Written by: Posted on: 19.08.2014

Живем ли мы свой век ф. углов, и. дроздов

У нас вы можете скачать книгу живем ли мы свой век ф. углов, и. дроздов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Молитвы огласительные были те же самые, какие читаются и в настоящее время, с тем только различием, что каждая читалась по 10 раз.

Чтение их всегда было и остается важным и ответственным моментом в деле подготовки оглашаемого к Таинству крещения. Именем Божиим изгоняли из людей нечистых духов апостолы. Тем же оружием изгоняли бесов и христиане. В Древней Церкви, начиная с конца II века, заклинатели были не только священники, но и специально на то посвященные лица — экзорцисты.

По благословению епископа они читали заклинательные молитвы над нуждающимися в них. Разговор с Трифоном Иудеем. В деле подготовки ко крещению огромное значение имеет сила произносимых молитв, сочетаемая с дерзновением иерея и верой оглашаемого.

В Древней Церкви запретительные молитвы читались над оглашаемым в течение нескольких дней. Ибо в Требнике написано читать их восемь или десять, так как в Церкви в древности было обыкновение, чтобы оглашающие иереи в каждый из семи дней прочитывали их над крещаемыми, а в восьмой день — Огласительные молитвы читались также по десять раз.

Вопросы об отрицании от сатаны произносились раздельно и пять ответов на них повторялись по трижды. В XV веке огласительные молитвы читались по три раза каждая.

Практика читать их по десять раз соблюдалась только при крещении старых евреев. В XVI веке число огласительных молитв оставалось тем же. Но в практику начал входить обычай читать их один раз, хотя допускалось читать их три и даже четыре раза. При крещении иноверцев продолжали читать до десяти раз. Перед чтением молитв священник троекратно дул в лицо крещаемого и благословлял чело, уста и грудь его.

Отречение от сатаны Наряду с молитвами запрещения Церковь требовала от оглашаемого отречения от сатаны. Об обряде отречения свидетельствует вся древняя церковная практика. Постановления Апостольские предписывают иереям научить оглашаемого, как совершить это отречение. Дионисий Ареопагит пишет, что оглашаемые совершали дуновение и плюновение на диавола, знаменуя тем его осуждение О церковной иерархии, гл. Святой Григорий Богослов свидетельствует: О таком образе отречения, сохраняемом со времен апостольских, говорит и святой Василий Великий в первом Тайноводственном поучении.

Поэтому чин отречения является необходимым элементом в подготовке ко святому крещению. После каждого из трех вопросов крещающийся или восприемник говорил: Отрицание от сатаны происходило с поднятием рук к небу, как это предписано делать и в настоящее время. В XIV веке чин оглашения удерживал многие особенности. На беса дули, но не плевали. Относительно вопросов крещаемому об отречении от сатаны стала входить практика, сходная с нынешней.

Вместо дуновения на диавола начали употреблять более выразительное действие — плюновение. Практика прежнего времени — только дуть — тоже сохранилась. Выбор действия предоставлялся совершителю Таинства. В XVI веке число вопросов и ответов при отрицании сатаны осталось прежним.

Отречение оканчивалось или троекратным дуновением на запад, или плюновением вместо дуновения. И делалось это один или три раза. Сочетание Христу Сочетание Христу всегда было одним из центральных моментов оглашения. Произносимые обеты требовали от крещаемого верности до конца жизни. Единение со Христом со стороны оглашаемого выражалось чтением Символа веры. В Русской Церкви сохранялся общий порядок сочетания Христу, но с местными особенностями.

В XIV веке вопрос о сочетании Христу выражался словами: В XV веке этот возглас все еще не произносился. В XVI веке вопрос о сочетании Христу выражался теми же словами: Символ веры вместо восприемника иногда читал диакон.

До этого времени оглашаемый мог находиться только пред вратами храма. И все подходили к купели крещения. Чин крещения Каждый крещаемый — и младенец, и взрослый — нуждается в помощи восприемников. По разумению Церкви, ими могут быть верующие люди православного исповедания, сознательно вникающие в смысл Священного Писания, Таинств и священнодействий Церкви и понимающие его в соответствии с церковным учением.

Так было и в Древней Церкви. Когда ученики Спасителя возбраняли приведшим к Нему детей, чтобы Он возложил на них руки и помолился, Сам Христос сказал: Священное Писание нового Завета упоминает о крещении нескольких семей: Для послеапостольского времени практика крещения детей вполне очевидна.

Святой Ириней, епископ Лионский, и учитель Церкви Тертуллиан также свидетельствуют, что крещение детей было обычным явлением. В Постановлениях Апостольских имеется указание, что детей следует крестить прежде взрослых. Во времена святого Киприана Карфагенского считалось неполезным откладывать крещение даже до восьмого дня. По свидетельствам святых Иоанна Златоуста и Амвросия Медиоланского, крещение детей было общепринятой практикой.

В Русской Церкви в первый период ее богослужебной жизни было принято крестить ребенка в сороковой день по рождении. В XI веке основанием для такого обычая усматривалась нечистота матери, продолжающаяся 40 дней.

Указание на подобную практику находим в житии преподобного Феодосия Печерского и в первых русских летописях. Иметь несколько восприемников при крещении было исключением в это время. В XV веке случаи иметь при крещении двух восприемников были повсеместны.

Церковная иерархия обличала такой обычай как неправомерный. Освящение воды Практика Древней Церкви требовала освящения воды перед погружением в нее крещаемых. Вдруг внезапно истек пред ним из земли источник воды живой. Увидев такое чудо, епископ прославил Бога, но был смущен тем, что стыдился крестить Пелагию обнаженной.

После его второй молитвы Пелагия увидела двух светоносных юношей, стоящих у источника и держащих в руках своих светлые покрывала. Тогда епископ освятил воду, произнеся над нею такую молитву: Совершив молитву, епископ сподобил святого крещения блаженную Пелагию во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и причастил частицей Тела Христова.

На берегу реки Василий пал на землю и со слезами молил Бога, чтобы Он явил ему какое-либо знамение для укрепления веры. Когда святитель подошел, чтобы окрестить его, внезапно спала на них огненная молния, и вышедший из той молнии голубь погрузился в Иордан и, всколыхнув воду, улетел на небо Приняв крещение, Василий вышел из воды, и епископ, дивясь его любви к Богу, облек его в одежду Христова воскресения, совершая при сем молитву.

Памятники XIV века указывают, что в чине крещения великая ектения имела только два прошения об освящении воды и два о крещаемом. В XV веке добавился обычай перед началом чина крещения кадить воду и трижды благословлять ее свечой. Великая ектения продолжала оставаться в сокращенном виде.

В XVI веке перед началом крещения священник также совершал каждение вокруг купели, затем, взяв в руки зажженную свечу, трижды благословлял ею воду и потом уже произносил возглас: Великая ектения оставалась короче нынешней.

Освящение елея и помазание им воды и крещаемого Постановления Апостольские IV век свидетельствуют, что после того, как пресвитер помажет освященным елеем чело, грудь и спину оглашаемых, диаконы помазывают все тело готовящихся к крещению мужчин, а диакониссы — женщин см. Сергиев Посад, , с.

Владимирский Собор года принял решение: Мазали на всех составах. XIV век отобразил практику, когда после помазания священником известных частей тела диакон или кто-то из служащих помазывал все тело крещаемого без произнесения возглашаемых в настоящее время слов. Но он был редким исключением в практике этого времени. Или же трижды возливал елей прямо из сосуда в воду.

Слов при этом никаких не произносилось. После священника все тело крещаемого мазал диакон. Погружение крещаемого в воду и облачение в белые одежды Само крещение всегда совершалось через троекратное погружение в воду во имя Святой Троицы. Начиная со II—III веков на новокрещенного надевалась белая одежда и возлагался крест, предварительно освященный. Литургические памятники Русской Церкви говорят, что у нас крещение совершалось через троекратное погружение крещаемого в освященные воды купели. Но от этого правила были отступления.

Так, в XIV веке митрополит Киприан писал: При первом погружении священник говорил: Дальнейший порядок был согласен либо с практикой XV века, либо с Требниками современными. Богословский смысл Таинства и содержание молитвословий чина крещения Крещение есть Таинство, в котором человек, уверовавший во Христа, при троекратном погружении его в воду во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, благодатью Божией очищается от всех своих грехов и возрождается в новую, святую и духовную жизнь.

Таинство крещения стоит первым в ряду всех Таинств Православной Церкви, так как без него человек не может соединиться со Спасителем, стать членом Христовой Церкви, принимать участие в других Таинствах и быть наследником жизни вечной.

В беседе с Никодимом Христос указал на безусловную необходимость этого Таинства для спасения: С Таинства крещения начинается возрождение человеческой личности. Это существенное изменение природы человека в Таинстве крещения совершается не механически, а при нравственно свободном участии самого человека.

Молитва на наречение имени младенцу Одно из важнейших событий в жизни христианской семьи — выбор имени младенцу — по Уставу Православной Церкви положено совершать родителям к восьмому дню по его рождении. А в самый день священник молитвенно нарекает младенцу имя. Родители могут попросить священника избрать имя младенцу, как это было, например, при наречении имени преподобному Феодосию Печерскому.

Давая ребенку христианское имя, родители призваны иметь в виду, что только через имя, освященное молитвой и благословением пастыря Церкви, их ребенок может быть допущен к участию в Церковных Таинствах. Крещение новорожденного в таком случае могло быть совершено в день памяти святого. Попечение Православной Церкви о спасении мира. Основное содержание молитвы восьмого дня, которую священник читает в притворе храма, сосредоточено на младенце.

Тропарь праздника Сретения Господня, который поется в завершение молитвы о наречении имени младенцу, еще раз напоминает родителям, что младенец по закону приносится в дом Господень. Это начало пути ребенка к крещению, как ясно говорится в четвертой молитве: Сам Господи , благослови отроча сие У него нет никакого автономного существования. Его жизнь полностью определяется и формируется этой принадлежностью. И сама семья христианская принадлежит Церкви, находит в Ней источник, содержание и смысл своего существования.

Поэтому ребенок, принадлежащий семье, и в более конкретном, биологическом смысле — матери, тем самым принадлежит Церкви. Это поистине Ее ребенок, уже принесенный в храм, препорученный Богу. Все это выражено в молитве, читаемой священником: Чинопоследование оглашения Приготовление к крещению всегда сопровождается особыми церковными молитвами об оглашаемом.

Крещение не только совершается в церковном собрании в великие праздники, но и само является праздником Церкви, праздником нового единства собранных Христом людей и соединяемых в Нем с Богом. Через крещение люди становятся братьями для новой жизни в единстве веры и любви. Поэтому молитвенное последование Таинства требует участия в нем всех членов Церкви. Молитва во еже сотворити оглашенного В этой молитве чина крещения участвуют священник, восприемники и члены общины.

Молитвенным обращением к Богу иерей вызывает к действию творческое слово Божие: Начало крещального богослужения через возложение руки епископа или священника на голову оглашаемого вслед за дуновением осмысливается поэтому как акт и дело его защиты: Так начинается общецерковная молитва за готовящегося к Таинству крещения.

К оглашаемому обращены слова святителя Василия Великого: Отстави от него ветхую оную прелесть и исполни его еже в Тя веры, и надежды, и любве Даждь ему во всех заповедях Твоих ходити, и угодная Тебе сохранити Напиши его в книге жизни Твоея, Да будут очи Твои взирающе на него милостию выну, и уши Твои еже услышати глас моления его.

Возвесели его в делах рук его, и во всяком роде его Невидимый мир — мир ангелов. Часть ангелов не устояли в добре, вместе со своим предводителем диаволом они стали духами зла. Диавол склонил Адама и Еву нарушить заповедь Божию. Действуя на человека, находящегося в преддверии крещения, падшие ангелы омрачают ум греховными помыслами и переживаниями, усилением страстных привычек, ожесточением сердца, надменностью, тщеславными мыслями, отвержением покаяния и многим иным.

