Written by: Posted on: 03.08.2014

Тики питер джойс

У нас вы можете скачать книгу тики питер джойс в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сказки — 2 Ганс Христиан Андерсен. Сказки — 3 Сотников Владимир Сотников Владимир. Путешествия Мурзилки, Незнайки и их друзей Чудакова Мариэтта. Муми-Тролль и Комета Туве Янссон. Маленький принц Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес Илья Колмановский. Карманный Учёный Аудиоспектакли Андреев Леонид. Дни нашей жизни Арбузов Алексей. Город на заре Арканов Аркадий.

Прыжок в высоту с разбега Арцыбашев Михаил. Старая история Бабель Исаак Исаак Бабель. Как это делалось в Одессе. Радиоспектакль Бахтерев Игорь, Разумовский Александр. Полководец Суворов Борзунов Семён. Недопетая песня Брагинский Эмиль; Рязанов Эльдар. Родственники Булгаков Михаил Булгаков Михаил. Раскинулось море широко Воейкова Ираида, Рыжова Элла.

Семнадцатая весна Гайдар Аркадий. Школа Де Филиппо Эдуардо. Ночной разговор с палачом Ефимов Игорь. Таврический сад Запольская Габриэля. Их четверо Капоте Трумэн. Рассказы о мистере Паркере Пайне. Убийство за чашкой кофе Агата Кристи. Если вы молодая леди Мариенгоф Анатолий. Жена лейтенанта Коломбо Образцов Александр.

Леший Пушкин Александр Сергеевич А. Моцарт и Сальери Пушкин. Рубина Дина Дина Рубина. Белая голубка Кордовы Садовский Михаил. Когда начинается утро Свердлова Ирина.

Быть Достоевским Свифт, Джонатан. Радиоспектакль по мотивам рассказов русских писателей Семенихин Геннадий. Космонавты живут на земле Солженицын Александр Солженицын Александр.

Детство Никиты Толстой А. Похождения Невзорова, или Ибикус. Севастопольские рассказы Уильямс, Теннесси. Кошка на раскаленной крыше. Недоросль Черкасов Алексей, Москвитина Полина. Перечитывая заново… Шекспир, Уильям Уильям Шекспир. Понедельник начинается в субботу. Король Лир Поэзия Ахматова Анна. Стихотворения и поэмы Бродский Иосиф.

Поэмы Пушкин Александр Сергеевич А. Руслан и Людмила Шедевры Востока. Небо полное звезд Адамс, Дуглас Адамс, Дуглас. Автостопом по галактике Адамс, Ричард Адамс, Ричард. Роботы и Империя Айзек Азимов. Стальные пещеры Айзек Азимов. Сами боги Айзек Азимов.

Роботы утренней зари Айзек Азимов. В начале Айзек Азимов. Конец вечности Айзек Азимов. Выход из положения Айзек Азимов. И тьма пришла Айзек Азимов. Как потерялся робот Айзек Азимов.

Мёртвое прошлое Айзек Азимов. Первый закон Айзек Азимов. Уродливый мальчуган Джанет и Айзек Азимов. Норби — маг и волшебник Алфеева Лина Алфеева Лина.

Академия в подарок Антология фантастики. Дозоры навсегда Бардуго Ли Бардуго Ли. Шестерка воронов Беляев Александр Александр Беляев. Голова профессора Доуэля Беляев Александр. Остров погибших кораблей Беляев Александр. Человек-амфибия Белянин Андрей Белянин Андрей. Верните вора Белянин Андрей. Посланник Билик Дмитрий Билик Дмитрий. Цирк монстров Богданова Екатерина. Академия времени Брэдбери, Рэй Рэй Брэдбери. Вино из одуванчиков Рэй Брэдбери.

Марсианские хроники Булычёв Кир Булычев Кир. Сто лет тому вперед Гостья из будущего Булычев Кир. Сто лет тому вперёд, или Гостья из будущего.

Детское радио Булычёв Кир. Тайна третьей планеты Булычёв Кир. Рыцарь Империи Вербер Бернар. Завтрашний день кошки Гамильтон, Эдмонд Эдмонд Гамильтон. Мои бедные железные нервы Эдмонд Гамильтон. На закате мира Глазков Юрий. Кроличья нора, или Хроники Торнбери Граменицкая Елена. Циклогексан Громыко Ольга Громыко Ольга.

Том 01 Дай Андрей Дай Андрей. Ревущая труба Похождения Гарольда Ши. Математика волшебства Похождения Гарольда Ши. Железный замок Похождения Гарольда Ши. Стена змей Похождения Гарольда Ши.

Волшебник зеленых холмов Похождения Гарольда Ши. Профессор Гарольд и попечители Похождения Гарольда Ши. Сэр Гарольд и король гномов Похождения Гарольда Ши. Сэр Гарольд и король обезьян Другое небо. Сборник зарубежной научной фантастики. Емец Дмитрий Емец Дмитрий. Лезвие Бритвы Ефремов Иван. Таис Афинская Ефремов Иван. В исполнении Лебедевой Елены Ефремов Иван.

В исполнении Поповой Татьяны Ефремов Иван. Ночь в одиноком октябре Желязны, Роджер. Пятикнижие Корвина Желязны, Роджер. Рассказ Кинг, Стивен Кинг Стивен. Доктор Сон Стивен Кинг. Зеленая миля Стивен Кинг. Под куполом Стивен Кинг. Вне закона Крымова Вероника Крымова Вероника. Запасной жених Левковская Анастасия Левковская Анастасия.

Книга рецептов стихийного мага Лем, Станислав Лем Станислав. Звездные дневники Ийона Тихого Станислав Лем. Футурологический конгресс Станислав Лем. Профессор Донда Лем Станислав. Рассказы о пилоте Пирксе. Непобедимый Ливадный Андрей Ливадный Андрей. Черное солнце Лукин Евгений Лукин Евгений. Племянник чародея Льюис, Клайв Стейплз. Конь и его мальчик Льюис, Клайв Стейплз. Принц Каспиан Льюис, Клайв Стейплз. Покоритель зари, или Плавание на край света Льюис, Клайв Стейплз. Серебряное кресло Льюис, Клайв Стейплз.

Последняя битва Любимка Настя Любимка Настя. Сумерки Малиновская Елена Малиновская Елена. Прыжок под венец Мартин Джордж Мартин Джордж. Песнь Льда и Огня 2. Битва королей Мартин Джордж. Песнь Льда и Огня 1. Игра престолов Мартынов Георгий Мартынов Георгий. Гианэя Мисюрин Евгений Мисюрин Евгений. Дом в глуши Мисюрин Евгений. Свои и чужие Мисюрин Евгений. Горе мёртвого короля Никольская Ева Никольская Ева. Обручев Владимир Владимир Обручев.

Жнецы ветра Пехов Алексей. Синее пламя По, Эдгар Аллан. Рассказы Пратчетт, Терри Пратчетт Терри. Цвет волшебства Пратчетт Терри. Безумная звезда Пратчетт Терри. Творцы заклинаний Пратчетт Терри. Мор, ученик Смерти Пратчетт Терри. Посох и шляпа Пратчетт Терри. Движущиеся картинки Терри Пратчетт. Мрачный Жнец Терри Пратчетт. Ведьмы за границей Терри Пратчетт. Мелкие боги Терри Пратчетт. Дамы и господа Терри Пратчетт. Ноги из глины Терри Пратчетт. Вор времени Терри Пратчетт.

