Written by: Posted on: 06.08.2014

Власть слова сергей есин

У нас вы можете скачать книгу власть слова сергей есин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Том 1 - Элиаде Мирча История веры и религиозных идей. Том 2 - Элиаде Мирча История веры и религиозных идей. Криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии - Ладлоу Питер Школа вечеров: Переодетые в чужие тела - Соло В. Вечер 3-й - Соло В.

Кафедра Земли - Соло В. Великие аферы XX века - Голубицкий С. ВТО - дорога в рабство - Ключников Б. Мусорная корзина для Алмазной сутры - Москвина М. Я - шулер - Барбакару А. Тайны фальшивых денег - Пономарев В. История крестовых походов - Успенский Ф. IT роман - Аджалов Владимир Россия, которой не было - 2. Русская Атлантида - Бушков А.

Россия, которой не было - 3. Миражи и призрак - Бушков А. Россия, которой не было - 4. Блеск и кровь гвардейского столетия - Бушков А. Социология - Аверьянов Л.

Контент-анализ - Аверьянов Л. Космоконцепция розенкрейцеров или Мистическое христианство - Гендель Макс Мистерии розенкрейцеров - Гендель Макс Лекции о христианстве розенкрейцеров - Гендель Макс Практическая социология - Круковер Владимир Сколько стоит Лолита? Каннабиноиды - Лазурьевский Г. Романтики с большой дороги - Лебедько В. Гибель Курска - Черкашин Н. Лучшие книги XX века. Визуализация многомерных данных - Зиновьев А.

Нейрокомпьютер - Миркес Е. Старение и гибель цивилизации - Молостов В. И, Время негодяев - Любимцев Олег Энциклопедия глупости. Тайна академика Федорова - Филатов А. Зеленая книга - Филатов А. Геноцид русского народа - Филатов А. Между ложью и истиной - Зорин П. Шизотерика - Воротников Д. Из тени в свет. Корабль Асов - Жуковец Максим Убийца планеты. Адронный коллайдер - Кассе Этьен Новые энергетические пути - Брюс Роберт Новая русская доктрина.

Пора расправить крылья - Аверьянов В. Всадник без головы, или кто управляет твоим телом. Современные французы - Нордау Макс О самом важном. Исторические портреты - Елизаров Е. Истории о маленьком мальчике - 2. Зимний сон - Мейстер Максим Истории о маленьком мальчике - 4.

Погружение - Калашников Максим Третий проект. Что такое фасцинация - Соковнин В. Все утра мира - Киньяр Паскаль Социология: Жизнь - Лосев А. Книга сновидений - Баранов Е.

Внешнеэкономические связи - Балабанов И. И я увидел другого зверя, или два года в Кремле - Олейник Б. Откровения о будущем - Стрелецкий В. Записки старого петербуржца - Успенский Л. Красные больше не вернутся - Мороз О. О суевериях XX века - Мороз О. Дорога к рабству - Хайек Фридрих О свободе - Фридмен Милтон Свобода выбирать - Фридмен Милтон Медицинские и социальные проблемы однополого влечения - Бейлькин М.

Теория литературы абсурда - Клюев Е. Гиперборея - праматерь мировой культуры - Демин В. Затрат половина, отдача двойная - Ловинс Э. Искусство управления государством - Тэтчер Маргарет Идеи и люди. История западной мысли - Бринтон Крейн Кризисы, мораль и третий путь - Паульман В.

Исповедь ревизиониста из Прибалтики - Паульман В. Власть богатства и механизмы власти - Кассе Этьен Социология семьи. Учебное пособие - Черняк Е. Смыслы времени - Штомпель Л. Практическая психология для подростков, или Вся правда о наркотиках - Ципоркина И.

Жизнь и технические идеи - Перельман Я. Фасцинация Коммуникация Общение - Соковнин В. Секретные материалы побед и поражений - Люкимсон П. Энергоинформационное лечение - Гримак Л. Практическое руководство по избавлению от никотиновой зависимости - Киндеров И. Безопасность бизнесмена и бизнеса - Тарас А. Россия в первой мировой войне - Уткин А.

Дипломатия Франклина Рузвельта - Уткин А. Первая мировая война - Уткин А. Бегство из Европы - Уткин А. Вторая мировая война - Уткин А. Месть за победу - новая война - Уткин А. Единственная сверхдержава - Уткин А. Американская империя - Уткин А. Вызов Запада и ответ России - Уткин А. Прошлое, настоящее, будущее - Сухонос С.

Российский ренессанс в ХХI в. Почему меня не берут на работу? Тайная доктрина Иисуса Христа. Халява в Интернете - 2 - Плюшев А. Просто о сложном - Плешанова О. Защита от мошенничества в сделках с недвижимостью - Карпенко В. Международные экономические отношения - Жуков Е. Анна и черный рыцарь - Финн Штурмуя небеса. В царстве пигмеев и каннибалов - Опарин А. Опыт персонологической систематизации - Тульчинский Г. Как заработать вместе со страной - Чернышев С. Работы по истории Тибета - Гумилев Л.

Работы по Хазарии - Гумилев Л. Кредиты и вклады, которые вас разоряют - Трущ И. Где ты, поле Куликово? Муж и жена - Парсонс Тони Лечебная радуга камня. Каменная цветотерапия - Гоникман Э. Эта бесконечная гирлянда - Хофштадтер Даглас Глаз разума - Хофштадтер Даглас Механизмы человеческих зависимостей - Лебедько В. Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть - Шилова Ю. Фальсифицированная история - Жуковец Максим Распутин.

Выстрел из прошлого - Бушков А. Секретная миссия - Бушков А. Корабль без капитана - Бушков А. Схватка у штурвала - Бушков А. Исповедь на заданную тему - Ельцин Б. Записки президента - Ельцин Б. Президентский марафон - Ельцин Б. Орфоэпический словарь - Круковер Владимир Никола Тесла. Ложь и правда о великом изобретателе - Образцов Петр Сознание и голоса разума - Джейнс Джулиан Концепции современного естествознания - Черкашин Б.

