Written by: Posted on: 03.08.2014

Встречный ветер. сборник стихотворений

У нас вы можете скачать книгу встречный ветер. сборник стихотворений в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Она была такая худенькая, тщедушная; целый год уж лежала в постели: Тяжеленько было мне кормить двоих; ну, вот Господь Бог и поделил со мною заботу, взял одну к Себе! Другую-то мне хотелось бы сохранить, да Он, видно, не хочет разлучать сестер! Но больная девочка все не умирала; терпеливо, смирно лежала она день-деньской в постели, пока мать была на работе. Дело было весною, рано утром, перед самым уходом матери на работу.

Солнышко светило через маленькое окошечко прямо на пол, и больная девочка посмотрела в оконце. И как она пошла сюда в щель? Ну, вот у тебя теперь будет свой садик! Придвинув кроватку поближе к окну, чтобы девочка могла полюбоваться зеленым ростком, мать ушла на работу.

Горошинка, видишь, как славно растет на солнышке? Я тоже поправлюсь, начну вставать и выйду на солнышко. Однако она подперла зеленый росток, подбодривший девочку, небольшою палочкой, чтобы он не сломался от ветра; потом взяла тоненькую веревочку и один конец ее прикрепила к крыше, а другой привязала к верхнему краю оконной рамы.

За эту веревочку побеги горошины могли цепляться, когда станут подрастать. Ей припомнилось, что девочка в последнее время говорила как будто живее, по утрам сама приподнималась на постели и долго сидела, любуясь своим садиком, где росла одна-единственная горошина, а как блестели при этом ее глазки! Через неделю больная в первый раз встала с постели на целый час. Как счастлива она была посидеть на солнышке!

Окошко было отворено, а за окном покачивался распустившийся бело-розовый цветок. Девочка высунулась в окошко и нежно поцеловала тонкие лепестки. День этот был для нее настоящим праздником. Ну, а другие-то горошины? Та, что летела, куда хотела, — лови, дескать, кто может, — попала в водосточный желоб, а оттуда в голубиный зоб и лежала там, как Иона во чреве кита. Две ленивицы ушли не дальше — их тоже проглотили голуби, значит и они принесли немалую пользу.

А четвертая, что собиралась залететь на солнце, упала в канаву и пролежала несколько недель в затхлой воде, пока не разбухла. Я самая замечательная из всех пяти! А у окна, выходившего на крышу, стояла девочка с сияющими глазами, румяная и здоровая; она сложила руки и благодарила Бога за цветочек гороха.

За лесом у большого озера стояла старая барская усадьба; кругом шли глубокие рвы с водой, поросшие осокой и тростником. Возле мостика, перекинутого через ров перед главными воротами, росла старая ива, склонявшаяся ветвями к тростнику. С дороги послышались звуки рогов и лошадиный топот, и маленькая пастушка поторопилась отогнать своих гусей с мостика в сторону.

Охотники скакали во весь опор, и самой девочке пришлось поскорее прыгнуть с мостика на большой камень возле рва — не то бы ей несдобровать! Она была совсем еще ребенок, такая тоненькая и худенькая, с милым, добрым выражением лица и честными, ясными глазками. Но барину-то что за дело? На уме у него были одни грубые шутки, и вот, проносясь мимо девочки, он повернул хлыст рукояткой вперед и ткнул им пастушку прямо в грудь.

Девочка чуть не упала. Твое — в грязи! Ему ведь удалось сострить! За ним захохотали и остальные; затем все общество с криком и гиканьем понеслось по мостику; собаки так и заливались. Вот уж подлинно, что. Бедная пастушка, теряя равновесие, ухватилась за ветку ивы и, держась за нее, повисла над тиною. Когда же господа и собаки скрылись за воротами усадьбы, она попробовала было вскарабкаться на мостик, но ветка вдруг обломилась у самого ствола, и девочка упала в тростник.

Хорошо, что ее в ту же минуту схватила чья-то сильная рука. По полю проходил коробейник; он видел все и поспешил девочке на помощь. Отломанную ветку он тоже попробовал поставить на свое место, но не всегда-то ведь поговорка оправдывается! Пришлось воткнуть ветку прямо в рыхлую землю. При этом он от души пожелал, чтобы на ней сыграли когда-нибудь для барина и всей его свиты хороший шпицрутенмарш. Затем коробейник направился в усадьбу, но не в парадную залу — куда такой мелкой сошке лезть в залы, — а в людскую.

Слуги обступили его и стали рассматривать товары, а наверху, в зале, шел пир горой. Гости вздумали петь и подняли страшный рев и крик: Хохот, крики и собачий вой оглашали дом; вино и старое пиво пенилось в стаканах и кружках. Любимые собаки тоже участвовали в трапезе, и то один, то другой из молодых господ целовал их прямо в морду, предварительно обтерев ее длинными, обвислыми ушами собаки.

Коробейника тоже призвали в залу, но только ради потехи. Вино бросилось им в голову, а рассудок, конечно, и вон сейчас! Они налили коробейнику пива в чулок, — выпьешь, мол, и из чулка, торопись только! Было над чем зубоскалить! Целые стада, целые деревни вместе с крестьянами ставились на карту и проигрывались.

Дни шли за днями, недели за неделями; сломанная ветка, посаженная коробейником у самого рва, не только не засохла и не пожелтела, но даже пустила свежие побеги; пастушка глядела на нее да радовалась: Да, ветка-то все росла и зеленела, а вот в господской усадьбе дела шли все хуже и хуже: Не прошло и шести лет, как барин пошел с сумою, а усадьбу купил богатый коробейник, тот самый, над которым господа потешались, наливая ему пива в чулок.

Честность и трудолюбие хоть кого поставят на ноги, и вот коробейник сделался хозяином усадьбы, и с того же часа карты были изгнаны из нее навсегда. Новый хозяин усадьбы женился, и на ком же? Она всегда отличалась добронравием, благочестием и сердечностью, а как нарядилась в новые платья, так стала ни дать ни взять красавицей барышней! Как же, однако, все это случилось? Ну, об этом больно долго рассказывать, а в наш недосужий век, известно, все торопятся!

Случилось так, ну и все, а дальше-то вот пойдет самое важное. Славно жилось в старой усадьбе; хозяйка сама вела все домашнее хозяйство, а хозяин заправлял всеми делами; благосостояние их все росло; недаром говорится, что деньга родит деньгу. Старый дом подновили, выкрасили, рвы очистили, всюду насадили плодовых деревьев, и усадьба выглядела как игрушечка.

Пол в комнатах так и блестел; в большой зале собирались зимними вечерами все служанки и вместе с хозяйкой пряли шерсть и лен; по воскресным же вечерам юстиц-советник читал им из Библии.

Да, да, бывший коробейник стал юстиц-советником, — правда, только на старости лет, но и то хорошо! Были у них и дети; дети подрастали, учились, но не у всех были одинаковые способности, — так оно бывает ведь и во всех семьях.

Дело было уже в наше время. Озеро стало болотом, а старой усадьбы и вовсе как не бывало; виднелись только какие-то канавки с грязной водой да с камнями по краям — остатки прежних глубоких рвов. Зато старое родовое дерево красовалось по-прежнему. Вот что значит дать дереву расти на свободе!

Правда, оно треснуло от самых корней до вершины, слегка покривилось от бурь, но стояло все еще крепко; из всех его трещин и щелей, куда ветер занес разные семена, тянулись к свету травы и цветы.

Особенно густо росли они там, где ствол раздваивался. Тут образовался точно висячий садик: Старая ива отражалась в черной воде канавки, когда ветер отгонял зеленую ряску к другому краю. Мимо дерева вилась тропинка, уходившая в хлебное поле.

У самого же леса, на высоком холме, откуда открывался чудный вид на окрестность, стоял новый роскошный дом. Окна были зеркальные, такие чистые и прозрачные, что стекол словно и не было вовсе. Широкий подъезд казался настоящею беседкой из роз и плюща. Лужайка перед домом зеленела так ярко, точно каждую былинку охорашивали и утром и вечером.

Залы увешаны были дорогими картинами, уставлены обитыми бархатом и шелком стульями и диванами, которые только что не катались на колесиках сами.

У стен стояли столы с мраморными досками, заваленные альбомами в сафьяновых переплетах и с золотыми обрезами… Да, богатые, видно, тут жили люди! Богатые и знатные — это было семейство барона. И все в доме было подобрано одно к одному. Все они считались старым хламом, в особенности же два старинных портрета. На одном был изображен мужчина в красном кафтане и в парике, на другом — дама с напудренными, высоко взбитыми волосами, с розою в руках.

Оба были окружены венками из ветвей ивы. Портреты были во многих местах продырявлены. Маленькие барончики стреляли в них из луков, как в мишень. А на портретах-то были нарисованы сам юстиц-советник и советница, родоначальница баронской семьи. Это совсем не то, что рара и тлтап. Домашним учителем в семье был сын пастора. Раз как-то он отправился на прогулку с маленькими барончиками и их старшею сестрой, которая только недавно конфирмовалась.

Они шли по тропинке мимо старой ивы; молодая баронесса составляла букет из полевых цветов. В то же время она внимательно прислушивалась к рассказам пасторского сына, а он рассказывал о чудесных силах природы, о великих исторических деятелях, о героях и героинях. Баронесса была здоровою, богато одаренною натурой, с благородною душой и сердцем, способным понять и оценить всякое живое создание.