Последний герой Терри Пратчетт. Шляпа, полная небес Терри Пратчетт. Делай деньги Терри Пратчетт. Распопов Дмитрий Распопов Дмитрий. Поведай мне свои печали Симмонс, Дэн Симмонс, Дэн. Гиперион Солнце на продажу. Научно-фантастические произведения Сорокин Владимир Сорокин Владимир. Теллурия Стрельников Владимир Стрельников Владимир. Рядовой срочной службы Стрельников Владимир. Гадкие лебеди Стругацкие Аркадий и Борис.

Град обреченный Стругацкие Аркадий и Борис. За миллиард лет до конца света Стругацкие Аркадий и Борис. Пикник на обочине Стругацкие Аркадий и Борис. Трудно быть Богом Стругацкие Аркадий и Борис. Улитка на склоне Стругацкие Аркадий и Борис. Понедельник начинается в субботу Стругацкие Аркадий и Борис. Стажеры Стругацкие Аркадий и Борис.

Обитаемый остров Стругацкие Аркадий и Борис. Жук в муравейнике Стругацкие Аркадий и Борис. Волны гасят ветер Стюарт, Мэри Стюарт Мэри. Грозные чары Стюарт Мэри. Последнее волшебство Сугралинов Данияр Сугралинов Данияр. Братство Кольца Толкин Джон. Две Крепости Толкин Джон. Человек невидимка Герберт Уэллс. Машина времени Герберт Уэллс. Остров доктора Моро Герберт Уэллс.

Война миров Герберт Уэллс. Узор из лунного света Филенко Евгений Филенко Евгений. Гребень волны Филенко Евгений. Чародей с гитарой Хайнлайн, Роберт Хайнлайн, Роберт. Кукловоды Хаксли, Олдос Хаксли Олдос. О дивный новый мир Шаинян Карина Шаинян Карина. Сборник рассказов Шекли Роберт. Космические компаньоны Щерба Наталья Щерба Наталья. Часовой ключ Аудиокурсы Физика — коллекция аудиокурсов Физика.

География и землеведение — Земля и вода 6 класс 2. География и землеведение — Атмосфера и Биосфера 6 класс 3. География 7 класс 4. География и природа России Биология — коллекция аудиокурсов Биология.

CD3 Английский, 3 класс English. Unit 8 Английский, 4 класс English. Unit 8 Английский, 5 класс English. Unit 8 Английский, 6 класс English. Unit 7 Английский, 7 класс English. Unit 10 Английский, 8 класс English. Unit 6 Английский, 9 класс English.

Unit 6 Английский, 10 — 11 класс English. Unit 7 Английский, 10 — 11 класс. Новая история стран Европы и Америки. История государства Российского Соловьев С.

История России с древнейших времен Французский язык для школьников и студентов. Базовый курс Лекции по менеджменту Русский язык Аксёнова Мария.

Знаем ли мы русский язык? Москва слезам не верит, шесть женских судеб Агата Кристи. Силуэты русских писателей Афанасьев Виктор. Так шли мы к победе Баранов Вадим. Повествование о детских годах Сергея Есенина Бахревский Владислав. Я тебя никогда не забуду Большаков Константин. Судьба Пушкина Быков Дмитрий. Булат Окуджава Валлоттон Анри. Пушкин в жизни Вернадский Владимир. Избранные труды по истории науки Володин Александр.

Пьесы для театра и кино Гладкий Виталий. Кишиневское направление Глускер Вадим. Настоящий итальянец Голда Меир. Моя жизнь Гощицкий Николай Борисович. Упала звезда Полынь Женские истории. Жорж Санд Злобин Николай.

Америка… Живут же люди! Письма русского путешественника Конфуций. Рассуждения в изречениях Конфуций. Часть 7 Корнешов Лев. По следам легенды Корольченко Анатолий. Маршал Рокоссовский Лотман Юрий. Беседы о русской культуре Манн Клаус. Патетическая симфония Мединский Владимир. Клинок и жезл Огарков Василий. Их жизнь и деятельность Оглашению подлежит.

Иное измерение Остальский Андрей Остальский Андрей. Иностранец Ее Величества Павел Буланже. Жизнь и учение Конфуция Першин Виктор.

Белая магия шеститочия Расселл Хелен Расселл Хелен. Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Сборник рассказов Рерих Николай Рерих Николай. Хочется легкого, светлого, нежного… Сомов Михаил. На куполах земли Ставинский Эрвин Ставинский Эрвин. Подлинная история Штирлица Сухомлинов Владимир. Тургеневские встречи Толстая Александра. Судьба — шлюха Хлысталов Эдуард.

Голоса, зазвучавшие вновь Шнакенберг Роберт. Тайная жизнь великих писателей Шнейдер Илья. Встречи с Есениным Шоу Бернард. Книга 1 Щербак Ю. Повелитель серебряного лука Гемме Дэвид. Грозовой щит Гемме Дэвид. Падение Царей Гомер Гомер. Одиссея Джованьоли, Рафаэлло Джованьоли, Рафаэлло. Из времён семилетней войны Кулаков Алексей Кулаков Алексей. Великий Князь Орлов А. История России Сомов Максим. Владислав Дракула Фукс Эдуард. Галантный век Шпаковский Вячеслав Шпаковский Вячеслав. Первая полная энциклопедия Лион Фейхтвангер Лион Фейхтвангер.

Иудейская война Лион Фейхтвангер. Настанет день Лион Фейхтвангер. Еврей Зюсс Легенды и мифы древней Греции В. Двенадцать подвигов Геракла Н. Родина иудаизма и христианства. Столпы земли Мордовцев Даниил Мордовцев Даниил. Одиночные лекции Блект Рами. Медитации и мантры Блект Рами. Семинары Блект Рами Павел. Как договориться со Вселенной или о влиянии планет на судьбу и здоровье человека Лао-цзы Лао-цзы.

Дао де цзин Лао-цзы. Гармония мира Ницше, Фридрих. Философия Библия mp3 онлайн Библия. Третья книга Моисеева Левит Библия. Четвертая книга Моисеева Числа Библия. Пятая книга Моисеева Второзаконие Библия. Книга Иисуса Навина Библия. Книга Судей Израилевых Библия. Первая книга Царств Библия. Вторая книга Царств Библия. Третья книга Царств Библия. Четвертая книга Царств Библия. Первая книга Паралипоменон Библия.

Вторая книга Паралипоменон Библия. Книга притчей Соломоновых Библия. Книга Екклесиаста или проповедника Библия. Песнь песней Соломона Библия. Книга пророка Исаии Библия. Книга пророка Иеремии Библия. Книга пророка Иезекииля Библия. Книга пророка Даниила Библия. Книга пророка Осии Библия. Книга пророка Иоиля Библия. Книги пророков Амоса и Авдия Библия. Книга пророка Ионы Библия. Книга пророка Михея Библия. Книга пророка Наума Библия.

Книга пророка Аввакума Библия. Книга пророка Софонии Библия. Книга пророка Аггея Библия. Книга пророка Захарии Библия. Книга пророка Малахии Библия. Евангелие от Матфея Библия. Евангелие от Марка Библия. Евангелие от Луки Библия. Евангелие от Иоанна Библия. Премудрости царя Соломона Библия. Шелест Утренних Звезд 3. Вперед в Прошлое 4. Яблоки Падают в Небо Зеланд Вадим. Изнанка реальности Зеланд Вадим. Вершитель Реальности Зеланд Вадим. Форум Сновидений Зеланд Вадим. Форум Сновидений 2 Зеланд Вадим.