Курс лекций - Гуревич П. Введение в религиоведение - Радугин А. Хрестоматия по культурологии - Радугин А. Психологический анализ и профессиограммы - Романова Е. Общество как экологическая система - Эрштейн Л. Цензурная история мировой литературы - Коллектив авторов Торжествующий разум - Колташов В. О мире политики на Востоке и на Западе - Панарин А. Эликсир жизни - Крыжановская В. Смерть планеты - Крыжановская В. Дочь колдуна - Крыжановская В.

Белая книга реформ - Кара-Мурза К общей теории политической экономии - Паульман В. Мифический человеко-месяц - Брукс Фредерик Многобукаф. Церковь и экономика - Паульман В. Нечеченские мальчики - Соколов-Митрич Дмитрий Исследование операций: Ученые с большой дороги - 2 - Кругляков Э. Бесы, как они есть. Среди нас и в нас! Том 1, 2 - Странник Экология человека - Чурилова Т.

Воители трех миров - Федоров В. Вселенная шамана - Шумин А. За что стоит бороться? Сливки - Никонов А. Спиритизм в самом простом его выражении - Кардек Аллан Евангелие в разъяснении спиритизма - Кардек Аллан Атрибуты русских богов - Шемшук В.

Скрытые возможности человека, бизнеса и общества - Заводсков С. Женские имена - Хигир Б. Как назвать вашу собаку - Хигир Б. Имена-обереги - Шемшук В. Священное пространство - Линн Дениза Эрик.

Общение интердиктивное и фасциногенное - Соковнин В. Так чего же мы ждем? Учение о системах и структурах организаций - Попов Б. Блаватской за 90 минут - Спаров Вик Кризис без конца, или новая фаза капитализма?

Гомо советикус - Зиновьев А. Александр Зиновьев о русской катастрофе. Из беседы с Виктором Кожемяко - Зиновьев А. Кризис коммунизма - Зиновьев А. Белые одежды - Опарин А. Сборник книг - Верещагин О. Шушарина - Паульман В. Маршрут в прошлое - 2. Тридцатилетняя война - Поршнев Б. Уроки прошлого - Чешко В. Арийское прошлое земли Русской - Белов А. Этическое государство - Шемшук В. Русские веды - Асов А. Ярилина книга - Асов А. Книга 1 - Недосекин А.

Книга 2 - Недосекин А. Книга 3 - Недосекин А. Новая Никея - Недосекин А. Социализм как явление мировой истории - Шафаревич И. Запомни что было завтра. Часть 1 - Титов В. Ф Глобальная экология - Бугаев А. Как заполучить расположение начальства - Дельцов В.

Затерянные королевства - Опарин А. Хранители времени - Опарин А. Шаманские техники личностных изменений. Опыт превращений - Перкинс Джон Указатели, знаки, знамения. А Польский диалог - Вачнадзе Г. Покушение - Вачнадзе Г. Гипоталамус - Баранник Е. Резервные возможности человека - Березина Т.

Конституционная реформа в Кабардино-Балкарской Республике - Коллектив авторов Супермозг человечества - Луговской В. Сын Ра - Воронин С. Розенкрейцеры - рыцари Розы и Креста - Варакин А. Преступление и кара, подвиг и награда - Сорокин П. Глобальное политическое прогнозирование - Панарин А. Книга 4 - Недосекин А. Оккультная физиология - Штейнер Рудольф Истоки финансового кризиса - Вугальтер А. Танец Шивы, или Космический беспредел - Петров В.

Русская судьба, исповедь отщепенца - Зиновьев А. Числовые коды - Семенова Л. Записки ночного сторожа - Зиновьев А. Чудо поющей чаши - Де Рейтер Дик Волшебные вибрации. Целебная сила обертонов - Де Рейтер Дик Фасцинология 1. Сахарна - Розанов В. От искры до фотосинтеза - Азимов Айзек Русские горки. Конец Российского государства - Валянский С. Начало Ордынской Руси - Фоменко А. Комедия книги - Рат-Вег Иштван Концепция социализма как общества диалектических противоположностей - Архангельский В.

Наука против суеверий - Мезенцев В. Чет и нечет - Яковлев Лео Путеводитель по основным понятиям и схемам методологии - Щедровицкий Г. Том 4 - Щедровицкий Г. Том 5 - Щедровицкий Г. Программирование научных исследований и разработок. Том 1 - Щедровицкий Г.

Зачарованный киллер - Круковер Владимир Современная психическая защита - Форчун Дион Танцы вокруг парового котла - Паульман В.

Переработка информации у человека - Норман Дональд Один шаг в Зазеркалье. Книга первая - Серебров К. Почему мудрец похож на обезьяну - Паронджанов В. Лунный календарь удачи до года - Зюрняева Т. Держава Рериха - Попов Д. Этюды о мистицизме - Рожнов В. В царстве тьмы - Крыжановская В.

Два сфинкса - Крыжановская В. Законодатели - Крыжановская В. Хрестоматия - Добреньков В. Психоаналитическая социология Эриха Фромма - Добреньков В. Человек играющий - Хейзинга Йохан Дневник А. Любищева за гг. Дополнения - Паульман В. Системный анализ экономического кризиса - Паульман В. Кризисная лихорадка - Паульман В.

Книга, с которой можно разговаривать - Максимов А. Многослов-2, или Записки офигевшего человека - Максимов А. Сто дней до потопа - Вознесенская Ю. Доктрина Космического Огня - Стрелецкий В. Уроки кармы - Синько Олег Рунные ряды: Веления Космоса - Шапошникова Л.

