Written by: Posted on: 21.02.2015

Мать тереза книга будь моим светом читать

У нас вы можете скачать книгу мать тереза книга будь моим светом читать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Интересно-то, что в народном календаре каждый день, значительный или незаметный, как бы вплетен в единый узор, связан с предыдущими и последующими, подчинен главной задаче крестьянина — вырастить и сохранить урожай. Поэтому в народных обрядах разных праздничных циклов совпадают ритуальные блюда, песни, заклички и заговоры. В Древней Руси новолетие праздновали в дни равноденствия: Чтобы сократить этот разрыв, в году Совнаркомом было принято решение перейти на григорианский календарь.

В народном календаре органично совместился языческий земледельческий счет времени с церковным летосчислением по Пасхе. Языческие праздники получили новое, христианское толкование и превратились в церковные, например Иван Купала — в Рождество Иоанна Предтечи. Так, к примеру, Масленица могла справляться в период с конца января до начала марта за семь недель до Пасхи , а сама Пасха — между 22 марта и 25 апреля по старому стилю , Вознесение — в течение всего мая.

Сроками Пасхи определялись число празднования Троицы, Духова дня, длительность Петровского поста. Из числа непереходящих праздников в народе самым главным является Рождество Христово, а из переходящих — Пасха Светлое Христово Воскресение. Познакомившись с ним, вы осознаете мудрость и упорядоченность устройства жизни русского человека в прежние времена, получите практические советы по проведению календарных праздников, ведению хозяйства, народной кухне и народной медицине; познакомитесь с произведениями устного народного творчества, персонажами народных поверий и сказаний; узнаете, какому святому нужно молиться в конкретном случае.

Календарные праздники неотделимы от народного календаря — земледельческого месяцеслова. Основные календарные праздники связаны с переходными порами года, когда происходят изменения в природе и, благодаря этому, в жизни человека. К таким переходным периодам относятся весеннее и осеннее равноденствие, летнее и зимнее солнцестояние.

Ниже подробно описаны основные народные праздники, соответствующие определенному дню календаря. Особое слово нужно сказать о переходящих праздниках, срок проведения которых зависит от срока празднования Пасхи — Светлого Христова Воскресения. Самый яркий из них — Масленица. Масленица издавна была общенародным праздником, не имевшим каких-либо возрастных, социальных, семейных или половых ограничений. Вероятно, этот праздник получил свое название из-за большого количества масляной пищи, употреблявшейся во время его проведения.

По православным пасхалиям, празднование Масленицы начинается за 56 дней до Пасхи и приходится на время сыропустной недели, предшествующей началу Великого поста. Чаще всего это соответствует второй половине февраля — началу марта. Изначально Масленица соотносились с началом Нового года, приходившегося по лунному календарю на 1 марта по старому стилю, и празднование ее продолжалось более двух недель, захватывая время начала пробуждения в природе.

По этому Масленица и стала восприниматься как праздник проводов зимы и встречи весны. Главной особенностью Масленицы было совершение обрядов, относящихся как к зимним, так и к весенним календарным праздникам. Период проведения Масленицы, однако, не соответствовал в данном случае тому времени года, которому она посвящалась.

В сырную неделю мясо употреблять было уже нельзя, а сыр, масло, рыбу и яйца еще можно. Именно это временное положение позволяло исполнять главное правило Масленицы — накрывать обильные сытные столы с большим количеством разнообразной молочной пищи: Кроме молочных продуктов на Масленицу подавали блюда из яиц, рыбы, различных круп, пироги, блины, квас, пиво и вино.

Кроме обильного угощения обязательным условием Масленицы было исполнение различных обрядов, которые, по народным поверьям, должны обеспечить крестьянину здоровье и благополучие. Если же в этот день метет метель, то метели будут мести всю неделю: Самыми важными обрядами Масленицы были следующие. Обычаи, связанные с молодоженами: На Руси к Масленице начинали готовиться с середины предыдущей недели.

Хозяйки наводили порядок во всех уголках дома — от чердака до погреба: Закупали для праздника большое количество продуктов: В субботу накануне масленой недели отмечали Маленькую Масленицу.

В этот день поминали покойных родственников. Для них пекли специальное угощение — блины — и клали его на божницу, слуховое окно или крышу, оставляли на могилах на кладбище, раздавали в церкви нищим и монашкам.

В воскресенье перед Великим постом последний раз ели мясо. Утром и вечером, садясь за стол, обязательно угощали умерших в доме родственников или оставляли для них на всю ночь накрытые большим количеством еды столы.

С понедельника следующей недели начинали праздновать Большую Масленицу. Все семь масленичных дней были самым веселым и любимым временем в году. Каждый день масленичной недели имел собственное имя: В этот короткий отрезок времени совершалось значительное число наиболее значимых ритуалов. Прихода Масленицы очень ждали и тщательно готовились к масленичным развлечениям. Для этого строили высокие ледяные и снежные катальные горы, снежные крепости и городки, висячие и круглые качели, на ярмарках сооружали балаганы для представлений кукольников, ледяные столбы с подарками.

А для усложнения условия игры столб обливали на морозе водой. Но это не пугало тех отважных деревенских парней, которые отличались выносливостью, терпением и везением. Встреча Масленицы представляла собой особый ритуал. Несколько парней ввозили в деревню сани, в которых рядом с чучелом Масленицы стояла самая красивая девушка.

За ними сзади двигалась еще целая вереница саней и разрисованных салазок с празднично разодетыми девушками. От праздника Масленицы ожидали радости, веселья, обильных трапез и развлечений, поэтому и старались встретить его как можно веселее и приветливее, надеясь, что и Масленица ответит им тем же.

Катание с катальных горок. Праздник начинался на высоком месте деревни или на специально возведенной катальной горе. Первыми встречали Масленицу дети, молодые девушки и парни. Они закликали дорогую гостью песнями-закличками: Приезжай ко мне в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться.

Уж ты ль, моя Масленица, красная краса, русая коса, веточка, ясочка, ты же моя перепелочка! Приезжай ко мне во тесовой дом душой потешиться, умом повеселиться, речью насладиться.

Катания с горы начинались с заговора: Масленицу встречали внизу с визгом и хохотом: Молодежь и дети весело катались с горки на скамейках, заледеневших лукошках и санках. Молодожены должны были демонстрировать любовь и привязанность друг к другу, чтобы вся община видела, что они — самостоятельная взрослая семейная пара. С этой же целью молодая пара обязательно гостила у тестя и тещи с непременным угощением блинами, у крестных родителей и родственников с обеих сторон.

Кто не праздновал праздник, тот подвергался всеобщему осуждению и был обречен в остальное время года жить в горькой беде и нужде. Развитие праздника достигало наибольшего размаха в последние два дня. Порой собиралось несколько сотен человек. Проливавшаяся здесь кровь должна была окропить землю и способствовать хорошему урожаю.

Большую роль в завершении Масленицы играли очистительные обряды, направленные на избавление от нечистой силы. Они могли исполняться в различных формах: Кульминацией праздника являлось зажигание на возвышенном месте, льду озера или реки большого ритуального костра.

В его сооружении участвовали все жители деревни или села, отдававшие для этого старые ненужные вещи: В центр кострища вертикально ставили высокий шест с надетым на него колесом или смоляной бочкой. Главным действующим лицом в нем было чучело или человек, изображавший Масленицу. Чучело из соломы или дерева одевали в крестьянскую одежду. Все участники переодевались в обычную одежду и, очистившись таким образом от чужого влияния, возвращались к привычной жизни.

Основной обряд Прощеного воскресенья проводился с наступлением первых сумерек, после окончания ритуальных проводов Масленицы, догорания праздничных костров и завершения всеобщего веселья. Все родственники, знакомые должны были повиниться друг перед другом и попросить прощения за все нанесенные в прошедшем году обиды.

Так же следовало поступать и при встрече на улице с незнакомыми и случайными пришлыми людьми. После окончания церковной службы ходили к родственникам и знакомым, совершая положенный многовековой ритуал — давая милостыню. Традиция предписывала приход младших членов общины к старшим, бедных к богатым. Пришедший прощаться становился на колени у входа и обращался к хозяевам со словами: После положенного числа посещений масленичная неделя и праздник считались законченными и все расходились по домам на ужин — заговины.

Там вся семья садилась за стол с последним перед Великим постом сытным обильным ужином, заключительным блюдом в котором обязательно была яичница. Начинали его самые младшие, обращаясь по очереди с положенными многовековой традицией словами в порядке очередности к своим старшим братьям и сестрам, родителям, бабушкам и дедушкам. Все присутствовавшие должны были также повторять это действие по старшинству. В обратном порядке оно не совершалось, у младших просить прощения не полагалось.

Глава же семьи не просил прощения ни у кого из своих близких. В этот день женщины посещали могилы родственников, заказывали панихиды. Они собирались группами около десяти человек и в полном молчании шли на кладбище просить прощения у покойных за нанесенные им когда-то невольные и вольные обиды.

После совершения положенных обрядов все так же молча уходили обратно в деревню. В Прощеное воскресенье замужние женщины должны были до четырех часов дня три раза объехать вокруг деревни, закрывшись с головой платками, и успеть вернуться домой до начала церковной службы.

Этот обряд совершался для будущего урожая льна. Молодоженам первого года жизни в Прощеное воскресенье полагалось вместе ездить к отдельно живущим родителям, старшим родственникам, крестным матери и отцу, куму и куме прощаться и одаривать их подарками: Великий пост соблюдается в память сорокадневного поста Иисуса Христа, вскоре после Своего Крещения удалившегося в пустыню. Подготовка к нему начинается задолго, вскоре после праздника Богоявления.

Особенно важными в народе считались начало, середина и конец поста первая, четвертая и седьмая недели. Начинается пост с очищения от масленичного разгула. В Первую недел ю церковь призывает верующих к покаянию и смирению, к избавлению от гордыни как главного источника грехов. Ограничений на пищу на этой неделе не вводится. Вторая неделя посвящена евангельской притче о блудном сыне. В это время усиливается мотив покаяния. Грешникам, отступникам от церкви дается надежда на возврат в ее лоно, как блудному сыну в отчий дом.

Верующим напоминают об ожидающем их последнем суде живых и мертвых, чтобы жили они в страхе Божьем и помнили о грядущем наказании за грехи и беззакония. В течение семи дней церковным уставом еще разрешается употреблять в пищу мясо. Мясо запрещено есть в последнюю подготовительную неделю, известную в народе как масленичная, или сыропустная неделя. На протяжении семи дней, предваряющих Великий пост, употребляется сырная пища: В церковных проповедях и песнопениях в эти дни верующим напоминается о необходимости воздержания, о том, что близится час покаяния.

Заканчивается Масленица Прощеным воскресеньем. Первая неделя седмица Великого поста отличается особой строгостью. На Руси в течение этой недели питались хлебом, луком и квасом.

В первые четыре дня первой недели на Великом повечерии читается покаянный канон преподобного Андрея Критского: Даже богослужение меняет свой характер, преобладает чтение, хор поет реже, плачет монотонными унылыми ударами колокол.

Во все время Великого поста, на утренних и вечерних службах, читаются книги Ветхого Завета. С самой первой вечерни предлагаются для чтения: Чтение Бытия следует по порядку ее глав, но в дни литургии, когда собирается больше народа в храме, предложены два важнейшие сказания о судьбе всего человечества: Изменяется и порядок церковных служб. Ежедневное совершение Божественной литургии прекращается.