Возле старой ивы они остановились — младшему барончнку захотелось дудочку; ему не раз вырезали их из ветвей других ив, и пасторский сын отломил ветку. Я так люблю его, хоть надо мною и смеются дома!

Об этом дереве рассказывают…. И она рассказала все, что мы уже знаем о старой усадьбе и о первой встрече пастушки и коробейника, родоначальников знатного баронского рода и самой. Сын же их, мой дедушка, сделался бароном. Говорят, он был такой ученый и в большой чести у принцев и принцесс; его постоянно приглашали на все придворные празднества.

Его у нас дома особенно любят, я же, сама не знаю почему, больше симпатизирую двум старичкам. Могу себе представить их уютную патриархальную жизнь: Завязался разговор о дворянстве и о мещанстве, и, слушая пасторского сына, право, можно было подумать, что сам он не из мещан. Большое счастье носить благородное родовое имя — это входной билет в лучшие семьи! Дворянство свидетельствует о благородстве крови; это чеканка на золотой монете, означающая ее достоинство. Но теперь ведь в моде, и ей следуют даже многие поэты, считать все дворянство дурным и глупым, а в людях низших классов открывать тем более высокие качества, чем ниже их место в обществе.

Я другого мнения и нахожу такую точку зрения ложною. У людей высших сословий можно подметить много поразительно прекрасных черт характера. Мать моя рассказывала мне про это целую историю, и я сам могу привести их много. Мать была раз в гостях в одном знатном доме — бабушка моя, если не ошибаюсь, выкормила госпожу этого дома. Мать стояла в комнате, разговаривая со старым высокородным господином, и вдруг он увидел, что по двору ковыляет на костылях бедная старуха, которая приходила к нему по воскресеньям за милостыней.

Семидесятилетний старик генерал сам спустился во двор, чтобы избавить бедную женщину от труда подниматься за милостыней! Это только мелкая черта, но она шла прямо от сердца, из глубины человеческой души, и вот на нее-то должен был указать поэт, в наше-то время и следовало бы воспеть ее! Это принесло бы пользу, умиротворило и смягчило бы сердца! Если же какое-нибудь подобие человека считает себя вправе — только потому, что на нем, как на кровной арабской лошади, имеется тавро, становиться на дыбы и ржать на улице, а входя в гостиную после мещанина, говорить: Над такою фигурой остается только посмеяться, хлестнуть ее хорошенько бичом сатиры!

Вот какую речь держал пасторский сын; длинновата она была, да зато он успел в это время вырезать дудку. В баронском доме собралось большое общество, наехали гости из окрестностей и из столицы; было тут и много дам — одетых со вкусом и без вкуса. Большая зала была полна народа. Священники из окрестных приходов сбились в кучу в один угол. Можно было подумать, что люди собрались сюда на похороны, а на самом-то деле — на праздник, только гости еще не разошлись как следует.

Предполагалось устроить большой концерт, и маленький барончик тоже вышел со своею дудкой, но ни он, ни даже сам рара не сумели извлечь из нее звука, — значит, она никуда не годилась! Начались музыка и пение того рода, что больше всего нравятся самим исполнителям. Вообще же все было очень мило. Вот это истинный гений! Я вполне следую за веком; так ведь и должно!

Не правда ли, вы доставите нам высокое наслаждение своею игрой? И он протянул пасторскому сыну дудку, вырезанную из ветви старой ивы, и громко провозгласил, что домашний учитель сыграет соло на дудке. Разумеется, над учителем только хотели посмеяться, и молодой человек отнекивался, как мог, хотя и умел играть. Но все ужасно пристали к нему, и вот он взял дудку и поднес ее ко рту. Вот это была дудка так дудка!

Она издала звук, протяжный и резкий, точно свисток паровоза, даже еще резче; он разнесся по всему двору, саду и лесу, прокатился эхом на много миль кругом, а вслед за ним пролетел бурный вихрь. Гордых лакеев чуть не хватил паралич от такой неожиданности. Такое ничтожество — и вдруг смеет садиться за стол рядом с ними! Молодая баронесса между тем была перенесена вихрем на почетное место, во главе стола, которого она была вполне достойна, а пасторский сын очутился возле нее, и вот они сидели рядом, словно жених с невестою!

Старый граф, принадлежавший к одной из древнейших фамилий, не был смещен со своего почетного места, — дудка была справедлива, да ведь иначе и нельзя. Остроумный же кавалер, маменькин и папенькин сынок, полетел вверх ногами в курятник, да и не он один. За целую милю слышен был этот звук, и вихрь успел наделать бед. Один богатый глава торгового дома, ехавший на четверке лошадей, тоже был подхвачен вихрем, вылетел из экипажа и не мог потом попасть даже на запятки, а два богатых крестьянина, из тех, что разбогатели на наших глазах, угодили прямо в тину.

Да, преопасная была дудка! На другой день о происшествии не было и помину, оттого и создалась поговорка: Все опять пришло в порядок, только два старых портрета, коробейника и пастушки, висели уже в парадной зале; вихрь перенес их туда, а один из настоящих знатоков искусства сказал, что они написаны рукой великого мастера: А то прежде и не знали, что они чего-нибудь стоят, — где ж было знать это!

Таким образом, они все-таки попали на почетное место: Королевство у него было совсем маленькое, но какое-никакое, а все же королевство — хоть женись, и вот жениться-то он как раз и хотел.

Оно, конечно, дерзко было взять да спросить дочь императора: Имя у него было известное на весь свет, и сотни принцесс сказали бы ему спасибо, но вот что ответит императорская дочь? На могиле отца принца рос розовый куст, да какой красивый! Цвел он только раз в пять лет, и распускалась на нем одна-единственная роза. Зато сладок был ее аромат, понюхаешь — и сразу забудутся все твои горести и заботы. А еще был у принца соловей, и пел он так, будто в горлышке у него были собраны все самые чудесные напевы на свете.

Вот и решил принц подарить принцессе розу и соловья. Положили их в большие серебряные ларцы и отослали ей. Повелел император принести ларцы к себе в большой зал — принцесса играла там в гости со своими фрейлинами, ведь других-то дел у нее не было. Увидела принцесса ларцы с подарками, захлопала в ладоши от радости.

Только принц не унывал; вымазал лицо черной и бурой краской, нахлобучил на глаза шапку и постучался в дверь. У нас пропасть свиней! Так и определили принца свинопасом его величества и убогую каморку рядом со свинарником отвели, и там он должен был жить. Ну вот, просидел он целый день за работой и к вечеру сделал чудесный маленький горшочек.

Весь увешан бубенцами горшочек, и когда в нем что-нибудь варится, бубенцы вызванивают старинную песенку: Ах, мой милый Августин, Все прошло, прошло, прошло!

Но только самое занятное в горшочке то, что если подержать над ним в пару палец — сейчас можно узнать, что у кого готовится в городе. Слов нет, это было почище, чем роза. Вот раз прогуливается принцесса со всеми фрейлинами и вдруг слышит мелодию, что вызванивали бубенцы. Послушайте, пусть ктонибудь пойдет и спросит, что стоит этот инструмент. И вот одной из фрейлин пришлось пройти к свинопасу, только она надела для этого деревянные башмаки.

Загородили фрейлины принцессу, растопырили юбки, и свинопас получил десять поцелуев принцессы, а принцессагоршочек. Весь вечер и весь следующий день стоял на огне горшочек, и в городе не осталось ни одной кухни, будь то дом камергера или сапожника, о которой бы принцесса не знала, что там стряпают.

Фрейлины плясали от радости и хлопали в ладоши. Знаем, у кого каша и свиные котлеты! Стоит повертеть ею в воздухе — и вот уж она сыплет всеми вальсами и польками, какие только есть на свете. Послушайте, спросите, что он хочет за этот инструмент. Только целоваться я больше не стану! Скажите ему, я согласна на десять поцелуев, как вчера, а остальные пусть получит с моих фрейлин! Не забывайте, что я кормлю вас и плачу вам жалованье! Он протер глаза и надел очки.

И он расправил задники своих туфель — туфлями-то ему служили стоптанные башмаки. И-эх, как быстро он зашагал! Спустился император во двор, подкрадывается потихоньку к фрейлинам, а те только тем и заняты, что поцелуи считают: Вот почему никто и не заметил императора, а он привстал на цыпочки и глянул.

А свинопас зашел за дерево, стер с лица черную и бурую краску, сбросил грязную одежду — и вот перед ней уже принц в царственном облачении, да такой пригожий, что принцесса невольно сделала реверанс. Ты ничего не поняла ни в соловье, ни в розе, зато могла целовать за безделки свинопаса. Он ушел к себе в королевство и закрыл дверь на засов. А принцессе только и оставалось стоять да петь: Высоко-высоко, в светлом, прозрачном воздушном пространстве, летел ангел с цветком из райского сада.

Ангел крепко поцеловал цветок, и от него оторвался крошечный лепесток и упал на землю. Упал он среди леса на рыхлую, влажную почву и сейчас же пустил корни. Скоро между лесными растениями появилось новое. У нас так не водится! Мы тебе не подпорки! Пришла зима, растение покрылось снегом, но от ветвей исходил такой блеск, что блестел и снег, словно освещенный снизу солнечными лучами.