Напутствие Вождю - Рерих Е. От апологетики к критике - Менжулин В. Этот абсурдный мир - Паульман В. Возможно ли заглянуть в будущее? Роль женщины в ведической семье - Торсунов Олег Оружие геноцида: Экономика Эстонии в переходный период - г.

Европейский Союз - Паульман В. Дневник одного гения - Дали Сальвадор Лоббирование. Как добиться от власти нужных решений - Вуйма А. Временщики - Власов Ю. Восхождение - Моисеев С. Понятийный аппарат функционально-стоимостного анализа - Лихолетов В.

Системный анализ и проектирование систем управления - Лихолетов В. Поляризационная теория Мироздания - Чернуха В. Поговорим о странностях любви - Безелянская А. Учение розенкрейцеров в вопросах и ответах.

Том 1 - Гендель Макс Учение розенкрейцеров в вопросах и ответах. Сборник книг - Акимов И. Словарь терминов - Кураев Г.

Курс лекций - Радугин А. Сибирская жуть-2 - Бушков А. Америка на распутье - Фукуяма Фрэнсис Доверие: Новый взгляд на ледниковый период - Чувардинский В. Маршрут в прошлое-3 - Филатов А. В мире чудесных разрядов - Кирлиан С. Энергия Сознания - Коротков К. Предсказательная рунология - Склярова В. Введение в мир рун - Варнек Игор Хранители. Психохирургия и контроль над деятельностью мозга - Чавкин Самуэль Животные и жизнь после жизни - Шеридан Ким Гений в ваших генах - Черч Доусон Боги, проводники и ангелы-хранители.

Путешествие в иные миры - Лоуренс Ричард Теория чистого государства - Мусабаев Мурат Интернет-журналистика - Калмыков А. Вид с высоты - Азимов Айзек Слова в истории.

Великие личности и знаменательные события - Азимов Айзек Социология. История и современность - Самыгин С. Пир на краю вселенной - Долматов Валентин Всемудрость народа России. Философия как наука и как образ жизни - Аристархов С. Мемуары - Андронов И. Том 1 - Странник Праксис бессмертия!

Часть 1 - Щедровицкий Г. Развитие идей и подходов. Том 8 - Щедровицкий Г. О консервативной сущности черной сотни - Размолодин М. Биолокация в повседневной жизни - Ровинский А. Тропа по воде - Резник Л. О Паре - Резник Л. Из жизни - в жизнь - Резник Л. Прикладная этика - Коновалова Л. Самые интересные факты - Вассерман А. Работа внутренней группы - Резник Л. Ощутите мистическое в повседневной жизни - Родригес Констанс Методы социологического исследования - Добреньков В.

Социология - Добреньков В. История социологии - Добреньков В. Другая физика - Юланов О. Наука мышления - Горчаков Г. Миропонимание огненной эпохи - Горчаков Г. Два очерка о грядущей России - Недосекин А. Описание подхода - Недосекин А. Основы Эволюционной психологии - Горчаков Г. Сборник книг - Горчаков Г. Визионеры о судьбах земной цивилизации - Стрелецкий В. Русская любовь янки Джо - Андронов И. Руководство по развитию шестого чувства - Сойер Хейди Половое здоровье детей - Рубанович В.

Загадки нашего сознания - Рамачандран Вилейанур Предвидение науки и пророчества религии - Мезенцев В. Теория войн - Кваша Г.

Экономика и социология труда - Коллектив авторов Знаки Великого Норда. Гиперборейская теория - Дугин А. Россия - Баранов Е. Человечество в амнезии - Великовский Иммануил Народы моря - Великовский Иммануил Никогда не говори, что умрешь - Ричардсон Джон Нумерология, теоретическая и практическая - Горбацевич В. Энциклопедия мудрецов, мистиков и магов. От Адама до Юнга - Беренс Б. С чего живое начиналось: История экономических учений - Войтов А. Вопросы теории генезиса капитализма - Войтов А.

Тестология гуманитариям - Войтов А. Записки революционера - Кропоткин П. Квазиграфические объекты в процессах познания и понимания - Поликарпов В.

Как нам стать договоропригодными - Долгин А. Трактат о свободе воли - Коллектив авторов b Инструкция по применению для психолога - Никонов Владимир Жить в России. Путеводитель для взрослых - Заборов А. Стихи - Ермаков О. Каббала и бесы - Шехтер Яков Социальная коммуникация: Практический герметизм - Райченко Л.

По материалам научных публикаций - Коллектив авторов Сознание и физический мир. Сборник статей - Акимов А. Месть еврея - Крыжановская В. Заколдованный замок - Крыжановская В. Царица Хатасу - Крыжановская В. Болотный цветок - Крыжановская В.

Цвет и Время - Балацкий А. Энергетика, карма, исцеление - Семенова А. Создание гармоничной реальности - Киврин Владимир Энергетика человека. Расшифрованные послания тонких тел - Киврин Владимир Реклама артефактов!

Эстафета цивилизаций - Сухонос С. Вселенская сила нравственности - Сухонос С. Магия внушения, или Секретное оружие Бехтерева - Баландин Р. Теория и практика любви и секса - Эстрин А.

Каббала - Уэйт Артур Эдвард Что творится с погодой? Гиперборейский взгляд на историю - Брондино Густво На марше пятилеток - Дмитриев Б. Жизнь после смерти - Двойрин Г. Том 13 - Орис Ииссиидиология. Том 14 - Орис Ииссиидиология. Книга Формирования - Нечипуренко В. Сборник книг - Воробьевский Ю. Ю Энциклопедия состояний и качеств. Помни - Симоненкова Т. Кто вы, товарищ Сталин? Время и Сознание - Юрченко С.