Убойся, изыди и отступи от создания сего, и да не возвратишися, ниже утаишися в нем Призри на раба Твоего, После совершения молитв запрещения читается еще одна молитва об оглашенном, в которой содержится прошение о принятии его в Пренебесное Божие Царство.

Эта четвертая молитва начинается торжественным произнесением имени Божия, как в анафоре и других важнейших молитвах церковных. Сам и создание Твое сие, избавь от работы вражия, прими в Царство Твое пренебесное Изжени из него всякаго лукаваго и нечистаго духа, сокрытого и гнездящегося в сердце его Крещаемый вновь поставляется перед выбором между жизнью с Богом, освобождающей от рабства диаволу, и греховным навыком. Выбор свидетельствует отречением от сатаны и сочетанием Христу.

Таким образом, разрывая связь с духом зла и всякой нечистоты, уверовавший во Христа человек окончательно и твердо свидетельствует желание соединиться с Церковью. Действия, связанные с отрицанием дуновение, плюновение , знаменуют, что оглашаемый готов порвать связи с прежней греховной жизнью, сотканной из гордыни и самоутверждения, гордыни, которая первого Адама лишила Эдема Быт. Святитель Кирилл Иерусалимский пишет: Она дает знание о другой, неземной реальности, но в которую можно войти, которой можно приобщиться.

Поэтому вера требует символа, который бы ввел человека в эту духовную реальность и дал все необходимое для ее явления. В этом смысле последование очень символично. Оно не гасит жажды знания о Боге, а умножает ее. Об этом говорит земной или поясной поклон, который делает оглашаемый после слов: Воздавая благодарение Богу за совершенное приготовление оглашаемого ко Святому крещению, священник возглашает: Корень зла составляет гордость, лихоимство, плотская похоть, зависть, невоздержание, гнев, леность.

Желающий быть участником Небесного Царства, открывающегося в Церкви, призывается все это побеждать добродетелями: Об этом и просит священник Господа: Отреши его ветхость, обнови его в живот вечный, и исполни его Святаго Твоего Духа силы, в соединение Христа Твоего, да не к тому чадо тела будет, но чадо Твоего Царствия Соединиться со Христом значит, преодолев свою греховную самость, принести душу в жертву Богу и тем ее спасти.

Чин крещения Облачившись в белые епитрахиль, поручи и фелонь ризу , символизирующие явление новой жизни, принесенной на землю Сыном Божиим, Спасителем мира, иерей, согласно требнику, совершает каждение купели и всех участников Таинства, стоящих с зажженными свечами.

Среди этих участников Церковь особо выделяет духовных восприемников — крестных отца и мать. И грех лежит на душе тех, кто не заботится о научении крещеного и о введении его в церковную жизнь.

Об этих обязанностях наглядно говорит им возжженная свеча, которую держит каждый восприемник. С этого момента крещаемый приобщается небесной жизни, средоточием которой в Церкви является Евхаристия — Таинство Причащения Тела и Крови Христовых.

Принятие истинных пищи и пития Ин. Об исторической связи крещения и Литургии и свидетельствует начальный возглас чина, провозглашающий наступление Царства Святой Троицы. Сведения о некоторых литургических рукописях Ватиканской библиотеки. Священник произносит начальный возглас перед купелью и тем свидетельствует, что вещество Таинства — вода — должно войти в соприкосновение с благодатной сущностью Небесного Царства.

Как некогда Христос вошел в воды Иордана, принимая крещение, и освятил их, так и теперь вода необходимо должна быть освящена сошествием на нее Духа Святого ради искупительной жертвы Христовой за грехи людей.

В Таинстве вода получает силу Божию быть средой, в которой крещающийся входит в единение с Богом и получает возможность жить со Христом в Боге. В словах мирной ектении эта же мысль повторяется неоднократно.

О еже освятитеся воде сей О еже просветитися нам просвещением разума и благочестия, Тайная молитва о себе самом помогает священнику проникнуть в благодатную атмосферу Таинства, отображенную в молитве на освящение воды, и готовит его к этому ответственному моменту.

Согрешивший человек потерял это единство, но Бог не оставил его. Он послал Сына Своего спасти согрешивший мир. Этими словами Господь усвояет высокое значение воде как Очищающему и освящающему элементу. Таинство великой агиасмы, гл. Через молитву священника вещество Таинства — вода — как стихия мира, восстанавливается в том значении, какое она имела до грехопадения человека. Освященная Духом Святым, вода получает силу Христову, и в ней человек действительно соединяется со Христом, весь, душой и телом, обновляется для новой, духовной жизни.

Молитву по содержанию можно разделить на три части. В первую входят мысли о мироздании и Небесном хвалении славы Божией, которое совершается ангелами. Вторая часть начинается со слов: Все тварное воспевает Христа, пришедшего во плоти. Через Духа Святого Христос освятил воды Иорданские и сокрушил силы, враждебные человеку.

В третьей части испрашивается нисхождение Духа Святого на воды. Крещаемый в воде слагает с себя ветхого человека и облекается в нового, обновляемого по образу Создателя.

Умирающий со Христом становится и общником Его Воскресения. Елей в этом случае, соединяясь с водой, уподобляется масличной ветви, полученной Ноем как радостное знамение примирения Бога с миром.

Помазуясь им, крещаемый утешается и укрепляется упованием на. Через крестообразное помазание елеем крещаемый присоединяется к воинам Христовым и получает особую силу для невидимой духовной брани, которую он тем самым добровольно на себя принимает. Второе из значений слова особо подчеркивает назначение елея в Таинстве — быть знаком укрепляющего действия благодати Божией на душу крещаемого.

Помазуемые части тела — чело, грудь, междорамие, уши, руки и ноги крещаемого — говорят, что преимущественное назначение елея освящать мысли, желания и действия человека, вступающего в духовный завет с Богом. Этим выявляются те силы души, которые будут содействовать благодатному привитию крещаемого к плодоносной Маслине — Христу. Крест — знамение искупления и освящения.

Им все освящается в христианстве. В древности на дне купели крещения всегда изображался крест в удостоверение слов апостола Павла: Преподобный Симеон Новый Богослов. Грех некогда открыл праотцам, Адаму и Еве, их наготу и заставил их прикрыть ее одеждой.

До этого они были облачены в Божественную славу и свет, в красоту невыразимую, составляющую подлинную природу человека. Книга о церковной иерархии. Опыт литургического исследования крещения. С таким светильником христианин призван встретить Небесного Жениха. Церковный вестник, , с. История формирования чина миропомазания В Евангелии от Иоанна говорится: В день Пятидесятницы апостолы приняли дар Святого Духа и в тот же день начали преподавать Его уверовавшим в Иисуса Христа.

Книга Деяний апостольских повествует, что апостолы Петр и Иоанн совершили это Таинство над самарянами. Придя к ним, апостолы помолились о них, чтобы они приняли Святого Духа Деян. Необходимость совершать Таинство Духа через возложение рук требовала личного участия апостолов в Таинствах. Разойдясь же с проповедью Евангелия по всей земле, апостолы благословили поставленным ими епископам и пресвитерам совершать низведение Духа Святого на верующих через помазание миром, а освящать миро — только епископам.

В своих действиях апостолы Христовы всегда руководствовались Духом Святым, наставлявшим их на всякую истину и напоминавшим им все, что заповедал Господь Ин. И замена руковозложения миропомазанием имела поэтому Богоустановленное значение. Миро употреблялось для освящения еще во времена Ветхого Завета. Моисей, например, освящая скинию Господню, употребил для этого миро. Этим веществом был помазан Аарон на первосвященническое служение Лев.

Все последующие ветхозаветные первосвященники, а также пророки, были помазуемы миром при вступлении на служение Господу. Состав мира для священного помазания был указан Моисею Самим Богом Исх. Употребление мира в Таинстве низведения Духа Святого было воспринято церковными общинами как весьма целесообразное.

Епископы и пресвитеры, поставляемые апостолами пасти стадо Христово, совершали Таинство миропомазания. То же и апостол Павел говорит об употреблении мира: Помазание имеет свою сакраментальную значимость через предваряющее его другое священнодействие — запечатление — крестное знамение, совершаемое над святым миром. В IV веке Таинство совершалось через миропомазание непосредственно после крещения Лаод.

Этим помазанием запечатлевались различные части тела: Само помазание совершалось крестообразно. Таинство миропомазания состоит из двух раздельно совершаемых священнодействий: Несмотря на то, что эти два священнодействия разделены между собою во времени, между ними существует такая же внутренняя органическая связь, как между освящением Святых Даров и приобщением ими верующих в Таинстве Евхаристии. В Древней Церкви Таинство миропомазания не было выделено в самостоятельное чинопоследование. Оно вместе с крещением составляло единое целое и находилось в тесной органической связи с Таинством Евхаристии.

Со времени равноапостольного Константина Великого IV век крещение оглашенных совершалось в великие праздники: В храме в присутствии всего церковного собрания над новопросвещенными совершалось Таинство миропомазания, и они впервые участвовали в Евхаристии.

По правилу Саввы неизвестного епископа помазывали чело, ноздри, уста, уши, сердце и одну руку на ладони. По правилу Нифонта, епископа Новгородского,— эти же части тела за исключением уст. В XIII веке Владимирский Собор года при митрополите Кирилле отметил некое отступление от принятого порядка совершения Таинства, когда миропомазание и мазание маслом было сведено к единому действию.

В XIV веке Таинство миропомазания совершалось с такими особенностями. После этого помазывались Миром те же части тела новокрещенного, что и теперь. По некоторым спискам чина после миропомазания следовало облачение новокрещенного в срачицу и верхнюю одежду. При облачении в первую священник говорил: При помазании миром положено произносить слова: По памятникам одной редакции чинов после миропомазания положено одевать младенца в новые одежды со словами: В древней Церкви Апостол и Евангелие были составной частью Литургии, следовавшей непосредственно после крещения.

В чине богослужения Великой Субботы сохранилось ясное указание на этот обычай: По другим спискам после миропомазания священник входил с новокрещенным в алтарь и мальчика прикладывал к четырем сторонам престола, а девочку — к трем, исключая переднюю. Выходя из алтаря, священник пел: Чтение прокимна, Апостола и Евангелия В Древней Церкви чтение Апостола и Евангелия входило в состав Литургии, которая следовала сразу же за Таинствами крещения и миропомазания.

При выделении этих Таинств в самостоятельный чин чтение Священного Писания было включено в чин миропомазания. В памятниках только говорится, что за миропомазанием следовала Божественная Литургия, на которой, как известно, и читалось Священное Писание.

Это было делом новым, о котором практика предшествующего времени ничего не знала. Поэтому новокрещенные не снимали одежд, одетых при крещении, и не омывались до восьмого дня. Омовение совершалось после первой молитвы и без окропления новокрещенного.

В XVI веке новопросвещенный присутствовал за Литургией. Во время великого входа он, имея в руках зажженную свечу, шел впереди священника, несущего приготовленные для освящения дары. По окончании Литургии в сопровождении родных и знакомых, которые имели зажженные свечи, он удалялся домой.

В течение семи дней он обязан был присутствовать за богослужением утрени, вечерни и Литургии, стоя с горящею свечой. Оно имело начальный возглас священника: Трисвятое по Отче наш, тропари и молитву: Пострижение волос В Древней Церкви одним из видов испрашивания благословения Божия на новокрещенного было пострижение волос. Этим обычаем новокрещенный выражал свою готовность принести себя в жертву Богу, предавая себя на служение Ему.

В Русской Церкви памятники XV века отображают практику пострижения волос сразу же после облачения. Как и в веке предыдущем, по облачении следовало пострижение волос, а потом читались молитвы те же, что и теперь. В этом же веке XV появляется указание относительно хранения волос: После пострижения следовали возложение куколя, сугубая ектения и отпуст. Воцерковление Послекрещальный обряд воцерковления фактически есть заключительная часть крещения младенца, в отличие от крещального богослужения для взрослых.

Ребенок не может шествовать в церковь для участия в Евхаристии, как это делали взрослые новокрещенные. Поэтому ребенка берут и несут в церковь. По Требнику священник принимает ребенка из рук принесших, начертывает им крест пред вратами храма, говоря: В первые века бытия христианской Церкви воцерковление совершалось торжественным образом.