Ее служат в субботние и воскресные дни поста. На неделе же в среду и пятницу бывает литургия Преждеосвященных Даров, во время которой верующие причащаются Святыми Дарами, освященными в прошлое воскресенье. В первую пятницу Великого поста, перед окончанием обедни, выносится посреди церкви и благословляется коливо , то есть вареные хлебные семена с сухими плодами, и поется канон на память святого Феодора Тирона, бывшего ратником и мучеником во дни гонений христиан. Юлиан-богоотступник тайно велел осквернить кровью от идольской жертвы христианскую пищу на рынке.

В первое воскресенье Великого поста церковь совершает чин Торжества Православия. Многие в начале поста отправлялись на богомолье к святым местам. На четвертую неделю приходится середина сорокадневного поста, что предопределило ее особое значение.

В ночь на воскресенье, которое ей предшествует, на всенощной после великого славословия из алтаря через царские врата выносят запрестольный крест. Его кладут на аналой посреди церкви и оставляют лежать до пятницы для поклонения верующих. Это действие совершается, как его поясняет церковь, чтобы напомнить верующим о страданиях и смерти Христа и укрепить постящихся к продолжению поста.

Пятая неделя — Похвальная. В четверг в церкви на утрене совершается так называемое стояние в честь святой Марии Египетской: Делается это для того, чтобы показать пример покаяния. В субботу этой недели церковью установлено моление к Пресвятой Богородице, называемое акафистом или похвалою, от которого неделя и получила свое название.

Шестая неделя, Неделя Ваий или Вербная, в пятницу которой заканчивается Четыредесятница, предшествовала празднику Вход Господен в Иерусалим, название неделе дал обычай в этот день освящать в церкви ветки вербы. Седьмая, последняя неделя Великого поста называется Страстной и является отдельным, наиболее строгим шестидневным постом, посвященным событиям последних дней земной жизни Христа, его пленения и распятия; следующее за ней воскресенье — Пасха.

В жизни русской деревни Великий пост был особым временем. С его началом менялся привычный ход жизни и внешний облик деревни. Крестьяне надевали скромную, траурную, одежду; прекращались молодежные посиделки, запрещались гуляния; пение песен, игра на музыкальных инструментах считались грехом; не было свадеб, гощений и больших празднований. Даже похороны проводились скромнее.

Вводились 4 степени строгого поста:. Скоромного — мяса, рыбы, молока, яиц — не давали даже маленьким детям и больным. Нарушение поста считалось не только страшным грехом, но и могло повлечь за собой божественное наказание: Основой каждодневного пищевого рациона были ржаной хлеб, щи, каши на постном масле, репа, картофель, соления, кисели, квас, моченые ягоды и т. Строгий запрет налагался церковью на супружеские отношения. По народным представлениям, муж не должен был спать с женой в период поста еще и потому, что от этого могли родиться больные или слабоумные дети.

Непременным атрибутом постного времени было хождение в церковь к исповеди: Издавна обряды, приходившиеся на завершение поста, служили средством очищения и защиты окружающего пространства и человека от нечистой силы и являли границу между периодом безвременья — Пост — и периодом возрождения и обновления жизни и природы — Пасха.

На время Великого поста приходились многочисленные обряды кликания весны, подготовки и проведения пахоты и сева. Особое значение имели отдельные дни и недели Поста: Чистый понедельник на первой неделе, среда или четверг Средокрестие на четвертой, Крестопоклонной неделе, Вербное воскресенье, Чистый четверг на Страстной неделе. Великий пост являлся важным хозяйственным периодом, на него обычно приходилось начало нового хозяйственного сезона, подготовка и проведение земледельческих работ — сева и пахоты.

С началом Великого поста женщины садились за кросна, сначала ткали, а затем белили холсты, которыми за пост надо было запастись на весь будущий год. Мужчины занимались заготовкой дров и леса для построек, витьем веревок, починкой сельскохозяйственного инвентаря, ограждений вокруг полей и выгонов и т.

На протяжении семи недель Великого поста устанавливается особое, молитвенное состояние верующих, готовность исповедоваться и принимать причастие. Напряжение достигает кульминации в Страстную неделю и разряжается самой пышной и торжественной церковной службой с выносом плащаницы, крестным ходом, колокольным звоном. Вербное воскресенье — воскресенье на шестой неделе Великого поста, последнее воскресенье перед Пасхой.

В этот день церковь отмечает двунадесятый Господний праздник — Вход Господень в Иерусалим. Согласно Евангелию, Иисус Христос направлялся с учениками из Вифании, где он воскресил Лазаря, в Иерусалим, чтобы отпраздновать там Пасху. На подходе к городу он увидел привязанного к дереву молодого осла и попросил учеников привести его к нему. Ученики постелили на спину осла свои одежды, на которые сел Христос. На дорогу, по которой ехал Иисус, люди бросали пальмовые ветви и стелили свои одежды.

В память об этом событии во всех христианских храмах принято в этот день освящать украшенные ветви деревьев. У русских место пальмовой ветви заняла верба, которая дала название празднику и неделе перед ним: Суббота, предшествующая Вербному воскресенью, также считается праздничной, она называется Лазаревой, так как, по церковному преданию, в этот день Христос воскресил Лазаря, на нее приходятся основные приготовления к празднованию Вербного воскресенья. Пирог разделать из постного теста закрытым или открытым, выбрав любую форму.

На разделанный нижний пласт теста уложить предварительно подсоленное филе, сбрызнуть маслом. В городах и в сибирских деревнях обязательным блюдом субботнего праздничного стола была икра. Канун Вербного воскресенья шумно и весело праздновала молодежь. В полночь молодежь с пением песен выходила на улицу. Около ворот каждого дома, где жили новобрачные, парни и девушки останавливались и кричали: В народе верба, освященная в этот праздник, считалась священной и наделялась магическими свойствами. Утром праздничного дня взрослые хлестали веточками вербы детей, приговаривая: Церковные службы дней Страстной недели посвящены событиям последних дней земной жизни Спасителя, ввиду важности которых каждый день недели называется Великим Страстным.

На протяжении всей недели в знак скорби церковь предписывает особенно строгое воздержание, которое становится еще более суровым ближе к Пас хе: Но идея Великого поста — очищение через воздержание, покаяние и причастие, на Страстной неделе находит отражение не только в церковных службах и ритуалах, но и в многочисленных народных очистительных и предохранительных обрядах, основная масса которых сосредоточена вокруг Чистого четверга. В первые три дня Страстной недели в церквах вспоминается пребывание Христа в Иерусалиме и его пророчества о своей грядущей кончине.

На утрене после шестопсалмия поется: На часах читаются четыре Евангелия. В русской деревне с понедельника начиналась подготовка к Светлому Христову Воскресенью Пасхе: Мужики-хозяева заготавливали припасы и корм для скотины на все праздники. Женщины рано утром до восхода солнца сметали по закромам льняное и конопляное семя, которое толкли в ступах и разбавляли водой.

На Страстную среду приходились некоторые очистительные и охранительные обычаи следующего дня Страстной недели — Чистого четверга. Например, обливание скотины талой водой, из снега, собранного по оврагам, посоленной заготовленной в прошлом году четверговой солью. Считалось, что эта вода предохраняет двор от порчи целый год. В западной Сибири некоторые четверговые обряды начинались с вечера Великой среды. В последние дни Страстной недели делались последние приготовления к Пасхе: В вымытых и прибранных домах, пол в которых посыпали белым речным песком, расстилались новые половики, на стены, окна, божницу развешивали белые вышитые полотенца, подвязанные бантами или украшенные цветными шелковыми лоскутками или искусственными цветами.

Все это великолепие не снимали вплоть до конца Пасхальной недели. В церкви тоже готовились к Пасхе: С четверга по субботу пост был особенно строг. Наиболее истово верующие в память о страданиях Христа вовсе отказывали себе в пище и питье, проводили эти дни в молчании, остальные старались есть один-два раза в день, ограничиваясь невареной пищей. В Великий, Чистый четверг крестьяне обязательно посещали церковь, в которой в этот день вспоминают Тайную вечерю и предательство Иуды, читают 12 Евангелий 12 евангельских отрывков, повествующих о страданиях Иисуса Христа.

В Великую пятницу в память о мучениях и распятии Христа из алтаря выносят лежащую на престоле плащаницу, поклониться которой собирается народ. В Страстную субботу служба в храме идет в течение всего дня. В этот день церковью вспоминается пребывание Спасителя телом во гробе, а душой сошедшего в ад и сокрушившего силой Своей адские врата, связавшего Сатану и освободившего из ада прародителей Адама и Еву, библейских пророков, душу благочестивого разбойника, распятого вместе с Ним.

Приведя спасенных в рай, сам Он воссел на престоле с Отцом и Святым Духом. Оно заключается в торжественном обнесении плащаницы вокруг храма под погребальный звон колоколов. Подойдя вновь к церковным дверям, крестный ход останавливается, и верующие с горящими свечами в руках проходят в открытую дверь под плащаницей, которую над головой держат священнослужители.

По возвращении в церковь плащаницу сначала подносят к раскрытым царским вратам, а затем вновь устанавливают в центре храма до вечера. Пасха — великий двунадесятый праздник церковного православного календаря Светлое Христово Воскресенье, самый торжественный и радостный христианский праздник. Он символизирует обновление и спасение мира и человека, торжество жизни и бессмертия над смертью, добра и света над злом и тьмой.

По закону Моисея, празднование этого дня было установлено древними иудеями в память об исходе из египетского плена, в знак благодарности за освобождение и поддержание беглецов во время их долгого странствия. Христианская Пасха, также как Пасха иудейская, отмечается по лунному календарю, поэтому не имеет постоянной даты в лунном месяце 28 дней, которые накладываются на солнечный год из суток.

Время празднования Пасхи рассчитано на много лет вперед и записано в таблицах — пасхалиях, через каждые года числа, дни недели и фазы луны повторяются, следуя в том же порядке, они составляют великий пасхальный круг. По календарю празднование всегда приходится на промежуток от 4 апреля до 7 мая по новому стилю. Пасхальная служба, происходящая в ночь с субботы на воскресенье, является логическим завершением служения всех предшествующих дней Страстной недели, посвященного событиям Евангелия.

Раньше ровно в полночь, а теперь обычно в половине двенадцатого, начинается праздничная служба — полунощница, за которой следует заутреня, посвященная Светлому Христову Воскресенью, крестный ход вокруг церкви и литургия, наступает Пасха — Светлое Хрис то во Воскресение.

В это время в Иерусалиме нисходит благодатный Огонь на святой Гроб Господень. Это явное чудо повторяется в течение многих веков, начиная с глубокой древности. Один из паломников рассказывал в конце XIX века: Как известно, православные и католики празднуют Пасху по разному календарю старый и новый стиль. Так вот, благодатный Огонь появляется только под Светлое Христово Воскресение, определяемое по старому стилю, и никогда не сходил на Пасху, празднуемую по новому стилю. Издавна в пасхальную ночь, как только зазвонят колокола, возвещающие о воскресении, тут же все освещалось огнями.

Церковь и колокольня покрывались огоньками развешенных накануне фонариков. Около церкви разжигали костры. На перекрестках дорог, на холмах и высоких берегах рек поджигали смоляные бочки, которые иногда поднимали на шестах. Угли, оставшиеся от костров, наутро собирали и закладывали под застрехи крыши, чтобы оградить дом от молнии и пожара. Свечу, с которой обходили крестным ходом вокруг церкви, также сохраняли, приписывая ей магические свойства. Во многих местах перед началом и после праздничной литургии было принято стрелять из ружей.