Вселенная и самосознание - Юрченко С. Хасавюрт - Мороз О. Главная ошибка Ельцина - Мороз О. Как Зюганов не стал президентом - Мороз О. Насекомые - экстрасенсы - Белов А. Загадка превращения людей в животных - Белов А. Не знали и того, что отцу удалось взять его временно на поруки, до суда освободить из-под стражи, но брат оставался под следствием и строгим полицейским надзором более года. Затем Володю приговорили к одиночному тюремному заключению на восемь месяцев с подчинением после отбывания наказания негласному полицейскому надзору в течение двух лет.

Его снова взяли под стражу и препроводили в острог. Вероятно, опять стараниями отца, казачьего офицера, Володя был переведен из казанского острога в Омский тюремный замок. Взрослые в семье, наверное, знали о том, когда пригонят очередную партию арестантов в Омск, и с ними Владимира.

Отец с матерью заранее ушли из дому, захватив с собой узел с вещами и продуктами. А Сереже и мне, оставшимся дома, принес эту горькую весть вбежавший к нам во двор чужой мальчуган: Не в Иртыше бултыхаться. В остроге с кандалой миловаться. Проговорил серьезно, без усмешки, и побежал Вот они с пригорка смотрят во все глаза на бредущую партию, окольцованную усиленным конвоем. Ищут во все глаза Володю В запыленной, грязной одежде, кто с котомкой, а кто с узлом, все обросшие, бородатые, тянулись узники черной толпой.

Ребята никак не могли отыскать брата. И тут из гущи толпы Владимир сам их заметил, закричал: Вместе с ними стояла и смотрела на двигавшуюся толпу узников вереница взрослых и мальчишек. А может быть, и такие же, как они, высматривавшие своего отца или брата. Митя с Сережей оробели, побоялись откликнуться на Володин зов Едва он успел впервые осенью года переступить через порог курсовой аудитории, как случилось непредвиденное событие. Студентам объявили о новом университетском уставе. Его сразу же прозвали "казарменным".

За ним последовали особые "Правила" поведения студента. Университет превратился в подобие застенка. Володя еще в Омске был подготовлен к протесту, к борьбе с самовластием держиморд. В среде казанских Студентов он без колебаний присоединился к тем из них, кто твердо решил отстаивать свои права.

Константин Сараханов ввел своего друга-омича в Сибирское землячество, которое к тому времени официально Объявили распущенным, но оно продолжало существовать В Казани на полулегальном положении. В землячестве Володя познакомился с некоторыми единомышленниками Александра Ульянова.

То были однокурсники Александра по Петербургскому университету, исключенные из него и высланные из столицы за революционную работу. Опубликовано примечательное исследование омского краеведа А. В нем приводятся доказательства тесной связи Сибирского землячества студентов Казанского университета с народовольцами, в частности, с петербургской группой Александра Ульянова. Но, несомненно, что 5 ноября года он принял активное участие в срыве так называемого университетского акта - ежегодного официального торжества, проводившегося в день основания Казанского университета".

Близость Владимира Карбышева к группе Александра Ульянова и сочувствие ей подтверждается и прямыми уликами, которые послужили поводом к его аресту и осуждению. Девять студентов-террористов были схвачены жандармами.

Черносотенная печать требовала беспощадной расправы с ними. Вслед за правительственными газетами по стране разлетелись тысячи подпольных листовок и прокламаций.

Кто их составлял и распространял? Разные по тексту, отпечатанные на гектографе или мимеографе, а то и написанные от руки, они призывали народ протестовать против готовящейся казни отважных революционеров.

Прокламации появились и в Казани. Свыше двухсот прокламаций фискалы обнаружили только в университете. Курсовой инспектор факультета, служивший одновременно осведомителем охранки, взял на заметку всех, кого он подозревал в составлении и распространении подпольной литературы.

В свой кондуит он внес и Владимира Карбышева. Запросил также университетскую библиотеку: Пока инспектор подбирал ключи для изобличения заподозренного им студента, штатные агенты охранки опередили дилетанта.

Они набрели на след подпольщика Николая Баранова. Внезапно нагрянули к нему на квартиру, произвели обыск. Обнаружили два гектографа, около трех фунтов шрифта и различные приспособления для печатания, в том числе и химический состав, употребляемый при тайнописи.

Из устроенного в стене тайника были извлечены рукопись "К противникам русского государственного строя", программа группы "Освобождение труда", гектографированные отрывки из брошюры "Варшавский процесс 29", пачка воззваний и В нем-то, в этом письме, оказался между строк текст прокламации, написанный химическими чернилами, с подробным описанием покушения на царя Александра III 1 марта года.

Заканчивался листок призывом к продолжению борьбы. Как видно, это был оригинал той самой прокламации, которая распространялась по всему городу. Жандармам оставалось выяснить, кто же автор письма. От Баранова они не сумели добиться нужных показаний. Он держал себя на допросах дерзко. Признался виновным в гектографировании и распространении брошюр против самодержавия. Объяснил, что делал это сознательно.

Он считал своим долгом везде, где бы он ни жил, "пропагандировать свои убеждения и вовлекать в борьбу с самодержавием все новые силы". Зачем же усугублять свое положение и брать на себя чужую вину?

Да и в нем почерк не ваш Видите сами - письмо без подписи Следовательно, я не являюсь его автором. Его писал кто-то другой И Владимир совсем не ждал непрошеных гостей.

Его никто не успел предупредить об аресте Баранова и провале связного Листова. Обыск застиг его врасплох. У Владимира нашли не только запрещенную литературу, но и незаконченные рукописи, явно предназначенные для гектографирования.

В "предварилке" началось следствие. Дала какая-то мадам, похвалила мой почерк, обещала прийти за рукописью и хорошо заплатить. Вот и бросил переписывать. Из боязни подвергнуться из-за него ответственности. Жандармский ротмистр спокойно подтвердил: Листая страницы книги "Исторические идеи Огюста Конта", забранной у Карбышева при обыске, ротмистр вдруг протянул ее подследственному и резким голосом спросил: Если не ошибаюсь, на французском языке, не так ли?