Его приготовление и освящение совершалось еще в Ветхом Завете. Киев, ] а право приготовлять и освящать миро усвоялось только епископам. История чинопоследований крещения и миропомазания. Перечень их и количество не были строго установлены, и обычно использовали вещества, которые были в наличии в то или иное время.

В и годах для приготовления мира отпускались вещества х наименований, в году — ти, а в реестре чина миропомазания года их число сократилось до ти. В настоящее время в состав мира входит около 40 разных веществ. Основным веществом для приготовления мира является оливковое масло высшего качества. Белое виноградное вино необходимо при мироварении, чтобы предотвратить воспламенение и пригорание масла.

Из благовонных веществ обычно употребляют ладан, лепестки розы, фиалковый, пряный и калганный корни, мускатное, розовое, лимонное и гвоздичное масло и другие. Предварительное приготовление веществ для мироварения начинается на Крестопоклонной седмице Великого поста.

В среду совершается малое освящение воды и окропление всех приготовленных для мироварения веществ Часть приготовленного елея смешивается с виноградным вином и варится в котле. Мелко истолченные благовонные вещества заливаются сваренным елеем и настаиваются в течение двух недель.

В среду шестой седмицы поста масло сливается в сулен сосуды , а вещества заливаются вновь виноградным вином.

Торжественный чин мироварения совершается на Страстной седмице поста в малом Донском соборе в честь Донской иконы Божией Матери в Москве. В Великий Понедельник Святейший Патриарх или по Его благословению — митрополит в Сослужении клириков полагает начало мироварению.

Благословение духовенству на вливание в котел масла и вина. Патриаршее благословение десницей котла, возжигание трикирием огня под котлом и чтение Святого Евангелия. Продолжение непрерывного чтения Евангелия духовенством в течение трех дней.

В Великий Вторник в мироваренный котел добавляют виноградное вино и благовонные вещества. В Великую Среду — виноградное вино и елей, сваренный в четвертую седмицу Великого поста.

В присутствии архиерея в Среду заканчивается мироварение и после остывания священного мира по благословению архиерея в котел вливаются благовонные масла и все тщательно перемешивается. В то же время из Крестового храма Московской Патриархии в собор перевозится алавастр — сосуд, в котором хранится освященное миро, хранимое в Церкви по преемству от апостолов с добавлением в него от каждого сосуда нового освящения — и поставляется на жертвеннике. На Божественной Литургии в Великий Четверг во время великого входа сосуды с миром переносятся к престолу.

Их несут священнослужители северными дверями, предшествуя Честным Дарам. Алавастр принимает из рук первенствующего иерея Патриарх и поставляет его на престол. Остальные сосуды поставляются вокруг престола. Схема чина освящения мира Патриарх трижды благословляет каждый сосуд с миром, произнося: Со времени Святой Пятидесятницы Божественный дар Святого Духа подается каждому вышедшему из купели крещения.

И все, к чему прикасается Дух Святой, получает печать бесценного сокровища, отблеск вечного света, отображение действия Божия. Уму человека Он сообщает дух премудрости, в сердце отверзает источник новой, святой жизни.

Им он познает достоинство истинного последователя Христова Флп. Он дается человеку как Дар Христа, дар Его жизни. Полученный дар тогда станет созидательной силой новой жизни во Христе, когда она сочетается с послушанием воле Божией. И если Христос есть Помазанник, то и крещаемый получает помазание. О новом духовном самосознании человека, пробуждаемом в этот момент Таинства Духом Святым, молится священник: Печать одновременно и знак высокого достоинства человека, ибо во Христе он становится храмом Святого Духа.

И помазует новокрещенного со словами: Святой Кирилл, архиепископ Иерусалимский, так говорит об этом помазании: Помазанием на ушесах вы получаете ухо для слышания Божественных Таин, о котором сказал пророк Исаия: Помазание ноздрей вводит человека в единство с Божественным благоуханием мира, чтобы он мог со всеми верными сказать: Хождение вокруг купели и слушание чтения Священного Писания Крестившиеся во Христа, во Христа облеклись — утверждает Церковь, обводя миропомазанного вокруг святой купели.

Круг знаменует полноту, совершенство, вечность. Став подобным Христу — помазанником Святого Духа — христианин вступает в круг, знаменуя этим вечность своего союза со Христом. Троекратное шествие вокруг купели заканчивается для нового члена Церкви слушанием чтения Священного Писания. И се Аз с вами есмь во вся дни, до скончания века. Дни Светлой седмицы Пасхи были временем прикосновения к духовной сущности Святой Церкви: И возвращаясь к делам повседневной жизни, новый член Церкви Христовой непременно ощутит это прельщение.

И чтобы остаться ему свидетелем Христовым, провозвестником Царства Божия, новый христианин приходит в восьмой день в храм, где через омовение и молитву священника получает утверждение пребывать в державной крепости руки Божией. И еще просит иерей Господа: После этого снималась с новокрещенного одежда белая и возлагалась одежда повседневная, располагающая к трудам и подвигу. Сам новокрещенный окроплялся чистой водой.

Иерей, напитав губку водой, отирал места, помазанные святым Миром. Молитва на пострижение волос Молитва на пострижение волос — это торжественный гимн Премудрости Божией, создавшей человека — венец всего сотворенного.

Человек — образ и подобие Божие, гармонично сочетающий в себе духовное и телесное начала. Крестообразное пострижение волос знаменует отсечение греховной воли в принявшем Таинство крещения и его готовность быть в послушании всеблагой воле Божией, открытой Господом Святой Церкви.

Церковь молитвенно благословляет новокрещенного человека, как самое прекрасное творение Божие, быть в мире носителем благодати крещения и преуспеветь в духовной жизни.

Ты боголепно устроил его тело, чтобы оно могло служить словесной душе, а весь человек мог благодарить Тебя И творится по обычаю отпуст. Воцерковление, таким образом, свидетельствует, что младенец являет собой приношение Богу и поклоняется своему Создателю. Доступ в храм Божий мы имеем через страдания за нас на Кресте Сына Божия. И новый член Церкви Христовой вводится в храм через образ креста, который начертывается младенцем при словах воцерковления.

Ибо всякому человеку, принявшему крещение, предстоит взять крест свой и следовать за Христом Мк. Внесение младенца в алтарь показывает, что естественных сил природы недостаточно для введения человека в духовную жизнь.

Эти силы дарует Святая Церковь в Таинствах и в богослужении. Мать, принимая своего ребенка на солее, призвана уяснить себе, что с этого момента ребенок вручен ей Самим Господом, чтобы она проявила заботу о нем духовную. Через все священнодействия чина воцерковления, говоря словами архиепископа.

Херсонского Иннокентия, человек, как неотъемлемая часть, вводится в свое великое святое целое — Церковь, чтобы и ему соделаться храмом Бога Живого. Мать, принесшая его как плод природы, принимает его обратно как дар благодати. Перед ним с этого момента открывается единство жизни в единении с Церковью через постоянное участие в богослужении, в молитвах и уставах церковной жизни и особенно в Таинстве святой Евхаристии.

Символика Таинства В Таинстве покаяния человек поставляется перед реальностью жизни Царства Божия, близкой его душе, но которую он утрачивает через грехи, совершаемые после крещения.

Основанием для совершения Таинства является призыв Христа Спасителя: При совершении Таинства покаяния особое значение придается молитве пастыря и его духовной силе воздействия на душу согрешившего человека. Пастырь, как Херувим с пламенным оружием у дверей рая Быт. Для совершающих покаянное делание он ходатай о прощении грехов и примирении с Богом. При очищении от грехов сердца человека, священник — свидетель восстановления его завета с Богом, его обещания доброй совести и жизни.

Своей молитвой, отеческим болезнованием о спасении человека, словами богооткровенного учения Церкви священник-духовник помогает кающемуся довести свое покаянное настроение до решительного завершения в Таинстве — прощения грехови способности прикоснуться благодатной жизни Церкви, к выявлению для себя воли Божией. Со своей стороны кающийся христианин прилагает усилие и труд восстановить духовные силы и верность Богу, поколебавшиеся от совершенных грехов. Кающийся христианин просит у Бога благодатной помощи видеть свои грехи, чтобы через слово исповедать их перед Богом в присутствии священника и тем самым оторвать грех от своего сердца.

Душа человека, сознающего свою вину перед Богом, предстает тогда пред Ним, и Спаситель Христос освобождает ее от греха, исповеданного и ненавистного христианину.

Прощение грехов согрешившему подается через молитву и священнодействие священника, получившего от Христа благодать прощать грехи на земле, чтобы они были прощены на Небе.

Наряду с отпущением грехов покаявшемуся в Таинстве подается оправдание и освящение благодатию Божиею. Грех не только прощается, но полностью изглаживается из жизни человека, перестает тяготить душу человека. Примирение с Богом приносит человеку духовное пробуждение, и переживает человек радость от открывшейся ему причастности к жизни Божией.

Очерки из истории Церкви. Священник, совершая его, создает особое настроение для исповедания кающимся своих грехов. Слово перед исповедью, напоминающее о законе Божием и Его любви к нам, молитва священника о кающемся, внимание и заботливость к внутренним недугам его души, само прощение грехов властью, данной ему от Бога, и совет о путях исправления — все это необходимо для покаянного изменения души кающегося и освобождения ее от тяжести греха.

История формирования Чина покаяния Установление Таинства покаяния К участию в Таинстве покаяния Господь готовил Своих учеников постепенно. Он пришел в мир спасти грешников, призвав их к покаянию Мф. Люди, сознавая свой грехи и вину пред Богом, с живой верой обращались ко Христу. Своей Божественной силой Господь врачевал людей, отпуская им грехи Лк. Евангелие говорит, что Сын Божий, по испытании веры апостолов, сказал апостолу Петру: Власть связывать и разрешать, обещанная Христом апостолу, дается как ключ к пониманию и созиданию жизни Царства Божия.

Получая ключи, апостол становится строителем многоразличных Таин Божиих. Такая же власть над созиданием в людях причастности к Царству Божию дарована Христом и другим апостолам. И они исправляют нравственно согрешивших братьев. Если иметь в виду, что эти двое — пастырь Церкви и кающийся, то их молитва будет услышана Отцом Небесным. Этой властью они облечены Духом Святым, полученным от Христа. Истину Божию, как светильник, апостолы понесли в мир Духом Святым, ею возжигали сердца людей любовью к Богу.

Апостолам дана была власть снимать с сердец людей покрывало греха, устремлять их души горе, к Богу. Эта власть идет через слово проповеди. Книга Деяний святых апостолов говорит об этом так: Слово Господне побуждает человека быть участником приблизившегося Царства Божия, и побуждает столь сильно,что открываются в нем те отступления от закона Господня, которые мешают ему взять крест свой и следовать за Христом.

Опасение потерять связь с Богом побуждает христиан внимать себе, видеть свои грехи, исповедовать их, открывая дела своя. Исповедуя грехи перед апостолами, а затем их преемниками — епископами и священниками, исповедующийся надеется получить не только прощение грехов, но быть уврачеванным молитвой и советом пастырей. Обрядовые формы совершения Таинства покаяния в апостольский век едва наметились, но внутренний его строй, его литургико-богослужебная структура в ее главнейших компонентах уже существовали.

Ими явились устное исповедание грехов перед священником; поучение пастыря в целях выявления путей покаяния; молитвы пастыря и кающегося грешника об успехе покаянного делания и, наконец, разрешение от грехов.

Совершителями Таинства могли быть только представители Церкви — вначале апостолы, а потом епископы и пресвитеры, которым через молитву и рукоположение апостолы передали свою власть. Церковь, водимая Духом Святым, искала и находила наилучшие формы для совершения этого Таинства. В Древней Церкви было две формы исповеди: Публичное покаяние совершалось кающимся перед епископом в присутствии всей церковной общины.