Кое-где стреляли преимущественно охотники, в уверенности, что непременно убьют выстрелом черта, и в то же время желая обеспечить себе удачную охоту в течение года.

После службы те, кто не успел освятить в Великую субботу разнообразную снедь для пасхальной домашней трапезы, выстраивались в церковной ограде в ожидании священника. Они стояли в два ряда, мужчины с непокрытыми головами, женщины в праздничной одежде, каждый держал в руках скатерть с куличом, на котором горела свеча. После окончания пасхальной службы и освящения куличей как можно быстрее бежали домой разговляться, так как верили, что тот, кто быстрее прибежит, раньше других управится с урожаем, все до последнего зернышка соберет со своего поля.

Одним из важнейших моментов праздника была утренняя пасхальная трапеза. Обязательной принадлежностью пасхального стола были освященные в церкви яйца и кулич, творожная пасха.

С давних времен у всех народов мира яйцо символизировало Вселенную. Считалось, что мир произошел из яйца. Христианство стало считать его символом воскресения: Существует легенда о том, что обычай дарить на Пасху красное яйцо произошел от святой равноапостольной Марии Магдалины. На Руси пасхальные яйца украшали двумя способами: В густой красный цвет можно окрасить яйца, опустив их в крепкий отвар луковой шелухи.

Разные оттенки розового цвета получались, если варили яйца вместе с корой вишни или свеклой. Зеленые яйца получали, сварив их вместе с молодой зеленью озимых. Фиолетовыми делали яйца цветы ольхи, запасенные с прошлой весны. Бронзовый цвет давала кора дуба, а золотой — желтая резеда. Для приготовления пасхи в старину использовали деревянные пасочницы — разборные ящички в виде усеченной пирамиды — символа Гроба Господня.

Эти рисунки и надписи отпечатывались потом на готовой пасхе. Для пасхи брали творог самого лучшего качества — свежий, сухой, однородный. Свежий, хорошо отжатый творог протереть ложкой сквозь частое решето или редкое сито. В отдельную кастрюлю положить свежее сливочное масло, свежую сметану, яйца и, непрерывно размешивая, довести до кипения.

Затем все это тщательно растереть с творогом, прибавить сырое яйцо, соль и еще раз растереть до получения однородной массы. Взять чистую салфетку из мягкой, тонкой ткани, смочить ее водой и уложить ровными складками в форму, наполнить приготовленной массой. Сверху прикрыть сначала краями салфетки, затем крышкой, наложить гнет и поставить в холодное место но не на лед на полсуток или даже сутки, чтобы вытекла сыворотка. Соединить обе смеси, накрыть и поставить на 1—2 часа, чтобы тесто поднялось.

Постепенно влить в тесто растопленное сливочное масло, снова как следует вымесить. Добавить пряности и коньяк. Дать тесту снова подойти. Разделить тесто и переложить его в заранее подготовленные формы до половины формы! Обмазать кулич яичным желтком и поставить в разогретую духовку на небольшой огонь на 45 минут.

Начинал трапезу старший в семье, обычно отец. После этого распределялись кулич и другие угощения. Очень часто разговление начиналось с постной пищи: В этот день считалось неприличным и греховным слишком шумно веселиться и развлекаться: Гостевание тоже считалось неприличным, так как празднование Пасхи было семейным праздником.

На второй или третий день Пасхи, по примеру церковных обходов, женщины и девушки совершали обход деревни. Этот обычай должен был защитить селение от разных несчастий, особенно от ураганов и пожара. Как только поднимется солнце, соседки с иконами на полотенцах иногда с горящей свечой в фонарике собирались на околице деревни.

Войдя в дом, они трижды поздравляли хозяев: Не одарить ребятишек считалось большим грехом, поэтому хозяева специально готовились к их приходу, приберегая угощения. Но праздник Пасхи — это не только молитвы. Празднично одетая молодежь собиралась на улице, где специально к Пасхе устанавливали качели и игры с пасхальными яйцами, остальные жители деревни приходили посмотреть. Самой распространенной игрой было катание яиц со специально изготовленных деревянных желобков или лоточков — узких ящичков, имевших с обеих сторон по длине невысокие бортики.

В начале игры яйца выкладывали полукругом перед лотком и по очереди спускали с лотка. Когда катившееся яйцо ударяло в бок уже лежавшее на земле, хозяин первого выигрывал и забирал побитое яйцо.

По другим условиям игры, чтобы выиграть в катании яиц, достаточно было, чтобы яйцо откатилось дальше, чем предыдущее. Но чаще всего яйца катали дома по столу или по полу во время праздничной трапезы. Играющие садились напротив друг друга и как можно сильнее толкали свое яйцо навстречу яйцу соперника. Разбитое яйцо разбирал тот, чье яйцо осталось целым. Один из играющих зажимал яйцо в руке, другой бил по нему своим. Яйцо считалось проигранным, если разбивались оба конца, если же у каждого из играющих оставалось по одному целому концу, они делили каждый свое яйцо пополам и обменивались половинами.

Взрослые прятали яйца в саду, среди кустов и деревьев. Дети наполняли ими корзиночки и бежали в сад к соседям искать там яйца. Побеждал тот, кто собирал больше яиц. В православной традиции Фомино воскресенье посвящено явлению Христа апостолу Фоме на восьмой день после воскресения.

Когда Христос явился апостолам, апостола Фомы среди них не было, поэтому, услышав радостную весть, он в нее не поверил. Через неделю он встретился с воскресшим Спасителем, но опять усомнился, тогда Христос показал ему Свои раны и предложил ощупать их. Только после этого Фома уверовал в воскресение и признал в Христе распятого Учителя. На Красную горку заканчивается Светлая седмица. В церкви последний раз служится литургия по праздничному пасхальному чину, закрываются царские врата.

Фомино воскресенье названо Красной горкой, поскольку по народной языческой традиции так называли дни начала весны, когда народ поднимался на самое высокое место горку и зажигал костры в честь Даждьбога. По аналогии с празднованием языческих праздников встречи весны, Красная горка отмечалась широко и празднично.

Народ собирался на больших улицах и площадях. С этого воскресенья начинается период свадеб, так как Фомино воскресенье — первый день после Великого поста, когда в церкви разрешены венчания. На Красную горку, как и на Пасху, красили яйца и устраивали с ними игры. Молодежь старалась не пропускать игры и хороводы, поскольку пропуски считались плохой приметой.

По народному поверью, если парень не будет участвовать в гуляньях на Красную горку, то из-за этого он женится на рябой, уродине или так и останется холостым. А для девушек не было хуже наказания, чем выйти замуж за некудышного жениха или вообще остаться старой девой. Девушки поднимались на вершину холма и становились в хоровод.

Из-за гор-горы выкатайся, на светел мир воздивуйся, по траве-мураве, по чветикам по лазоревым, подснежникам лучами-очами пробегай, серце девичье лаской согревай, добрым молодцам в душу загляни, дух из души вынь, в ключ живой воды закинь. От этого ключа ключи в руках у красной девицы, зорьки-заряницы. Зоренька-ясынька гуляла, ключи потеряла. Я, девушка имя , путем-дорожкой шла-пошла, золот ключ нашла.

Кого хочу, того люблю, кого сама знаю — тому и душу замыкаю. Замыкаю я им, тем золотым ключом, доброго молодца имя на многие годы, на долгие весны, на веки веченские заклятьем тайным нерушимым.

Начинался обряд ровно в полночь. Все женщины и девушки деревни выходили за околицу с песнями. Там уже их ждали три молодые женщины с сохой и три старые женщины с иконой Казанской Божьей Матери. Девушки расплетали косы, женщины снимали платки, затем несколько женщин садилось на доски, положенные поверх сохи, которую придерживали сзади, остальные брались за привязанные к сохе веревки и тащили ее вокруг села, останавливаясь на всех перекрестках, чтобы чертить кресты.

Впереди процессии шли молящиеся старухи с иконой Казанской Божьей Матери. Обойдя деревню и возвратясь на исходное место, женщины устраивали праздничную трапезу. Позднее к ним присоединялись парни. Пирушка продолжалась до трех часов, а затем все расходились по домам, так как гулять после третьих петухов считалось грехом.

По народному поверью, после совершения обряда опахивания все беды и несчастья оставались за бороздой и не имели силы перешагнуть через нее и навредить селу. Радуница отмечается во вторник, в десятый день после Пасхи, хотя в старину ее отмечали в Фомино воскресенье Красная горка или понедельник.

По народному поверью, название праздника происходит от того, что в этот день мертвые встают из могил, слушают поминальную обедню в церкви за алтарем, разговляются после Великого поста, присутствуя во время поминальной трапезы, и радуются как Христову дню — Пасхе, так и тому, что их дети помнят о них.

В народе верили, что те родители, дети которых не приходили поминать в Радуницу на кладбище, не радовались, а плакали весь праздничный день. Несмотря на поминальный характер, Радуница считалась веселым и радостным праздником: По языческой традиции, поминовение умерших весной, перед началом посевных работ, относится к культу предков.

Цель этого обряда — получить поддержку и покровительство предков в крестьянском труде. На Руси Радуница отмечалась с давних пор, хотя формы ее празднования осуждалось православной церковью. В то же время само поминовение считалось богоугодным делом. По народному поверью, раньше Радуницы поминать родителей нельзя, так как именно в этот день они впервые разговляются после Пасхи. Обязательной его частью было одаривание умершего пасхальным яичком, которое закапывали около креста, клали целиком или крошили на могилу для птиц.

По народному поверью, птички, отведавшие угощения, заступятся за покойного на том свете перед Богом. После поминовения родных обычно навещали могилы знакомых, а всех, встречавшихся по дороге, чем-нибудь угощали и говорили: При этом на угощение не скупились, так как считали: Третье воскресенье после Пасхи и следующая за ним неделя посвящены женам-мироносицам. Эта неделя называется Неделей Жен-мироносиц.

В этот день, согласно Евангелию, женщины, которые пришли из Галилеи в Иерусалим вместе с Христом, рано утром на третий день после погребения Иисуса пришли ко гробу Господню, чтобы омыть его тело миром — благовониями. По преданию, они стали первыми свидетельницами Воскресения Спасителя. Подойдя к гробнице, они увидели, что вход в нее открыт, а войдя внутрь, обнаружили, что тело Христа отсутствует. Их охватило недоумение и печаль, но вдруг пред ними предстали два ангела, которые сказали: Обрадовавшись, жены отправились назад, в Иерусалим, чтобы сообщить радостную весть ученикам, и на дороге их встретил сам Иисус.

Он отмечался гуляньями и трапезами и был запретным для мужчин. Семик Зеленые Святки отмечается за три дня до Троицы, в седьмой четверг после Пасхи.

В языческой традиции Семик завершает весенний праздничный цикл, который начинала Масленица: В Семик, так же, как и на Масленицу, празднуется переход от одной поры года к другой. В данном случае — от весны к лету. Главным участником праздника была молодежь, в основном девушки.

С принятием христианства Семику, как и другим языческим празднествам, стала соответствовать одна из церковных знаменательных дат — Троица. Однако праздник смог сохранить древние языческие традиции и оказался предваряющим празднование Троицы. В Семик собирали продукты для ритуальной трапезы, тогда как сама трапеза и приготовление блюд для нее происходили в Троицу.