Кто же этот прорицатель? Конечно, революции не миновать. Но срок ее указан несбыточный Она нагрянет не так скоро Казанское губернское жандармское управление незамедлительно сообщило ректору университета "об аресте и привлечении к формальному дознанию в качестве обвиняемого в совершении преступных действий" студента Владимира Карбышева.

Ректор поспешил известить о том же попечителя Казанского учебного округа. Попечитель, в свою очередь, донес в Петербург - министру просвещения. Министр распорядился немедленно исключить Карбышева из числа студентов "за политическую неблагонадежность" и запретил ему "впредь до особого распоряжения" входить в здание университета. Владимир и без того не мог войти в свою "альма матер", потому что уже не мог выйти из одиночной тюремной камеры Между тем жандармы догадались сличить текст письма к Баранову с рукописным текстом "Воззвания по поводу покушения на Александра III".

Не было сомнения в том, что это и есть Владимир Карбышев. Дальнейший ход событий читатели знают. За исключением одной чисто формальной подробности: Конец мая восемьдесят восьмого - не круглая дата, для Мити.

Он родился 14 октября восьмидесятого - 26 октября по новому стилю. Митя делал первые робкие шаги в мир, полный первозданной прелести и чудес. Все ему было внове, удивительно и загадочно. Мать верила в бога и водила Митю в церковь. Отец превозносил науку, считая ее всесильной. Володя вслух мечтал о победе над болезнями и продлении жизни человека. Михаил собирал коллекции растений, бабочек, хотя был кадетом и, следовательно, готовился к военной карьере.

Сестры зачитывались толстыми романами и грезили о любви. Сережа, как и Митя, еще ни к чему не пристрастился. Оба присматривались к окружающему и прислушивались к разговорам взрослых. Все шло своим чередом до ареста старшего брата. Беда с Володей заставила Митю раньше времени повзрослеть.

Он узнал горечь разлуки и горе, которому ничем нельзя помочь. Он услышал голос Володи в толпе заключенных и понял, что в тюрьме, за чугунными решетками, томятся не только воры и разбойники, но и такие щедрые на доброту люди, как его брат. Неравенство, насилие, гнет - все эти непонятные для него слова обрели смысл. Впрочем, скорее всего восьмилетний мальчик ощущал почти физически само неравенство, и притеснение, и гнет - они причиняли ему боль и обиду.

Он воображал себя на месте старшего брата и страдал за него. А его, Митю, учат всегда говорить правду, быть честным. Вот и он вырастет и когда-нибудь за правду поплатится Мать ежедневно относила узелок с передачей Володе. Иногда брала с собой Митю.

Пусть не слоняется один, не томится скукой. Соседские ребята перестали с ним играть. Некоторые дразнили обидным словом "острожник". Задиры лезли в драку, норовили избить.

Осенью его не определили в гимназию, хотя он был вполне подготовлен и жадно тянулся к учебе. Однажды, идя с мамой к тюрьме, они встретили Алевтину. Мальчик ее давно не видел и очень обрадовался. Но девушка даже не улыбнулась.

Она была грустна, чем-то расстроена. Мать спросила ее об успехах Кости. Исключили из университета, арестовали, пригрозили тюрьмой, а пока из Казани выслали в Нижний Новгород. Там взяли под надзор Вот в одиночку еще не загнали Девушка зарделась, показала рукой на тюрьму: И за что ж его-то? К его крайнему удивлению, они на прощание обнялись и расцеловались. Александре Ефимовне в тот день не разрешили свидания с сыном.

И она сообразила, что, наверное, через Алевтину доходят к Володе вести о Косте. Но Алевтина была далеко не единственным связным. Володя многое знал о своих друзьях по Казани. Крепостные стены его одиночного каземата смогли бы устоять при артиллерийской осаде батареями самого крупного калибра. Но они не служили преградой для незримой связи между революционерами. В Омский острог проникли и печальные вести о Константине Сараханове. С начала года в жандармском управлении на него было заведено особое "дело".

Первая агентурная запись изобличала Константина в принадлежности к запрещенному Сибирскому землячеству. Следующая - в знакомстве "с политически неблагонадежными лицами" и пособничестве некоторым "разыскиваемым по политическим делам" студентам, скрывающимся от властей.

Но такие грехи, пожалуй, легко было отыскать почти у каждого из тысячи студентов Казанского университета. Охранка ждала более весомых улик. С середины августа года он стал публиковать в газете "Казанский биржевой листок" литературные обзоры, весьма дерзкие по содержанию. Обозреватель специально выбирал художественные произведения, которые давали повод порассуждать о роли личности в истории, о притеснениях в царской армии, о колонизации малых народностей или толстовском непротивлении злу, "которое хуже всякого зла для угнетаемых классов".

В поле зрения Сараханова находились А. Обозреватель ратовал за книги революционных демократов и не скрывал своих симпатий к А. Кому тогда из власть предержащих могла нравиться такая деятельность студента? Наконец настал долгожданный час, когда он сам дал "законный" повод для расправы. Это произошло вскоре после того, как младший брат казненного.

Александра Ульянова Владимир появился в Казани, был зачислен студентом юридического факультета и вступил в Самаро-Сибирское землячество. В начале декабря года на юридическом факультете был обнаружен один из тайных царских прислужников - доносчик Милонов. Его решили публично судить. Заседание городского общестуденческого суда проходило под председательством Константина Сараханова.

Разумеется, Владимир Ульянов, уже принимавший, как и Сараханов, активное участие в общественной Жизни студентов, не мог не присутствовать на этом суде.

В своей среде Владимир Ульянов слыл ожесточенным и непримиримым врагом царского режима. Когда подсудимого изобличили свидетели и он во всем сознался, встал председатель студенческого суда и заявил: Приговор надо в эту же ночь гектографировать, а на заре разбросать и расклеить по улицам Казани. Милонов был публично разоблачен и опозорен. Его изгнали из студенческой среды, объявили "вне закона чести". Приговор студенты встретили с редким единодушием. Наутро, 3 декабря года, его читали рабочие фабрик Крестовникова и Алафузова, грузчики всех пристаней, уличные прохожие.