Весною растение зацвело; прелестнее его не было во всем лесу! И вот явился раз профессор ботаники, — так он и по бумагам значился.

Он осмотрел растение, даже попробовал, каково оно на вкус. Нет, положительно оно не было известно в ботанике, и профессор так и не мог отнести его ни к какому классу.

Большие деревья, росшие кругом, слышали сказанное и тоже видели, что растение было не из их породы, но не проронили ни одного слова: Да оно и лучше промолчать, если не отличаешься умом. Сердце ее было чисто, ум возвышен; все ее достояние заключалось в старой Библии, но со страниц ее говорил с девушкой Сам Господь: Если же будут преследовать тебя, глумиться над тобою, вспомни о нем невиннейшем, лучшем из всех, над которым надругались, которого пригвоздили ко кресту и который все-таки молился: Девушка остановилась перед чудесным растением; зеленые листья его дышали таким сладким, живительным ароматом, цветы блестели на солнце радужными переливами, а из чашечек их лилась дивная мелодия, словно в каждой был неисчерпаемый родник чарующих созвучий.

С благоговением смотрела девушка на дивное растение Божье, потом наклонилась, чтобы поближе рассмотреть цветы, поглубже вдохнуть в себя их аромат, — и душа ее просветлела, на сердце стало так легко! Как ей хотелось сорвать хоть один цветочек, но она не посмела, — он ведь так скоро завял бы у нее. И она взяла себе лишь зеленый листик, принесла его домой и положила в Библию. Там он и лежал, все такой же свежий, благоухающий, неувядаемый. Да, он лежал в Библии, а сама Библия лежала под головою молодой девушки в гробу, — несколько недель спустя девушка умерла.

На кротком лице ее застыло выражение торжественной, благоговейной серьезности, только оно и могло отпечататься на бренной земной оболочке души в то время, как сама душа стояла перед престолом всевышнего.

А чудесное растение по-прежнему благоухало в лесу; скоро оно разрослось и стало словно дерево; перелетные птицы слетались к нему стаями и низко преклонялись перед ним; в особенности — ласточка и аист. Такое ломанье нам не к лицу! Наконец пришел в лес свинопас надергать чертополоху и других растений, которые он жег, чтобы добыть себе золы, и выдернул в том числе со всеми корнями и чудесное растение.

Оно тоже попало в его вязанку! Между тем король той страны давно уже страдал глубокою меланхолией. Он прилежно работал — толку не было; ему читали самые ученые, мудреные книги, читали и самые легкие, веселые — ничего не помогало. Тогда явился посол от одного из первейших мудрецов на свете; к нему обращались за советом, и он отвечал через посланного, что есть одно верное средство облегчить и даже совсем исцелить больного.

Тут следовало подробное описание растения, по которому его нетрудно было узнать. Яснее изложить дело было нельзя, и вот все доктора, с профессором ботаники во главе, отправились в лес. Но… куда же девалось растение? Мне и невдомек было, что оно может понадобиться! Свинопас должен был намотать эти слова себе на ус; свинопас, и никто больше, — думали остальные. Не нашлось даже ни единого листка небесного растения: Профессор ботаники написал целое исследование о небесном растении, и его за это всего озолотили — к большому его удовольствию.

Позолота очень шла и к нему и ко всему его семейству, и вот это-то и есть самое радостное во всей истории: Городской судья стоял у открытого окна; на нем была крахмальная рубашка, в манишке красовалась дорогая булавка, выбрит он был безукоризненно — сам всегда брился. На этот раз он, впрочем, как-то порезался, и царапинка была заклеена клочком газетной бумаги. Одет мальчуган был бедно, но чисто; на все дыры были аккуратно наложены заплатки; обут он был в тяжелые деревянные башмаки и стоял перед городским судьей навытяжку, словно перед самим королем.

Мать, верно, полощет белье на речке, а ты тащишь ей кое-что? Вишь, торчит из кармана! Скверная привычка у твоей матери! Сколько у тебя там? Просто беда с этим народом! Скажи своей матери, что стыдно ей! Да гляди, сам не сделайся пьяницей! Впрочем, что и говорить; конечно, сделаешься! Бедный ребенок… Ну, ступай! Мальчик пошел; фуражка так и осталась у него в руках, и ветер развевал его длинные белокурые волосы.

Вот он прошел улицу, свернул в переулок и дошел до реки. Мать его стояла в воде и колотила вальком разложенное на деревянной скамье мокрое, тяжелое белье. Течение было сильное; мельничные шлюзы были открыты — простыню, которую женщина полоскала, так и рвало у нее из рук, скамья тоже грозила опрокинуться, и прачка просто из сил выбивалась.

Вода холодная-прехолодная, а я вот уже шесть часов стою тут! Сразу согреешься, точно поешь чего-нибудь горяченького, а стоит-то куда дешевле!

Хлебни и ты, мальчуган! Ишь ты, какой бледный! Холодно тебе в легоньком платьишке! Осень ведь на дворе! Только бы мне не захворать! Дай-ка мне еще глотнуть, да глотни и сам, только чуть-чуть! Тебе не надо привыкать к этому, бедняжка мой! И она обошла мостки, на которых стоял мальчуган, и вышла на берег. С тех пор и не смеет ее трогать. Он терпеть не мог студента и вечно ворчал на него, особенно когда тот вырезывал затейливые, забавные фигурки, вроде человека на виселице и с сердцем в руках — его повесили за то, что он воровал сердца, — или старой ведьмы на помеле, с мужем на носу.

Все это очень не нравилось советнику, и он всегда повторял:. Кукла Софи лежала в своей кроватке и спала, но Ида сказала ей:. И она вынула куклу из кровати. Софи посмотрела на Иду очень недовольно и не сказала ни слова, — она рассердилась за то, что у нее отняли постель.

Ида уложила цветы, укрыла их хорошенько одеялом и велела им лежать смирно, за это она обещала напоить их чаем, и тогда они встали бы завтра утром совсем здоровыми! Потом она задернула полог, чтобы солнце не светило цветам в глаза. Рассказ студента не шел у нее из головы, и, собираясь идти спать, Ида не могла удержаться, чтобы не заглянуть за спущенные на ночь оконные занавески: Цветы стояли, как ни в чем не бывало, и даже не шелохнулись, ну да маленькая Ида что знала, то знала.

В постели Ида долго еще думала о том же и все представляла себе, как это должно быть мило, когда цветочки танцуют! Но посреди ночи маленькая Ида вдруг проснулась, она видела сейчас во сне цветы, студента и советника, который бранил студента за то, что набивает ей голову пустяками. В комнате, где лежала Ида, было тихо, на столе горел ночник, и папа с мамой крепко спали. Но цветы не входили, а музыка все продолжалась, такая тихая, нежная, просто чудо! Тогда Идочка не выдержала, потихоньку вылезла из кроватки, прокралась на цыпочках к дверям и заглянула в соседнюю комнату.

Что за прелесть была там! В той комнате не горело ночника, а было все-таки светло, как днем, от месяца, глядевшего из окошка прямо на пол, где в два ряда стояли тюльпаны и гиацинты; на окнах не осталось ни единого цветка — одни горшки с землей.

Цветы очень мило танцевали: На фортепьяно играла большая желтая лилия — это, наверное, ее маленькая Ида видела летом! Она хорошо помнила, как студент сказал: Никто не заметил Иды.

Вдруг маленькая Ида увидала, что большой голубой крокус вскочил прямо на середину стола с игрушками, подошел к кукольной кроватке и отдернул полог; там лежали больные цветы, но они живо поднялись и кивнули головками, давая знать, что и они тоже хотят танцевать. Старый Курилка со сломанной нижней губой встал и поклонился прекрасным цветам; они совсем не были похожи на больных — спрыгнули со стола и принялись веселиться вместе со всеми. В эту минуту что-то стукнуло, как будто что-то упало на пол.

Ида посмотрела в ту сторону — это была масленичная верба: Верба тоже была мила; ее украшали бумажные цветы, а на верхушке сидела восковая куколка в широкополой черной шляпе, точь-в-точь такой, как у советника. Верба прыгала посреди цветов и громко топала своими тремя красными деревянными ходульками, — она танцевала мазурку, а другим цветам этот танец не удавался, потому что они были слишком легки и не могли топать.

Но вот восковая кукла на вербе вдруг вытянулась, завертелась над бумажными цветами и громко закричала:. Теперь кукла была точь-в-точь советник, в черной широкополой шляпе, такая же желтая и сердитая! Но бумажные цветы ударили ее по тонким ножкам, и она опять съежилась в маленькую восковую куколку. Это было так забавно, что Ида не могла удержаться от смеха.

Верба продолжала плясать, и советнику волей-неволей приходилось плясать вместе с нею, все равно — вытягивался ли он во всю длину, или оставался маленькою восковою куколкой в черной широкополой шляпе. Наконец уж цветы, особенно те, что лежали в кукольной кровати, стали просить за него, и верба оставила его в покое. Вдруг что-то громко застучало в ящике, где лежала кукла Софи и другие игрушки. Курилка побежал по краю стола, лег на живот и приотворил ящик.