С Семиком связывали весенний этап полевых работ — посев ячменя в некоторых местах его предпочитали сеять или в Семик или в троицкую субботу , льна, конопли, посадку овощей.

В этот день девушки шли в лес выбирать березу. Из веток заплетали венки. Он принял предложение не потому, что хотел заработать больше денег, а для того, чтобы найти учеников, более заинтересованных в его лекциях:.

В Карфагене же, наоборот, среди учащихся царит распущенность мерзкая, незнающая удержу. Они бесстыдно вламываются в школу и, словно обезумев, нарушают порядок, заведенный учителем для пользы учения. С удивительной тупостью наносят они тысячи обид, за которые следовало бы по закону наказывать, но обычай берет их под свое покровительство. Они тем более жалки, что совершают, как нечто дозволенное, поступки, которые никогда не будут дозволены по вечному закону Твоему; они считают себя в полной безнаказанности, но их наказывает слепота к собственному поведению; они потерпят несравненно худшее, чем то, что делают.

Учась, я не хотел принадлежать к этой толпе; став учителем, вынужден был терпеть ее около себя. И вот я узнаю, что в Риме бывает то, чего в Африке мне не доводилось испытывать: В Милане он знакомится с епископом Амвросием, будущим святым. Августин восхищен его проповедями и, видя, что епископ — человек более знающий, чем Фавст, он решает окончательно порвать с манихейством V, 13— Благодаря Амвросию Августин принимает католические представления о вере.

В то время его устраивал скептицизм философов-неоплатоников. Однако уже вскоре Августин обнаружил противоречие в этом учении. Утверждая, что истина недоступна человеку, неоплатоники считали, что изучать следует лишь возможное и правдоподобное.

Это не могло удовлетворить Августина, считавшего, что мыслитель должен познать Мудрость. Амвросий познакомил его с сочинениями Плотина древнегреческого философа.

Поскольку Августин был не слишком силен в греческом, он прочитал их в латинском переводе Мария Викторина. В то время близким другом Августина был некий Алипий, разделявший его мучительные колебания между Богом и миром. Августин стремится, с одной стороны, к женитьбе мать заставила его просить руки одной девушки, говорят, этот брак длился два года , а с другой — к совместной жизни с друзьями.

Именно в это время он рвет отношения с любовницей, с которой прожил 15 лет. Этот разрыв, совершенный по требованию матери, заставляет его тяжко страдать. В отношениях между своим телом и духом он видит туже проблему, о которой Сократ и Алкивиад говорили в диалоге Пир: Я отдал бы в душе своей первенство Эпикуру, если бы не верил, что душа продолжает жить и после смерти и ей воздастся по заслугам ее; Эпикур в это верить не желал.

И я спрашивал себя: Августин пока еще не считает его чистым духом. Перед ним неотступно стоит вопрос о происхождении зла.

Можно ли подкупить Бога? Не только молитвы, но и стремление матери познакомить сына с людьми, способными наставить его на путь веры, дают свои результаты. И все же это непросто. В глубинах души Августина идет бурная внутренняя борьба. Он постоянно возвращается к вопросу об отношениях между плотью и духом. Августин хочет выбрать дух, но мешают сущие негодницы — прежние подружки:. С этого мгновения мы навеки оставим тебя! От души раба Твоего отврати это милосердием Твоим!

Какую грязь предлагали они, какое безобразие! Но я слушал их куда менее чем в пол-уха, и они уже не противоречили мне уверенно, не становились поперек дороги, а шептались, словно за спиной, и тайком пощипывали уходящего, заставляя обернуться. И все же они задерживали меня; я медлил вырваться, отряхнуться от них и ринуться на зов;, властная привычка говорила мне: Однако теперь он считает Бога абсолютным существом.

Все сущее, будучи творением Божиим, является добром. Зло состоит в отходе от Господа VII, Знакомство, а затем и частые встречи с миланским священником Симплицианом, духовником святого Амвросия, постепенно приводят его к полному обращению в веру VII, 2. Встречается он и с Понтицианом, бывшим своим соучеником. Этот христианин рассказывает ему о жизни святого апостола Павла. Случайно Августин обращает внимание на одно место в Послании апостола.

Это — та благодать Господня, которой ему не хватало для того, чтобы сделать последний шаг в обращении: Библия цитируется в переводе по латинскому изданию, не во всем совпадающему с нашим синодальным. Августин объявляет матери, что готов к обращению. В книге IX рассказывается о духовном пути новообращенного он оставляет преподавание и посвящает себя работе над Философскими диалогами и крещении Августина и его сына.

В конце книги рассказывается о смерти Моники, его матери, и приводится подробное описание ее жизни. В книге X Августин анализирует свойства памяти. Он считает память тем вместилищем или сокровищницей, где скрыты бесчисленные образы, получаемые нами от внешних чувств. Точнее говоря, в памяти содержатся не только образы вещей, отпечатавшихся impressum в духе объектов, воспринятых органами чувств, воспоминаний о себе самом, составных и расчлененных образов и т.

Самосознание существует благодаря памяти, которая соединяет прошлое с настоящим и позволяет предвидеть будущее. Специфическая функция памяти проявляется в приобретении интеллектуального знания. В нем Августин различает чувственный элемент, например, хранящиеся в памяти образы звуков, и объект знания как таковой, который не воспринимается чувствами и, следовательно, не может прийти извне.

Понятия вначале содержатся в сердце и в отдаленной области памяти, в разрозненном и беспорядочном состоянии. С помощью рефлексии память их отыскивает, упорядочивает и ими распоряжается. Это и называется знанием. В книге XI Августин обращается к проблеме времени. Напомнив, что Исповедь вся, от начала до конца, посвящена Богу, Августин продолжает свои философские размышления, прося Господа вдохновить его и помочь раскрыть истинный смысл Священного Писания. Он размышляет об акте Творения.

Бели же тело уже существовало, то откуда оно появилось? Следовательно, трудно понять, каким образом акт Творения совместим с вечностью Божией. Так я не отвечу. Я охотнее ответил бы: Августин утверждает, что невозможно представить себе время, существовавшее до создания мира, потому что Бог создал их вместе. Что же такое время? Настаиваю, однако, на том, что твердо знаю: Как можно измерить время? По Августину, измеримо лишь настоящее. Прошлое и будущее существуют только в нашем представлении.

Эти три вида времени нигде не существуют, кроме нашей души. Во времени Августин видел все же средство измерения движения. В конце этой книги он размышляет о необходимости различать время, принадлежащее предмету выражаемое в воспоминании , и время, измеряемое движением тел небесных светил. Книга XII начинается с размышлений о бесформенной материи, существовавшей вне времени.

После долгих размышлений Августин приходит к выводу, что в Священном Писании многое нам недоступно, но в нем содержится истина, а значит, к нему нужно относиться со смирением и благоговением. В завершение он предает себя милости Господа, творящего, находясь в покое и вне времени.

Августин написал свою Исповедь вскоре после того, как обратился к вере и узнал о существовании первородного греха. Взять, к примеру, детскую пору Августин знает, что тогда его поступки были неосознанными.

Почему же в таком случае они греховны? Потому что нарушали равновесие человеческой души. Становление философа как целенаправленное овладение теоретическими знаниями.

В нашем кратком изложении труда Августина мы рассказали о его повседневной жизни. Философ желает одновременно заниматься теоретическим трудом и преподавать студентам. Мы подробно процитировали то место в книге, где Августин объясняет, что оставил Карфаген в надежде найти для себя в Риме более внимательных учеников. Августин — не только исследователь, но и преподаватель. Естественно, что преподавать он хочет в хороших условиях, не отвлекаясь на шум студентов.

Для того чтобы улучшить условия своего педагогического труда, философ решает оставить родной дом и мать. Такие поиски трудны, а иногда и вовсе невозможны. И Рим ничем не лучше Карфагена. Августина обманывали римские студенты, не платившие ему за обучение. Из-за этого ему снова пришлось сменить место. Чтение Плотина позволило Августину выявить недостатки манихейской теории. Манихеи считали, что могущество Добра — чисто пассивное и подвергается жестокому испытанию Злом, силой активной и разлагающей.

Но учения Плотина и Августина существенно различны. У них разные представления о времени и вечности. У Плотина отсутствуют идеи творения и связи христианского Бога с мыслящим существом. Иными словами, Августин идет дальше. Для Плотина зло есть отрицание добра. Августин объясняет зло вмешательством греха в акт творения. В Исповеди содержится поистине неисчерпаемое богатство мысли. Ставится, к примеру, вопрос об автобиографии с точки зрения проблемы времени, столь подробно исследуемой в Исповеди.

Одна из трудностей при изучении Исповеди заключается в том, что книга была написана в году, за 30 лет до смерти автора, но через 13 лет после его обращения. Это отрывочная биография, поскольку повествование о жизни автора доходит только до момента его обращения, через несколько дней после которого умирает мать Августина, Моника. Автор ничего не говорит о годах с по Однако мы знаем, что в жизни автора за зги годы произошло много важных событий.

Из Жизни Августина, написанной Поссидием де Калама, известно, что он вернулся в Тагасту и поселился в отцовском доме. Первое время философ держался в стороне от всякой общественной жизни: Он очень много писал, а затем отправился в Гиппон Аннаба , надеясь основать там общину.

Туда Августина пригласили христиане в помощь местному епископу, плохо знавшему латынь, где вначале он стал проповедником , затем был избран епископом-коадъютором и, наконец, номинальным т. Таким образом, ко времени написания Исповеди автор был епископом уже четыре года. Тот факт, что он не упоминает обо всем этом, возможно означает, что он считал себя прежде всего христианином, а в этот высокий сан философ был возведен раз и навсегда.

Исповедь адресована не только Богу, но и всем верующим, а также нам с вами. Поэтому ее структура отличается некоторой усложненностью, хорошо описанной Анри Лефевром в его Сумме и остатке мы рассматриваем ее в главе В этой работе философ которому было тогда 56 лет , в свою очередь, подводит некоторые итоги собственного пути в философии.

Лефевр ставит вопросы, на которые Августин дает конкретные ответы. Лефевр считает, что автор философской автобиографии должен отбирать решающие моменты своей жизни, моменты, обладающие глубоким смыслом и определяющие эту жизнь. Августин как раз и описал такие решающие моменты, вехи той внутренней борьбы, которая привела его к вере. Но в то же время автор рассказывает и о становлении своего мышления, о пути, пройдя который, он стал философом.

Все повествование отталкивается от ключевого момента в жизни Августина: Лефевра к которому мы отсылаем читателей позволяет глубже понять замысел древнего философа. Августин хотел написать автобиографию, отвечающую на вопросы той эпохи. Ведь в конце IV века церковь столкнулась с донатистской ересью. Донатизмом называлось движение, которое, под видом отстаивания незыблемости Священного Писания, сталкивало бедных земледельцев-берберов с богатыми римскими колонистами.

Гиппон был как раз одним из центров этого движения. Таким образом, подготовленный текст был мощным оружием в тогдашних, давно уже забытых идеологических схватках.

Это произведение Августина, как и все его наследие, имело исключительно важное значение. Пользуясь выражением Клода Лефора, которым тот охарактеризовал Государя Макиавелли, книгу, живущую уже многие века, Исповедь можно назвать главным трудом всей жизни философа.