Вечером по городу распространился слух о том, что студенты-судьи арестованы. Негодование революционной молодежи еще более возросло. Студенты устремились в актовый зал на сходку. Впереди оказался Владимир Ульянов. Кто-то с кафедры крикнул: Поклянемся, что мы все, как один человек, будем отстаивать наши требования, не предадим друг друга Требования были зачитаны и приняты. Студенты хлынули из зала, и снова одним из первых оставил в знак протеста свой студенческий билет Владимир Ульянов.

А на следующий день, 5 декабря, он подал заявление с просьбой исключить его из университета. Казанский губернатор распорядился арестовать зачинщиков "бунта". Так Ульянов попал в тюрьму - ту самую, где уже находился Сараханов.

Через некоторое время Константина Сараханова постигла та же участь - его выслали в Нижний Новгород. В "Казанском биржевом листке" прекратили печатать литературные обзоры. Только 11 мая года газета неуклюже извинилась перед читателями: Сараханова, который до сих пор вел этот отдел". Эту последнюю новость о своем гимназическом и университетском друге Владимир Карбышев узнал с опозданием, уже в Омской тюрьме. Сюда попали и списки исключенных студентов. В первый же из них, на 39 человек, были занесены фамилии К.

Выйдя из одиночной камеры после окончания срока заключения, Владимир Карбышев не почувствовал себя на воле. Осуществлялась вторая часть приговора: Владимира угнали на затерявшийся в безлюдной степи Зайсанский пост Усть-Каменогорского уезда Семипалатинской губернии. Недоучившегося врача определили рядовым казаком в третий конный полк Сибирского казачьего войска. Арест и осуждение Владимира повлияли на судьбу всей семьи Карбышевых. Она стала "политически неблагонадежной".

Клеймо "неблагонадежности" больно ударило и по Мите: Это не могло не отразиться на формировании взглядов мальчика, наложило отпечаток на всю его жизнь. А как же в дальнейшем сложились судьбы Владимира Карбышева и его друга Константина Сараханова?

В далеком, унылом и почти безлюдном Зайсане, в ссылке, Владимир Карбышев числился штрафным казаком в сторожевом отряде. Под строгим присмотром "верных трону" и связанных с жандармерией офицеров он томился в духовном одиночестве. Сравнительно короткий срок тюремного заключения оказался вполне достаточным для того, чтобы разрушить его здоровье. Он заболел неврастенией в острой форме. Нетрудно представить, каким счастливцем посчитал себя Владимир, когда в далекий Зайсан добралась Алевтина.

Родители охотно дали согласие на этот брак - обе семьи оказались уравненными одним и тем же клеймом "политически неблагонадежных". Митя за несколько лет разлуки со старшим братом заметно подрос. Ему очень хотелось повидаться с Володей, подробнее и точнее дознаться о "преступлении", вернее- о правде Володи, за какую он так поплатился. Между тем в Омск к родителям дошла радостная весть: Пришел к концу и срок полицейского надзора.

Владимир добился увольнения из полка и переселился поближе к родительскому гнезду - в Омск, поступил на службу в акцизное управление.

Вернуться в университет, закончить медицинский факультет, стать врачом - обо всем этом не могло быть и речи. Одолевали семейные невзгоды, болезнь.

Очевидно, Владимир не нашел в себе силы и достаточной энергии, чтобы вернуться к подпольной борьбе, но все-таки связи с ней не терял. И жандармы следили за ним, не оставляли в покое. Когда наследник престола Николай вздумал в девяностые годы прошлого века совершить по Сибири вояж и собирался приехать в Омск, полиция заблаговременно навела в городе "чистоту и порядок". Владимира Карбышева арестовали и без всякого видимого повода посадили в тюремную одиночку.

Там его продержали до тех пор, пока Николай не отбыл на значительное расстояние от Омска. Уж они-то, царские власти, превосходно знали, кто для них опасен! О Константине Сараханове, теперь не только друге, но и родственнике Владимира, в семье Карбышевых говорили с уважением. Каким-то чудом он сумел вернуться в Казань, выдержал экзамены экстерном на кандидата прав и получил университетский диплом.

Потом его опять выследили, обвинили в принадлежности к революционным кружкам, организованным Николаем Евграфовичем Федосеевым, в участии в тайных сходках. Юрист Сараханов сумел отвести предъявленные ему обвинения. За недостатком явных улик товарищ министра внутренних дел Российской империи вынужден был ограничиться по отношению к Константину административной мерой пресечения - высылкой из Казани и запрещением жить в пятидесяти других крупных промышленных городах страны.

Константин выехал в Симбирск, на родину Ульяновых. Не застал там тех, кого надеялся встретить, и перебрался в Саратов, стал сотрудничать в газете "Саратовский листок".

Сараханов старался оживить работу среди ссыльных и местной революционной молодежи. Его обыскивали, арестовывали, сажали в тюрьму. Выйдя за ее ворота, он принимался опять за свое дело. Митя Карбышев знал обо всем этом из разговоров, которые велись в его семье. Но никогда сам ни о чем не спрашивал Володю, чувствуя, что он держит в секрете свои связи. В последний раз Дмитрий виделся и беседовал со своим старшим братом перед отъездом в Петербург.

Старший неожиданно стал толковать с младшим о будущем. Задумывался ли Митя, что его ждет впереди? Чего бы ему хотелось достичь? На какую вершину намерен забраться? В самом деле, какие пути Митя себе выбирал? Скорее всего ему хотелось во что бы то ни стало прибиться к берегу, обрести твердую специальность, стать самостоятельным человеком.