Софи встала и удивленно огляделась. Она громко кашлянула, но и тут никто не подошел к ней. Курилка плясал один, и очень недурно! Видя, что цветы и не глядят на нее, Софи вдруг свалилась с ящика на пол и наделала такого шума, что все сбежались к ней и стали спрашивать, не ушиблась ли она? Все разговаривали с нею очень ласково, особенно те цветы, которые только что спали в ее кроватке; Софи нисколько не ушиблась, и цветы маленькой Иды стали благодарить ее за чудесную постельку, потом увели с собой в лунный кружок на полу и принялись танцевать с ней, а другие цветы кружились вокруг них.

Теперь Софи была очень довольна и сказала цветочкам, что охотно уступает им свою кроватку, — ей хорошо и в ящике!

Утром мы совсем умрем! Скажи только маленькой Иде, чтобы она схоронила нас в саду, где зарыта канарейка; летом мы опять вырастем и будем еще красивее! В это время дверь отворилась, и в комнату вошла целая толпа цветов Ида никак не могла понять, откуда они взялись, — должно быть, из королевского дворца.

Впереди шли две прелестные розы с маленькими золотыми коронами на головах — это были король с королевой. За ними, раскланиваясь во все стороны, шли чудесные левкои и гвоздики. Музыканты — крупные маки и пионы — дули в шелуху от горошка и совсем покраснели от натуги, а маленькие голубые колокольчики и беленькие подснежники звенели, точно на них были надеты бубенчики. Вот была забавная музыка! Затем шла целая толпа других цветов, и все они танцевали — и голубые фиалки, и красные ноготки, и маргаритки, и ландыши.

Цветы так мило танцевали и целовались, что просто загляденье! Наконец все пожелали друг другу спокойной ночи, а маленькая Ида тихонько пробралась в свою кроватку, и ей всю ночь снились цветы и все, что она видела. Она отдернула полог — да, они лежали в кроватке, но совсем, совсем завяли!

Софи тоже лежала на своем месте в ящике и выглядела совсем сонной. Потом она взяла картонную коробочку с нарисованною на крышке хорошенькою птичкой, открыла коробочку и положила туда мертвые цветы.

Ионас и Адольф, норвежские кузены, были бойкие мальчуганы; отец подарил им по новому луку, и они пришли показать их Иде. Она рассказала им про бедные умершие цветы и позволила помочь их похоронить. Мальчики шли впереди с луками на плечах; за ними маленькая Ида с мертвыми цветами в коробке. Вырыли в саду могилу, Ида поцеловала цветы и опустила коробку в яму, а Ионас с Адольфом выстрелили над могилкой из луков, — ни ружей, ни пушек у них ведь не было.

Жил-был старый поэт, настоящий хороший поэт и очень добрый. Раз вечером сидел он дома, а на дворе разыгралась непогода. Дождь лил как из ведра, но старому поэту было так уютно и тепло возле кафельной печки, где ярко горел огонь и, весело шипя, пеклись яблоки. Он был очень добрый. Я озяб и весь промок! За дверями стоял маленький мальчик, совсем голенький. С его длинных золотистых волос стекала вода, он дрожал от холода; если бы его не впустили, он бы, наверное, погиб.

Он и в самом деле был прехорошенький. Глаза у него сияли, как две яркие звезды, а мокрые золотистые волосы вились кудрями — ну, совсем ангелочек! В руках у него был чудесный лук; беда только — он весь испортился от дождя, краска на длинных стрелах слиняла. Старый поэт уселся поближе к печке, взял малютку на колени, выжал его мокрые кудри, согрел ручонки в своих руках и вскипятил ему сладкого вина. Мальчик повеселел, щеки у него зарумянились, он спрыгнул на пол и стал плясать вокруг старого поэта.

Вот и лук мой. Посмотри, погода разгулялась, месяц светит. Тетива натянута как следует! Сейчас я его испробую. Выстрелил в старика поэта, который пустил его обогреться, приласкал, напоил вином и дал самое лучшее яблоко! Я расскажу о нем всем хорошим детям, чтобы они береглись, не связывались с ним, — он и их обидит.

И все хорошие дети — и мальчики и девочки — стали остерегаться этого Амура, но он все-таки умеет иногда обмануть их; такой плут! Идут студенты с лекций, и он рядом: Они думают, что он тоже студент, возьмут его под руку, а он и пустит им стрелу прямо в грудь. Или вот идут девушки от священника или в церковь — он тоже тут как тут; вечно гоняется за людьми! А то заберется иногда в большую люстру в театре и горит там ярким пламенем; люди-то думают сначала, что это лампа, и уж потом только разберут в чем дело.

Бегает он и по королевскому саду и по крепостной стене. А раз гак он ранил в сердце твоих родителей! Спроси-ка у них, они тебе расскажут. Да, скверный мальчишка этот Амур, ты лучше не связывайся с ним! Он только и Делает, что бегает за людьми. Подумай, раз он пустил стрелу даже в твою старую бабушку! Было это давно, давно прошло и быльем поросло, а все-таки не забылось, да и не забудется никогда!

Но теперь ты знаешь про него, знаешь, какой это скверный мальчишка! Много лет назад жил-был король, который страсть как любил наряды и обновки и все свои деньги на них тратил. И к солдатам своим выходил, и в театр выезжал либо в лес на прогулку не иначе как затем, чтобы только в новом наряде щегольнуть.

На каждый час дня был у него особый камзол, и как про королей говорят: Город, в котором жил король, был большой и бойкий, что ни день приезжали чужестранные гости, и как-то раз заехали двое обманщиков. Они сказались ткачами и заявили, что могут выткать замечательную ткань, лучше которой и помыслить нельзя. И расцветкой-то она необыкновенно хороша, и узором, да и к тому же платье, сшитое из этой ткани, обладает чудесным свойством становиться невидимым для всякого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп.

А еще я смогу отличать умных от глупых! Да, пусть мне поскорее соткут такую ткань! Обманщики поставили два ткацких станка и ну показывать, будто работают, а у самих на станках ровнехонько ничего нет.

Не церемонясь потребовали они тончайшего шелку и чистейшего золота, прикарманили все и продолжали работать на пустых станках до поздней ночи. И хотя верил он, что за себя-то ему нечего бояться, все же рассудил, что лучше послать на разведки кого-нибудь еще. Ведь весь город уже знал, каким чудесным свойством обладает ткань, и каждому не терпелось убедиться, какой никудышный или глупый его сосед. А обманщики приглашают его подойти поближе, спрашивают, веселы ли краски, хороши ли узоры, и при этом все указывают на пустые станки, а бедняга министр как ни таращил глаза, все равно ничего не увидел, потому что и видеть-то было нечего.

Вот уж никогда не думал! Только чтоб никто не узнал! Неужто я не гожусь для своего места? Нет, никак нельзя признаваться, что я не вижу ткани! Да, да, я доложу королю, что мне чрезвычайно нравится! Старый министр слушал и запоминал, чтобы в точности все доложить королю. А обманщики потребовали еще денег, шелку и золота: Но все это они опять прикарманили, на ткань не пошло ни нитки, а сами по-прежнему продолжали ткать на пустых станках.

Скоро послал король другого честного чиновника посмотреть, как идет дело, скоро ли будет готова ткань. И с этим сталось то же, что и с министром, он все смотрел, смотрел, но так ничего и не высмотрел, потому что, кроме пустых станков, ничего и не было.

Во всяком случае, нельзя и виду подавать! И он стал расхваливать ткань, которой не видел, и выразил свое восхищение прекрасной расцветкой и замечательным узором. С целой толпой избранных придворных, среди них и оба честных старых чиновника, которые уже побывали там, вошел он к двум хитрым обманщикам.

Они ткали изо всех сил, хотя на станках не было ни нитки. Или не гожусь в короли? Ой довольно кивал и рассматривал пустые станки, не желая признаться, что ничего не видит. И вся его свита глядела, глядела и тоже видела не больше всех прочих, но говорила вслед за королем: Все были в совершенном восторге. Король пожаловал каждому из обманщиков рыцарский крест в петлицу и удостоил их звания придворных ткачей. Всю ночь накануне торжества просидели обманщики за шитьем и сожгли больше шестнадцати свечей.

Всем видно было, что они очень торопятся управиться в срок с новым нарядом короля. Они делали вид, будто снимают ткань со станков, они резали воздух большими ножницами, они шили иглой без нитки и наконец сказали:. Король вошел к ним со своими самыми знатными придворными, и обманщики, высоко поднимая руку, как будто держали в ней что-то, говорили:.

Впору подумать, будто на теле и нет ничего, но в этом-то и вся хитрость! Король разделся, и обманщики сделали вид, будто надевают на него одну часть новой одежды за другой.

Они обхватили его за талию и сделали вид, будто прикрепляют чтото — это был шлейф, и король закрутился-завертелся перед зеркалом. Ах, как дивно сидит! Слов нет, роскошное платье! И он еще раз повернулся перед зеркалом, ведь надо было показать, что он внимательно рассматривает наряд. Камергеры, которым полагалось нести шлейф, пошарили руками по полу и притворились, будто приподнимают шлейф, а затем пошли с вытянутыми руками — они не смели и виду подать, что нести-то нечего.

Так и пошел король во главе процессии под роскошным балдахином, и все люди на улице и в окнах говорили:. А шлейф-то какой красивый! А камзол-то как чудно сидит! Ни один человек не хотел признаться, что он ничего не видит, ведь это означало бы, что он либо глуп, либо не на своем месте сидит. Ни одно платье короля не вызывало еще такого восторга. И королю стало не по себе: За городом, у самой дороги, стояла дача.