Тайная исповедь совершалась кающимся грешником наедине перед епископом или священником. Публичное покаяние Публичная исповедь назначалась членам христианской общины, которые совершали тяжкие грехи, унижающие достоинство Церкви и вносившие соблазны в среду верующих.

После полного раскаяния грешника тот же апостол просил снова принять его в церковное собрание: Публичное покаяние служило врачевством для самих кающихся и назиданием для других.

Вместе с публичным покаянием кающимся грешникам назначались и соответствующие епитимии: Исповедание тяжких плотских грехов совершалось публично лишь в случаях, когда было известно, что данный человек совершал их.

В случае же, если тайная исповедь не приводила к исправлению кающегося, назначалось публичное покаяние. В Древней Церкви виновные в одном из трех смертных грехов: Отлучение от Церкви совершалось за грехи, содеянные сознательно, свободным волеизъявлением, а не по немощи, необдуманности или принуждению.

Отлучение состояло в совершаемом всенародно исключении из Церкви, точнее, свидетельстве Церкви о том, что данный человек, прежде чадо церковное, своим образом мыслей и жизнью сделал невозможным свое пребывание в Церкви. Имя отлученного удалялось из диптихов — списков членов христианской общины.

Верующие прерывали с ним не только церковное, но и всякое другое общение. Прощение отлученным могло быть даровано через многолетнее покаяние. Пресвитерам разрешалось примирять кающихся с Церковью в отсутствии епископа только когда имелась смертельная опасность для лица, проходящего публичное покаяние.

Публичное покаяние оформилось в особый чин к концу первой половины III века. Исторической основой для этого послужило гонение на христиан императора Декия — Гонение это началось неожиданно после двадцати лет покоя и отличалось особой жестокостью. Многие поколебались в исповедании имени Иисуса Христа, приносили жертвы идолам, воскуряли им фимиам или же так или иначе доставали свидетельства об этом.

Когда гонение прекратилось, падшие возжелали восстановить общение с Церковью. Расценивая свое падение как вынужденное обстоятельствами, они не считали необходимым подвергать себя строгости покаяния и старались получить себе свидетельства исповедников веры. Исповедники, открыто исповедавшие веру и перенесшие мучения, давали им такие свидетельства, а пресвитеры, ревнуя без благоразумия о спасении, спешили допустить падших к общению с верными.

Ненаказуемость преступления против веры приводила к ослаблению христианских нравов. В Карфагенской Церкви явился исповедник Лукиан, который высказал мнение о возможности разрешения грехов всех падших. Это мнение Лукиана начал применять на практике один из непримиримых противников святителя Киприана Карфагенского — Филикиссим.

Святитель Киприан высказался против такого исключительного права исповедников судить отступивших и принимать их в общение с Церковью. Он считал, что лишь епископ, как руководитель местной Церкви, может нести ответственность за возвращение отступивших. По его словам, примирение падших с Церковью должно совершаться через покаяние перед служителем Таинства. А теперь, в такое тяжкое время, Но тут повинны не те, которые не соблюдают заповеди Писания см. Он протестовал против того, чтобы воссоединять с Церковью не только падших, но и вообще всех тех, кто вновь согрешил после первого покаяния, ибо через общение с грешниками Церковь, полагал он, оскверняется и перестает быть святой.

К этому присоединился спор монтанистов и мелетиан: Для водворения мира церковного в Карфагене состоялся Собор г. К публичному покаянию допускались все падшие без различия пола и возраста, звания и состояния. Желающий возвратиться в лоно Церкви приходил к пресвитеру, который подвергал испытанию искренность обращения, вносил имя его в список церковный и, возложив руки на пришедшего в знак разрешения отлучения, отпускал его.

В первый день Великого поста осужденный на публичное покаяние приходил к церкви. У дверей его встречал епископ и вводил в храм. Здесь кающийся посыпал голову пеплом, надевал вретище и повергался на землю ниц. В это время епископ, клир и народ возносили за него молитву, после чего святитель возлагал на согрешившего руки, окроплял его водой и произносил краткое слово.

Принятие в число публично кающихся этим оканчивалось. Теперь нужно было проходить подвиги покаяния с плачущими, слушающими, припадающими и купностоящими разряды кающихся в Древней Церкви. Некоторым кающимся назначалось место на паперти храма, где они, во вретище, с посыпанной пеплом головой, повергались на землю пред входящими в храм, прося о себе молитв плачущие ; другим разрешалось стоять в притворе церкви слушающие или же в самом храме припадающие до Литургии верных; третьим дозволялось участвовать во всех молитвословиях вместе с верными купностоящие.

Кающихся обычно отделяли от верных согласно словам апостола Павла — 1 Кор. Им надлежало бодрствовать, воздерживаться от удовольствий, молиться в течение долгого времени коленопреклоненно или падши ниц. Подвиги определялись в зависимости от вины согрешившего. Глубокую рану надобно врачевать прилежно и долго. Срок публичного покаяния был различен. По отношению к некоторым грешникам он ограничивался годами, для других продлевался на десятки лет, а иным определялся на всю жизнь.

Впрочем, степень покаяния и срок его зависели не от тяжести грехов, но от обстоятельств падения. Отсюда к падшим во времена преследований со стороны имперских властей допускалось снисхождение, к согрешившим смертно при менее тяжких обстоятельствах относились строже.

Были и другие поводы для сокращения сроков, например, приближение смертного часа кающегося, усердие несших покаяние, ходатайство мучеников и исповедников. Однако и в этих случаях Церковь действовала в духе правосудия Божия: Когда завершались дни публичного покаяния, кающиеся становились полноправными членами Церкви.

Это происходило обыкновенно в Четверг или Пятницу Страстной седмицы и совершалось торжественно. Кающиеся являлись к дверям храма. Настоятель, прочитав над ними молитвы, вводил их в храм, где они со слезами просили прощения у верных и давали обет не возвращаться к прежним порокам.

О какой-нибудь определенной формуле, произносившейся епископом при разрешении, ясного свидетельства у писателей Древней Церкви не встречаем. По совершении руковозложения кающийся приступал к Причащению Тела и Крови Христовых на Литургии, и с этого момента снова вступал во все права верных. Только клирики лишались прежних степеней безвозвратно. Начиная с IV века, когда гонения римских императоров на христиан прекратились и число верных стало возрастать, все реже применялось публичное покаяние.

Постепенно упразднились степени покаяния и священнодействия, которыми сопровождалось принятие в разряд публично кающихся, хотя в некоторых общинах практика публичного покаяния сохранялась до VII—IX веков. Тайная и публичная исповеди восполняли одна другую. Одна подготавливала к другой. На исповеди тайной открывалось внутреннее состояние грешника, исследовался его грех, определялись побуждения и обстоятельства, вызвавшие греховный поступок, узнавалась степень искренности кающегося и давались ему, если было нужно, наставления к прохождению публичной исповеди, определялась дисциплинарная мера церковного исправления согрешившего.

Практика публичной исповеди, наряду с положительным влиянием, таила в себе и некоторые опасности. Открытая исповедь перед всей церковной общиной могла заронить семя греха в душу немощного человека. Слыша о грехах ближних, такой человек, естественно, мог считать себя совершеннее кающегося грешника, и таким образом в его душе зарождался грех самомнения, самодовольства, превозношения. Кроме этого, некоторые христиане, боясь осуждения и презрения со стороны окружающих, иногда скрывали свои тяжкие грехи.

Христианское чтение, , ч. Каждому христианину было предоставлено право приступать к Таинству покаяния только по велению своей совести. С того времени пресвитеры получали право свободно принимать на исповедь кающихся христиан и, независимо от тяжести грехов, разрешать их по своему усмотрению, сообразуясь с канонической практикой Церкви. Лишь в исключительных случаях пресвитер должен был обращаться за советом к епископу, когда тяжесть греха и нераскаянность согрешившего требовали мер для предохранения Церкви от соблазна или явного вреда, а также когда личный грех являлся препятствием для вступления в клир.

К концу IX века публичное покаяние практически всюду в Церкви было вытеснено тайной исповедью. Тайная исповедь Начиная с апостольского времени, тайная, или индивидуальная исповедь никогда не прекращала своего существования в Церкви, занимая значительное место в евхаристическом общении христиан. Эта молитва укрепляла сердце кающегося надеждой на милость Божию, ибо Он любит праведных, а грешных милует.

Завершением молитвы была индивидуальная исповедь перед духовником, разрешение им грехов, клятвенных уз и отчуждения от Церкви. Все грехи, неизбежные в обычной жизни человека и препятствующие приступать к Евхаристии, выносились на духовное суждение священника. Члены Древней Церкви с большим усердием каялись в этих грехах и получали устное разрешение от пресвитера.

Богослужение христианское со времен апостолов до IV века Киев, , с. Господь по Своему милосердию послал меня дать всем покаяние, даже и тем, которые по делам своим не стоят того, чтобы спастись. И когда перенесет все Воскресное чтение, , 9, с. Первое послание к Коринфянам. В повелении же Господа Своим ученикам развязать его святитель видит необходимость участия апостолов Христовых и их преемников — пастырей Церкви — в возрождении духовных мертвецов разрешением их от грехов.

Обличение и опровержение лжеименного знания. Это своего рода епитимии, которые исполнялись согрешившими и кающимися. Кающийся по собственному желанию открывал епископу свои грехи и получал разрешение от них через молитву и возложение рук. В церковном руководстве верующими пастыри Церкви брали на себя ответственность за прощение грехов не только повседневных, но и тяжких, которые до IV—V веков подлежали публичному покаянию. В 5-ом правиле Анкирского собора г. Но для получения прощения необходимо исповедать грехи свои.

Для чего издревле избирали духовника-священника, особенно известного святостью жизни, твердого и мудрого хранителя тайн.

Через пятнадцать дней , а именно го июня, Добровольческая Армия должно взять Харьков. А дивизия Тимановского к му июня войдет в Белгород. А нам то , что делать? Что опять задницы под пули подставлять?! Нет, ну там-то все более менее понятно было, приказ, присяга и прочая лабуда, а тут-то, что? Это вообще не наша война!!! Только , дружище Пятак, нам все равно, рано или поздно придется выбирать сторону. Отсидеться в воюющей стране не получится,- Дмитрий встал и обвел взглядом свое воинство,- Мужики, это очень серьезный вопрос и мы обязаны решить, с кем мы!

Мне было бы проще конечно вам отдать приказ и все дела, но Но это будет не правильно. Каждый из вас должен сам сделать свой выбор. Я где-то читал, что в старом русском флоте была традиция -- принимая жизненно важное решение капитан спрашивал мнение всех и каждого, начиная с самых младших. Вот и сейчас, я хочу что бы каждый из вас высказался и начнем мы с Остальные срочники выступили примерно в том же духе, мол им все, как выразился Кузнецов, "по-барабану" и как все, так и они.

И еще не плохо бы бабла нарубить Кто вас учил в школе!!! Вы же ни хрена о своей стране не знаете! Одно в башке -- девки, да бабло! Мы учились еще в то, советское время и, потому, историю ,с грехом пополам, знаем.

Если все, что Володя Мы остаемся на стороне Тимановского. Да, и танкисты тоже нас поддерживают, -- трое молчаливых мужиков в черных комбинезонах, дружно кивнули головами. Последним выступал прапорщик Борщев. Он долго сопел , вытирая пот градом катящийся по пухлым щекам, посверкивал по сторонам хитрым глазом и на конец сообщил: Не понятно другое, а кто за все отвечать будет?

Я лицо материально ответственное, у меня техника и груз! С вас-то со всех, как с гуся вода, а с меня то, потом, спросют и еще как! Так что я, на своей стороне и другой мне не надо! Просто нейтральная Швейцария, а не прапорщик! Ты же в курсе, командир, что как представитель угасающего шляхетского рода, я просто не могу позволить надругаться над святынями! И потому, я просто обязан Прапорщик, выставить караул, дневального на тумбочку, навести порядок в казарме!