Да, быть во всем Человеком - не зависеть от обстоятельств, заниматься делом, по душе избранным, а не навязанным ему по принуждению Знал ли тогда юноша Дмитрий Карбышев, отдавал ли себе отчет в том, что мечты и стремления приведут его на путь истинного служения народу?

Михаилу Ильичу с большим трудом удалось определить своего одиннадцатилетнего сына в кадетский корпус. Здесь он был единственным "приходящим" кадетом. Выходцу из крамольной семьи запретили жить в интернате, бесплатно учиться, получать обмундирование и питаться в столовой за казенный счет. На второй год учебы положение подростка ухудшилось. Вот как об этом писал Дмитрий Михайлович в автобиографии: А вот как вспоминает Елена Дмитриевна рассказы отца о его годах учебы.

Рассказывал отец увлекательно, образно. Слушая его, отчетливо представляла далекий заснеженный сибирский город, темные, пустынные, в снежных сугробах улицы. Защищая лицо от колючего ветра, в тонкой шинели, в ботинках бежит мальчик, за спиной у него ранец. Несколько кварталов отделяли дом, где жила семья Карбышевых, от Сибирского кадетского корпуса, и нелегко было летнему мальчику в пургу и стужу проделывать этот путь.

Он был единственным кадетом, которому не предоставлялось права жить в корпусе и получать пособие. Но горячее желание получить образование помогло ему преодолеть все трудности. На самом деле лучшими учениками в классе, по свидетельству старшего брата Сергея, также учившегося в корпусе, были Митя Карбышев и его приятель Митя Тартышев. Когда кто-нибудь из вызванных к доске кадетов не знал урока, то вызывали по обыкновению Карбышева.

Учитель же французского языка, большой шутник и любимец кадетов, обычно вызывал их вдвоем: Митя считался одним из лучших учеников по рисованию, он охотно рисовал не только на уроках по этому предмету. Он мог легко и быстро набросать карандашом карикатуру, остроумный шарж на товарища, а подчас и на педагога. Изобличенного карикатуриста наказывали, даже сажали в карцер. Однако он не унимался, был в своих рисунках по-прежнему колок и дерзок. Что касается товарищей по классу, то они подогревали, подзадоривали своего художника и крепко дружили с ним.

Исключительное положение Мити в незавидном качестве "приходящего кадета" длилось несколько лет. Его в какой-то мере уравняли в правах с другими только в году, учитывая выдающиеся способности и успехи. Это было сделано на основании "высочайшего повеления" и специального "предписания" командующего Омским военным округом. Сибирский кадетский корпус со времени своего основания прочно сохранял репутацию одного из лучших в России военных учебных заведений.

В нем сочетались общепедагогические начала воспитания с подготовкой питомцев к переходу в военное училище. Кроме строевых занятий, к которым преимущественно относились лагерные сборы, преподавались военная гимнастика, фехтование, плавание и топография.

Большое место отводилось общеобразовательным предметам: Обращалось также внимание на эстетическое воспитание кадетов. Их обучали музыке, пению, танцам и рисованию. В корпусе было семь классов.

Для строевых занятий они объединялись в три роты. Каждый класс имел офицера-воспитателя. Каждая рота - своего командира, как правило, подполковника или даже полковника. Для командной практики и поддержания высокой дисциплины лучшие кадеты назначались на различные должности. При этом они несли ответственность за поведение остальных и были обязаны оказывать нравственное влияние на своих товарищей, служить примером, образцом в поведении. По отзывам педагогов, Дмитрий Карбышев обладал превосходной памятью, разносторонними дарованиями, исключительными способностями к истории и математике.

С детства он пристрастился к книгам, эта страсть не утихла и в отрочестве - он отличался от своих сверстников более широким кругозором. Писал он легко и быстро, красивым четким почерком. Прекрасно владел русским языком и умел лаконично, четко излагать свои мысли.

Ясное логическое мышление единодушно отмечали педагоги при оценках его работ. Окончил Дмитрий кадетский корпус по первому разряду. Его наградили похвальным листом и памятным подарком - красочно оформленной книгой-альбомом "Япония и японцы". Влияние семьи, учеба в корпусе помогли развить в характере юноши мужество, стойкость, волю и трудолюбие.

Все это в нем сочеталось с беззаветной любовью К Родине. Но одаренного восемнадцатилетнего юношу мало прельщала военная карьера. Мечтая с детских лет о том, чтобы созидать и строить, обладая недюжинными данными к "графическому мышлению" - рисованию и черчению, Дмитрий хотел поступить в Академию художеств или в Институт гражданских инженеров, или, в крайнем случае, на физико-математический факультет университета.

Желание было, да не было средств. Скудной вдовьей пенсии, получаемой матерью, едва хватало на расходы по дому. Вот почему семейный совет решил, что Дмитрий пойдет по стопам родителя, не нарушит традиции исконных сибирских казаков-воинов.

А вот Какую избрать профессию? Тут все были единодушны - инженерную. В июле года, еще за месяц до окончания корпуса Дмитрием, его мать, Александра Ефимовна, явилась на прием к директору генерал-майору Кичееву и подала ему прошение: Изъявляю свое согласие на направление сына моего в Николаевское инженерное училище, за неимением же вакансии - в Михайловское артиллерийское". С тревожным чувством покидал Дмитрий Михайлович родной город, дом на Полковой улице в Казачьем форштадте, где прошли его детство и юность.

Жаль было расставаться с матерью, братьями и сестрами. Тяжела была разлука и с товарищами по кадетскому корпусу, с которыми крепко подружился. Он понимал, что в значительной мере предоставлен самому себе, что теперь не может рассчитывать на чью-либо материальную, помощь и сам должен пробиваться в люди. Старший брат, прощаясь, сказал ему: Будешь в Петербурге, куда покойный отец так мечтал попасть Будешь учиться в Михайловском замке, где учился Достоевский.