Эту книгу читают и о ее содержании спорят начиная с V века: Недонсель, Этьен Жильсон, Андре Мандруз. Многое позаимствовано у Августина в теории времени Гуссерля см. Для нас же эта книга интересна, в первую очередь, как рассказ о становлении человеческой мысли, об условиях возникновения философского момента. Понимание этих условий даст нам значительно больше, чем любая теория. Ведь условия становления мысли в значительной степени определяют ее содержание.

Исповедь — это не только глубинная психология, но и свидетельство о пути становления самобытной личности философа, и веха на этом пути. Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках. О Наследие Декарта — важный этап в истории философии. Как выразился Гегель в своих Лекциях по истории философии, он в сущности был. Невозможно себе представить всю степень того влияния, которое этот человек оказал на свою эпоху и на наше время.

Остается определить, какое произведение является главным в наследии Декарта. Мы некоторое время колебались, что выбрать— Рассуждение о методе или Метафизические размышления Эти сочинения оказали огромное влияние на развитие философии. Более того, оба вписывались в общий замысел автора: Поразмыслив, мы выбрали Рассуждение о методе, хотя оно и написано раньше. Размышления более проработаны, но лишь потому, что появились в качестве пояснений к Рассуждениям, не слишком благожелательно воспринятых философским миром, к которому обращался Декарт.

Дело в том, что читатели воспринимали Декарта весьма неоднозначно. Философ родился в городке Лаэ французской провинции Турень. Закончив знаменитый иезуитский коллеж Ла Флеш, он получает степень лицензиата прав, совершает несколько путешествий, после чего вступает добровольцем в голландскую армию принца Морица Нассауского. Юноша интересуется прикладными науками. Познакомившись с Исааком Беэкманом, молодым голландским ученым, он начинает заниматься физикой, математикой и геометрией.

Декарт стремится разработать универсальный метод решения всех геометрических задач, какими бы сложными они ни были ноябрь года. Идя дальше в научном поиске, он задается вопросом: К тому времени Декарт уже понимает, что все науки подобны ветвям одного дерева и составляют в совокупности единое целое.

Ему снится сон, из которого молодой ученый заключает, что именно на него возложена божественная миссия обновления всех наук. Начинает он с геометрии. В году Декарт выдвигает также ряд метафизических идей, развив их позже в Размышлениях. Но все-таки в основном в то время он еще занимается физикой и пишет работу Мир, или Трактат о свете. Однако, узнав об осуждении инквизицией Галилея, ученый воздерживается от публикации этого труда Для того, чтобы показать сферу применения своего метода, он публикует трактаты Диоптрика, Метеоры и Геометрию.

Рассуждение о методе было задумано как своего рода предисловие ко всем этим книгам. Поскольку это произведение было встречено ученым миром без особого интереса, он решает его переработать, переделав структуру В результате в свет вышли Размышления, принятые ничуть не лучше. Затем он пишет весьма значимое предисловие к французскому изданию Начал Долгое время Декарт ведет обширную переписку на моральные темы с принцессой Елизаветой Богемской.

На основе этих писем написано его последнее сочинение: О страдательных состояниях души Париж, Уставший от жизни философ находит пристанище в Швеции, у королевы Христины, где и умирает 11 февраля года.

В очень коротком предисловии Декарт сообщает, что Рассуждение состоит из шести частей. Декарт поясняет, что собирается рассказать о методе, который ему посчастливилось открыть.

Философ начинает с рассказа о своей учебе в коллеже Ла Флеш, где превосходные преподаватели помогли ему открыть для себя гуманитарные науки, философию и математику. Позже Декарт изучал также юриспруденцию и немного — медицину. Вот почему, не желая изучать науку лишь по книгам, Декарт отправился в путешествие, чтобы своими глазами посмотреть на мир. Однако в людских нравах он обнаружил не меньше разнообразия, чем во мнениях философов. И тогда ученый решил искать истину только лишь в себе самом.

Найдя убежище вдали от людской суеты, Декарт много размышлял над тем фактом, что во всех областях знания произведения, удовлетворявшие его в интеллектуальном отношении, всегда принадлежали лишь одному-единственному автору. Поэтому он отвергает все утверждения, содержащиеся в разнообразных источниках, и признает только те, что ему подсказывает собственный разум. С превеликой осторожностью философ замечает, что его скромные предположения вовсе не претендуют на то, чтобы стать всеобщими правилами.

Впрочем, они едва ли могут широко применяться, поскольку лишь немногие умы смогут пройти путь, пройденный автором. Из всех наук, которые изучал Декарт, критике неподвластны лишь логика, геометрия и алгебра.

Размышляя над этими науками, философ вывел четыре правила, положенные им в основу метода точного мышления:. Делить каждую из рассматриваемых мною трудностей на столько частей, сколько потребуется, чтобы лучше их разрешить. Располагать свои мысли в определенном порядке, начиная с предметов простейших и легко познаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням, до познания наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые в естественном ходе вещей не предшествуют друг другу.

Выведя эти четыре правила, автор решил применить их к самому простому из всех возможных объектов — к математике. Считая, что вся геометрия по существу сводится к воображению и чисто алгебраическим расчетам, Декарт решил применить алгебраический подход к решению геометрических задач. Это позволило ему впервые решить некоторые проблемы и разработать общие способы решения задач, ранее считавшихся принципиально неразрешимыми.

Ученый также предположил, что этот метод вполне пригоден для применения в философии и других науках, но, считая себя еще слишком неподготовленным, отложил проверку этой гипотезы на более позднее время. В иерархии наук мораль стоит на последнем месте. Ведь само ее существование предполагает, что все остальные науки уже сложились. Однако жизнь не стоит на месте. Она требует от философа действия еще до разработки четких моральных принципов.

И Декарт принимает на вооружение несколько временных практических правил. Он не считает их безусловно истинными, но лишь полезными для того, чтобы жить счастливо, пока нет ничего лучшего:. Первое травило заключается в подчинении законам и обычаям своей страны, исповедании религии, привитой в детстве, и следовании самым умеренным взглядам самых рассудительных на окружающих. Второе — однажды определившись, следовать даже самым сомнительным мнениям, как если бы они были бесспорными.

Третье — стараться переделать себя самого, а не судьбу. Лучше изменить свои желания, чем пытаться улучшить мировой порядок. Декарт рассматривает все людские занятия и выбирает из них лучшее: Он решает посвятить себя этой науке. Девять лет ученый ездит по свету, стремясь усовершенствовать на практике свой метод.

Доводы, доказывающие существование Бога и бессмертие души основания метафизики. Декарт приступает к метафизике как только обретает достаточную уверенность в собственных силах.

Все остальное он подвергает сомнению. Но для того, чтобы понять ложность чего бы то ни было, следует мыслить. А значит, должен реально существовать тот, кто мыслит. Но что именно существует? Мысль душа отчетливо отлична от тела. Согласно первому принципу метафизики, это положение очевидно, поскольку оно ясно и отчетливо. И на этом основании философ заключает, что ясность и отчетливость идей является тем критерием, который позволяет установить истину.

Из этого рассуждения следует существование Бога. Акт мышления, благодаря которому философ осознает своё существование, заключается в сомнении. Сомнение же — признак несовершенства. Но сама идея несовершенства предполагает существование идеи совершенства.

Какова причина существования этой идеи? Поскольку причина должна быть столь же реальна, как и ее следствие, значит, идея совершенства предполагает наличие совершенного существа: Бога, который, таким образом, действительно существует. Если несовершенное существо обладает идеей совершенства, значит, оно не является творцом своего существования. Иначе оно наделило бы себя всеми мыслимыми достоинствами.

Следовательно, должен существовать Бог, творец нашего бытия и идеи совершенства, присутствующей в нашем сознании. Отсюда автор выводит совершенство Бога. У Бога нет никаких недостатков.

Все, что существует на свете, зависит от Него. Без Него ничто не могло бы существовать ни единого мгновения. Доказав существование Бога, Декарт переходит к внешним объектам, которые подвергает сомнению, как и все прочее. Используя все тот же критерий ясности и отчетливости, он рассматривает свойства геометрической протяженности и ряд теорем, которые мы здесь опускаем.

Это дает философу еще одно доказательство бытия Божьего. Красота и ясность геометрических построений со всей очевидностью говорят о том, что они также даны свыше. Однако, рассматривая идею о совершенном существе, можно прийти к выводу, что она предполагает необходимость его существования, подобно тому, как любое свойство треугольника заключено в идее треугольника.

Зная это с уверенностью, можно без труда вывести отсюда существование внешнего мира. Если Бог совершенен, то Он и правдив. Бели бы наши ясные и отчетливые идеи оказались ложными, это значило бы, что Он нас обманывает. Мы должны лишь быть внимательными, чтобы не стать жертвами ложных ощущений и иллюзий.

Мы уверены, что не совершаем ошибки, заявляя о существовании геометрической протяженности. Это единственная вещь в мире, которую мы можем воспринимать ясно и отчетливо. Из своих метафизических рассуждений Декарт выводит ряд физических истин. Он вкратце излагает содержание своего Трактата о свете. Отталкиваясь от проблемы света, ученый приводит в систему все известные ему знания: Природу можно, таким образом, объяснить исключительно на основании принципов геометрической протяженности.

Даже законы движения выводятся из божественного совершенства. Ученые спорят об истории возникновения мира. Возможно, что все происходило иначе, чем считал Декарт, но он убежден, что Бог мог создать мир, будучи первопричиной процесса его зарождения. Далее Декарт переходит к вопросу о движении сердца. Он утверждает, что сердце — орган горячий. Кровь, попадая в желудочки, сердца, резко увеличивается там в объеме, происходит диастола расширение полостей сердца.

Затем кровь проходит через артерии, что проявляется в виде пульса. Сердце сжимается систола , после чего в него вновь поступает кровь… Весь процесс повторяется. Таким образом, движение сердца подчиняется законам механики. Тепло животных также образуется в результате механического движения. Поэтому животных можно в сущности считать простыми автоматами. Отсюда Декарт делает вывод, что у животных нет души. Доказательство этого состоит в том, что они лишены разума, поскольку не могут говорить.

В этом и заключается их коренное отличие от человека. Даже самый глупый человек умеет говорить, а самое умное животное — нет. Иначе говоря, животные являются лишь усовершенствованными автоматами. Этот анализ позволяет опровергнуть возражения вольнодумцев против бессмертия души — ведь те говорят: В своих философских рассуждениях Декарт заходит еще дальше: Что необходимо, чтобы продвинуться вперед в исследовании природы.

Декарт не стал публиковать свой Трактат о свете, поскольку как раз в это время пришло известие об осуждении Галилея. Философ спрашивает себя, должен ли он вообще обнародовать свои произведения. Аргументы в пользу публикации: Однако для дальнейшего развития этой науки потребуется провести еще немало опытов а значит, понадобятся помощники и деньги на расходы. После публикации автору придется иметь дело с многочисленными оппонентами. Что касается проведения опытов, то возникает новая проблема — распространения и использования их результатов.

Так и не придя к однозначному выводу, ученый делит свой труд на две части: Те, кто прочтет их, возможно, сочтут, что ему следует продолжить работу в этом направлении. Ведь философу нужна не выгодная должность, а единственно лишь возможность свободно заниматься любимым делом. Как известно, при жизни философа особым успехом его труды не пользовались. Родис-Льюис, современники Декарта интересовались в первую очередь. Так, в Диоптрике, проведя ряд взаимоуточняющих сравнений, Декарт объясняет мгновенное распространение света давлением маленьких шариков.

В результате их вращения, как говорится в Метеорах, возникают разные цвета. Декарт формулирует закон преломления света, сравнивает устройство зрения с подзорной трубой и объясняет, почему очки улучшают зрение.