Вы, верно, видели ее? Перед ней еще небольшой садик, обнесенный крашеною деревянною решеткой. Неподалеку от дачи, у самой канавы, росла в мягкой зеленой траве ромашка. Солнечные лучи грели и ласкали ее наравне с роскошными цветами, которые цвели в саду перед дачей, и наша ромашка росла не по дням, а по часам. В одно прекрасное утро она распустилась совсем — желтое, круглое, как солнышко, сердечко ее было окружено сиянием ослепительно белых мелких лучей-лепестков.

Ромашку ничуть не заботило, что она такой бедненький, простенький цветочек, которого никто не видит и не замечает в густой траве; нет, она была довольна всем, жадно тянулась к солнцу, любовалась им и слушала, как поет где-то высоко- высоко в небе жаворонок.

Ромашка была так весела и счастлива, точно сегодня было воскресенье, а на самом- то деле был всего только понедельник; все дети смирно сидели на школьных скамейках и учились у своих наставников; наша ромашка тоже смирно сидела на своем стебельке и училась у ясного солнышка и у всей окружающей природы, училась познавать благость Божью. Ромашка слушала пение жаворонка, и ей казалось, что в его громких, звучных песнях звучит как раз то, что таится у нее на сердце; поэтому ромашка смотрела на счастливую порхающую певунью птичку с каким-то особым почтением, но ничуть не завидовала ей и не печалилась, что сама не может ни летать, ни петь.

В садике цвело множество пышных, гордых цветов, и чем меньше они благоухали, тем больше важничали. Пионы так и раздували щеки — им все хотелось стать побольше роз; да разве в величине дело? Пестрее, наряднее тюльпанов никого не было, они отлично знали это и старались держаться возможно прямее, чтобы больше бросаться в глаза. Никто из гордых цветов не замечал маленькой ромашки, росшей где-то у канавы. К ним непременно прилетит в гости прелестная певунья птичка!

Слава Богу, что я расту так близко — увижу все, налюбуюсь вдоволь! Ромашка совсем растерялась от радости и просто не знала, что ей думать, как быть!

Птичка прыгала вокруг ромашки и распевала. Какой миленький цветочек в серебряном платьице, с золотым сердечком! Желтое сердечко ромашки и в самом деле сияло, как золотое, а ослепительно белые лепестки отливали серебром. Ромашка была так счастлива, так рада, что и сказать нельзя. Птичка поцеловала ее, спела ей песенку и опять взвилась к синему небу. Прошла добрая четверть часа, пока ромашка опомнилась от такого счастья.

Радостно-застенчиво глянула она на пышные цветы — они ведь видели, какое счастье выпало ей на долю, кому же и оценить его, как не им! Но тюльпаны вытянулись, надулись и покраснели с досады, а пионы прямо готовы были лопнуть! В это время в садике показалась девушка с острым блестящим ножом в руках.

Она подошла прямо к тюльпанам и принялась срезать их один за другим. Ромашка так и ахнула. Солнце село, она свернула лепестки и заснула, но и во сне все видела милую птичку и красное солнышко. Утром цветок опять расправил лепестки и протянул их, как дитя ручонки, к светлому солнышку.

В ту же минуту послышался голос жаворонка; птичка пела, но как грустно! Бедняжка попалась в западню и сидела теперь в клетке, висевшей у раскрытого окна.

Жаворонок пел о просторе неба, о свежей зелени полей, о том, как хорошо и привольно было летать на свободе! Тяжело-тяжело было у бедной птички на сердце — она была в плену!

Ромашке всей душой хотелось помочь пленнице, но чем? И ромашка забыла и думать о том, как хорошо было вокруг, как славно грело солнышко, как блестели ее серебряные лепестки; ее мучила мысль, что она ничем не могла помочь бедной птичке.

Вдруг из садика вышли два мальчугана; у одного из них в руках был такой же большой и острый нож, как тот, которым девушка срезала тюльпаны. Мальчики подошли прямо к ромашке, которая никак не могла понять, что им было тут нужно. Теперь она могла ведь попасть к бедному пленнику! И ромашка попала в клетку к жаворонку. Бедняжка громко жаловался на свою неволю, метался и бился о железные прутья клетки.

А бедная ромашка не умела говорить и не могла утешить его ни словечком. А уж как ей хотелось! Так прошло все утро. У меня совсем пересохло в горлышке! Я весь горю, и меня знобит! Ах, я умру, не видать мне больше ни красного солнышка, ни свежей зелени, ни всего Божьего мира! Чтобы хоть сколько-нибудь освежиться, жаворонок глубоко вонзил клюв в свежий, прохладный дерн, увидал ромашку, кивнул ей головой, поцеловал и сказал:.

Тебя да этот клочок зеленого дерна — вот что они дали мне взамен всего мира! Каждая травинка должна быть для меня теперь зеленым деревом, каждый твой лепесток — благоухающим цветком. Ты только напоминаешь мне, чего я лишился!

Жаворонок заметил это и не тронул цветка, хотя повыщипал от жажды всю траву. Вот и вечер пришел, а никто так и не принес бедной птичке воды. Тогда она распустила свои коротенькие крылышки, судорожно затрепетала ими и еще несколько раз жалобно пропищала:. Ромашка также не могла больше свернуть своих лепестков и заснуть, как накануне: Только на другое утро пришли мальчики и, увидав мертвого жаворонка, горько- горько заплакали, потом вырыли ему могилку и всю украсили ее цветами, а самого жаворонка положили в красивую красненькую коробочку — его хотели похоронить по- царски!

Пока она жила и пела, они забывали о ней, оставили ее умирать в клетке от жажды, а теперь устраивали ей пышные похороны и проливали над ее могилкой горькие слезы! Дерн с ромашкой был выброшен на пыльную дорогу; никто и не подумал о той, которая все-таки больше всех любила бедную птичку и всем сердцем желала ее утешить.

В саду красовался розовый куст, весь усыпанный чудными розами. В одной из них, самой прекрасной меж всеми, жил эльф, такой крошечный, что человеческим глазом его и не разглядеть было. За каждым лепестком розы у него было по спальне; сам он был удивительно нежен и мил, ну точь-в-точь хорошенький ребенок, только с большими крыльями за плечами.

А какой аромат стоял в его комнатах, как красивы и прозрачны были их с гены! То были ведь нежные лепестки розы. Весь день играл эльф на солнышке, порхал с цветка на цветок, плясал на крыльях у резвых мотыльков и подсчитывал, сколько шагов пришлось бы ему сделать, чтобы обежать все дорожки и тропинки на одном липовом листе. За дорожки и тропинки он принимал жилки листа, да они и были для него бесконечными дорогами. Раз не успел он обойти и половины их, глядь — солнышко уж закатилось; он и начал-то, впрочем, не рано.

Стало холодно, пала роса, подул ветер, эльф рассудил, что пора домой, и заторопился изо всех сил но когда добрался до своей розы, оказалось, что она уже закрылась и он не мог попасть в нее; успели закрыться и все остальные розы. Бедный крошка эльф перепугался никогда еще не оставался он на ночь без приюта, всегда сладко спал между розовыми лепестками, а теперь!.. Ах, верно, не миновать ему смерти! Вдруг он вспомнил, что на другом конце сада есть беседка, вся увитая чудеснейшими каприфолиями; в одном из этих больших пестрых цветков, похожих на рога, он и решил проспать до утра.

И вот он полетел туда. Они сидели рядышком и хотели бы век не расставаться — они так горячо любили друг друга, куда горячее, нежели самый добрый ребенок любит своих маму и папу. Прощай же, дорогая моя невеста! Ведь я все-таки имею право назвать тебя так! Молодая девушка заплакала и дала ему на память о себе розу, но сначала запечатлела на ней такой крепкий и горячий поцелуй, что цветок раскрылся. Эльф сейчас же влетел в него и прислонился головкой к нежным, душистым стенкам.

О, как билось его сердце! Крошка эльф просто не мог заснуть от этой стукотни. Недолго, однако, пришлось розе покоиться на груди. Молодой человек вынул ее и, проходя по большой темной роще, целовал цветок так часто и так крепко, что крошка эльф чуть не задохся.

Он ощущал сквозь лепестки цветка, как горели губы молодого человека, да и сама роза раскрылась, словно под лучами полуденного солнца.

Тут появился другой человек — мрачный и злой, это был брат красивой молодой девушки. Он вытащил большой острый нож и убил молодого человека, целовавшего цветок, затем отрезал ему голову и зарыл ее вместе с туловищем в рыхлую землю под липой. Ему предстоял далекий путь за море, а в таком пути нетрудно проститься с жизнью; ну вот, так оно и случилось! И он нашвырял ногами на то место, где схоронил убитого, сухих листьев и пошел домой. Но шел он во тьме ночной не один: Эльф сидел в сухом… свернувшемся в трубочку липовом листке, упавшем злодею на голову в то время, как тот зарывал яму.

Окончив работу, убийца надел на голову шляпу; под ней было страх как темно, и крошка эльф весь дрожал от ужаса и от негодования на злодея. На заре злой человек воротился домой, снял шляпу и прошел в спальню сестры. Молодая цветущая красавица спала и видела во сне того, кого она так любила и кто уехал теперь, как она думала, за море.