Наши омские старожилы и тюрьма наша запомнили его в кандалах. А он считал для себя моральными кандалами, своего рода острогом ничуть не лучше и не хуже омского,- учение в инженерном училище. Думается мне, что с тобой не так - ты должен именно там найти свою стезю И вот окончено долгое, утомительное путешествие.

После грязного, захолустного, пыльного Омска - пышная, нарядная, шумная столица с ее Невским проспектом, с закованной в гранит красавицей Невой, стройными и величественными дворцами и парками. Поразительные контрасты ошеломили молодого провинциала. Он не успел прийти в себя от восхищения столицей, не смог как следует осмотреться,- а уже началась учебная страда в Николаевском инженерном училище.

И все остальное отошло на задний план. Всего два года занял у Дмитрия полный курс инженерного училища. Режим жест-Кий, программа напряженная. Кроме теоретических и общеобразовательных предметов было много специальных - фортификация, Подрывное и минное дело, военные сообщения дороги, железнодорожное Дело, мосты, переправы , телеграфия и другие средства связи.

Много внимания отводилось практическим занятиям и строевой подготовке. Да что там толковать о Петербурге, если юнкер едва выкраивал время на осмотр бывшего дворца Павла I, т. А дворец этот вдохновил юного Пушкина на оду "Вольность". Красота сооружения, воздвигнутого по проекту знаменитого русского зодчего В. Баженова французским архитектором Бренна, не могла остаться незамеченной Дмитрием. Много лет спустя Дмитрий Михайлович, провожая свою дочь на учебу в Ленинград, с восторгом вспоминал Михайловский замок, его гармоничные формы, его красоту, оставшуюся на века явлением в истории искусства.

И даже не упомянул о глухой мартовской ночи, когда в этом же замке с согласия сына - наследника престола - был задушен его венценосный отец. Цареубийство, дворцовый переворот - не этим было примечательно для Карбышева величественное здание, украшающее город на Неве. Дмитрий Карбышев нашел свое призвание именно в инженерном.

Поэтому его не утомляли, а радовали инженерные дисциплины. Топография и фортификация были для него весьма интересны. Теория сооружения кронверков и батарей раскрывалась перед ним, как ровная степь перед всадником, где ничто не заслоняет горизонта. Он попал в свою стихию. Теперь он твердо знал, чему себя посвятить. Однако не следует полагать, что занятия поглотили его целиком и для него вовсе не существовало никаких других увлечений. С детства его манил таинственный сонм звезд в безбрежном небесном океане.

Он задумывался над великой тайной мироздания. А когда в Петербурге ему впервые удалось попасть вместе со своим однокурсником Григорием Вискуновым в Пулковскую обсерваторию - там, заглянув в телескоп, он поразился увиденным.

И долго не мог оторвать очарованного взгляда от Луны, от Венеры, от обоих ковшей - Большой и Малой Медведиц Вискунов мечтал стать воздухоплавателем. Он грезил о межпланетных путешествиях и зачитывался Жюль Верном. Его дружок Дмитрий Карбышев раз и навсегда решил остаться верным военно- инженерному делу.

И все-таки на Досуге брался за астрономию, зачитывался книгами о звездных мирах. Осенью года Дмитрий с отличными оценками по всем предметам закончил по первому разряду Николаевское инженерное училище и получил звание подпоручика. Вскоре его назначили в 1-й Восточно- Сибирский саперный батальон. С батальоном он находился в Мукдене. Оттуда был командирован на выполнение специального инженерного задания в Ляоян и Фын-Хуачен. Задание выполнено точно в срок. Дмитрию Михайловичу доверяют заведование подрывным классом батальона, а вслед за этим и телеграфным.

В июне года Дмитрия Михайловича производят в поручики. Жизнь в армии была заполнена ратным трудом. Воинское соединение, в которое входил 1-й Восточно-Сибирский саперный батальон, совершило сложный и тяжелый переход в Маньчжурию.

Солдаты еще были в пути, когда вспыхнула русско-японская война. Как вступил в нее молодой поручик со своей ротой? Отважный офицер вел своих солдат на выполнение заданий командования, успешно обеспечивал в инженерном отношении боевые действия корпуса.

При этом Дмитрий Михайлович всюду делал съемки местности, промеры рек Май и июнь были для батальона особенно тяжелыми. Пришлось отходить с боями от Вафангау. Поручик Карбышев командовал гелиографистами - их отряд шел во главе войсковых колонн и поддерживал связь между ними. Не раз, идя впереди, солдаты Карбышева вступали в перестрелку с японскими заставами.

Но это были уже привычные для Карбышева стычки с врагом. Не забудьте послать ему ваш наградной диплом, чтобы он украсил им свою камеру. Какое идиотское решение наградить фильм о военном преступнике! Кто эти люди в жюри? Что они знают о необъявленной войне России против Украины?

Более 10 тысяч украинцев убиты, миллионы лишились своих домов. Характерно, что эти суки умалчивают о том, что из 10 тысяч мирных украинцев - 9 тысяч убили они сами: И все они - жители Донбасса.

Иностранцы всё равно не поймут. Это, кстати, никакие не украинцы. Боря Херсонский энд компани, срочно строчите очередной донос. На Ларса нашего фон Триера. А то, сука, опять вас оболгут. Вас и ваших непобедимых киборгов. Донбасс , Ларс фон Триер , кино. Боже ж ты мой. Одесский сочинитель Боря Херсонский стучит на меня и публично об этом рассказывает. Ну что за прелесть, просто бесподобно. Захаре Прилепине, о его мужественной борьбе против Украины на Донбассе.

Я подписал петицию об отмене этой награды. Награда дана фильму, а не Захару. Этот фильм еще пригодится как документ обвинения. Больше, больше фильмов о российских "героях" этой позорной войны! США , главный приз , кинофестиваль , стукачи , украинские блогеры , фильм "Дежурство".

About the Author: Валерьян