Практический курс Трансерфинга Зеланд Вадим. Понаехавшая Абрамов, Фёдор Абрамов, Фёдор. Книга 1, 2 Абрамов, Фёдор. Книга 3 Абрамов, Фёдор. Книга 4 Азарх Александр Азарх Александр. Бывает и так Айтматов Чингиз Айтматов Чингиз. Пегий пес, бегущий краем моря.

Повести Акунин Борис Акунин Борис. Нечеховская интеллигенция Акунин Борис. Турецкий гамбит Акунин Борис. Смерть Ахиллеса Акунин Борис. Особые поручения Акунин Борис.

Пиковый валет Акунин Борис. Статский советник Алексеев Глеб Алексеев Глеб. Воронка бесконечности Андреева Наталья Андреева Наталья. Фобия Анисимов Сергей Анисимов Сергей. Сто тысяч заповедей хаоса Астафьев Виктор Астафьев Виктор. Веселый солдат Астафьев Виктор. Прокляты и убиты Астафьев Виктор. Царь-рыба Бабель Исаак Исаак Бабель. Одесские рассказы Исаак Бабель. Ликуя и содрогаясь Исаак Бабель. Линия и цвет Балтер Борис Балтер Борис. Барт Анна Барт Анна. Шатун Батракова Наталья Батракова Наталья.

Том 1 Батракова Наталья. Шоша Бек Кора Бек Кора. Глашенька Богомолов Владимир Богомолов Владимир. Момент истины В августе сорок четвертого… Богомолов Владимир.

Жизнь моя, иль ты приснилась мне… Бондарев Юрий Бондарев Юрий. Горячий снег Борисова Ариадна Борисова Ариадна. Не помешает говорить какие-то странные слова и вести себя на грани нормы и патологии. Это сразу проведет черту между Рыцарем и окружением и создаст ту самую дистанцию, которая отделяет милого чудака от других. Впрочем, не стоит бояться и откровенного отторжения толпой.

Рыцарь не Аристократ, ему народная любовь не так уж и нужна. Рыцарь несет любовь к народу, но не собирает с народа дань любви.

Акцент на одиночество у Рыцаря происходит именно потому, что сам он не слишком-то рад одиночеству и как бы страдает от него. В этом игра данного образа — все сделать для достижения одиночества и потом на свое же одиночество жаловаться. Мучается от одиночества бессмертный Маклауд, одиноким остается добрейший Румата, улетает на простынях, не познав любви, Ремедиос Прекрасная. Стремление к одиночеству неизбежно рождает определенные коммуникативные проблемы.

Иногда рыцарское благородство сменяется своей противоположностью, любовью к сплетням, жаждой полного контроля над опекаемым человеком. Тяга к подглядыванию точно сочетается с любовью к мелким подробностям и полной детализации.

В жизни всегда есть место подвигу. В этом нам не дают усомниться великие Рыцари, реальные или книжные. Чаще всего речь идет о подвиге самопожертвования. Ради семьи, ради любимого человека, ради детей, ради народа или человечества жертвуют своим благополучием, богатством и самой жизнью благородные представители благородного гороскопа.

Таковы правила игры, и не стоит слишком серьезно разоблачать эти подвиги, не стоит смеяться над попытками Рыцарей свершать героические поступки. Пусть их… Впрочем, насмешка над Рыцарем также входит в условия игры, помогая Рыцарю утвердиться в своем одиночестве, косвенно облегчая путь к самопожертвованию.

Один из главных подвигов в истории человечества — это подвиг любви. Настоящее деяние прописано Рыцарю как самый чудодейственный бальзам.

Позвольте Рыцарю полюбить кого-то — и он станет самым счастливым человеком на земле. Они любят, ставят любовь превыше других дел, думают о смысле любви. Не случайно, будучи достаточно средними артистами, многие Рыцари становились очень сильными режиссерами, магистральной темой творчества которых стала любовь. Рыцарю нельзя быть злым или агрессивным как Вектор , нельзя быть сухим и рациональным как Профессор , нельзя быть высокомерным и заносчивым как Аристократ , а также шумным и суетливым как Вождь или Шут.

На самом деле список запретов столь велик, что фактически не оставляет Рыцарю никакой свободы действий. Может, потому-то они невеликие актеры, играть особенно нечего.

И все же главные запреты не те, что из чужих образов, а свои родовые, рыцарские. Надо утаивать от нужных людей взрывы негативизма, надо маскировать неприятные отклонения, как-то фильтровать свою навязчивость и постараться не слишком мельчить в своих действиях. Длинноват список… Что ж, тем, кто пришел в мир творить добро, образ достался не самый выгодный.

Зажатый в тиски ролевых запретов, Рыцарь берет реванш в реальных делах. Этот скромный, тщательный и обязательный знак — прекрасный исполнитель, замечательный начальник и очень хороший педагог. Поэтому при всей скромности образа у знака прекрасные служебные перспективы. Кажущаяся бесталанность легко компенсируется стабильностью и надежностью.

Прелесть ситуации еще и в том, что при явном отставании первоначальной оценки от итоговой Рыцарь практически обречен безостановочно продвигаться вверх. И это очень хорошо. В браке Рыцарь не столь уж универсален, предназначение всего одно — романтический брак, которому так полезны долгие разлуки и вполне соответствует внутреннее одиночество Рыцаря, его тяга к благородному жесту и преклонение перед ритуалом.

Более заботливого и доброго персонажа, буквально растворяющегося в своих подопечных, просто не найдешь. Роль заботливой и преданной медсестры стала лучшей в ее карьере. Легко заметить, что ее героиня очень добрая и заботливая женщина.

Он одинок по определению, ибо не таков, как все, физиологически, ведь он почти рыба. В этом огромная разница с Аристократом, который всегда любим, всегда в самом сердце коллектива. Что касается образа добряка, то тут лидирует Михаил Державин Крыса, Близнецы. Может быть, не самый гениальный актер, но уж точно рекордсмен по числу сыгранных добряков.

Уж такой нежный, такой заботливый. Чемпион по нестандартности у нас Алексей Петренко Тигр, Овен. Его Гришка Распутин — эта та самая изнанка Рыцаря, бездна черная. На Западе все черное в большой моде. В последние годы экран все больше требует Рыцаря.

Все это — рыцарство высокой пробы. Гороскоп под такой энтузиазм может быть только вождевой, а именно:. Все разговоры об энергичных и вялых годовых или зодиакальных знаках надо забыть, ибо найти энергию может любой знак, главное — знать, где закопан энергетический источник. А вот демонстрировать энергичность или вялость — это уже вопрос имиджа и, стало быть, виртуального гороскопа. Демонстрировать энергию можно по-разному. У Ленина глаз горит, тело ходуном ходит, руки в характерных жестах работают без остановки, да и голос, прямо скажем, зажигающий.

Сталин вроде бы говорит тихо, никаких особых жестов, а ведь зал от его выступлений загорался не хуже, чем после речей Ленина. Значит, Сталин мог передать внутренний огонь без лишнего шума. Таким образом, есть две противоположные техники: Решающим критерием остается факт отдачи энергии.

Другое дело, что сама энергия бывает разной белой, черной…. А так любой харизматический лидер, будь то Ленин, Сталин или Юрий Лужков Крыса, Дева , безусловно, энергетические доноры. Хорошо раскрученный Вождь способен поднять на борьбу и вдохновить своим словом тысячи, а то и миллионы людей.