В Метеорах объясняются некоторые удивительные явления природы, в частности, кометы, изучением которых занимается астрономия. В Геометрии арифметические вычисления представленные на примерах геометрических теорем Фалеса и Пифагора связываются с непрерывностью линий: Рассуждение о методе как бы служит мостиком между двумя другими сочинениями Декарта. Мы имеем в виду Правила для руководства ума — , где описывается содержание его метода, и Метафизические размышления , заложившие основы метафизики познания.

Поскольку ученый работал над своим методом и метафизикой практически одновременно, может возникнуть вопрос, который Ж. Была ли метафизика усовершенствована благодаря методу?

Иначе говоря, может быть, метод и метафизика — просто два разных, не зависящих друг от друга направления мысли Декарта? Или же они в чем-то пересекаются и взаимно дополняют друг друга? Марион дает утвердительный ответ на последний вопрос. Но он идет еще дальше, доказывая, что Рассуждение о методе и в логическом, и в хронологическом отношении можно считать чем-то средним между Правилами, то есть методом, и Размышлениями, то есть метафизикой. Это рассуждение о приложении метода к метафизике, после чего последняя включается в сферу действия метода подобно геометрии или физике.

Но разве можно исследовать одним и тем же методом объекты, изучаемые наукой и метафизикой? Следует ли четвертая часть Рассуждения тем же методологическим принципам, что и пятая и шестая? Некоторые авторы, например Э. Жильсон, комментируют Рассуждение с помощью Размышлений — сочинения более позднего, лучше проработанного, а значит, позволяющего глубже понять Рассуждение.

Марион замечает, однако, что подход к более позднему произведению как к простому продолжению ранней работы страдает одним существенным недостатком: Альквийе считает, и Ж. Марион с ним согласен, что в году Декарт еще не разработал свою метафизику познания. Ведь он подвергает сомнению лишь чувственное восприятие, в то время как в м сомнение распространяется уже и на деятельность разума.

Этот вопрос рассматривается более глубоко во втором сочинении. Эта дискуссия для нас интересна тем, что как бы приглашает читателя высказать свое собственное мнение на основе сравнения двух текстов. Мы ведь именно по этой причине тоже колебались, какую из этих работ считать наиболее характерной для декартовской мысли и включить в нашу книгу. По нашему мнению, Рассуждение интересно тем, что показывает логику мысли Декарта.

Читателю предлагается следовать за ходом мысли автора и мыслить самостоятельно. С этой точки зрения прекрасно было бы, если бы Рассуждение, своего рода интеллектуальная автобиография, было написано позже. Но мы уже столкнулись с этой трудностью, изучая Блаженного Августина, который в определенный момент своей автобиографии как бы подводит итог предыдущей жизни, чтобы затем отправиться дальше.

Трактат Ограде Божием был написан значительно позже Исповеди. Подобно этому и Размышления — своего рода скачок на новый уровень по сравнению с Рассуждением. И в самом деле, в книге XI глава 26 трактата О граде Божием древний философ выводит существование из мышления.

Еще в году Мерсенн М. Хотя прославился он в общем-то не этим. Однако сам Декарт отрицал, что позаимствовал свою мысль у Августина: Но и раньше философа неоднократно об этом спрашивали.

И все-таки Декарт отрицал, что его философская система похожа на систему Августина. Позже историки философии не переставали задаваться вопросом, почему Декарт так и не признал, что на его учение прямое.

Эту гипотезу подтверждает тот факт, что во второй половине XVII века образовался своего рода союз между августинианством и картезианством, не выходивший, однако, за рамки учения Декарта.

Говоря в более общем плане, следует отметить здесь постоянство круга проблем, стоящих перед философией. Развитие философии — это ведь не столько постановка новых вопросов, сколько обнаружение новых взаимосвязей старых философских проблем.

Вопрос о Боге, центральный в Исповеди и в трактате О граде Божием, постоянно встречается и у Декарта. Но логика суждений Декарта противоположна логике Августина.

У Августина мысль и действительность выводятся из существования Бога, а Декарт свое доказательство бытия Божьего обосновывает логическими и рациональными рассуждениями. Томас Гоббс родился в Вестпорте, местечке близ Мальмсбери, на юге Англии. В году он окончил Оксфордский университет, где получил блестящее классическое образование. Молодой философ поступил на службу к герцогам Девонширским.

Этой службе предстояло продлиться почти 70 лет, с небольшим перерывом. Несколько лет Гоббс проработал секретарем у Фрэнсиса Бэкона — В период между и годами Гоббс совершает три длительных поездки по континентальной Европе. В конце х годов Гоббс начинает работу над философской трилогией, состоящей из книг Decorpore, Dehomine, Derive О теле, О человеке, О гражданине , Найдя с года в Париже убежище от потрясений английской политической жизни, философ становится другом Мерсенна см.

Там он знакомится с Гассенди и Сорбьером. Гоббс читает произведения Декарта, но не разделяет его взглядов. В году выходит книга О гражданине, а в м — Левиафан, ставший главным трудом жизни философа.

Левиафан — чудовище из финикийской мифологии. Вернувшись в году в Англию, Гоббс завершает работу над книгой О теле. В году книга выходит в свет, положив начало бесконечным спорам автора с математиком Уоллисом. В году появляется трактат О человеке. На протяжении всей своей долгой старости Гоббс подвергался постоянной критике со стороны многих ученых и философов. Он скончался в году, служа уже у третьего поколения герцогов Девонширских.

Томас Гоббс был первым крупным философом нового времени, глубоко интересовавшимся политикой. Левиафан написан им в зрелые годы. Хотя Гоббс публиковал свои произведения, не придерживаясь строгого логического порядка, но все они представляют собой части единого замысла, тщательно продуманного еще в е годы. Все эти сочинения укладываются в одну общую систему, и каждое из них занимает в ней свое определенное место. Вопрос о власти он рассматривает под углом зрения различных наук: Свои книги Гоббс пишет на английском и латинском языках.

Первый вариант Левиафана, на английском, появился в году. На латынь книга была переведена лишь в м. И когда мы пришли в отчаяние, поняв, что нам нечего терять, или наоборот — чересчур радуемся жизни, проявляется неизведанное, и наша галактика меняет орбиту.

И вот, уже на территории святилища, какой-то человек лет примерно семидесяти спросил меня: Тогда этот человек обнял меня, представил жене, познакомил с внучкой, стал говорить о том, какую важную роль сыграли в его жизни мои книги, а под конец добавил: Я не впервые слышал эти слова, но всякий раз радовался им. Я дошел до источника, набрал воды, вернулся, спросил, где живет этот человек оказалось — на севере Франции, на границе с Бельгией , и записал его имя.

Эта книга посвящается вам, Морис Гравелин. У меня есть обязательства перед вами, перед вашей женой и внучкой — но и перед самим собой: Одни книги заставляют нас мечтать, другие — погружают в действительность, но все они проникнуты самым главным для автора чувством — искренностью.

Ибо я — первая и я же — последняя Я — почитаемая и презираемая Я — блудница и святая Я — жена и дева Я — мать и дочь Я — руки матери моей Я — бесплодна, но бесчисленны дети мои Я счастлива в браке и не замужем Я — то, кто производит на свет, и та, кто вовек не даст потомства Я облегчаю родовые муки Я — супруг и супруга И это я родила моего мужа Я — мать моего отца Я — сестра моего мужа Поклоняйтесь мне вечно.

Ибо я —злонравна и великодушна. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастроеый сосуд с миром; И, ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: Обратившись к нему, Иисус сказал: Я имею нечто сказать тебе.

Скажи же, который из них более возлюбит его? И обратившись к женщине, сказал Симону: Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал; а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги. А потому сказываю тебе: Как может книга открываться таким вопиющим противоречием?

Но поскольку каждый из нас одной ногой — в волшебной сказке, а другой —- над пропастью, давайте все же будем продолжать, как начали. Как и все проститутки, родилась она чиста и непорочна и, пока росла, все мечтала, что вот повстречает мужчину своей мечты чтобы был красив, богат и умен , выйдет за него замуж белое платье, фата с флер-д-оранжем , родит двоих детей они вырастут и прославятся , будет жить в хорошем доме с видом на море.

Отец у нее торговал с лотка, мать шила, а в ее родном городке, затерянном в бразильском захолустье, всего только и было что кинотеатр, ресторанчик да банк — все в единственном числе, — а потому Мария неустанно ждала: Ну а пока прекрасного принца не было, оставалось только мечтать. В первый раз влюбилась она, когда было ей одиннадцать лет — по дороге из дома в школу.

В первый же день занятий поняла Мария, что появился у нее попутчик: Они и словом-то друг с другом не перемолвились ни разу, однако она стала замечать, что больше всего нравятся ей те минуты, когда по длинной дороге — пыль столбом, солнце шпарит немилосердно, жажда мучит, — из сил выбиваясь, поспевает она за мальчиком, который идет скорым шагом.

И так продолжалось на протяжении нескольких месяцев. И Мария, которая терпеть не могла учиться и, кроме телевизора, иных развлечений не признавала — да их и не было, — мысленно подгоняла время, чтоб поскорее минул день, настало утро и можно было отправиться в школу, а субботы с воскресеньями — не в пример своим одноклассницам — совсем разлюбила.

А поскольку, как известно, для детей время тянется медленней, чем для взрослых, она очень страдала и злилась, что эти бесконечные дни дают ей всего-навсего десять минут любви и тысячи часов — чтобы думать о своем возлюбленном и представлять, как замечательно было бы, если б они поговорили. В одно прекрасное утро мальчик подошел к ней, спросил, нет ли у нее лишней ручки. Мария не ответила, сделала вид, что обиделась на такую дерзкую выходку, прибавила шагу.

А ведь когда она увидела, что он направляется к ней, у нее внутри все сжалось: Целый день не могла она сосредоточиться на уроке, мучаясь, что так глупо себя повела, но вместе с тем ликуя оттого, что наконец мальчик ее заметил, а что ручку попросил — так это всего лишь предлог, повод завязать разговор: И в эту ночь — да и во все последующие — Мария все придумывала, как будет ему отвечать в следующий раз, чтоб уж не ошибиться и начать историю, у которой не будет окончания.

Но следующего раза не было. Они хоть и продолжали, как прежде, ходить в школу одной дорогой — Мария иногда шла впереди, сжимая в правом кулаке ручку, а иногда отставала, чтобы можно было с нежностью разглядывать его сзади, — но он больше не сказал ей ни слова, так что до самого конца учебного года пришлось ей любить и страдать молча. А потом потянулись нескончаемые каникулы, и вот как-то раз она проснулась в крови, подумала, что умирает, и решила оставить этому самому мальчику прощальное письмо, признаться, что никого в жизни так не любила, а потом — убежать в лес, чтоб ее там растерзал волк-оборотень или безголовый мул — кто-нибудь из тех чудовищ, которые держали в страхе окрестных крестьян.

Только если такая смерть ее настигнет, думала она, не будут родители убиваться, потому что бедняки так уж устроены — беды на них как из худого мешка валятся, а надежда все равно остается.

Вот и родители ее пускай думают, что девочку их взяли к себе какие-нибудь бездетные богачи и что, Бог даст, когда-нибудь она вернется в отчий дом во всем блеске и с кучей денег, но тот, кого она полюбила впервые, но навсегда , будет о ней вспоминать всю жизнь и каждое утро корить себя за то, что не обратился к ней снова.