Злой брат наклонился над ней и засмеялся злобным, дьявольским смехом; сухой листок выпал из его волос на одеяло сестры, но он не заметил этого и ушел к себе соснуть до утра. Эльф выкарабкался из сухого листка, забрался в ухо молодой девушки и рассказал ей во сне об ужасном убийстве, описал место, где оно произошло, цветущую липу, под которой убийца зарыл тело, и наконец добавил: И она нашла этот листок, когда проснулась. О, как горько она плакала!

Но никому не смела бедняжка доверить своего горя. Окно стояло отворенным целый день, крошка эльф легко мог выпорхнуть в сад и лететь к розам и другим цветам, но ему не хотелось оставлять бедняжку одну. На окне в цветочном горшке росла роза; он уселся в один из ее цветов и глаз не сводил с убитой горем девушки.

Брат ее несколько раз входил в комнату и был злобно-весел; она же не смела и заикнуться ему о своем горе. Как только настала ночь, девушка потихоньку вышла из дома, отправилась в рощу прямо к липе, разбросала сухие листья, разрыла землю и нашла убитого. Ах, как она плакала и молила Бога, чтобы Он послал смерть и ей. Она бы охотно унесла особой дорогое тело, да нельзя было, и вот она взяла бледную голову с закрытыми глазами, поцеловала холодные губы и отряхнула землю с прекрасных волос.

Придя домой, она отыскала самый большой цветочный горшок, положила туда голову убитого, засыпала ее землей и посадила жасминовую веточку. В конце концов он отыскал себе другую розу и уютно зажил между ее благоухающими лепестками. Но каждое утро летал он к окну несчастной девушки и всегда находил ее всю в слезах подле цветочного горшка. Горькие слезы ручьями лились на жасминовую веточку, и по мере того как сама девушка день ото дня бледнела и худела, веточка все росла да зеленела, пуская один отросток за другим.

Скоро появились и маленькие белые бутончики; девушка целовала их, а злой брат сердился и спрашивал, не сошла ли она с ума; иначе он ничем не мог объяснить себе эти вечные слезы, которые она проливала над цветком. Он ведь не знал, чьи закрытые глаза, чьи розовые губы превратились в землю в этом горшке.

А бедная сестра его склонила раз голову к цветку, да так и задремала; как раз в это время прилетел крошка эльф, прильнул к ее уху и стал рассказывать ей о последнем ее свидании с милым в беседке, о благоухании роз, о любви эльфов… Девушка спала так сладко, и среди этих чудных грез незаметно отлетела от нее жизнь. Она умерла и соединилась на небе с тем, кого так любила. На жасмине раскрылись белые цветы, похожие на колокольчики, и по всей комнате разлился чудный, нежный аромат — только так могли цветы оплакать усопшую.

Злой брат посмотрел на красивый цветущий куст, взял его себе в наследство после умершей сестры и поставил у себя в спальне возле самой кровати. Крошка эльф последовал за ним и стал летать от одного колокольчика к другому: Ведь мы выросли из глаз и из губ убитого! Прощание с Дон Кихотом Гоголь. Просто убивает глухота к родной речи Изучение русской литературы в школе надо начинать с церковнославянского языка.

От нелепостей к маразму …приводят зигзаги судебной практики. Владимиру Фомичёву — 80 лет! Донбасские страницы Константина Паустовского К летию со дня рождения писателя. По самому высокому счету О Пантократоре, Караваджо и других явлениях пинакотеки Ватикана. С любовью, Лондон Рассказ. Белый рукав Снова повторю. О музее-мастерской Джона Кудрявцева. И стихами, и молитвами держится село. Фиолетово Рассказ о любви.

Виктор Лихоносов, Борис Споров, прот. Ярослав Шипов — лауреаты Патриаршей премии. Сергей Донбай - о жизни и творчестве Поэзия. Красная лента В есной сорок шестого наша семья вернулась в родную деревню из сибирской ссылки.

Огненные вёрсты Предисловие к публикации Дмитрия Ермакова На голубой обложке обычной школьной тетрадки в клетку неровными буквами крупно выведено: Ненаучные фантазии старого бражника Юрий Чичёв. Жёлтые листья на чёрной воде Прочитана книга. Жилец из й квартиры Рассказ. Владимир Базарный - человек, изменивший школу От редакции: Я сама уже мама Старый дом.

В хорошие руки Рассказ попутчика. Чтобы не плакать, потерявши. Всё, что есть в душе, не утаю. Мне Россия сердце подарила,. Чувство взгляда Глава 1.

Русские рассказы на арабском языке в переводах Басима аль-Зуаби. От жажды и желанья разобраться, В работу погрузиться с головой, От сложного уменья оставаться В любые времена самим собой.

От воли, пусть не быстро и не сразу, Но все-таки задуматься о том, Что стоит отказаться от соблазна. Восемь картин Рафаэля Творчество Рафаэля настолько восславлено в истории человечества, что порой кажется, достаточно заговорить о нём вслух, подумать про себя или просто произнести его имя, как тотчас же будет вызвана тонкая, светлая, поэтическая вибрация сфер, и зазвучит небесная симфония.

Чертковские пруды У русского поэта Алексея Тимофеевича Прасолова, нашего земляка, есть такие строки: Парень с нашего берега От редакции: American love Где баба, там и родина. Двадцать два ПОП ов А. Рассказ о девочке, у которой не было век -Я не понимаю… что поделать, что я такая?.. Шафаревича 19 февраля года умер Игорь Ростиславович Шафаревич. В полупустом вагоне В полупустом вагоне.

Берег юности Недокументальная повесть. Сон старой яблони Утро вошло в дом неслышно. За окном зачирикали воробьи. День обещал быть жарким. Ищите и обрящите… Повесть …ибо всякий просящий получает, и ищущий находит… Мф. В ожидании Аркадия Паровозова В осенних сумерках небольшой городишко Венев в Тульской области очень красив, особенно если смотреть на него под мелодии оркестра Поля Мориа из окна автомобиля, подъезжающего к городу с Северо-Восточной стороны.

И от этой раскачки в бору ощущенье такое, словно ты на сосновом пиру или сосенном тайном токовье. У могучих приткнуться корней, навалиться спиною на комель,.

Чудак апрель, герой моих кистей И, тишину разлитую лакая, Сутулят спины близнецы-столбы. Стеречь его покой Хранитель-ангел сел на край подушки. Наш дом укутал звёздный плед ночной.

Он тихо спит… и спят его игрушки: Другая жизнь Рассказ Бывают моменты — осенью — когда всё замирает. III Международный конкурс школьных сочинений по произведениям М. Всё это было в январе… Третьего января года исполнилось бы 81 год замечательному русскому поэту Николаю Рубцову.

Наконец, с тобою повидалась, Поклонилась милой старине. Я в сибирской школе изучала. Он, конечно, отличается от современных: Стояла полная тишина, когда защищался проект осуществления межпланетных связей. Предварительно были установлены следующие правила: Если они не могут ответить сразу, команда дает ответ после короткого совещания.

Затем защищает следующий проект. Мы даже не ожидали, что будет такая масса интереснейших вопросов. Все эти модели с реактивными двигателями. Сделаны они из алюминия, пластиков и стекла.

Защищала проекты Винтик Шпунтикова. И вопросы в основном задавали по этой модели:. Много шуток и смеха вызвала модель велосипеда для детей дошкольного возраста, предназначенная для длительных прогулок. Вездеход в тундре напоминает двухэтажный автобус на колесах, сменяющихся воздушными лыжами. Автобус оснащен пропеллером, который может поднимать его в воздух. В конструкции семейного лимузина сочетаются принципы работы вертолета, автомобиля, самолета.

У них очень красочно был изображен Марс будущего. Планета покрыта куполом, и там воздух, как на Земле. Ребятам понравился этот проект, и было много вопросов:. Повесил свой эскиз и стал рассказывать, на какой ракете и как можно добраться на Марс, на каком топливе работает ракета, как она приземляется.

Все присутствующие единодушно приняли его проект. Спросили, понравилась ли вообще наша встреча, хотя мы и не сомневались в восторженном: Познавательное дело-обозрение, хорошее средство расширения политического кругозора, обмена общественными знаниями, воспитания интереса к международной и внутриполитической жизни, к материалам прессы.

Проводить пресс-бой можно между бригадами командами и между старшими классами группами и т. Это своеобразная разновидность турнира-викторины. Затем он дает старт: Командир или представитель первой команды задает поочередно вопросы каждой обороняющейся команде.

Если команда, которой задан вопрос, не сумела на него ответить или дала частично правильный ответ, любая из двух других команд может попросить слова и дать свой ответ. За такой ответ тоже присуждаются очки. Если же никто не может ответить на вопрос атакующей команды, она сама должна это сделать допускается совещание участников боя.

Отвечает желающий или уполномоченный команды. Далее по вызову ведущего атаковать начинает следующая команда, а остальные занимают оборону. Судейская коллегия имеет право отводить те вопросы, которые носят случайный или слишком сложный характер. В этом случае команда должна задать другой вопрос. В конце пресс-боя судейская коллегия объявляет результаты. В свободном пресс-бое могут быть заданы любые вопросы по международной жизни и внутреннему положению СССР.