Поэтому так велика цена Вождя в момент, когда необходимо энергетическим напором сломить инициативу врага. Тот же Илья Эренбург Кот, Водолей с первых дней войны становится одним из главных агитаторов и вдохновителей ненависти к фашизму.

Вспомним и Маргарет Тэтчер Бык, Весы. Ее образ немало eй помог в политике, хотя конечно же политику одним имиджем не сделаешь. Энергетический напор знака, направленный на деформацию других, оборачивается на своего хозяина и его также приводит к максимальной деформации, лишает гармонии, делает дерганым, смешным.

Та самая моторика и лексика, которые в революционную эпоху или во время войны смотрятся не только уместными, но и единственно верными, в мирной жизни вызывают недоумение и даже смех. Поскольку смех в жизни товар достаточно дорогой, то брезговать способностью рождать смех никак не стоит. Хотя, если честно, смех, вызванный эксцентрикой, не слишком тонок и подобен смеху от щекотки. Вождь кричит, вопит, таращит глаза, машет руками.

Своим вечным движением он призван заводить обессиленных, будить заснувших, щекотать жирные тела, вызывать всеобщую активность. Если люди пассивны и ко всему безразличны, если Вождь не смог напугать их своей энергетической атакой, то пусть они хотя бы рассмеются.

Если в ряду из семи знаков есть Шут, то зачем нужен столь смешной Вождь? Есть тип людей, которых Шут не смешит вовсе. У Вождя юмор проще, проверенные веками номера: А потому не стоит усердствовать с тонкостями, искать стоит юмор штампованный, вековечный. Радость бытия в соединении с наивностью рождают энтузиазм. Далеко не всегда энтузиазм сопутствует детству.

Парадоксально, но именно в ранних возрастах человек может позволить себе роскошь печали и уныния, ибо все еще впереди. А вот чем старше он становится, тем важнее не терять тонус, верить в победу добра, радоваться труду и надеяться на исправимость самых запущенных ситуаций. В зрелые годы потеря энтузиазма опасна смертельно. В результате именно Вожди становятся так желанны в любом месте, где собрались не слишком молодые люди. Поэтому хорошо бы наполнить Вождями медицинские учреждения, а также учреждения собеса.

Не покой нужен престарелым людям, покоя у них и так слишком много, а шум, гам и море энтузиазма. Необходимо превратить так называемую старость в беспрерывные танцы, гулянки, путешествия и подвижные игры.

Иначе неизбежны охлаждение организма, появление болезней и потеря жажды жизни. Нельзя отмалчиваться, отсиживаться в углу, быть мелочным, аккуратненьким, рядиться в скромные одежды.

А потому стоит избегать всего маскирующего, скромного. Никаких серых и коричневых тонов, никаких обыденных причесок, банальных фасонов. С другой стороны, нельзя суетиться по мелочам, затевать слишком маленькие проекты. Если уж браться за дело, то с размахом. Вождь, который пытается устроить свои маленькие проблемы, пытается устраниться от общественных интересов, обречен на неудачи. Нельзя слишком увлекаться изображением внутреннего горения при внешнем спокойствии.

Если энергия родилась, то надо дать ей выход. Адреналин поступает в кровь и требует активных действий. Инициативность — это то, что требуется от Вождей на службе. Особенно хорош инициативный подчиненный, бодрый и полный энергии. Если же он увлечется, то на него всегда найдется управа в виде начальника, способного отсеять добрые начинания от плохих.

А вот Вождь-начальник в этом смысле уже опаснее. Кто его остановит в случае чего? К сожалению, к реальной критике Вожди-начальники не всегда готовы. А потому следует действовать по принципу: В семейной жизни Вожди колеблются между равным и духовным браками, что доказывает их боевой характер и буйный темперамент. В браках, требующих спокойствия патриархальный и романтический союзы , Вождь неудобен, слишком много шуму там, где нужна тишина.

Его голос, его глаза. Все годится для образа Вождя, даже то, что Чапаев безусловный эксцентрик и часто анекдотичен. Хрупкая, казалось бы, Марина Ладынина Обезьяна, Рак все время играла председателей колхозов и прочих передовиков производства, заводил и застрельщиков. Можно ли сейчас, по окончании советского строя, копировать ее образы?

Ее Маргарите Павловне впору батальоном командовать. А ведь в своей личной жизни актриса тихий и нерешительный человек. В том же фильме блеснул вождевым темпераментом Олег Меньшиков Крыса, Скорпион. Его Костик, пусть на уровне одного московского района, настоящий вождь. Энергичные роли ему удаются лучше, чем трагические. Владимир Машков Кот, Стрелец не уступит Меньшикову в темпераменте: Великолепный свет, который они излучают, чистая и радостная энергия оживляют стариков, делают романтиками циников, преобразуют камни, тыквы и так далее….

Гением комедии был Савелий Крамаров Бык, Весы. Георгий Бурков Петух, Близнецы полностью ушел в комедию со своим типажом лукавого алкоголика. Михаил Кокшенов Крыса, Дева также стал чисто комедийным актером. Залог успеха — напор и темперамент показанной им тетки с арбузной грудью. На мировом уровне самым темпераментным комиком был признан Адриано Челентано Тигр, Козерог. Невероятный эксцентрик — Джим Керри Тигр, Козерог.

В этих словах очень много правды, если применить их к людям с гороскопом из ряда:. Радуйтесь, люди, открыта природа смеха! Смех рождается от легкого сдвига в копировании годового знака зодиакальным или зодиакального годовым. То есть речь идет об элементарной пародии. Именно в пародировании, имитации основа смешного в варианте Шута. Если изъять из разговора профессиональных пародистов, клоунов и прочих массовиков-затейников, то что же делать всем остальным? Кого смешить, как и зачем?

И смешить и надсмехаться. Шут — это дозволенный свыше критик. В любой иерархии нужен человек, которому дозволено критиковать начальника любого уровня, и ему за это ничего не будет. Именно для этого держали шутов при королевском дворе, снижая таким образом накал подхалимажа. О целебных свойствах смеха говорится очень много. Вот почему стихия смеха — это не просто развлечение, это целый механизм по развалу застывших догм: Вот почему так нужны Шуты в тех местах в тех коллективах , где все мхом поросло, пылью покрылось и запаутинилось.

Понятно, что Шут в такой ситуации больше сатирик, чем юморист, хотя для роли сатирика ему не хватает изобличительного пафоса. Шут фигура не пафосная и с одинаковым удовольствием издевается как над начальством, так и над подчиненными, но может поиздеваться и над собой. Его суть — ирония, еще раз ирония и никакого пафоса. Вообще моментом истины для Шута является наличие или отсутствие чувства юмора. Если оно есть — уже победа! Уже есть возможность отличить смешное от грустного. Ну а если чувство юмора активное, то это уже праздник жизни и тогда все получится.

Наконец, несколько слов об интеллекте. Благодаря некоторым телепередачам дело смеха стало казаться апофеозом жизнерадостной тупости. Настоящий Шут — это яркий интеллектуал, ибо его остроумие — это свидетельство его острого ума. Энергетического шквала, подобного тому, что создает Вождь, у Шута в запасе нет. Бегать и дергать всех подряд, заряжая бодростью и энтузиазмом, Шут не может.

У него другая добродетель, другая, более тонкая настройка. Шут несет с собой свет, радость, генетическую улыбку, которая может осветить собой полмира и окончательно прогнать ночь. Самый яркий пример тут — это, безусловно, Юрий Гагарин Собака, Рыбы , с его фантастической улыбкой. Второй такой улыбки в истории человечества не было. Световая модификация Шута, пожалуй, даже более ценна, чем смеховая, ибо практически не поддается фальсификации. Смехача-анекдотчика можно сыграть, заучив пару сборников анекдотов.

