембрандта, Рафаэля, Дюрера, Корреджо, Пикассо, Матисса и Ренуара.

Железнодорожные составы были набиты экспонатами Будапештского музея истории искусств и музея в Дьере. Разумеется, множество ценнейших вещей исчезало в чемоданах эсэсовских реквизиторов. С середины года СС начали в определенных случаях требовать выкуп со своих жертв, обещая сохранить им жизнь. Эсэсовская верхушка полагала, что ей удастся основательно погреть руки и обеспечить таким образом дополнительное количество валюты для реализации плана бегства видных нацистов за границу.

Провернуть эту операцию взялся штандартенфюрер СС Курт Бехер — опытный торговец и верный приспешник Гиммлера. Переговоры затягивались, и Бехер грозил, что находящиеся в руках СС евреи будут уничтожены.

Бехера уже мало интересовали грузовики и кофе. Он требовал за каждого человека тысячу долларов. Весной года, когда уже шли переговоры о безоговорочной капитуляции Германии, Бехеру удалось частично совершить сделку.

За человек, вывезенных из лагеря смерти Берген-Бельзен по специальному списку, эсэсовцы получили выкуп в 1 долларов. Шантаж, разграбление произведений искусств, убийства с целью грабежа, мародерство, вымогательство, торговля людьми — все это широко практиковалось нацистами и показало всему миру, что немецкий финансовый капитал является не только самым агрессивным, но и самым бесчеловечным.

Германские финансовые и промышленные монополии постоянно поощряли связь между одетыми в форму подонками общества и высшими государственными и хозяйственными органами страны. В результате появился на свет беспримерный политический бандитизм. Обергруппенфюрер СС Гейдрих, пытками добивавшийся расшифровки закодированных счетов, носил форму полицейского генерала. Палач и грабитель Глобочник имел чин генерал-лейтенанта полиции. Творя кровавые дела, они не забывали о собственном благополучии, как и многие другие в грабительском аппарате гитлеровского рейха.

Но все это — не единственный источник эсэсовских сокровищ. Их след ведет к крупнейшей в истории человечества фабрикации фальшивых денег. Гейдрих сообщил, что службе безопасности СД поручено организовать производство фальшивых денежных знаков иностранных государств. Нацистское руководство поручало Науйоксу, как Правило, самые грязные дела.

Науйокс командовал группой уголовников, одетых в польскую военную форму, которые инсценировали нападение на радиостанцию Глейвиц. Как известно, гитлеровцы использовали эту провокацию для вторжения в Польшу. В начале ноября года этот политический гангстер вместе с шефом шпионской службы СД Вальтером Шелленбергом похитил и увез из голландского пограничного местечка Венло английских офицеров Беста и Стивенса. При этом Науйокс застрелил офицера голландского генерального штаба Клоппа.

Во врем войны Науйокс зарекомендовал себя как палач народов Бельгии и Дании [9]. Науйокс делал все, чтобы оправдать доверие, оказанное ему высокопоставленными нацистами.

Семь месяцев подряд, день за днем, пять лучших граверов Германии работали над изготовлением матриц дл печатания фальшивых банкнотов. Науйокс подгонял находившихся в его распоряжении специалистов. Ему хотелось представить Гитлеру, Гиммлеру и Гейдриху такую фальшивую продукцию, которую самый большой знаток не мог бы отличить от настоящей.

Он заставил профессоров университетов делать анализы бумаги. Известные математики занимались расшифровкой системы, принятой английским казначейством для нумерации банкнотов. Изготовление бумаги для денежных знаков было поручено высококвалифицированным мастерам. Искусные граверы, художники и литографы занимались гильошированием [10]. Сотни опытов, проведенных в берлинской мастерской Науйокса, закончились неудачей. И вот наконец заработали печатные станки. В марте года один из агентов СД предъявил в швейцарском банке несколько фальшивых кредитных билетов и, сославшись на то, что приобрел их у лиц, связанных с черным рынком, попросил произвести экспертизу.

Банковские служащие тщательно исследовали банкноты и единодушно признали их настоящими. Тем не менее столь удачно начатое изготовление английских фунтов стерлингов было внезапно приостановлено по приказу сверху. Поставленную ранее перед службой безопасности задачу с помощью авиации сбросить над Англией крупные партии фальшивых фунтов стерлингов и тем самым дезорганизовать английские финансы пришлось временно отложить.