В этом случае создают несколько команд. Каждая по желанию или по жребию становится представителем какого-либо континента. На самом пресс-бое оборону занимает по очереди каждая команда, отвечая на вопросы по своему континенту. В остальном эта форма пресс-боя напоминает свободный пресс-бой. Заранее создается судейская коллегия, которая сама разрабатывает вопросы, во время пресс-боя предлагает их поочередно командам и дает оценку ответам.

За более полный и глубокий ответ дается большее число очков. В отличие от пресс-боя типа КВН здесь вопросы придумываются заранее самими командами и передаются для утверждения в судейскую коллегию. Этой коллегией предварительно определяется, сколько вопросов должна придумать каждая команда и на какие темы.

По сигналу судьи-ведущего представитель атакующей команды задает вопрос обороняющейся. По желанию атакующей команды этот вопрос может быть задан точному адресату персонально или всей команде.

Если вопрос задан персонально, то думает и отвечает тот, кому был задан вопрос, без посторонней помощи. Если вопрос задан всей команде, то допускается обсуждение, и командир или уполномоченный дает ответ.

Познавательное творческое дело-обозрение, организуемое в форме ролевой игры-беседы членов определенной делегации с представителями прессы: Участвовать в этой игре могут ребята разного возраста вместе со взрослыми. Встреча с людьми разных профессий, представителями будущего или прошлого на машине времени , одной из планет, какой-либо зарубежной страны посетившими, например, Советский Союз , одной из республик нашей страны и т.

В состав делегации могут входить ученый, инженер, врач, педагог, архитектор, космонавт, спортсмен, геолог, юрист, музыкант, актер, моряк, летчик и др. Все, кто не вошел в состав делегации, становятся представителями прессы. Один из членов совета дела руководит делегацией, другой отвечает за подготовку журналистов, третий выполняет роль ведущего пресс-конференции лучше, если ведущих двое: Делегация и бригада журналистов готовятся к пресс-конференции каждая в отдельности.

Координирует их подготовку совет дела. Делегаты придумывают себе роли, биографии, тренируются в ответах на возможные вопросы; если подготовка длится несколько дней, знакомятся с литературой. Совет дела заранее вывешивает объявление о предстоящей пресс-конференции, в котором называется профессиональный состав делегации чтобы журналисты могли подготовить соответствующие вопросы.

Часть вопросов наиболее трудные можно сообщить делегации заранее если тема пресс-конференции сложна, а члены делегации хотят чувствовать себя увереннее, особенно в начале пресс-конференции.

Каждый из журналистов тоже выбирает себе роль, становится представителем реальной или вымышленной газеты журнала, радио, телевидения.

Можно объединяться в небольшие группы. Иностранная пресса может иметь своих переводчиков. Каждый журналист или пресс-группа придумывает заранее несколько вопросов серьезных или шуточных, однако последними увлекаться не стоит. После представления членов делегации руководитель объявляет, какие вопросы поступили заранее, и дает своим товарищам слово для ответа.

Если же таких вопросов не было, ведущие сразу же предлагают представителям прессы задавать вопросы с места. Задавая вопрос, каждый журналист объявляет, какой орган печати, радио, телевидения он представляет.

Задавать вопросы можно всей делегации или отдельным ее членам персонально. Конечно, задаются не только заранее подготовленные вопросы, но и те, что возникают по ходу конференции. Как и вопросы, ответы могут быть достоверными и фантастическими, деловыми и шуточными. Своими репликами, обращениями, тоном, необидным юмором они должны уметь снять нервозность, излишнюю напряженность, облегчить трудное положение выступающих, в которое те иногда попадают, не допускать скуки, формальных, школярских вопросов и ответов и вместе с тем легковесного балагурства.

Дорогие товарищи и друзья! Что же это за делегация? Что за удивительная планета Альграб? Начали с конкурса на лучшую делегацию и ее состав. Каждая бригада хотела, чтобы был принят именно ее проект. В результате обсуждения одобрили предложение семиклассников, объединившее почти все варианты. На какие только вопросы не пришлось отвечать! Коллективное познавательное дело, эффективное средство умственного, нравственного и эстетического воспитания в их единстве.

Каждый микроколлектив в течение условленного срока сразу же, или за один день, или за несколько дней сочиняет продолжение и окончание своего рассказа. Затем эти рассказы читаются инсценируются на общем сборе.

Ведущий придумывает начало рассказа, одно для всех микроколлективов, которые по секрету друг от друга пишут продолжение. Затем читаются и обсуждаются все варианты. Начало рассказа придумывается одной из звездочек звеном, творческой бригадой и т. Порядок продолжения устанавливается по жребию или определяется произвольно, т. Тема и название рассказа может быть выбрана на общем сборе путем конкурса на лучшие предложения.

Победителям и дается право начать рассказ. Время работы каждого микроколлектива над своей частью устанавливается одинаковое, например два или три дня. Каждый микроколлектив свое начало рассказа передает остальным. Таким образом, одновременно идет работа над несколькими рассказами повестями.

Темы и содержание рассказы-эстафеты могут отражать самые разнообразные стороны жизни школы и страны история и будущее родного края, проблемы экологии, деятельность людей разных профессий, события в классе, взаимоотношения и поступки и т. Рассказ-эстафета дает возможность каждому поделиться с товарищами своими знаниями, впечатлениями, интересами, участвовать в коллективном поиске, отборе, воплощении интересных и важных замыслов, в решении жизненных задач.

Старшие друзья ребят учителя, родители и др. До избушки лесника оставалось пять километров. Идти по таежным тропам было трудно. Поваленные деревья, глубокий снег то и дело преграждали дорогу. Через некоторое время они вышли на проселочную дорогу. Вдали увидели избушку лесника. В избушке лесника не было. Они пошли его искать. В пути их настигла метель. Таня и Коля все сильнее прижимались к Мише. Миша почувствовал, что совсем выбился из сил.

Последние силы оставляли его. Вдруг вдали послышался вой волков. Он прижал к себе Колю и Таню и припал к земле, чтобы не видеть светящиеся глаза волков. На поляне показался человек. Миша, собрав последние силы, крикнул.

Лесник привел ребят к себе в избушку, накормил и отогрел их. Они остались жить у лесника. Костя внимательно посмотрел на друга и почему-то сразу поверил словам Петьки. А произошло вот что. Петя очень любил читать. Однажды после уроков он зашел в библиотеку и по настоянию товарища взял книгу А. Домой он вернулся в хорошем настроении и, забыв про уроки, сел за книгу. Книга была и вправду хорошая. Петька читал до самого вечера. Он не мог уснуть, все ворочался и думал о прочитанном.

Потом он стал думать о себе, сравнивая свои поступки с поступками героев книги. В школу он пришел задумчивый, а на большой перемене подозвал Костю и что-то ему долго шептал. Товарищи рассказали ребятам о своем замысле. Предложение приняли бурно, но по-разному. Отличники ходили по классу и все критиковали. Двоечники собирались в большие группы и галдели. Наконец решение было принято. Ребята организовали отряд имени Гайдара. Участниками собрания-диспута могут быть несколько постоянных коллективов например, старших классов или комсомольских групп , сводный коллектив желающих принять участие в диспуте, члены одного коллектива например, класса, группы и т.

Совет диспута из представителей всех команд-участников выбирает одну тему из предложенных и формулирует вопросы для обсуждения не более 3—5. Затем каждый член совета сообщает тему и вопросы своему коллективу для подготовки мнений, определения позиций, точек зрения по дискутируемым проблемам. Ведет диспут председатель совета дела.

Лучше обсуждать последовательно один вопрос за другим. Чем жарче спор, тем лучше. В конце диспута ведущий организует совместное подведение итогов. Если затрагивались практические вопросы жизни коллектива, участники собрания могут принять по ним свое решение, свои предложения или рекомендации.

Прав ли Бруно Ясенский, считавший равнодушных самыми опасными людьми, опаснее врагов? Какие из этих традиций можно и нужно возрождать и развивать в жизни нашего коллектива? С чего она может начаться? Можно ли сделать каждого участником такой жизни? Познавательное дело-обозрение, в котором участвует несколько команд и каждая команда коллективно готовит вопросы и ответы по выбранной теме или по нескольким темам.

Турнир-викторина сочетает особенности викторины вопросы, познавательные задачи и ответы-решения и турнира команды по очереди атакуют и обороняются. Турнир-викторина расширяет кругозор ребят, развивает познавательные интересы, формирует умение вести коллективный поиск истины. Участвовать в турнире-викторине могут как первичные коллективы звездочки, звенья, группы , так и сводные команды, созданные, например, из представителей пионерских отрядов, комсомольских классов и т.

Проводится, когда участвует пять и больше команд например, звездочки одной октябрятской группы. Проводится так же, как в предыдущем варианте, только эстафета атаки передается не по кругу, а в произвольном порядке. Каждая команда по очереди становится атакующей и задает по одному вопросу всем остальным. Этот способ целесообразно использовать, когда участвуют три или четыре команды. Каждая команда по очереди занимает оборону, и ей задают по одному вопросу все остальные. Этот способ также применяется в турнире-викторине из трех или четырех команд.

Проводится между двумя командами, которые готовят но нескольку вопросов и задают их поочередно друг другу. Круг тем, которые могут быть взяты для турнира-викторины, очень широк: На короткой летучке несколько минут совет дела отбирает самую удачную тему. Во втором случае ребята думают дольше, знакомятся с литературой, советуются со старшими и т.