Но она не успела написать письмо — в комнату вошла мать, увидела пятна крови на простыне, улыбнулась и сказала:. Мария пыталась понять, как связано ее взросление с кровью, струившейся по ногам, но мать толком объяснять не стала — сказала только, что ничего страшного в этом нет, просто придется теперь каждый месяц дня на четыре-пять подтыкаться чем-то вроде кукольной подушечки.

Она спросила, пользуются ли такой штукой мужчины, чтобы кровь им не пачкала брюки, но узнала, что такое случается только с женщинами. Мария попеняла Богу за такую несправедливость, но в конце концов привыкла, приноровилась. А вот к тому, что мальчика больше не встречает, — нет, и потому беспрестанно ругала себя, что так глупо поступила, убежав от того, что было ей всего на свете желанней.

Еще перед началом занятий она отправилась в единственную в их городке церковь и перед образом святого Антония поклялась, что сама первая заговорит с мальчиком. А на следующий день принарядилась как могла — надела платье, сшитое матерью специально по случаю начала занятий, — и вышла из дому, радуясь, что кончились, слава Богу, каникулы.

Но мальчика не было. Целую неделю прострадала она, прежде чем кто-то из одноклассников не сказал ей, что предмет ее воздыханий уехал из городка. В эту минуту Мария поняла — кое-что можно потерять навсегда. И она бы тоже хотела уехать, Да мала еще. Но все равно — глядя на пыльные улочки своего городка, решила, что когда-нибудь пойдет по стопам этого мальчика.

Через девять недель, в пятницу, как предписывал канон ее веры, она пошла к первому причастию и попросила Деву Марию, чтоб когда-нибудь забрала ее из этой глуши. Еще какое-то время тосковала она, безуспешно пытаясь найти след мальчика, но никто не знал, куда переехали его родители.

Марии тогда показалось, что мир, пожалуй, чересчур велик, что любовь — штука опасная, что Пречистая Дева обитает где-то на седьмом небе и не очень-то прислушивается к тому, о чем просят Ее дети в своих молитвах.

Мария училась математике и географии, смотрела по телевизору сериалы, впервые перелистала в школе неприличные журнальчики и завела дневник, куда стала заносить мысли о сером однообразии своей жизни, о том, как ей хочется въяве увидеть снег и океан, людей в тюрбанах, элегантных дам в драгоценностях —словом, все то, что показывал телевизор и что рассказывали на уроках.

Но поскольку никому еще не удавалось жить одними лишь неосуществимыми мечтами — тем более если мать у тебя швея, а отец торгует с лотка, —то вскоре Мария поняла, что надо бы повнимательней присмотреться к тому, что происходит рядом и вокруг. Она стала прилежно учиться, а одновременно — искать того, с кем можно было бы разделить мечты о другой жизни.

И когда ей исполнилось пятнадцать, влюбилась в одного паренька, с которым познакомилась во время крестного хода на Святой неделе. Нет, она не повторила той давней ошибки — с этим пареньком они и разговорились, и подружились, вместе ходили в кино и на всякие праздники. Заметила она, впрочем, и нечто похожее на ее первое чувство: Ей нравилось представлять себя опытной девушкой, которая однажды упустила возлюбленного, не сумела уберечь страсть, знает, как мучительна потеря, — и теперь решила изо всех сил бороться за этого человека, за то, чтобы выйти за него замуж, родить детей, жить в доме у моря.

Поговорила с матерью, но та взмолилась:. А на следующий день Мария и ее паренек гуляли по окрестным полям. Разговаривали на этот раз мало. Мария спросила, не хотелось бы ему постранствовать по свету, но вместо ответа он вдруг обхватил ее и поцеловал.

Как мечтала она о нем! И обстановка была вполне подходящая —кружились над ними цапли, садилось солнце, где-то вдалеке слышалась музыка, и скудный пейзаж исполнен был яростной, совсем не умиротворяющей красоты. Мария сначала притворилась, будто хочет оттолкнуть его, но уже в следующее мгновение сама обняла его и — сколько раз видела она это в кино, по телевизору, в журналах!

Что могла она ответить? Конечно, хотела, еще как хотела! Но женщина не должна изъясняться таким образом, да еще со своим будущим мужем, а не то он всю жизнь будет считать, что заполучил ее безо всякого труда, без малейших усилий и что она очень легко на все соглашается.

И потому Мария предпочла вообще промолчать. Он снова обнял ее, снова прильнул к ее губам — но уже без прежнего жара. И снова остановился, залившись густым румянцем. Мария догадалась —что-то пошло не так, но что именно — спросить постеснялась.

Взявшись за руки, они пошли назад и говорили по дороге о предметах посторонних, словно ничего и не было. А вечером, с трудом и очень тщательно подбирая слова — она была уверена, что когда-нибудь все написанное ею будет прочитано, —и не сомневаясь, что днем случилось нечто очень важное, занесла Мария в дневник:.

Когда мы влюбляемся, кажется, что весь мир с нами заодно; сегодня, на закате, я в этом убедилась. А когда что-то не так, ничего не остается — ни цапель, ни музыки вдали, ни вкуса его губ. И куда же это так скоро сгинула и исчезла вся эта красота —ведь всего несколько минут назад она еще была, она окружала нас?! Жизнь очень стремительна; в одно мгновенье падаем мы с небес в самую преисподнюю.

На следующий день она решила поговорить с подругами. Все ведь видели, как она гуляла со своим ухажером, — согласимся, что одной лишь любви, пусть хоть самой большой, мало: Подругам до смерти хотелось расспросить, как и что, и Мария, взбудораженная новыми впечатлениями, рассказала обо всем без утайки, добавив, что приятней всего было, когда его язык дотрагивался до ее зубов.

Услышав это, одна из подруг расхохоталась:. И мигом стало Марии все понятно — и вопрос паренька, и его внезапная досада. Задавленные смешки, притворное сочувствие, тайное злорадство девчонок, которые еще ни в кого не влюблялись. Мария притворилась, что не придает этому никакого значения, и смеялась со всеми. Смеяться-то смеялась, а в душе горько плакала. И про себя проклинала кино, благодаря которому и научилась закрывать глаза, обхватывать пальцами затылок того, с кем целуешься, поворачивать голову то немного влево, то чуть-чуть вправо, — а самого-то главного, самого важного там не показывали.

Но через три дня, на вечеринке в городском клубе, она увидела, что ее возлюбленный стоит, держа за руку ее подругу —ту самую, которая и задала ей этот роковой вопрос.

И снова Мария сделала вид, что ей это все безразлично, и героически дотянула до самого конца вечеринки, обсуждая с подружками киноактеров и других знаменитостей и притворяясь, будто не замечает, как сочувственно они на нее время от времени поглядывают. И лишь вернувшись домой и чувствуя — мир рухнул! Целых восемь месяцев после этого она страдала, придя к выводу, что не создана для любви, а любовь — для нее.

Даже всерьез стала подумывать, не постричься ли ей в монахини, чтобы остаток дней посвятить любви, которая не причиняет таких мук, не оставляет таких рубцов на сердце, — любви к Иисусу. Учителя рассказывали про миссионеров, отправляющихся в Африку, и она увидела в этом выход для себя — не все ли равно, раз в жизни ее нет больше места для чувства?! Мария строила планы уйти в монастырь, а пока научилась оказывать первую помощь в Африке, говорят, люди так и мрут , стала особенно прилежна на уроках Закона Божьего и представляла, как она, точно вторая Мать Тереза, будет спасать людям жизнь и исследовать дикие леса, где рыщут львы и тигры.

Так уж получилось, что в год своего пятнадцатилетия Мария, помимо того что узнала — целоваться надо с открытым ртом, а любовь доставляет одни страдания, сделала еще одно открытие.

Как всякое открытие, произошло это почти случайно. Однажды, поджидая мать, она трогала и гладила себя между ног.

Она делала это, когда была еще совсем маленькой, и ощущения были очень приятные. Но однажды отец застал ее за этим занятием —и сильно выпорол, не объясняя за что.

Полученную взбучку она запомнила навсегда, усвоив накрепко, что ласкать себя можно, только когда никто не видит, а на людях —нельзя, но поскольку посреди улицы это делать не будешь, а своей комнаты у Марии не было, то об этом запретном удовольствии она вскоре благополучно забыла.

Забыла — до этого самого дня, когда со времени неудачного поцелуя минуло почти полгода. Мать где-то задержалась, делать было нечего, отец куда-то ушел с приятелем, по телевизору ничего интересного не показывали, и со скуки Мария принялась разглядывать себя и изучать свое тело — не вырос ли где-нибудь лишний волосок, который в этом случае следовало немедленно выщипнуть пинцетом.

Мало-помалу ей стало казаться, что она просто в раю, наслаждение делалось все ярче и острее, Мария уже ничего не слышала, перед глазами колыхалось какое-то желтоватое марево, и вот она содрогнулась и застонала от первого в жизни оргазма.

Ей казалось, что она взлетела в самое поднебесье и теперь, медленно спускаясь, парит в воздухе на парашюте. Все тело ее было покрыто испариной, и вместе с необыкновенным приливом сил она испытывала странное блаженное ощущение — будто что-то осуществилось, состоялось, сбылось.

Вот он — секс! Никаких скабрезных журнальчиков, где столько толкуют о неземном наслаждении. Не нужны никакие мужчины, которые любят только тело, а в душу женщины — плюют. Можно быть и наслаждаться одной! Мария предприняла вторую попытку, на этот раз воображая, что ее ласкает знаменитый актер, — и снова вознеслась в рай, и снова медленно спустилась на землю, зарядясь еще большей энергией.

Когда она приступила к третьему сеансу, вернулась мать. Свое открытие она обсудила с подругами, умолчав, правда, о том, что сделала его несколько часов назад.

Все девочки —за исключением двух —поняли ее с полуслова, но никто из них не решался открыто говорить об этом. Она узнала несколько различных методов — одна девочка посоветовала заниматься этим в самую жару под одеялом ибо, по ее словам, пот весьма способствует , другая использовала гусиное перышко, чтобы пощекотать это самое место как оно называется, ей было неизвестно , третья предложила, чтобы это делал мальчик Мария сочла это совершенно излишним , четвертая применяла восходящий душ в биде у Марии дома ни о каком биде и не слышали даже, но она бывала в гостях у богатых подруг, так что место для проведения эксперимента имелось.

Так или иначе, узнав, что такое мастурбация, и испробовав кое-какие новые методы из числа тех, которыми поделились с нею подруги, она навсегда отказалась от мысли уйти в монастырь. Ведь это доставляло ей наслаждение, а церковь считала секс и плотское наслаждение одним из тягчайших грехов.

Все от тех же подруг наслушалась она и всяких ужасов — от онанизма по лицу прыщики идут, можно с ума сойти, а можно и забеременеть. Подвергая себя этому риску, Мария продолжала дарить себе наслаждение не реже, чем раз в неделю, обычно по четвергам, когда отец уходил перекинуться с приятелями в карты.

И одновременно она чувствовала себя все менее уверенно в отношениях с мужчинами —и все больше хотелось ей уехать из родного городка.

Влюбилась она в третий, потом и в четвертый раз, научилась целоваться, а оставаясь наедине со своими мальчиками, многое им — да и себе — уже стала позволять, но каждый раз в результате какой-то ее ошибки роман обрывался в тот самый миг, когда Мария окончательно убеждалась, что вот он — тот самый единственный человек, с которым она останется до конца дней.