В общем, все как обычно! Капитан Пятнаковский и лейтенант Рождественский -- со мной! Поверьте, я не мастак говорить красивые слова и пламенный трибун из меня, ну просто ни какой. Но я убежден, что это было единственно правильным выходом, у нас одна держава и долг каждого честного человека сделать все возможное для того, что бы она досталась нашим потомкам не поруганной, лежащей в руинах и крови, а процветающей и сильной!

Еще раз - спасибо всем вам. Я, как вы понимаете,обязан доложить вышестоящему начальству о том, что тут у нас стряслось. И мне тут шепнули, что он опять изволит пребывать Так что докладывать, в настоящий момент , считаю несколько преждевременным, что скажете? А Вы что же, о нем слыхали? У нас даже фильм был снят - "Адъютант его Превосходительства"! Это то старое кино, где адъютант генерала оказался красным разведчиком и просто в одиночку, изничтожил всю белую армию?

А по-подробнее Вы не могли бы рассказать? Хотя основные персонажи списаны с реальных людей! На самом деле, адъютант Май-Маевского, Марков, если не ошибаюсь, никаким разведчиком не был. По-моему, он и в армии не служил никогда, так, мистификатор средней руки Вот разве что -- судя по некоторым мемуарам, Марков способствовал снятию Май-Маевского с должности, поскольку являлся инициатором длительных запоев командующего. Вы уже слышали, что нами получен приказ о наступлении, в связи с этим у меня есть ряд вопросов относительно имеющегося у вашего отряда вооружения и возможностях в целом.

Выходное отверстие от пули -- величиной с кулак! Далее, один ручной пулемет стандартного калибра 7,62 и пять огнеметов "Шмель". Кроме того, две единицы бронетехники с основными калибрами орудий в и миллиметров. На моей, командирской, машине установлена спаренная автоматическая пушка и крупнокалиберный пулемет.

На танке кроме орудия , еще два пулемета. Вот пожалуй и все Валериан Александрович, калибр орудий господина полковника, в дюймах не подскажете? У господина полковника орудия четырех и пяти дюймов, соответственно. Вы же помните, Николай Степанович, мы сопровождали колонну с боеприпасами на стрельбы. Но мало, чертовски мало! Ну, допустим, для пулеметов патроны мы найдем, это стандартный - Мосинский, а вот для автоматов и орудий Да где его возьмешь, завод этот! Шкуро его еще сжечь порывался, от большого то ума!

Ай да де Роберти, ай да молодец! Просто мыслитель современности, донской, я бы сказал, Вольтер! Дмитрий Игоревич, вопросы тактики и взаимодействия Вы, батенька, проработайте с Валерианом Александровичем и Офицерские роты спешно снимались и перебрасывались на передний рубеж. Орудия грузились на передки и уходили в сторону ближайших высот, где разворачивались по-батарейно , задирая к зениту толстые хоботы стволов. Никольское бурлило, словно готовый взорваться паровой котел.

Уже на подходе к казарме Дмитрий понял, что волна предбоевого ажиотажа докатилась и до них. По звукам, доносившимся из бывшей приходской школы, можно было подумать, что там внутри разыгрывается одна из драм, на которые так падок канал Дискавери и передача "В мире животных". А именно схватка льва с матерым кабаном! Я лицо материально ответственное! Боеприпас на мне числится!!! Не позволю разбазаривать армейское имущество!!!

Разгрузишь боеприпасы и выдашь по максимуму, спаситель имущества хренов! Слышь, Плюшкин, хошь я тебе кровью напишу? Прекращайте вы оба, старшина, людей на разгрузку мигом! Дмитрий прошел в казарму и расстелив на столе карту погрузился в ее изучение, периодически помечая что-то в блокноте.

Последние два дня они с де Роберти просиживали над картами почти до рассвета. Стараясь хоть как то совместить тактику начала двадцатого века, с огневой мощью и техническими возможностями века двадцать первого. Надо признаться, что получалось как-то не очень, особенно совмещение действий бронетехники с кавалерией. В конечном итоге решили, не мудрствуя лукаво, что отряд Дмитрия возьмет на себя задачу по подавлению батарей противника и, буде возникнет такая необходимость, поможет частям оказавшимся в тяжелом положении.

Ежели кто вам скажет, что настолько привык к войне, что на боевые хаживал как на работу -- не верьте! И если человек не является конченным дегенератом, то настроение его перед боем не самое радужное Дмитрий с Пятаком дегенератами не были и потому, не смотря на значительный боевой опыт, прекрасно понимали, что легко и просто, не будет. Особенно, учитывая тот факт, что в открытые атаки "стенка-на-стенку" им ходить ни когда не приходилось.

Специфика у спецназа другая, да и войн такого масштаба давно уже не велось. А потому, сорвав до хрипоты голоса в "интеллигентной беседе", как обозвал их оров Рожденственский, решили делать то, что знают и умеют лучше всего.

А именно, выйти в тыл противника и прошерстить там все , что возможно. С рассветом, дивизия Тимановского двинулась в наступление на Белгород. Усилив свой отряд взводом юнкеров-павловцев, с кровью вырванными у де Роберти, Дмитрий готовил отряд к наступлению. Личный состав был погружен в КАМАЗы , на кабины которых, стараниями "партизан" Рождественского , были наварены пулеметные турели,а борта обложены мешками с песком.

К пяти часам утра отряд занял позицию у небольшого холма с вершины которого просматривались затянутые голубой дымкой предместья Белгорода. Бой начался неожиданно, где-то далеко, километрах в трех от отряда Дмитрия, захлопали винтовочные выстрелы и забухала невидимая батарея. Позиции защитников города тут же заволокло пеленой дыма , через которую пробивались частые всполохи разрывов и короткие вспышки ответного огня. Офицерские полки правого фланга развернулись в цепи и бегом, примкнув штыки, двинулись в сторону окопов красных.

Недалеко от холма, на дорогу ведущую в город вынеслась казачья сотня и что есть мочи рванула к предместьям. Они что, совсем с ума съехали?! А если в той рощице пулемет? До рощи оставалось метров триста, когда с невысокого бугра, стоящего позади деревьев, звонко хлопнула пушка, за ней еще одна и еще Из рощи затарахтел пулемет, добивая уцелевших всадников.

Высадишь десант у дальнего края рощи и выкуришь от туда всех! Не первый год замужем! Обходим бугор и давим батарею на хрен! Артиллеристы так и не успели опомниться, как из-за ската холма, ревя двигателем, вынырнула страшная пятнистая туша танка. Дроздов не стал тратить снаряды, а просто двинул танк на орудийные дворики, раскатывая в блин, словно картонные, пушки. Через сетку прицела Дмитрий видел перекошенные от дикого страха лица людей, бросающих на бегу оружие, вон, разбивая передок в щепки, рванулась в галоп упряжка лошадей, волоча за собой вцепившегося в вожжи человека.

Он крутанул прицел в сторону рощи и заметил две яркие вспышки и столб густого черного дыма взлетевшего вверх. Ясно, Пятак из "Шмелей" лупанул, отметил он про себя. Из-за деревьев стали выбегать фигурки солдат в горящей одежде и нелепо взмахивая руками, словно кружась в каком-то диком танце, падали небольшими кострами на землю. Двенадцать километров до первой пригородной деревеньки проскочили практически без выстрелов. Пару раз кнутом щелкнули по броне одиночные винтовочные выстрелы, скорее с перепуга, нежели от желания завязать бой.

Как только колонна подошла вплотную, как тут же из-за ближайших изб громко и часто забухали трехлинейки. В окуляре перископа Дмитрий увидел мелькающие между домами серые фигуры и вспышки выстрелов из темных проемов окон. По пехоте, короткими, огонь! Автоматическая пушка заколотила, выкашивая пехоту, в щепу разнося сараи и плетни. И не дрейфь, гранатометов еще не изобрели! Ближайшая от него изба вдруг вспухла, как будто накаченная воздухом и лопнула разбрызгивая бревна по сторонам.

Из клубов пыли вынырнул танк Дроздова и повернув назад плоскую башню, рванулся , сметая избы как спичечные коробки, гоня перед собой сотни ошалевших от страха людей.

Некое подобие баррикады из перевернутых телег, бочек и фонарных столбов запирала въезд, однако идущий первым танк, казалось просто не заметил препятствия, пройдя через него, как горячий нож через масло. Робкие попытки сопротивления были подавлены в зародыше одним выстрелом по зданию вокзала. Спешившийся десант Пятнаковского рассыпался по площади и прочесав округу, выгнал около сотни красных.

Побросав оружие в кучу, пленные стояли тесно прижавшись друг-к-другу с ужасом глядя на невиданные машины. Пятак выхватил из толпы красноармейца одетого в поношенную офицерскую форму с красной, жестяной звездочкой на фуражке. Фамилия, имя, воинская часть! Только не вбывайте ваше благородие!!! По Харьковскому тракту ушли. Семейка у меня, баба, детки Пятак, патрули по улицам, огонь на поражение, выполнять!

Дмитрий прыгнул на броню и машина рванулась в сторону от вокзала. Мигом проскочив несколько кривоколенных улочек БМП выехала на тракт и пролетев еще с километр уткнулась в деревянный мост через небольшую речку - Северский Донец. Дмитрий увидел как с противоположного конца моста, в окружении сотни всадников, съезжает большой черный, чем-то похожий на карету автомобиль.

Подавив в себе желание немедленно броситься в догон, Дмитрий внимательно посмотрел на хлипкое деревянное сооружение и понял, что по этому мосту его девятнадцатитонная машина вряд ли пройдет Осколочным, цель автомобиль, огонь!!!

Выстрел качнул машину назад и Дмитрий увидел, как на месте автомобиля расцвел огромный огненный цветок. Уже на подъезде к вокзалу Дмитрий отметил необычное оживление на улицах. Прилично одетый народ валил к привокзальной площади. Одни размахивали российскими триколорами, другие волокли украшенные рушниками иконы, он заметил даже стайку девчонок в коричневых платьях и белых, школьных передниках.

Они чего-то визжали, размахивая букетиками цветов, норовя прыгнуть под гусеницы БМП. Выскочив на площадь, Дмитрий вынужден был остановить машину дабы ненароком не давануть кого-нибудь из особо рьяных горожан. От лица горожан прошу принять этот знак уважения и благодарности, Вам, спасителям нашего отечества Дмитрий, продолжая улыбаться делегации горожан, повернулся к Пятаку и молча показал ему кулак за спиной.

Из цветистой,но путанной речи городских представителей Дмитрий понял, что они -- его отряд и лично он с Пятаком, занимают место где-то между Дмитрием Донским и Кутузовым и, что благодарность городских властей просто безгранична, а именно, их всех приглашают на званый ужин. И что в связи с отсутствием градоначальника и архиерея, которых большевики повесили еще зимой, по всем вопросам нужно обращаться к говорившему -- купцу первой гильдии Гольцову и уездному предводителю дворянства -- господину Некрасову.

И те, расшибутся в лепешку, но исполнят любые пожелания славных воинов! Поблагодарив горожан за теплый прием и бросив им на съедение троих, наиболее языкатых юнкеров-павловцев , Дмитрий уединился с Пятаком в кабинете станционного смотрителя. А что у тебя? Хотел бы я с ними посудачить часок-другой Кстати , пошли людей проверить что с мостом, и пусть особо обратят внимание на возможное минирование.

Ближе к полуночи, порядком одурев от огромного количества хвалебных речей и еще большего количества тостов, они втроем возвращались из городской управы в выделенное им под постой здание пожарной части. Пятак пустился в философские рассуждения по поводу статей городских барышень по сравнению с современными супермоделями и пришел к выводу, что местные крали, тоже очень даже ничего. Дмитрий подкалывал приятеля и лишь один Рождественский, шел молча о чем-то сосредоточенно размышляя.

Он весь вечер в углу просидел! Кое-какие даты не сходятся, события Я сначала грешил на исторические неточности, но потом понял, уж слишком все происходящее разниться с тем, как это уже однажды было. Второе -- Руненберг показал мне документы тех, кто ехали в том авто, за мостом.