Силы люфтваффе и запасы горючего, предусмотренные для этой операции, надо было зарезервировать для действий на Востоке. Перед нацистскими фальшивомонетчиками встала новая проблема — срочно приступить к изготовлению советских денежных знаков.

Лишь осенью года служба безопасности возобновила производство фальшивых английских банкнотов, причем на сей раз в весьма широких масштабах. За довольно короткий срок этому фальшивомонетчику удалось развернуть массовое производство английской и другой валюты.

Своих подручных Крюгер разместил в замке Фриденталь, неподалеку от концлагеря Заксенхаузен. Этот сравнительно изолированный от внешнего мира район пока еще не подвергался бомбардировкам авиации союзников. Охрана его была поручена Отто Скорцени. Германская финансовая буржуазия и стоящая за ее спиной гиммлеровская служба безопасности, инспирируя массовое производство фальшивых иностранных денег, преследовали в основном три цели. Во-первых, гитлеровский рейх крайне нуждалс в дефицитном сырье и других материалах для военной промышленности.

Получить их можно было только через нейтральные государства и только за иностранную валюту. Некоторые страны, как, например, Швеция, не продавали Германии стратегически важные товары даже за чистое золото.

А валютна касса рейха была почти пуста, поскольку перестройка экономики страны на подготовку к войне в течение ряда лет все больше и больше суживала внешнюю торговлю. Гитлеровское правительство надеялось, что, организовав производство и сбыт фальшивых иностранных денег, оно сможет утолить валютный голод и одновременно ослабить бремя своего военного бюджета, который в году достиг миллиардов марок, превысив, таким образом, расходы Германии в первой мировой войне, составлявшие миллиардов марок.

Английский фунт стерлингов, например, перед второй мировой войной имел хождение как международное платежное средство и, будучи стабильной валютой, использовался с года многими государствами для создания валютных запасов. Английский банк в Лондоне в финансовом отношении был подобен золотой цитадели и делал все возможное, чтобы сохранить эту свою славу в капиталистическом мире.

Поэтому задуманный нацистами подрыв стабильности именно фунта стерлингов имел бы далеко идущие последствия дл мирового капиталистического рынка, и без того претерпевшего потрясения в результате многолетней войны. А на субсидирование шпионажа требовались миллионные суммы. Кроме того, чувствуя, что война ими проиграна, гитлеровцы путем обмена фальшивых иностранных банкнотов на устойчивую иностранную валюту, а также за счет награбленного золота и драгоценностей стали создавать финансовую базу для операций германского империализма в послевоенный период.

Великобритания, например, еще в — годах выпустила большое количество фальшивых бумажных денег, чтобы экономически ослабить своего конкурента Францию. К подделке иностранной валюты прибегала и Франция. Например, Наполеон I приказал начальнику тайной полиции Жозефу Фуше напечатать английские, австрийские и русские банкноты, чтобы дезорганизовать хозяйство и государственные финансы своих потенциальных военных противников Так, накануне похода в Россию французские агенты заслали в Москву не менее 34 фургонов с фальшивыми рублями.

Небезызвестный Яльмар Шахт обязан своей карьерой не в последнюю очередь умелым операциям с фальшивыми банкнотами. Будучи в годы войны главой отделения Дрезденского банка в оккупированной немцами Бельгии, Шахт столь широко сбывал там фальшивую валюту, что почти бесплатно поставлял кайзеровской Германии необходимое сырье и оружие Владельцы германских монополий оценили усердие Шахта: В двадцатые годы секретная служба рейхсвера использовала фальшивые иностранные платежные средства, чтобы отомстить Франции за проигранную войну, а также для борьбы против молодого Советского государства.

По поручению генерала рейхсвера Макса Гофмана и с ведома членов германского правительства полковник генерального штаба Макс Бауэр образовал группу из опустившихся бывших немецких офицеров и уголовных элементов из среды русской эмиграции, которая занялась фабрикацией французских франков и советских червонцев В августе года полиция Франкфурта-на-Майне совершенно случайно обнаружила тайник, в котором оказалось килограммов фальшивых червонцев на сумму не менее 12 миллионов рублей.