А вот научить человека лучиться светом практически невозможно. Энергетически искренняя улыбка — самое сложное действие в мире виртуальных технологий. Фальшивые и вымученные производственные улыбки клерков разного уровня не в счет. Оборотной стороной света, исходящего от Шута, является неожиданная тьма, одолевающая его. Трансформация чудовищная, но теоретически вполне объяснимая. Ведь Шут — это максимально возможная дисгармония, он может быть не только смешным, но и страшным.

Таким образом, на роль пугала Шут годится в той же степени, что и на роль солнышка. Шут, пугает он или смешит, может показаться фигурой нелепой и несуразной.

Каждый готов бросить в Шута свой камень, каждый готов приуменьшить способности Шута. Тем не менее у Шута есть способность, умолчать о которой совершенно невозможно. Речь идет о психологическом гении. Психологи-теоретики, как правило, борются не за человека, а за какую-нибудь очередную модную доктрину. А вот психолог-практик, человек, реально умеющий влезть в шкуру другого человека, всегда в большой цене.

Так вот, максимально такой талант развит именно у Шута. Понять это не трудно. Если Шут смог стать пародистом, если у него есть дар подражания и талант пересмешника, если он смог реально высмеять человека, то, значит, он смог разгадать психологию данного субъекта.

Вот эту штуку Шут и проделывает виртуозно. Короче говоря, как и положено в хорошей сказке, дурак оказывается если и не самым умным, то, по крайней мере, самым проницательным персонажем. Что касается способности психолога не только понять человека и посочувствовать ему, но еще и найти выход из трудной ситуации, то здесь неоценимую помощь может оказать чувство юмора Шута, ибо известно, что большинство психологических проблем вырастает именно там, где мы не можем рассмеяться, не можем посмотреть на себя с юмором со стороны.

При очевидной и яркой фактуре Шута остается в этом знаке что-то непостижимое. Почему один Шут с детства, без всякой подготовки, смешон, а другой Шут — страшен, один светел как солнце, другой темен как ночь.

При этом глупо заставлять светлого Шута темнеть, а темного светлеть. А вот чего точно нельзя делать Шуту, так это искать золотую середину.

Родился уродом, так будь им. Нельзя разглаживать себя, делать обыкновенным. Какое разочарование испытывают дети, когда разгримировывается клоун и превращается в обычного дядечку! Такое же разочарование испытывают все, кто наблюдает Шута не смешного и не страшного, обычного и заурядного. В этом смысле Шут не самая удобная фигура на службе, он независим, дерзок, свободолюбив.

Однако для быстро развивающихся организаций Шут, с его острым, критическим подходом ко всему, может оказаться очень полезен. Великих властителей Шут не дал. Так что руководитель из Шута, видимо, не лучший.

В браке Шут предпочитает активность — равный и духовный союз. В патриархальном и романтическом браках, требующих спокойствия, Шуту делать нечего. Это не к тому, чтобы их копировать, но для гордости, чтобы понять, в какую компанию удалось попасть. Более современные, но не менее смешные и прославленные актеры: Ну и конечно же наши: Ну а Паниковский все делает для того, чтобы Король не заскучал. Королю ведь очень часто бывает грустно.

После смерти Паниковского Остап уже совсем не тот. Он борец со всякой плесенью, настоящий герой. Так что есть кому подражать тем Шутам, что решили встать на путь борьбы с богатыми и властными.

Чем не пример для подражания? Лия Ахеджакова Тигр, Рак и ее смешные и энергичные героини очень острого ума. И делает это ярко, мощно, смело и весело. Все они классические Шуты. Впрочем, об этом позже, а пока комбинации этого уникального гороскопа:. И это правильно — Королей должно быть мало.

Богат или беден, умен или глуп, красив или уродлив, Король обязан продемонстрировать свое величие, проявить свою бесконечную внутреннюю гордость. Если бы мы говорили о реальных королях, то там было бы все понятно — богопомазанность, избранничество. А вот виртуальному Королю чем гордиться? Он мог бы быть красив и любим народом как Аристократ , мог бы стать прекрасным оратором или ученым как Профессор. Достоинство и благородство у Короля от Рыцаря, завораживающий, гипнотический дар влияния на людей от Вождя.

Но более всего Король похож на Шута, ибо жажда шутить и смеяться над подданными всеми людьми , а также шутовская нелюбовь к авторитетным людям у Короля буквально в крови. Лишь одного не может Король — это стать Вектором. Именно поэтому наша жизнь всегда противостояние Короля и Вектора. Однако универсализм Короля оборачивается для него если не трагедией, то огромной трудностью.

Король обязан освоить все пять образов, освоить в совершенстве и успеть соединить их воедино, причем так, чтобы ни один образ не имел преимущества.

И тогда возникнет та самая гордость, которую не надо демонстрировать. Нет нужды торговать красотой Аристократ , не надо выпячивать ум Профессор , нет нужды орать Вождь или принимать позы Рыцарь , стоит слегка улыбнуться Шут и войти в зал. И тогда все встанут или лягут? Потому что гордость превратилась в величие. Поскольку добиться всего и сразу очень сложно, Королю нужно длительное время для подготовки своего образа. В результате приходится элементарно прятаться, превращаясь в отшельника. Речь не только о хождении в пустыню или жизни в глухом лесу, отшельником можно быть и в толпе.

Причем именно Королю дозволено создавать нулевой образ, то есть образ человека, не примечательного ничем. Это не так уж и легко, у каждого человека есть приметы. По сути, речь идет о создании имиджа человека-невидимки, мимика, жесты, внешний вид которого столь гармоничны и спокойны, что взгляд любого человека скользит вдоль Короля и не задерживается ни на одной детали. С отшельничеством связана необычайная скромность Короля. Самый великий властитель в истории человечества римский император Август Октавиан Лошадь, Весы , создатель, по сути, единоличной власти над всем миром, поражал современников невероятной скромностью и минимальными потребностями.

Другим объяснением королевской скромности можно признать гармоничность образа. У Короля изначально все есть, все стихии скомпенсированы, он, как инертный газ, не имеет никакой валентности, ничего не ищет, а потому не страдает комплексом неполноценности, не жаждет самоутверждения.

Причем ни в одном направлении. Скромность, умиротворенность, невозможность быстрой карьеры делает Короля настолько пассивным, что он, по сути, полностью затормаживается и уходит в карьерный резерв, пребывая в нем очень долго или оставаясь там навсегда. И нужны большие усилия, чтобы активизировать Короля, призвать его на царство.

Байками о призыве на царство полна любая национальная история. Опять же спасать Русь. Последний случай — это футбольный провал, а затем чудесное возрождение, сотворенное Георгием Ярцевым Крыса, Овен. Король и прост, и недосягаем одновременно, и только тогда он Король, и только тогда его коронуют на самом деле.

Впрочем, в исключительных случаях Короли и Королевы могут и править, все, что нужно для высшей власти, у них есть. И все же речь не столько о политической власти, сколько о власти духовной, что ли. Величие Короля таково, что погоны, лампасы и прочие атрибуты ему попросту ни к чему. Сам факт существования Короля, пусть в лесу или пустыне, уже благотворен для человечества, заряжает людей спокойствием, уверенностью, дает мудрость и понимание смысла бытия.