Ведущие направляют этот поиск и, если необходимо, участвуют в нем. На это дается одинаковое время, например полминуты. Если команда, задавшая вопрос, не удовлетворена ответом, то ведущие предлагают ответить любой другой команде: Если и ответ атакующей команды не удовлетворил участников, то ведущие объявляют продолжение поиска. Пусть ребята поищут ответ в последующие дни, поспорят, пороются в литературе.

По вопросам, которые вызвали наибольший интерес во время турнира-викторины, стоит продолжить коллективную работу и использовать другие познавательные дела, например вечер разгаданных и неразгаданных тайн, защиту фантастических проектов, пресс-конференцию. Мы решили провести вместе с ребятами нашего класса турнир-викторину. Сначала мы собрали ребят и рассказали, что это такое. Договорились, что каждая звездочка подумает и решит, на какую тему она будет составлять вопросы.

Когда мы с ребятами проводили беседу, то сказали, что тему можно взять любую. Все были недовольны такими вопросами, особенно девочки. Какой фрукт имеет такую форму? Какую ягоду можно собирать, когда выпадет снег? На этот вопрос ребята быстро ответили, добавив, где растет клюква, как она растет.

И вопросы по этой теме были интересны:. На этот вопрос ответили очень быстро и точно, а на предыдущие отвечали все, общими усилиями. Если звездочка не могла ответить на вопрос, спрашивали следующую.

Познавательное дело-обозрение, проводится несколькими коллективами, каждый из которых по очереди организует творческое состязание свой тур между остальными участниками. Турнир знатоков можно проводить в классе между звеньями, бригадами или между классными коллективами, а также между сводными командами старших и младших.

Количество туров равно числу коллективов, участвующих в турнире 3—5, не более. Каждый коллектив является организатором одного из туров проводит состязание между всеми другими коллективами , а в остальных турах выступает как рядовой участник соревнований.

Турнир знатоков может проводиться по одному профилю или быть комплексным, когда каждый тур состязаний имеет свой профиль. Например, турнир знатоков с участием четырех коллективов может состоять из таких туров-состязаний: В состязаниях каждый коллектив может участвовать или целиком, или выдвигая из своего состава команду знатоков. Главными ведущими могут быть двое-трое взрослых или взрослый вместе с одним-двумя старшими школьниками.

Главные ведущие созывают общий сбор-старт коллективов, желающих участвовать в турнире. Участники рассаживаются по кругу. Далее сообща или на летучке штаба будут отобраны по числу коллективов самые удачные и по желанию или по жребию распределены между участниками.

В заключение общего сбора, после того как будут объявлены задания и дата проведения турнира, создаются команды знатоков для тех туров, в которых коллективы будут состязаться не целиком, а представителями.

После общего сбора-старта каждый коллектив готовится целиком и по командам к выполнению тех заданий, которые объявлены предварительно, к проведению своего тура состязаний, придумывает и подготавливает призы для победителей. Задания должны носить творческий характер например, написать короткий рассказ или очерк, исполнить сценку, провести репортаж и т. В заключение турнира главные ведущие предоставляют по очереди слово каждому из коллективов, которые и объявляют итоги своего тура состязаний.

Познавательное дело-обозрение, представляет собой серию коротких выступлений страничек на различные темы окружающей и внутриколлективной жизни. Устный журнал может выпускаться систематически например, раз в две недели или ежемесячно и эпизодически.

Во втором случае устный журнал лучше именовать альманахом. Устный журнал дает возможность каждому члену коллектива делиться с товарищами своими знаниями, впечатлениями, интересами; позволяет в живой, образной форме знакомить всех с политическими событиями, новостями общественной жизни политическая информация ; способствует решению задач идейно-политического, нравственного, умственного, эстетического воспитания в их единстве.

Каждый микроколлектив октябрятская звездочка, пионерское звено и т. Классный коллектив или союз классных коллективов подготавливает устный альманах например, к празднику и выступает с ним перед другими классами младшими, параллельными и вне школы.

Название устного журнала может быть традиционным или меняться, но в любом случае оно выбирается сообща, в результате открытого или закрытого под девизами конкурса на лучшее предложение между всеми участниками; если устный журнал выпускается поочередно несколькими авторскими коллективами, то каждый может назвать свой журнал по-своему.

Содержание номера темы частей, страничек обсуждается на общем сборе-старте участников; части или странички для подготовки и выступления распределяются по желанию, причем желающие могут участвовать, конечно, и в нескольких частях страничках.

Каждую часть страничку готовит небольшая бригада. На этом же сборе выбирается совет дела редколлегия номера , которая помогает бригадам готовить выступления, составляет план номера, придумывает обложку устного журнала, т. На общей репетиции создается обложка, в исполнении которой участвуют все члены коллектива, и показываются подготовленные бригадами странички.

Затем общий сбор обсуждает выступления, дает советы авторам-исполнителям. Взрослые педагоги, родители и т. Художественные КТД самых разнообразных вариантов позволяют целенаправленно развивать художественно-эстетические вкусы детей и взрослых; укрепляют тягу к духовной культуре, к искусству и потребность открывать прекрасное другим людям; пробуждают желание испробовать себя в творчестве; воспитывают восприимчивость и отзывчивость, благородство души; обогащают внутренний мир человека.

И применяют тем успешнее, чем полнее и глубже подкрепляют художественный опыт идейно-нравственным содержание художественных обозрений , трудовым предметно-художественное творчество , познавательным, творческим.

Массовая игра-обозрение, участники которой, составляющие несколько команд, поочередно по кругу исполняют песни на выбранную тему. Каждая команда поет только один куплет и припев и должна исполнять его сразу же после предыдущей команды. Команды можно составлять по-разному, по первичным коллективам звездочкам, звеньям и т.

Кольцовка песен, посвященных совместно выбранной теме, оказывает сильное эмоциональное воздействие, сплачивает участников в воодушевляющем, увлекательном действе. Надо было закончить школьный праздник каким-то ярким финалом. Решили устроить кольцовку песен. В каждую команду вошли октябрята, пионеры, старшеклассники, учителя и мы, кимовцы.

Учитывая столь широкий состав, кольцовку сделали свободной: Некоторые команды успевали даже инсценировать свою песню, что очень оживляло кольцовку. Эта затея была подхвачена и другими командами. Песни лились одна за другой, и не было им конца….

В программу включаются несколько 3—5 обязательных для каждой команды жанров, например: Программа может быть усложнена таким заданием: В результате каждая команда покажет небольшую концертную сюиту или даже спектакль. При этом возможны два варианта:. Создание команд если решено участвовать сводными коллективами , выборы капитанов, составление программ перечня обязательных жанров и т.

Завершить концерт хорошо общей песней, например самой удачной из тех, которые были исполнены во время командных выступлений. Соревнования между командами устраивать не стоит. Участниками концерта-молнии могут быть и постоянные коллективы например, октябрятские звездочки со своими старшими друзьями, пионерские звенья, классные коллективы , и сводные объединения.

Сводные команды можно создавать различными способами: Команды разбежались в разные помещения, и начались муки творчества.

Уже потом, в пионерской комнате, Галя Асанова копировала меня, как я призывала творить: При объяснении правил было сказано, что поощряться будет выступление, связанное единым сюжетом. Долго думать не пришлось. Вспомнили, что сегодня день здоровья, и тут же нашлась песня: Стихотворение и оригинальный жанр долго придумать не могли.

Но кто ищет, тот всегда найдет. Нам помог… Пушкин, решили, что он будет сидеть под зеленым дубом у лукоморья и размышлять о пользе свежего воздуха и физкультуры.

Иногда зарядку может Заменить веселый, танец. Истекли полчаса, данные на подготовку. И вот все в сборе. У всех вид заговорщиков. И надо подумать, как лучше. Ведь потом ребята будут действовать сами, без нас! Третья команда выступила безымянной. Ребята здесь подготовились слабо. Но хорошие выступления они видели и вывод для себя сделали.

Ролевая игра, заключающаяся в подготовке и показе спектаклей для своего коллектива и окружающих людей. Если решено поставить готовую пьесу, то проводится конкурс между сводными бригадами на лучшее предложение о том, какую именно пьесу взять. Если решено играть свою пьесу например, инсценировать известную сказку, рассказ и др. На следующем общем сборе все предложения обсуждаются, а затем уже выбирается специальная литературная бригада, которая пишет сценарий его также можно создать приемом эстафеты от одного первичного коллектива к другому, как рассказ-эстафету.

После создания пьесы дирекция распределяет работу между цехами бригадами и руководит подготовкой спектакля. Каждый цех высказывает свои мнения и предложения. В этом гораздо больший воспитательный смысл. Да, трудно, но и доступно любой школе. Я задумал построить работу кукольного театра по цехам: Вскоре стали приходить любители послушать сказку, у народности ханты много сказок, и они все ни в коей степени не повторяются. Я заметил, что и ребята у них обладают удивительной памятью и рассказывают самым подробнейшим образом.

Они и сочиняют сами. При встрече с новыми людьми у них появляется потребность рассказать о своих мыслях, впечатлениях. Интересен своеобразный обряд перед рассказыванием сказок. И гость обязан рассказать две сказки, т.

По мотивам этих сказок была написана одна: Ее и решили инсценировать.

About the Author: Анастасия