Поддельные деньги предназначались для организации диверсии с целью подрыва советской национализированной промышленности и для финансирования остатков контрреволюционного отребья в Советском Союзе. Фабрикация германской секретной службой фальшивых франков и рублей не раз приводила к международным скандалам.

В году потерпел провал венгерский филиал созданного германскими империалистами центра фальшивомонетчиков. Его возглавляли шовинистически настроенный венгерский министр принц Людвиг Виндишгрец, начальник полиции генерал Эммерих Надоши и полковник Янкович. Указания, печатные станки, бумагу и другие материалы для производства фальшивых денежных знаков они получали от полковника рейхсвера Макса Бауэра Задержанный в Гааге с огромной суммой поддельных франков, Янкович выдал своих высокопоставленных сообщников.

Под давлением возмущенной общественности Виндишгреца, Надоши и Янковича пришлось подвергнуть предварительному заключению. Однако рейхсвер сумел выручить своих подопечных. В Германии секретная служба рейхсвера систематически заметала всякие следы производства фальшивых денег. Постоянно менялись помещения, где печатались фальшивки, все причастные к этому лица периодически перепроверялись. И все же летом года там разразился скандал, связанный с фабрикацией фальшивых рублей.

Несмотря на старани властей затянуть и замять это дело, им пришлось все же приговорить двух фальшивомонетчиков к непродолжительному тюремному заключению, а еще двух к уплате чисто символических денежных штрафов.

Однако не успели судьи объявить приговор, как рейхсвер устроил побег обоих фальшивомонетчиковэмигрантов из России Карумидзе и Садатхирашвили — в Швейцарию. Гиммлеровская служба безопасности тщательно обобщала и собирала все, что могло оказаться полезным для производства фальшивых денег: Гитлеровское государство было, несомненно, самым крупным производителем фальшивой валюты из всех империалистических государств, когда-либо занимавшихся этим видом международного разбоя.

Установлено, например, что эсэсовцы фабриковали начиная с года английские фунты стерлингов достоинством в 5, 10, 20 и 50 фунтов, с года — советские рубли, с года — югославские банкноты, а также американские бумажные купюры достоинством в 5, 10, 50, и долларов. За период с по год фашистские фальшивомонетчики напечатали только английских фунтов стерлингов 8,9 миллиона купюр на общую сумму ,6 миллиона фунтов.

Не трудно представить себе, что означает эта сумма, если весь золотой запас Британской империи, например, в году составлял миллионов фунтов стерлингов. Разумеется, не все напечатанные фальшивые английские банкноты были реализованы: Однако, по заявлению одного хорошо информированного швейцарского источника, речь шла об огромной сумме.

Эквивалент в имперских марках, полученный от сбыта фальшивых фунтов стерлингов и депонированный в Швейцарии, составил около 1 миллиарда германских марок. СС еще в конце года.

Организациям, которые занимались реализацией фальшивых денег, было обещано доставить первую партию банкнотов на сумму миллионов долларов. Известно, что международное право и законы отдельных государств предусматривают суровые кары за фабрикацию и распространение фальшивых денег. Женевское соглашение от 20 апреля года, к которому в ноябре года присоединилась и Германия, обязывало подписавшие его государства бороться против подделки денег и подвергать фальшивомонетчиков суровому наказанию, независимо от того, какие денежные знаки они фабрикуют отечественные или иностранные.

Однако если внутри страны фашистские власти считали это соглашение обязательным, то в международном плане они его грубо нарушили. Вина нацистских фальшивомонетчиков усугубляется тем, что они использовали для своей преступной деятельности обреченных на смерть заключенных концлагерей. Эти люди были самыми отверженными из отверженных. Бараки, в которых они работали и жили, находились в клетке из колючей проволоки. Отгородив от внешнего мира, их погребли заживо.

По национальности это были исключительно евреи. В июле года служба безопасности разослала комендантам концентрационных лагерей Бухенвальд, Равенсбрюк и Заксенхаузен циркуляр. Вскоре из репродукторов лагеря Бухенвальд прозвучала команда: Что означает эта команда? Какой новый трюк придумали эсэсовские душегубы? Две ццать семь человек построились в центре огромной лагерной площади.