Властвование Короля базируется на бесконечно расширенном авторитете. Авторитет Короля давит на людей, они приучаются доверять Королю, отчего его авторитет растет сильнее, в результате доверие людей еще возрастает… Таков механизм резонансного роста королевской власти. Огромным плюсом во власти Короля является отсутствие у него карьеризма и амбиций. Короля еще приходится уговаривать принять правление. Также и с уходом, Король за власть не держится, стало быть, не страдает манией преследования, не принимает для защиты своей власти никаких сверхординарных мер.

Другое дело, что его власть столь безошибочна, что ей мало что угрожает. При всей малочисленности Королей и отсутствии у них карьерных амбиций время от времени королевская карьера все же случается. Скажем, Владимир Крамник Кот, Рак не побрезговал стать шахматным королем.

Главным первооткрывателем в истории человечества признан Христофор Колумб Коза, Скорпион. Королем компьютерного мира стал Билл Гейтс Коза, Скорпион. И все же одного гороскопа мало. Если покопаться в биографиях этих людей, то всегда всплывут два обстоятельства. Первое; всегда рядом кто-то, кто растормаживает слишком пассивного Короля.

Для Короля почти нет запретов, можно пребывать во всех образах, кроме векторного. А потому именно то, что хорошо для Вектора, не годится Королю. Король не должен быть суетливым, не должен мельтешить, не должен искать дружбы с кем попало. Никакого панибратства, никакой грубости. Образ соблазнителя и авантюриста также противопоказан Королю. А еще Королю никак нельзя рассчитывать на быструю карьеру, на скорые успехи.

Ну а поскольку все болезни от нервов, то нельзя нервничать. Да и вообще болеть не рекомендуется. Нужно рассчитывать на длинную, продуктивную жизнь. Только долго живущему Королю, Королю-универсалу светит добиться каких-то карьерных успехов.

Принимая на службу Короля, всегда рискуешь получить полусонного бездельника. Поэтому сразу надо продумать механизм его пробуждения. А вот хорош Король там, где нужно панорамное мышление, взгляд на дело с большой высоты, универсальный подход. Обычно речь идет о сферах, в которых сплетаются самые разные интересы, самые разные стихии.

Еще сложнее ситуация с браком. Спокойный, уравновешенный и красивый человек является приманкой для слишком многих. Увы, их ждет разочарование. Может быть, спасение в так называемых королевских браках, когда оба супруга Короли. Их героини одновременно величественны и скромны. Среди мужских образов идеален крестный отец в исполнении Марлона Брандо Крыса, Овен. Название фильма, по сути, стало лозунгом для королевского образа. Виктор Цой Тигр, Близнецы сыграл в кино очень мало, но всегда в десятку.

Структурный гороскоп включает в себя пять прямых линейных структур, а также кольцевую структуру — векторное кольцо. Начнем со структур линейных. Перечисленные 5 структур рождают 19 элементарных качеств. Означенная структура дает ответы на два главных вопроса: И второе — каким видят мир знаки: Классические наименования темпераментов находятся с наименованиями структуры в следующем соответствии: Поскольку перед нами оптимисты природные, то, стало быть, энергию Лошадям, Кабанам и Быкам надо брать непосредственно из природы, плавая в реках, озерах и морях, гуляя по степям, лесам и пустыням, взбираясь в горы, погружаясь в пучины, пересекая меридианы и параллели.

Разумеется, каждый человек волен найти себе персональную специфику — кому-то больше энергии дает лес, кому-то море. Причем не море как место общения с людьми, а море само по себе, максимально от людей очищенное. Также и поход в лес должен иметь целью не пикник с сослуживцами, а именно общение с лесом.

Кроме того, очень важно, чтобы природа была спектрально чиста. Запахи должны быть чистыми, пейзажи не запачканными, у воды — родниковый вкус, звуки ветра — без примеси индустриальных шумов и так далее. Именно такое восприятие вернет человека к воспоминаниям о первобытном состоянии. Стало быть, в экстренных случаях энергетического истощения необходимо на время совершенно одичать, стать лешим, водяным или снежным человеком.

Значит ли сказанное, что природные оптимисты должны жить исключительно на природе? Автомобиль ведь не простаивает целыми днями на бензоколонке. Заправился и поехал дальше. Так и природный оптимист должен обращаться к природе именно в том случае, когда подсели батарейки и пора подзарядиться. Роль природных оптимистов в энергетической пирамиде человечества чрезвычайно велика: Краски, которыми оптимисты окрашивают мир, самые радостные.

Лошади легче всего выражают свое жизнелюбие в книжках для детей и музыкальных произведениях, у Быков энергия наиболее мощно льется с живописных полотен, а Кабаны особенно жизнерадостны в кино больше актеры, но и режиссеры тоже. Ну и, разумеется, природные оптимисты являются самыми ярыми пропагандистами природного образа жизни, а также главными адвокатами природы и экскурсоводами по ней.

Космический оптимизм на главный вопрос — где взять силы? Разумеется, речь идет не о том космосе, куда летают ракеты. Речь идет о мире снов, иллюзий, молений. Кто-то будет медитировать, кто-то пойдет в церковь помолиться, другому для подключения к космосу понадобится высокая поэзия, а кому-то достаточно прилечь на диван и поспать часок-другой, и организм снова будет полон сил. Что мы, собственно, знаем о сне, о том волшебном механизме, который за считанные минуты возвращает нам физические силы, свежесть ума, а главное — задор и стремление к новым делам?

Не так уж много, ясно лишь, что в механизме сна есть нечто подобное влажной тряпке, стирающей с поверхности доски коры мозга многочисленные надписи, освобождая место для новой информации. Таким образом, если природная энергия втекает в человека в тот момент, когда его чувства максимально открыты, то космическая энергия войдет, если максимально отключиться от внешнего мира и обратиться к тому самому внутреннему космосу.

Именно этим условиям должны соответствовать храмы и молельные дома. Все в них должно быть антиприродно — чужие запахи, чужие звуки, чужой свет. Окрашивание мира, производимое космическими оптимистами, достаточно светлое, но не слишком радостное.

Есть все же в религиозных и медитативных техниках нечто постное, вялое и киселеобразное. Кроме того, космическая энергия асоциальна. Она взывает к отстраненности от мирской суеты. Мол, наша земная жизнь — это временное состояние, а потому стоит ли особенно дергаться.

Кроме очевидных религиозных заслуг у космических оптимистов еще одна пламенная страсть — философия. Да, вы не ошиблись, речь пойдет о вампирах, о добрых старых пиявках, отсасывающих дурную кровь, а также о тех злодеях, кто способен полностью обескровить человека.

Не на природе и не в молельнях, а только в живом человеческом общении драматические знаки обретут потерянные силы, поправят подорванное здоровье, добавят себе румянца на щеки. Лучше всех сказал Антуан де Сент-Экзюпери: Знал, о чем говорил, он ведь в год Крысы родился. Так что общаться и еще раз общаться, как завещал Сент-Экзюпери. Никакого затворничества, никакого уединения. И в лесу, и в горах, и в храме Божьем драматизатор будет искать только общения, процесса, связанного с эмоциональным обменом.

Рациональное сознание надо отключить, а эмоциональное максимально усилить. В экстренных случаях, когда надо получить большое количество энергии, используется особая вампирская техника. Энергетический объект должен быть расслаблен и умиротворен, его надо очаровать и задобрить, может быть, накормить или напоить. Затем происходит внезапная атака, какое-нибудь нелепое оскорбление укол. Неопытный объект обязательно раскроется, взорвется изнутри и начнет излучать энергию общения щедрым потоком.