И знаете что интересно? А интересно то, что один из пассажиров машины никто иной, как сам товарищ Пятаков! Товарищ Пятаков, глава чрезвычайного революционного трибунала! А до этого, руководил правительством Украины! Но думаю, это- не наше прошлое Надо сказать, что за всю дорогу, а отряд прошел без малого восемьдесят километров, ни каких признаков противника им так и не удалось обнаружить.

Этот факт сильно насторожил Дмитрия с Пятаком, как профессиональные военные они понимали, что такого быть просто не может -- в конце-концов они на войне , или как?! Правда, послушав очередную лекцию Рождественского о том, что в Гражданскую фронта, как такового и не существовало, а все боевые действия проходили вдоль железных дорог да вокруг мало-мальски значимых населенных пунктов, офицеры немного поуспокоились.

Однако ситуация, когда ты наступаешь, а супостата не видно, радовала не особенно. Их отряду был отдан приказ о проведении разведывательного рейда, с задачей выяснить дислокацию сил противника и выявить основные узлы обороны. Тимановский просил по возможности не ввязываться в серьезные боестолкновения, а "проскочить" по переднему краю красных, особое внимание уделив расстановке артиллерийских батарей. Предвидя серьезность задачи, де Роберти выделил в усиление отряда Дмитрия офицерскую роту на трех, страхолюдного вида, грузовиках марки "Фиат".

Эти ископаемые мирового автопрома вызвали неподдельный интерес спецназовцев, особенно много шуток было по-поводу деревянных колес. Однако, по мере движения, шуточки сменились на чисто армейский лексикон, поминая всех родственников этих автомобилей, а так же людей ими управляющих и всех прочих, попадавшихся под руку.

Фиаты не желали двигаться быстрее двадцати километров в час и глохли с завидным постоянством. Спешив десант отряд вошел в предместья города, двигаясь по двум параллельным улицам меж ветхих деревянных изб, каких-то лабазов и мастерских.

Неожиданно, где-то далеко, не ближе пяти километров, как определил по звуку Дмитрий, раздалась отчаянная стрельба. Пулеметные очереди и винтовочные выстрелы тонули в грохоте орудийных залпов.

Но можно попытаться узнать Через несколько минут они вернулись к командирской машине волоча за собой вусмерть перепуганного мужика. А скажи-ка Гаврила, стреляют знаешь где? Дмитрий развернул карту, Лосево и Основа были двумя узловыми станциями примерно в шести километрах к югу от них. Судя по звукам, бой там разгорелся не шуточный и логично было предположить, что основные силы обороняющихся будут стянуты именно туда, оставив северную часть города практически без прикрытия. Упустить такую возможность, было бы совершенно непростительно.

Вызвав по рации Рождественского, оставленного при штабе с одной из радиостанций, он доложил о создавшейся ситуации и запросил Тимановского о возможности войти в город с севера, не дожидаясь прибытия основных сил дивизии. Ожидание ответа длилось томительно долго, отряд напряженно вслушивался в звуки далекого боя, пытаясь представить себе все происходящее там.

Вот пошла первая волна атаки и пулеметные трели слились с разрывами гранат в единый рев, волна откатилась, оставляя десятки тел усыпавших железнодорожную насыпь и рев боя распался, затихая, на отдельные выстрелы и взрывы. Так же пришла, как обычно с опозданием, информация о том, что Дроздовские части первого армейского корпуса генерала Кутепова высадились из вагонов на подъезде к станции Основа и вступили в бой.

Выслав вперед по ближайшим улицам головные дозоры отряд двинулся к центру. Их ждали в начале Немецкой улицы. Пятеро офицеров головного дозора быстрым шагом проскочив несколько пыльных переулков, вышли на широкую брусчатую улицу. Они не успели даже вскинуть свои карабины к плечу, как из стоящей посреди проезда, чем-то похожей на утюг-переросток машины, ударили длинные пулеметные очереди.

Броневик, резанул по дозорным словно гигантской косой, подбрасывая тела, с визгом плюща пули о булыжники мостовой. Бой в городе не самое легкое дело на войне, он коварен, не предсказуем и обычно, крайне "урожаен" для полевых медиков и штабных писарей, не успевающих наклеивать марки на стандартные извещения - "Ваш сын Дмитрий все это знал и, что наиболее существенно, не раз испытывал на своей шкуре всю тяжесть уличных боев.

Спецназовцы разделившись на две группы двигались по противоположным сторонам улицы шаря стволами по окнам и входным дверям. Чуть сзади, максимально задрав вверх стволы, уступом ехали БМП и танк Дроздова. Выйдя на Немецкую Дмитрий успел заметить, как из одного из чердачных окон массивного четырехэтажного дома высунулась фигура человека и начала отчаянно размахивать зажатыми в руках небольшими флажками.

Он был не единственным, кто заметил его, из правофланговой группы разом ударили несколько коротких автоматных очередей и сигнальщик, плеснув лентами бескозырки, мешком рухнул с крыши на мостовую. В ответ, из темных провалов подворотен захлопали трехлинейки, сбивая со стен пласты штукатурки, звеня рикошетами в разбитых стеклах окон.

Впереди, в тридцати-сорока метрах перед наступающими, проломив чахлые заросли сирени из небольшого скверика выкатился броневик. Он замер на перекрестке, как бы в раздумье поводя башнями. В армии очень многое решает привычка, бесконечные тренировки, боевые и учебные стрельбы и прочая, как считает большинство солдат срочников, белиберда направлена только на одно -- выработку автоматизма в действиях и решениях.

Дроздов и его экипаж завершали уже свой второй трехлетний контракт и потому, они не задумались ни на одно мгновенье, поймав цель в перекрестье прицела. Тяжелый, с урановым сердечником, бронебойный снаряд, рассчитанный на серьезных парней вроде американского Абрамса, или на худой конец немецкого Леопарда, рванулся к броневику. Дмитрий пропустил сам момент попадания снаряда в цель,он довернул перескоп в направлении сквера и Однажды они ходили с Пятаком на охоту, прошлявшись пол дня по бескрайним карельским болотам так и не увидев ни одной утки, промокший, с раздутой от комариных укусов рожей Пятак, со злости пальнул из своего ружья по какой-то совершенно безобидной птахе, величиной чуть больше воробья.

Они пошли подобрать трофей, но к великому изумлению ничего кроме пары перьев да нескольких капель крови на месте попадания не было. Создалось впечатление, что "дичь" просто испарилась.

Тот же эффект присутствовал и сейчас, броневика не было! Посреди мостовой чернело здоровенное пятно копоти, усеянное словно бриллиантами тысячами блестящих осколков от брызнувших во все стороны стекол. И только метрах в десяти, у ограды городского сквера, дымилась куча искореженного металла, потрескивая веселыми язычками пламени, лизавшими белую во весь борт надпись - "Товарищ Артем". Так бронебойным и дали Может машину бы сохранили Бросая на бегу оружие, с перекошенными от ужаса лицами они бежали прочь от надвигающийся колонны.

Спотыкаясь и падая, мелькая размотавшимися обмотками, люди перепрыгивали палисадники городских особнячков, пытаясь найти хоть какое-то укрытие среди буйной июньской зелени Харькова. Надо бы их отловить, а то мало ли чего с перепугу наслесарят. Выдели-ка взвод, пусть займутся. Вломились в ювелирную лавку, ну и понапихали всякой ерунды по карманам. Нет, я конечно их взнуздал, как положено, но Значь так, по окончании операции этих деятелей ко мне, на правеж! И так, чтоб месяц у них чесалось!

Они медленно двигались по безлюдным улицам к центру, город казалось вымер, не видно было даже вездесущих уличных котов. Лишь кое-где, в окнах, появлялись расплющенные о стекло физиономии обывателей, которые тут же ныряли в глубину темных комнат, едва завидев идущих внизу солдат. Практически без происшествий отряд миновал с десяток перекрестков и остановился на углу Театральной улицы поджидая группу Пятнаковского, продвигавшуюся параллельным маршрутом.

Пятак с парнями вынырнул из-за угла помпезного здания городского банка и быстрым шагом направился к командирской машине. Я выставил охранение, надо бы забрать потом, - Пятак присел на подножку машины и зашарил по карманам разгрузки в поисках сигарет.

А это еще кто у тебя?! В парне действительно было что-то от карикатуры на вечно голодного студента -- худой, длинный, в кургузой форменной тужурке и таких же коротких штанах, он очень походил на киношного Шурика, разве что без очков.

Студент, смешно семеня ногами, подбежал к офицерам и сдернув с головы фуражку уставился на них восхищенным взглядом. Это же исторический момент! Армия освободителей сошлась с силами тьмы Видали -- просто пламенный трибун!

Семья у тебя есть? Скажут твоей маме, мол сынок Ваш, валяется в крови и дерьме с развороченным брюхом, думаешь переживет?

Головной дозор , вперед, бегом марш! С противоположной стороны , из ущелья Екатеринославской улицы, колонной по десять, на площадь выезжали кавалеристы. Частокол пик колыхался в такт шагу коней, трепеща на ветру треугольниками трехцветных флажков. Впереди колонны, на сером коне, восседал небольшого росточка офицер, наведя на него оптику перископа Дмитий увидел стилизованную букву "Д" и две звездочки, по краям генеральских погон.

Это были передовые части Дроздовской дивизии, прорвавшие оборону красных и , как они считали, первыми вступившие в освобожденный город. Завидев отряд, колонна всадников разделилась на две части и двинулась в обход площади беря людей Дмитрия в кольцо. К командиру колонны подскочили с десяток кавалеристов и, сдернув с плеч карабины, двинулись в сторону отряда.

Спрыгнув с брони Дмитрий, Пятак и командир офицерской роты, немного помедлив пошли на встречу всадникам. Позвольте представиться -- генерал -майор Витковский, Владимир Константинович, начальник Дроздовской дивизии, - заулыбался генерал. Флаг наш, Российский, а машинерия непонятно какая, да и форма ваша, просто черт его знает, что такое! А тут нате вам, конкуренты образовались!

Придется нам с Вами пополам лавры делить! Половина тостов -- за Вас, господа! Дивизия Тимановского подошла к рассвету следующего дня.

И началось и завертелось! Занять город дело конечно трудное и, по-большинству случаев, кровавое, но вот дальше А дальше , товарищи офицеры, начинается то, что во всех армиях мира определяется одним емким словом -- бардак! Первым делом, вошедшие части спускают с поводков своры квартирьеров. И те, заливаясь оглушительным лаем состоящим, на добрую половину, из непечатных выражений, бросаются выбивать места под постой войск, сшибаясь друг-с-другом в яростных схватках.

Потом, как всегда, мистическим образом исчезают провиантские обозы, а так же люди посланные на их поиски. Но еще хуже, когда в городе, кроме всего прочего, начинается формирование частей. Десятки штабов, словно грибы на навозе, вырастают в самых неподходящих местах, причем ни один из командиров, начиная от взводного "Ваньки" и вплоть до комбата, не имеют ни малейшего представления где их штаб.

А буде какой штаб и находится недалеко от расположения войск, то он обязательно принадлежит соседнему корпусу, или кому угодно, но только не вашей части. А ежели, на вашу беду, город большой, то вот именно тогда, вы полностью ощутите на своей шкуре значение термина "энтропия"!

И Дмитрий это ощутил Первым делом, пропал отправленный за довольствием Борщев. После чего, исчезла ремлетучка Рождественского вместе с экипажем и радиостанцией. Потом объявился старшина, но почему-то без полевой кухни, он долго хлопал глазами и невнятно мычал что-то на счет вражьих происков. Отправленный на поиски кухни Пятак явился через час, он был взбешен до крайности, поскольку отбивал их законные харчи у каких-то казаков.

Последним появился Рождественский, с утверждением, что бардак не истребим и совершенно безразлично находитесь ли вы в армии Калигулы или Наполеона. Его погоняли по городу от одной части к другой и своих он нашел совершенно случайно, увидев во дворе гимназии танк. Последней в череде исчезновений стала пропажа троих бойцов, тех самых, которым грозил ужасающий разнос за мародерство.