До сих пор часть из них работала в каменоломне, других эсэсовские извергиврачи специально держали для производства над ними разного рода медицинских экспериментов. Непродолжительная процедура сбора в дорогу, и вот уже новое место заключения: Ганс Курцвейль — один из немногих оставшихс в живых подневольных фальшивомонетчиков-узников- показал в году в уголовном суде Вены:. В марте меня отправили в концентрационный лагерь Дахау, а в сентябре перевели в Бухенвальд. Здесь я находился до августа года, когда меня вместе с другими 26 узниками перевезли в концлагерь Заксенхаузен….

В начале октября года туда доставили новенькие печатные машины, а 27 узников — обитателей этого барака — наглухо изолировали от всех внешних контактов. Год спустя был оборудован еще один барак, но нам строго-настрого запретили какое бы то ни было общение с его обитателями. Комендант лагер объяснил нам, чем мы должны заниматься. Он прямо сказал, что в случае неудачи нас повесят. Общее руководство осуществлял штурмбанфюрер Крюгер.

Я был единственным во всей команде специалистом-переплетчиком. Тогдашний технический руководитель Август Петрик оценил мою квалификацию и поставил меня бригадиром команды по подготовке бумаги к печатанию. Группу печатников возглавляли двое заключенных-специалистов Шнаппер и Кребс.

Вначале бумага по своему качеству была непригодной. Однако в ноябре года поступила перва партия хорошей бумаги, и работа началась, хотя серийное производство было налажено лишь в конце января года. В первые месяцы года наша команда насчитывала уже человек, причем за исключением одного заключенного — некоего Смолянова — среди нас не было ни одного профессионала-фальшивомонетчика.

Смолянова собирались использовать на фабрикации фальшивых долларов. На первых порах эсэсовцы использовали для фабрикации фунтов стерлингов специалистов — печатников и бумажников. Затем из различных концлагерей стали прибывать бывшие банковские служащие и даже парикмахеры. Главным критерием при отборе были искусные руки.

Готовые матрицы нам присылали из замка Фриденталь, где этой работой некоторое время руководил Отто Скорцени. Их изготовлением были заняты эсэсовцы или специально нанятые ими служащиенемцы.

Ежемесячно я получал 10 тысяч листов бумаги дл печатания банкнотов. Меня обязали следить за тем, чтобы использовалась только такая бумага, на которой были четко нанесены водяные знаки. После печатания готовые банкноты тщательно просвечивались, чтобы установить, нет ли неточностей в водяных и печатных знаках. Когда нас стало , мы были разделены на две команды.

Мы настаивали на этом, ибо под таким предлогом имели возможность отбраковывать больше фальшивых денежных знаков и растягивать сроки работы. В последние дни войны нас собирались ликвидировать, для чего отправили в концлагерь Эбензее. Но мы прибыли туда на три часа позже назначенного срока, и это было спасением. Поскольку я значилс в документах как художник, меня вскоре определили в чертежное бюро команды, возглавлявшейся доктором Менгеле [11].

В этом бюро вычерчивались различные графики и диаграммы, в том числе и медицинские. Мне же было дано по меньшей мере необычное для концлагеря задание.

По своей наивности, от которой не избавился, несмотря на длительное заключение, я создал композицию на заданную тему, за что был жестоко избит. Под угрозой карцера мне было вторично приказано так скопировать рисунок, чтобы он не отличался от оригинала.

Через месяц с небольшим меня и еще семь узников отправили в концлагерь Заксенхаузен. Имена других я уже забыл, но к не помнится, что это были граждане Бельгии и Югославии, специалисты печатного дела.

Я подробно рассказываю об этом, чтобы показать, какое значение придавало руководство СС производству фальшивых денег. Пригодные для этого люди самым тщательным образом отбирались во всех концентрационных лагерях. Это было, видимо, нелегким делом. Например, в нашей команде был всего один фальшивомонетчик-профессионал.

Между тем нацисты с хладнокровием садистов старались подобрать для этой унизительной работы именно политических заключенных, которые все равно подлежали уничтожению. Если кто-либо в нашей команде заболевал, его тут же ликвидировали.

About the Author: Харитон