Тут уж не зевай — черпай энергию ведрами. Окрашивание мира у большинства драматизаторов двоякое — очень черное всегда чередуется с судорожно активным. В чередовании очень черной и очень светлой музыки прожил жизнь Петр Чайковский Крыса. В том же ключе действовал Александр Пушкин, чередовавший мрачные и светлые краски. Причем что важно — краски редко смешивались внутри одного произведения.

Обилие Змей, Коз или Крыс среди магов, колдунов, экстрасенсов и просто врачей не должно нас пугать. Пока эти пиявки пускают нам дурную кровь, все идет хорошо, наблюдается лечебный эффект. Парадоксальность этой энергетической группы состоит в том, что, с одной стороны, они социально пассивны, конкретные людские беды и заботы затрагивают скептиков не сильно.

С другой стороны, скептики призваны очень много общаться с людьми, ибо источник их энергии — это умные разговоры. Таким образом, общаться надо, но постараться не возбуждать в разговоре эмоционально значимых тем, необходимо переводить беседу в русло теоретических, умственных рассуждений, с большой доли абстрактности.

Легко заметить, что для утоления энергетического голода малой степени собеседник вообще не нужен, можно обратиться к умной книжке, побеседовать через книгу с великими мыслителями прошлого.

Может показаться, что перед нами тип интеллигентного человека, готового питаться книгами и умными разговорами. На самом деле скептики тоже вампиры, только более мягкие, чем драматизаторы. Своими бесконечными, тягучими разговорами они вытягивают из людей энергию внимания, энергию преклонения перед умом говоруна. Кроме того, скептический подход к жизни должен вызвать у собеседника оппозицию, стремление убедить нытика-вампира в том, что не все так уж и плохо.

Чувство уюта и безопасности разлито по истории Джима Пуговки, оно сохраняется даже в самых рискованных его приключениях. Ботанистика Натуралис Ботануса Дульсимера. О чём думает моя голова: Эллен Датлоу и Терри Виндлинг. С точки зрения тролля. Он упал на траву…. Первая книга серии "Как это было" издательства "Самокат". Книги серии призваны честно и объективно рассказать подростку о Великой Отечественной войне. Тристан и Изольда с иллюстрациями Анны и Елены Бальбюссо. Очередная книга серии "Коллекционное издание" от издательства Clever.

Застенчивый трубач; Карусель; Кузька. Рассказы по отечественной истории. Арктика — мой дом: История освоения Севера в биографиях знаменитых людей. Барабашка, или Обещано большое вознаграждение! Телефонные сказки Маринды и Миранды. Познавательные книги Ревекки Рубинштейн и Ольги Кувыкиной, "Дневник плохой девчонки" Кристины Гудоните, книга-перевёртыш, посвящённая памяти детского писателя Олега Кургузова и многое другое.

Волшебная сказка Борисовой с рисунками Г. Траугот — настоящее сокровище. Жизнь и удивительные приключения морехода Робинзона Крузо.

Два варианта оформления прославленного романа: Детские стихи Мандельштама — как замечательно расцвели они в новом издании с рисунками Веры Павловой! Два художника, вновь вызванные к жизни практически через сто лет, не соперничают, но соседствуют. Новая книга в серии "Родная речь". На этот раз увлекательная и волнующая повесть про четырнадцатилетнего подростка.

Составлено по рукописям, письмам, полевым дневникам и официальным отчетам П. Очерки путешествия в двух томах. Приют бездомных детей в Париже. Комната мальчика из хорошей семьи в провинциальном городке. Похвальное слово четвероногому другу. Книги с иллюстрациями Квентина Гребана. Ябеда-Корябеда, её проделки и каверзы. Таких книг, которые определяли бы выбор профессии и даже судьбу читателя, совсем немного.

Эта — из их числа. Ле Гуин Урсула Крёбер. Мы по скверику гуляли. Ребенок не успокоится, прочитав текст и рассмотрев картинку. Он захочет разгадать, как устроены такие стихи, и напишет свои.

По иллюстрациям Игоря Ильинского можно было бы поставить рисованный фильм, и он не уступил бы экранизации с живыми актёрами. Стихи невелики, легки и как бы незатейливы, но в них заключена недюжинная сила. И сила эта — материнская любовь.

Воспоминания о Корнее Чуковском. Несмотря на строгость законов средневековой Англии и придирчивость современных учёных, Робин Гуд по-прежнему жив, весел и неуловим. Рама, Лакшмана и учёная сова: Немножко не то пожарное авто, или Джинн Инисё-Инито. Рассказы о Маделиф пер.

Рико, Оскар и тени темнее тёмного. Отличная книга для детей, которые только начали читать самостоятельно. Проиллюстрировала книгу Анна Флоренская. Пивоваровой, книги с иллюстрациями Т.

Сахарнова и другие издания. Зимняя книга, Весенняя книга, Летняя книга, Осенняя книга. Гирлянда из книг и картинок. Перед нами два огромных, нечеловечески красивых тома, в которых можно лицом к лицу встретить детские книги, начиная с первой половины XIX века и кончая годом.

Из чего всё сделано? Рассказы о веществе для школьников младших и средних классов, которым только предстоят уроки химии.

Весь текст — одна большая волна исповедальности, желания сохранить родное, распахнуть себя до самых-самых сокровенных глубин, где происходят главные человеческие открытия, события и перемены. Книга, которая учит любить книги даже тех, кто не любит читать. Будь мы на месте министров образования и культуры, незамедлительно приказали бы напечатать произведение Франсуазы Буше в виде листовок, чтобы раздавать их в местах скопления подрастающего поколения.

Эльза Бесков — один из родоначальников жанра книжки-картинки. Мы живём в эпоху Отечественной войны года: У этой книги есть своё лицо. Она не столько о войне, сколько об эпохе. Как понять сложные законы физики.

Мы живём в Древнем Новгороде: Идея состоит в том, что познавательная книга дополняется настольными играми, моделями для сборки, карнавальными костюмами и прочими околокнижными вещами, полезными и интересными детям. Коллажи Дарьи Герасимовой из тканей, кружева и бусинок — какой-то особый вид рукоделия, новый и в то же время древний.

Грибной дождь для героя. История книги своими руками. Главная особенность книги — в том, что читателям предлагается не только познавательная история, но и руководство, позволяющее поиграть в писца, художника, мастера своего дела. Все мы не красавцы. Проза Валерия Попова на ощущенческом уровне воспроизводит подростковое зрение и сознание. Драгунской и еще кое-какие книги. Кому что снится и другие интересные случаи.

Сборник стихов получился очень симпатичным благодаря чудесным, по-митьковски трогательным и умным иллюстрациям Анны Флоренской. Маленький герцог Ришар Бесстрашный. Время действия книги — середина Х века, её герою восемь лет. Повесть о юном герцоге Нормандском Ришаре Бесстрашном, потомке викингов. Митяева, книги Кирилла Чёлушкина и некоторые другие новинки. Армянские народные сказки с иллюстрациями Мартироса Сарьяна.

В современный русский сборник армянских народных сказок включены не только иллюстрации, выполненные Сарьяном к этим сказкам, но и репродукции его картин.