Этих деятелей решено было и не искать, сами явятся. По словам Пятака -- придурки решили спрятаться и подождать , а вдруг про их художества забудут Ближе к вечеру, из штаба дивизии прибыл посыльный с запиской от Тимановского.

Генерал просил всех троих -- Дмитрия, Пятнаковского и Рождественского прибыть к восьми часам в расположение штаба, по случаю, как он выразился в письме, "чрезвычайно важных мероприятий особой значимости". Кое-как выколотив килограммы пыли из камуфляжей и пройдясь гуталином по заблестевшим как зеркало берцам, офицеры вышли на улицу.

Где промаявшись с четверть часа поймали диковинного вида тарантас, Рождественский обозвал его "пролеткой", и двинулись, под мерное цоканье копыт к гостинице "Гранд Отель", в здании которого временно расположилась ставка Тимановского. Я пока вас сегодня искал слышал , что в город прибыл командующий -- сообщил Рождественский. Кстати, Деникин тоже приезжал в Харьков летом девятнадцатого и даже принимал парад! И хрен его знает, как он воспримет нашу эпопею Приемная командующего оказалась довольно людным местом, у распахнутых настежь высоких стрельчатых окон курили,ведя неспешную беседу с десяток посетителей, по-большинству гражданские лица в строгих черных костюмах и белых крахмальных сорочках.

Военных, впрочем, тоже было предостаточно, на стоящих у стены стульях расположились несколько генералов, один из них- генерал Витковский, поздоровался с Дмитрием коротким кивком головы. У стола адъютанта командующего сгрудились чины поменьше, что-то с жаром доказывая, прося и требуя тряся всевозможными приказами, ведомостями и прочей армейской макулатурой.

Владимир Зенонович Май-Маевский, при росте сантиметров в сто шестьдесят, весил далеко за сотню килограммов и здорово напоминал известнейшего итальянского тенора, ежели того обрить наголо! Отчаянно пыхтя и отдуваясь генерал-лейтенант выбрался из-за огромного, как палуба авианосца, стола и вразвалочку направился к застывшим у дверей офицерам. Прошу проходите, без стеснений, господа, без стеснений! Подождав пока все рассядутся по местам, генерал-лейтенант взгромоздился на свое "вольтеровское" кресло и внимательно посмотрел на присутствующих.

Несмотря на довольно комичный внешний вид, командующий отличался запредельной храбростью и слыл очень грамотным военачальником. Вот и сейчас, из-за блестящих стекол пенсне на офицеров глядели холодные, расчетливые голубые глаза. Но мне хотелось бы самому услышать вашу историю, из первых уст, так сказать. В течении получаса он обстоятельно рассказал о том, что произошло с их колонной, коротко охарактеризовав возможности имеющегося вооружения и техники.

Командующий внимательно слушал, периодически вытирая лысину здоровенным, розовым в мелкую клетку, носовым платком. Держава, основы, все рухнуло в прах. Скажи мне кто-нибудь, лет эдак десять назад, что в единый миг не станет страны, что воцарится смута Я бы посчитал это еще более невероятным, чем ваши похождения, господа.

Скажите, полковник, у вас, там Демократия, за которую так ратовали большевики и прочие, разные революционеры. Да, на фронтах у белых воевали прекрасно обученные , прошедшие школу мировой войны, профессионалы. Тыл, господин генерал-лейтенант -- это то, без чего ни одна, даже самая обученная армия в мире, не сможет добиться победы. Всевозможные губернские Думы, республики и прочая, прочая, прочая Нет, это все здорово и выборы и, сомнения по поводу нужд народа и экономики, но не во время же войны!

Красные, крикнув про равноправие и свободу, тут же ввели террористический режим и не стесняясь расстреливали тысячами заложников и инакомыслящих. Они жестко централизовали все, безрассудное, обязательное подчинение, крайняя жестокость -- вот что помогло им собрать единый кулак.

И конечно же спекуляция на патриотических и национальных чувствах. Антанта помогает белым -- отлично! Иноверцы пришли опоганить святыни и захватить исконно русские земли! Белые ратуют за "единую и неделимую" - прекрасно!

Вы- татары, буряты, грузины, армяне будите жить по своим законам и плевать в русских когда захотите, только давайте сначала придушим этих белых угнетателей! А если принять во внимание еще и некий разброд между лидерами Белого движения, то причины поражения становятся предельно очевидными Вы проиграли не силе оружия, а политике!

Ужасно сознавать, что выхода нет, что мы обречены в силу извечного спора бояр -- чья шуба краше, да чей род старше. М-да, злой гений этого, их лидера Так, агент влияния, не более того. Товарищ Ульянов-Ленин горазд был только теоретические дискуссии, в Швейцарских пивных, да Парижских борделях устраивать.

А сплачивали, сколачивали и организовывали, со-о-о-всем другие люди! Причем, многие из них, до последнего момента не верили в благоприятный исход этой затеи и потому, хранили в личных сейфах десятки иностранных паспортов и солидные суммы денег! Они были готовы удрать! Да, вот еще что! Ваш отряд, господин полковник, пока остается в Харькове и переподчиняется моей ставке. Николай Степанович, подайте-ка мне к завтрашнему утру наградной лист на этих господ, на Анну, четвертой степени!

Они вышли из массивных дверей ставки, некогда здания Дворянского Собрания и остановившись на ступенях подъезда разом потащив курево из карманов. От души поздравляю вас! Уж не знаю, как принято в вашей армии, но у нас Чихнув "могучим" десятисильным мотором, автомобиль покатил по вечерним улицам, распугивая хриплым кряканьем клаксона зазевавшихся извозчиков.

Ресторан "Марсель" встретил их нежным звоном хрусталя, гомоном множества голосов и шлейфами табачного дыма уплывающих в распахнутые настежь окна. Город праздновал победу, отутюженные офицерские мундиры, строгие смокинги, рискованные декольте вечерних платьев, отражались в огромных стенных зеркалах.

Запотевшие графины и тонкий хрусталь сверкали разноцветными бликами на полированных боках серебрянных ведерок со льдом. Дмитрий поймал себя на мысли о не реальности происходящего действа.

Откуда все это великолепие? Ведь совсем недавно, красный террор и продразверстка сметали все живое с улиц и площадей. Застывшая без топлива электростанция, нехватка дров зимой, голод и разруха И вдруг, как по мановению волшебной палочки, лавки наполняются продуктами, чернобородые греки колдуют над вскипающими в песке джезвами, распространяя на всю округу одуряющий аромат свежезаваренного кофе, рестораны, театры Ох и странная же ты страна, Россия!

Из-за столика недалеко от эстрады, где в водовороте цветастых юбок самозабвенно бренчали цыганские семиструнки, поднялся де Роберти и замахал приглашая рукой. Здесь были все старшие офицеры дивизии и, к огромному удовольствию Пятака, стайка сестер милосердия, сменивших по такому случаю свои черно-белые монашеские балахоны, на вполне приличные вечерние платья.

В ознаменование их ратных подвигов, командующий представил всех троих к орденам Святой Анны, четвертой степени! С первой "клюквой" вас, друзья мои! Это так, на армейском жаргоне, называли орден Анны, он красного цвета и Вечер уже перешел в ту стадию , когда раскрасневшиеся участники возлияний начинают говорить все сразу и число тостов не успевает за числом опрокинутых рюмок. Пятнаковский, усиленно совращавший аж целых трех сестричек сразу, неожиданно оторвался от этого важнейшего дела и пнул Дмитрия ногой под столом.

Недалеко от здоровенной бадьи с пыльной разлапистой пальмой, за составленными в ряд столами расположилась представительная компания. Исключительно мужчины, исключительно солидного вида, в строгих костюмах с золотыми часовыми цепочками свисающими из жилетных карманов. А во главе стола, в светлом летнем костюме и немыслимой расцветки жилете, с трудом сходящемся на объемистом пузе, восседал, собственной персоной, старший прапорщик Борщев! Капитан Пятнаковский, что творится во вверенном Вам подразделении!

К семи часам утра, безжалостно растолкав пришедшего под утро Пятака, Дмитрий приказал построить личный состав для утренней поверки. Отсутствовали четверо солдат и старшина Борщев. Правда дневальный сообщил, что Борщев был, но где-то минут сорок назад схватив какой-то здоровый тюк спешно покинул расположение части. Борщев-то ладно, явится, а вот бойцы Никто из присутствующих не мог сказать ничего вразумительного , только Дроздов сообщил, что видел их вчера, часов около восьми.

Беляев, Тонков и Кузнецов пришли под вечер и посланявшись по казарме, долго беседовали с сержантом Дьяченко, после чего все четверо собрались и ушли. Ситуация с пропажей солдат, конечно, совершенно не радовала, но еще паскудней было то, что вместе с ними исчезли три автомата, снайперская винтовка и четыре цинка патронов.

После тщательно проведенной проверки, выяснилось , что так же не хватает подствольных гранат и комплекта радиостанций "Моторолла". После обеда, прошедшего в мрачной и подавленной атмосфере, Пятак с Дмитрием вышли покурить на большой гимназический двор. Поисковые группы , прошатавшись по городу добрых шесть часов, вернулись ни с чем. И забегавший из ставки командующего, куда его откомандировали выдернув с корнем из отряда, Рождественский тоже ни чего путного сообщить не смог. Он поднапряг комендантскую роту и вновь созданное полицейское управление, но пока ни каких новостей небыло.

Ты понимаешь, они же не от того смылись, что нарядов испугались! Тут что-то другое, посерьезнее. Оружие прихватили, боеприпасы, на самоволку не тянет Да, он наконец объявился, или тоже в бегах?! Войдя в коридор ведущий к актовому залу, офицеры остолбенело замерли на пороге.

Весь десятиметровый коридор был просто забит народом. Тут были какие-то бородатые дядьки в картузах и полосатых брюках заправленные в мягкие сапоги, представительные мужчины в костюмах и при бабочках, невероятной ширины тетки восседавшие на стоящих у стены стульях. Народ сдержанно гудел, пускал к потолку облака папиросного дыма и лузгал семечками, сплевывая шелуху на пол.

Ща я его построю, как положено! Бывший актовый зал был до предела заставлен всевозможными ящиками, мешками и коробками, сохраняя посредине лишь узкий проход к ступеням ведущим на сцену.

На сцене, за небольшим, смахивающем на дамский туалетный, столиком восседал старший прапорщик Борщев. Перед ним, примостившись на самый краешек стула, сидел пузатый мужик в перепоясанной тонким ремешком поддевке и смазанных салом сапогах. Подмахните подрядик то, а мы то уж расстараемся! За нами уж не пропадет! Это же в убыток получается! Скинте пяток, Христом Богом молю!

Ведь разор сплошной, деток кормить нечем! Вон сколько народу дожидаются, не можешь прибыльно работать, иди поучись! Тока за ради дружбы нашей дальнейшей, в разор иду! Прапорщик дернулся, как от удара хлыстом и еще плотнее вжался в стул. И встаньте, когда с Вами разговаривает старший по званию.

Ты иди, подряд я те позже пришлю И вообще, вот это все откуда? Да хоть бы и так! Я, господа хорошие, деловой человек, я хозяйство поднимаю! Ты что, забыл, что в армии служишь!!!

А вот ты, т-о-в-а-р-и-щ капитан, похоже забыл Я присягу этой армии не давал! И никому, ничего не должен! На серой, газетного качества бумаге был напечатан приказ о переводе прапорщика Борщева В. Офицеры с удивлением рассматривали документ, подписанный неким полковником Шперлингом и завизированный командующим армии.

И когда только успел!? Так что, если чего понадобиться, обращайтесь, помогу по старой памяти! Пивная располагалось в цокольном этаже доходного дома на углу Рыбной и Московской улиц.

Пыльные полукруглые окна с трудом пропускали яркое июньское солнце, внутри горело несколько двадцатисвечевых лапочек,окрашивая зал желтым болезненным цветом.