Книжная и станковая графика. Безупречное полиграфическое воспроизведение и умелое структурирование работ Ники Георгиевны - с предисловием автора. Принцесса в подземном царстве: Приключения маленьких существ в большом мире природы в иллюстрациях Виктора Чижикова. Маленький король Декабрь, Водяной человек, Стёпка-растрёпка — вот неполный список героев апрельского обзора. Страна Чудес Роберта Ингпена. Какого цвета Мистер Лис? Сказка для младших школьников про то, что каждый должен быть самим собой.

Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак — авторы, которые уже готовы выйти за рамки устоявшихся схем. Янссон, сказки в оформлении Н. Кочергина и много других книг. Бородицкой, книги с иллюстрациями В. Спирина и другие издания. Бекеш создал новую мифологию: Общий мир сободы, созданный очень разными людьми: Повесть американской писательницы о жизни в каникулы с её новыми местами, знакомствами.

Калошиной и иллюстрации Н. В маленьком итальянском городе на острове живёт девятилетнаяя Приска, чьё сердце бьётся чаще и больнее при виде несправедливости. Маленькая торговка спичками из Кабула. Сегодняшний день и недавнее прошлое Афганистана, будни, праздники и беды семьи глазами человека другой культуры.

Психологическая повесть молодого автора на актуальную тему усыновления. Книжка-картинка с уютными и непосредственными в своей семейственности героями, внезапно оказавшимися в темноте. Сказки в необычном оформлении Эдмунда Дюлака, лучшего рисовальщика своего времени. Грифон, вечный страж золота. Карело-финский эпос и английский нонсенс, книжки-картинки для малышей и фантастика для подростков — много новых интересных книг.

Пока не настала осень. Вяли с иллюстрациями Э. Две повести известной австрийской писательницы в переводе Лилианны Лунгиной. Легенда о последнем владыке Гранады в стихах немецкого поэта. История Испании — в праздниках Гранады. Время действия и рассказчик те же. Гранада, вид с балкона. Древний андалузский город глазами американского писателя. Цветные и полосатые дни. Тамара Эйдельман, Катерина Бунтман.

Рене Госинни и Жан-Жак Сампе. В стране фей и эльфов. Мальчик, который хотел стать человеком. Как правильно пугать детей. Товарищ ребёнок и взрослые люди. Простота и лаконичность стиля соединяется в книгах Нины Боден с исключительной точностью психологического письма. Кто этот забавный маленький муравей с красным платочком в горошек, щегольски повязанным вокруг шеи? Ну конечно, знаменитый муравей Ферда! Диккенс Чарлз Джон Хаффам. Макс и Мориц и другие истории для детей. Плюх и Плих и другие истории для детей.

У меня есть тайный остров. Мой дедушка был вишней. Поки, Пека и Эдгар Вальтер. Беседы о русском лесе. Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак. Правдивая история Деда Мороза. Русские художники и детская книга Энциклопедия с бабочкой и барабаном. Мальчишки с улицы Пала. Питер Пэн в Кенсингтонском саду. Российский читатель впервые знакомится с изумительными иллюстрациями Артура Рэкхема к этой повести. Стихи, рисунки, школьные сочинения, посвященные летию Победы в Великой Отечественной войне. Королятник, или Потусторонним вход воспрещён.

Это радость со слезами на глазах. Эта сказка — игра. Начавшись как волшебная история, она быстро превращается в спектакль. Когда Мещерякова хвалят, он добр и улыбчив. Когда критикуют — становится зол и азартен. Рассказы о детстве Петра Ниточкина. Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона. Все, знавшие Катаева, говорят, что он обладал феноменальной памятью на самые мелкие мелочи. Лёгкая для чтения, бодрая книга о детстве в революционное время. Чем объяснить, что она до сих пор любима многими читателями?

В пражской квартире х гг. Ночь на Карловом мосту. Что мы знаем об эстонском национальном характере? И что рассказывают о нём сами эстонцы? ИДМ верен своему принципу: Де Ла Мэр Уолтер Джон. Маяк на Омаровых рифах. Трудно решить, что удивительнее - герои этой книги или истории, которые они рассказывают друг другу. О деятельности двух издательств, работающих в Эстонии и при этом не теряющих контакта ни с русскоязычным читателем, ни с российским книжным рынком.

Алиса в Стране чудес. Контрольный диктант и древнегреческая трагедия. Уолтер Де Ла Мэр. Читать трилогию в возрасте Николеньки Иртеньева и будучи взрослым человеком — совершенно разные занятия. Париж от Цезаря до Людовика Святого. Виктор Виткович и Григорий Ягдфельд. Сказки среди бела дня. Три сказки об Италии. Зелёные пальцы, или чудо есть чудо. Стихи, сказки и развлечения для общения с детьми. Голубая чашка; Чук и Гек.

Гайдар не имитирует детский взгляд на происходящее. Рассказчик — человек взрослый, ответственный и великодушный. Как строился Новый Город, собор Св. Вита и Карлов мост. Прага, середина XIV в. Папа, когда придёт Дед Мороз? Папа, пойдём за грибами! Не наступите на жука. Грусти и радости сибирской деревенской жизни здесь описаны рукой автора знающего, любящего, сострадающего.

О маленьких — для больших. В рассказах Аркадия Аверченко о детях проявляется душевная тонкость, зачастую несвойственная другим произведениям известного смехача. Занимательная ботаника для малышей. Прелесть размеренного и незлобивого житья-бытья, скрашенного безопасным чудачеством. Научно-популярная литература устаревает быстро. Однако книги, сделанные умно и талантливо, могут долго служить читателям, которые хотят разобраться в началах науки.

Само собой и вообще. Русский стиль Елизаветы Бём: Как говорить с детьми об искусстве. Пословицы русского народа в картинках, нарисованных Еленой Герчук. Солнечное вещество; Лучи Икс; Изобретатели радиотелеграфа. Легенды о короле Артуре. Эта писательница никого не учит жить, а только погружает читателей в жизнь своих персонажей. Лагерлёф Сельма Оттилия Лувиса. Рукопись, найденная в капусте. Кошкин дом в Эрмитаже. Коржиков Виталий Титович Всякий взрослый через пару минут начинает бормотать: Званый ужин у Людовика XIV.

Медведь летит, хвостом вертит. За четыре десятилетия увлечённого труда Лев Успенский сделал невероятно много в области занимательной филологии. Про смерть и всё другое. Моя сестрёнка — ангел. Мы предлагаем вам разговор о том, как чтение одной интересной книги может стать поводом для чтения других интересных книг.

Лошадь в мифах и легендах. Тина Нопола и Мерви Линдман. О всех созданиях — больших и малых. Красная книга и Синяя книга. Знаменитые и не очень литературные диваны громоздятся и скрипят: Остров, одетый в джерси, или Специалист по полуобезьянам. Холодное лето года. Лингвист и литературовед М. Панов объясняет, как устроено русское письмо, чтобы мы понимали, откуда берутся правила, прописанные в школьных учебниках. Берестяная почта столетий; Я послал тебе берёсту….

С года В. Янин руководит Новгородской археологической экспедицией, а на раскопках работает с го. Первый тёплый день весны г.

Весенняя Москва начала XX в. Andersen и русские иллюстраторы: Андерсена в России и Русском Зарубежье за полтора века: Повесть, в которой что ни глава — то совершенно правдивая, но чаще — невероятная история. Ильина являются отличными образцами познавательной литературы. При этом они целиком принадлежат своей эпохе. Ночная Мышь, или Первый полёт. Замоскворечье ранним весенним утром, г. Солнечный день в конце зимы, г. Всё будет в порядке.

About the Author: Милован