Четверо парней, за дальним столом, настороженно поглядывали на входную дверь, периодически отхлебывая темное пиво из серых щербатых кружек. Входная дверь хрипло звякнула колокольчиком и в пивную вошел молодой человек, от силы лет тридцати. Одетый в светлый клетчатый костюм и прилепившуюся на затылке шляпу-канотье, он мазнул взглядом по залу и вразвалочку направился к дальнему столу. Обкашлял с кем надо, так шо завтра на гоп-стоп идем, там на вас и посмотрим, шо вы за птицы Ладно, завтра у входа на Благовещенский базар, в девять.

Они подошли ко входу в базар минут за десять до назначенного времени. Торговля была в самом разгаре, сотни людей продавали и покупали, толкались и галдели, кто-то тащил корзины с рыбой, кого-то дружно лупили у входа в трактир, базар жил своей привычной кипучей жизнью. Потолкавшись между рядами и купив по стакану семечек на брата, парни уселись на поваленный телеграфный столб слева от ворот.

Ровно в девять со стороны Лопаньского моста подъехали две пролетки. Грек, сменивший свой пижонский костюм на простенький пиджак и сапоги, махнул с козел рукой, приглашая садиться.

Покружив по неприметным улочкам пролетки остановились на углу Бурсацкого спуска, в пыльном узком переулке зажатом между стенами каких-то лабазов. Из первой пролетки выпрыгнули трое мужиков угрюмого вида и коротко зыркнув по сторонам, быстро разошлись по углам улицы. Целься, да шмаляй, всего и делов! Это мы их кинем! Передай Тонкому- мочим всех , сначала конвой, потом этих! Конвой вывернул из-за угла метрах в ста от засады. В кузове открытого, дребезжащего всеми своими потрохами "Паккарда", лицом к друг-другу сидели четверо конвоиров.

Молоденький офицер развалился на подушках переднего сиденья, зажав между колен пухлый желтый портфель. Кузнец с Белым выпрыгнули из тьмы подворотни когда до машины оставалось едва метров двадцать, не оставляя конвою ни единого шанса. Гранаты подствольников рванули почти одновременно, в щепу разнося лакированные деревянные борта автомобиля. И сразу, с противоположной стороны улицы, резанули автоматные очереди выкашивая сидящих в кузове солдат.

Тонков и Дьячкнко рванулись к машине и стали вытягивать из-под тел конвойных серые, осклизлые от крови мешки. Кузнец оглянулся, из переулка выруливал Грек нещадно нахлестывая лошадь, а от перекрестка уже бежали придерживая картузы трое его приятелей.

Грузи мешки, вокзал отходит!!! Беляев припал на колено и его автомат забился выплевывая веер стрелянных гильз. Подбегавшие люди слишком поздно поняли, что происходит. Инерция бега все еще влекла их вперед, навстречу автоматным очередям.

Двое первых сразу наткнулись грудью на Беловскую очередь и рухнули, ткнувшись лицом в мостовую. Бежавший же последним, попытался метнутся в ближайшую подворотню, но выстрел Кузнецова перечеркнул его отчаянный маневр. Человек упал, перекатившись пару раз и, все еще цепляясь за жизнь, пополз оставляя на брусчатке широкую красную полосу, в спасительную тень проходного двора. Свалив на дно шарабана последний мешок они прыгнули внутрь. Взлетевший на козлы Тонков схватил вожжи и с идиотской улыбкой обернулся к приятелям: Отряд Дмитрия разросся до размеров полноценного батальона и получил громкое название -- Батальон Особого Назначения имени пресвятого князя Владимира.

Полковые штабы были завалены рапортами с просьбой о переводе на службу в батальон, однако попасть туда оказалось делом совсем не простым. Зловредный Пятак устраивал кандидатам настоящий экзамен по физической подготовке, аналогичный тому, который проходят желающие заработать спецназовский берет в современной армии.

Горожане уже привыкли к зрелищу того, что каждую пятницу по улицам города носятся взмыленные, с полной выкладкой, группы офицеров, позади которых плетется санитарный фургон, подбирая выбившихся из сил неудачников.

С присущим ему рвением Пятак гонял будущих спецназовцев до седьмого пота, выбраковывая по восемь человек из каждого десятка. Особую радость харьковчанам доставлял последний этап экзамена, когда, еле волочащие от дикой усталости ноги, кандидаты вбегали на территорию городского ипподрома. А там, встав в круг с невозмутимыми лицами, их поджидали инструкторы рукопашного боя. Обмотав за неимением перчаток кулаки тряпками они начинали "экзекуцию". С нетерпением дожидавшиеся этого момента зеваки, поднимали неимоверный гвалт, свистели в два пальца и бились об заклад сколько продержится тот или другой офицер.

Зараз их благородиям рыло чистить будут! Пока Пятнаковский готовил личный состав к трудам и тяготам спецназовских будней, трое бывших "партизан" из экипажа ремлетучки, к слову оказавшихся толковыми инженерами, были срочным образом произведены в прапорщики и отправлены на паровозостроительный завод, с задачей наладить выпуск броневиков.

То что они сотворили вызвало немало удивления не только у командования армии, но и у видавших виды Дмитрия с Пятаком. Однажды, ранним июльским утром, ворота завода открылись и оттуда, скребя мостовую гусеницами, выползло Нечто! Это Нечто смахивало на дикую помесь юаровского "Каспера", с немецкой самоходкой "Фердинанд". Оно ревело форсированным двигателем и крутило по сторонам плоской башней с торчащими из нее хоботами спаренных автоматических пушек "Виккерса".

На попытку Пятака сострить что-то по-поводу колхозной сноповязалки, инженеры, брызжа слюной, подняли крик об отсталой технологии, бездарных станках и отсутствии электросварки в принципе. Утихомирив не в меру разошедшиеся страсти, начальство закатило сногсшибательный банкет, обмыв первенца получившего несмываемую кличку - "Наша Монстра". Все эти месяцы Дмитрий проводил на нескончаемых заседаниях генерального штаба, вспоминая все из курса "тактики и стратегии войск в современной войне", что изучал в далекие курсантские годы и опыта приобретенного за время армейской службы.

Однако кроме теоретических экзерсисов, приходилось заниматься и чисто практическими делами. В августе батальон принимал участие во взятии Киева, а в сентябре, с ходу взяв Курск и Воронеж, был переброшен к Орлу. Именно там, под Орлом, Дмитрий впервые увидел, что такое полностью деморализованная армия. После долгих и настоятельных просьб, интриг, а кое-где и откровенного шантажа, он смог собрать в единый кулак практически все доступные бронедивизионы. Ранним сентябрьским утром, чадя и ревя моторами, бронированный клин с танком Дроздова на острие, двинулся на позиции Красной Армии защищавшие город.

На самом же деле никто не "дрожал", на это просто небыло времени! Солдаты в панике выскакивали из окопов и сломя голову бежали от грохочущих машин. В мгновенье ока, дивизия красных перестала существовать, превратившись в толпу обезумевших от страха людей.

Артиллеристы обрезали постромки орудий и гнали лошадей прочь, пехота бросала тяжеленные винтовки и пулеметы, кидаясь в рассыпную и сотнями гибла под кинжальным огнем броневиков. Неделей позже, уже вернувшись в Харьков и присутствуя на приеме по- случаю освобождения Орла и награждения отличившихся, к Дмитрию подошел Май-Маевский.

Это было страшно, очень страшно Я представил себя с той стороны, стоящим в окопе И даже он, -- генерал ткнул пальцем в барельеф змееборца посредине белого крестика, - и даже он не выдержал бы этого ужаса Хотя о чем это я! Вы-это мы, только через много лет А пойдемте, полковник, лучше выпьем! Бывший лейтенант запаса, а ныне штабс-капитан не часто появлялся в Харькове, основное время деля между ставками Деникина и Верховного Правителя -- адмирала Колчака. Наслышан, наслышан о Ваших подвигах!

Давай, рассказывай, делись новостями и сплетнями! Я теперь состою в должности, хм-м Одним словом -- политический советник Верховного Правителя России.

Просто пытаюсь сделать так, что бы ребята снова на одни и те же грабли не наступили! Как у нас, тогда С трудом, с огромным трудом! Реальность то тут другая, да люди такие же. Одеяло друг с друга тянут, подсиживают, интригуют, кошмар да и только.

Колчак с Деникиным, как кошка с собакой, Правитель вообще не подарок -- закусит удила и все, хоть лбом о стену стучись! Так что, господин полковник, приходится интриги плести, Мадридскому двору и не снилось! Особо отметив прорыв Махно под Уманью, который , по идее, и должен был состояться в ближайшее время.

Для этого он, собственно, и приезжал в Харьков -- договориться с Май-Маевским о немедленной отправке войск на Западный фронт. Они просидели до глубокой ночи, до хрипоты споря о будущем страны, пытаясь решить извечный русский вопрос- "Что делать"! А утром Дмитрий проводил Рождественского на поезд в Таганрог, в ставку Деникина. Сентябрь на Украине особенно хорош, зной отступил, сменившись свежим ветерком по утрам и мягким теплым полуденным солнцем, пробивающим золотую листву каштанов.

Дмитрий и Пятак расположились в небольшом открытом кафе у городского сада. Прихлебывая крепчайший турецкий кофе и перемежая его глотком пятнадцатилетнего Шустовского коньяка, они погрузились в изучение свежих газет. Наслышан, наслышан, Дмитрий Игоревич! Знаю Вас уже давно, хотя и не имел чести быть представленным лично! Очень приятно, - Дмитрий отхлебнул кофе -- А с моим заместителем, капитаном Пятнаковским, Вы часом не по служебной надобности знакомы?

Именно так, Дмитрий Игоревич! Опаснейший, знаете ли, человек Ваш заместитель! Вот подумываю, а не пора ли оного субъекта в железа, да и предать его полевому суду Да Ваш заместитель подрывает экономику армии, можно сказать! Вот давеча, оставил без месячного денежного довольствия половину генерального штаба, а в прошлую пятницу чуть не довел до самоубийства графа Остен-Сакена, влепив ему на мизере восемь взяток!

Кошмарная личность, этот Ваш капитан Пятнаковский! Садиться с Пятнаковским за преферанс-гиблое дело, это уже всем известно! Спросили бы у Тимановского, он теперь время по солнцу определяет. Капитан Пятнаковский, сколько там на генеральских натикало?! Хотелось бы с вами поговорить вот по какому делу. Вы господа, конечно видите , что происходит На прошлой неделе, ко мне за советом обратился генерал Тыновский, начальник Государственной Стражи.

Его департамент жизнь в области пытается наладить, да только вот со специалистами совсем беда- кого уж нет, а те далече М-да, так вот, в последнее время, в городе странные события происходят, экстраординарные, я бы сказал. События эти, более по ведомству полиции и уголовного сыска и, я прекрасно понимаю, что к вам отношения иметь не могут.

Но может вы сможете хоть какой дельный совет дать? Мы то здесь причем?! Какое отношение мы имеем к полицейским операциям?

Да я и не прошу вас принимать участие в полицейских забавах! Просто выслушайте Тыновского, Вы же все происходящее под несколько другим углом видите, а вдруг чего толкового подсказать сможете. Ну уважте, очень прошу! Но сами понимаете, ни каких гарантий я дать не могу. Надо сказать, что Государственная Стража была организацией довольно странной, эдакая попытка совместить под одной крышей гражданскую исполнительную власть с военной комендатурой. Причем, подавляющее большинство чиновников набиралось из числа офицеров-отставников и гражданских лиц, что придавало Государственной Страже своеобразный флер ветеранских клубов.

Пробравшись через забитую народом приемную и потратив минут двадцать на попытку докричаться до глуховатого секретаря генерала, Дмитрий с Пятаком были наконец допущены в кабинет его превосходительства.

Генерал Тыновский был под стать своему департаменту. Лет около семидесяти, седой как лунь, начальник Стражи был болезненно худ, тонкая поросшая седым пухом шея нелепо торчала из ворота оливкового английского френча.

Кроме него, в кабинете присутствовал еще один человек, небольшого роста,с широкими квадратными плечами борца и маленькими, глубоко посаженными пронзительными глазами. Он был одет в обычный цивильный костюм и черную шляпу-котелок.

About the Author: Никандр