Прошло много времени, прежде чем она пришла к такому заключению — мужчины приносят только страдания, мучения, разочарования и ощущение того, что дни еле-еле тянутся. В один прекрасный день, в парке, глядя, как молодая женщина играет со своим двухлетним сыном, Мария решила так: Так проходило ее отрочество. Она росла и хорошела, и особенную прелесть придавал ей ее загадочно-печальный вид, чрезвычайно привлекавший мужчин.

И она встречалась с одним, потом с другим, увлекалась, предавалась мечтам — и страдала, хоть и поклялась самой себе, что никогда больше ни в кого не влюбится. Во время одного из свиданий лишилась она невинности: Не в пример мастурбации, возносившей ее на седьмое небо, настоящий секс не принес ничего, кроме болезненных ощущений, да еще досады по поводу юбки, испачканной кровью —еле-еле удалось потом отстирать.

Никакого сравнения с первым поцелуем, с теми волшебными мгновениями —кружились цапли, солнце садилось, звучала в отдалении музыка Она еще несколько раз переспала с этим юношей после того, как пригрозила ему — сказала, что отец, как узнает, что ее изнасиловали, и убить может, —и превратила его в какое-то учебное пособие, пытаясь всеми возможными способами понять, где же таится удовольствие от секса с партнером.

Пыталась да не смогла: Мария даже заподозрила, что у нее что-то не в порядке в этой сфере, еще больше сосредоточилась на уроках и на известный срок выкинула из головы это чудесное, это убийственное явление под названием Любовь. Моя цель — понять, что такое любовь. Знаю, что, когда любила — чувствовала, что живу, а то, что со мной теперь, может, и интересно, однако не вдохновляет.

Но любовь так ужасна — я видела, как страдали мои подруги, и не хочу, чтобы подобное случилось со мной. А они раньше подшучивали надо мной и моей девственностью, а теперь спрашивают, как это мне удается подчинять себе мужчин. Я молча улыбаюсь в ответ, потому что знаю — это лекарство хуже самой болезни: С каждым прожитым днем все ясней мне становится, до чего.

Раньше я бы возмущалась и негодовала, а теперь понимаю, что такова уж она, мужская природа. И хотя моя цель — понять, что такое любовь, и хотя я страдаю из-за тех, кому отдавала свое сердце, вижу ясно: Марии исполнилось девятнадцать, она окончила школу, устроилась продавщицей в магазин, торговавший тканями, где в нее влюбился хозяин, —но девушка к этому времени уже в совершенстве владела искусством использовать мужчин.

Она ни разу не позволила ему никаких вольностей —не дала ни обнять, ни прижать, — но постоянно дразнила его и разжигала, зная силу своей красоты. И как живется на свете некрасивым женщинам? У Марии было несколько подруг, которых никто не замечал на вечеринках, которых никто не спрашивал: Они были куда более независимы и жили в ладу с самими собой, хотя, на взгляд Марии, мир должен был им казаться совершенно невыносимым.

Ну а она вполне сознавала, насколько хороша. И хотя советы матери она обычно забывала, один, по крайней мере, прочно засел у нее в голове: И потому она продолжала играть с хозяином в кошки-мышки, не отталкивая его окончательно, но и не давая слишком уж приблизиться, так что игры эти принесли ей значительную прибавку к жалованью она ведь не знала, сколько времени удастся ей держать его в ожидании того дня, когда ему удастся затащить ее в постель , и это — не считая сверхурочных в конце концов, хозяину приятно, когда она —рядом, к тому же он опасался, что она выйдет как-нибудь вечерком да и встретит большую чистую любовь.

Она проработала двадцать четыре месяца кряду, дала денег родителям и вот наконец исполнила свое давнее намерение. Мария скопила достаточно, чтобы провести неделю в городе своей вожделенной мечты — Рио-де-Жанейро, визитная карточка страны, место, где живут знаменитости и звезды! Хозяин предложил поехать с нею, пообещал взять на себя все расходы, но Мария выкрутилась —наврала, что мать поставила ей единственное и непременное условие: У вас ведь нет человека, которому бы вы доверяли.

Её это удивило — ей-то казалось, что у него на уме только секс. Но глаза его говорили иное: Что ж, она решила подкинуть в костер еще хворосту, чтоб огонь разгорелся поярче. И сказала, что будет очень скучать без любимой работы и в разлуке с теми, к кому успела так сильно привязаться она специально выразилась так расплывчато: Но на самом деле ей просто хотелось, чтобы никто — ни один человек на свете!

Она будет делать все, что придет в голову, — купаться в океане, разговаривать с незнакомыми, разглядывать витрины дорогих магазинов и внутренне готовиться к тому, что появится прекрасный принц и увезет ее с собой навсегда. Скоро я вернусь и приступлю к своим обязанностям.

Безутешный хозяин еще немного поспорил, а потом сдался, ибо он к этому времени, никому ничего не говоря, для себя уже решил твердо: Ему не хотелось выглядеть в ее глазах чересчур настырным и тем испортить все дело. Двое суток в автобусе — и вот Мария уже в третьеразрядном отельчике на Копакабане о, Копакабана! Даже не стала распаковывать чемоданы, а только вытащила купленный перед отъездом бикини, надела его и, хоть небо было затянуто облаками, побежала на пляж.

Взглянула на море, почувствовала страх, но, умирая от стыда, все же вошла в воду. На пляже никто не заметил, что произошла первая встреча этой девушки с океаном, с царицей вод Йеман-жой, с морскими течениями, с пеной волн, а стало быть — и с лежащим по ту сторону Атлантики африканским побережьем со всеми его львами.

Когда же она вышла из воды, ее тотчас атаковали трое: С каждой минутой ей становилось все тяжелей на сердце: Поскольку подходящего объяснения не нашлось, она, одинаково удивленная и собственной смелостью, и неожиданно холодной для середины лета водой, решила сесть да подождать, пока из-за туч выглянет солнце.

Мария, радуясь, что с ним не надо разговаривать, предложение приняла, выпила молока и улыбнулась, а тот улыбнулся в ответ. Сколько-то минут прошло в таком приятном и безмолвном общении — ты мне улыбку, я тебе — две, но вот иностранец достал из сумки словарик в красном переплете и с жутким акцентом произнес: И потом еще два слова, которые, на каком языке их ни произноси, звучат райской музыкой:. Нет, благоразумней будет отказаться: Иностранец, который ни слова не понял из ее ответа, был близок к отчаянию и после долгой череды улыбок на несколько минут оставил ее и вернулся с переводчиком.

С его помощью он объяснил, что приехал из Швейцарии это вовсе даже не ресторан, а страна такая и что желал бы с нею сегодня отужинать, поскольку имеет сделать ей деловое предложение — относительно трудоустройства. Переводчик, отрекомендовавшийся помощником иностранца и охранником отеля, в котором тот остановился, добавил от себя:.

Этот дядя -— знаменитый импрессарио, он ищет одаренных девушек для работы в Европе. Если хочешь, познакомлю тебя кое с кем из тех, кто приняли его предложение, а теперь разбогатели, удачно вышли замуж, и детям их теперь не грозят безработица или смерть.

И, желая произвести на Марию впечатление, блеснул своей осведомленностью:. Артистический опыт Марии ограничивался исполнением роли разносчицы воды — молча выходившей на сцену и так же безмолвно ее покидавшей — в пьеске о Страстях Христовых, которую префектура из года в год ставила на Святой неделе. В автобусе выспаться ей не Удалось, однако она была взбудоражена морем, утомлена сэндвичами из натуральных и не совсем натуральных продуктов, растеряна тем, что никого в этом городе не знает.

Она и раньше попадала в ситуации, когда мужчина сулит золотые горы, а не дает ничего, так что знала: Но она не сомневалась, что этот шанс дает ей Пресвятая Дева, и была уверена в том, что ни одна секунда ее отпускной недели не должна пропасть даром, а кроме того знала: По всему по этому она решила принять приглашение —с тем условием, что и переводчик тоже пойдет, ибо уже устала улыбаться и делать вид, что понимает, о чем говорит иностранец.

Дело было за малым — Марии не в чем было идти в ресторан. Препятствие казалось неодолимым —женщина скорее признается, что муж ей изменяет, чем в отсутствии подходящего туалета.

Но Мария, рассудив, что людей этих она не знает и никогда больше не увидит, решила, что терять ей нечего:. Иностранец через переводчика попросил ее ни о чем не беспокоиться и дал адрес своего отеля. В тот же день, ближе к вечеру, она получила платье, какого в жизни своей не видала, а в придачу — пару туфель, которые стоили столько, сколько Мария зарабатывала за год. И она почувствовала, что делает первые шаги по дороге, которая грезилась ей в бразильских сертанах, где прошли ее детство и ранняя юность, где года не проходит без засухи, где юношам некуда податься, где стоит ее городок — бедный, но честный, — где жизнь не бьет ключом, а течет вялой струйкой, и один день неотличимо схож с другим.

А теперь она станет принцессой Вселенной! Иностранец предложил ей работу, доллары, пару баснословно дорогих туфель и платье из волшебной сказки! Оставалось подкраситься, и тут на помощь пришла девушка-портье из захудалого отеля, где Мария остановилась: Мария это предупреждение пропустила мимо ушей, облачилась в это с неба упавшее платье и, сокрушаясь, что не прихватила из дому фотоаппарат, дабы запечатлеть себя на память, вертелась перед зеркалом несколько часов — до тех пор, пока не поняла, что опаздывает на встречу.

Выскочила опрометью — этакая Золушка на балу! Велико было ее удивление, когда переводчик с ходу объявил, что с ними не пойдет:. Мария не поняла, что это значит. У нее на родине люди, когда встречались, должны были спрашивать и отвечать, обмениваться какими-то словами.

Но Маилсон — так звали переводчика-охранника — заверил ее, что в Рио и во всем остальном мире дело обстоит иначе. Твое дело — позаботиться о том, чтобы он хорошо себя чувствовал. Он бездетный вдовец, владелец кабаре, вот и ищет бразильянок, которые бы там выступали. И купальник твой ему понравился. Кроме этого швейцарца, он никому в Рио понравиться не может — очень уж старомодный. Таких давно не носят. Он уверен, что у тебя есть все данные для того, чтобы твой номер стал гвоздем программы.

Ясное дело, он не видел, как ты танцуешь, не слышал, как поешь, но считает: А вот красота — то, с чем надо родиться. Европейцы, они такие — приезжают сюда в полной уверенности, будто бразильянки в смысле темперамента все до единой — не женщины, а вулкан, и все умеют танцевать самбу.

Если у него и вправду серьезные намерения, советую до того, как покинешь страну, заключить с ним контракт, и пусть заверит подпись в швейцарском консульстве.

Завтра я буду на пляже у отеля: Швейцарец с улыбкой взял Марию за руку и показал на стоявшее в ожидании такси. На меньшее не соглашайся. Прежде чем Мария успела ответить, они уже сидели в такси, а швейцарец повторял заранее выученные слова.

А Мария тем временем вспоминала последние слова переводчика — триста долларов за ночь! И не надо страдать из-за любви — она ведь может соблазнить его, как соблазнила хозяина магазина, выйти за него замуж, завести ребенка, обеспечить сносную жизнь родителям.

Швейцарец уже стар, долго не протянет, а она останется богатой вдовой — Марии казалось, что в Швейцарии денег много, а женщин — мало. Мария много пила, боясь, что вот-вот последует то самое предложение хотя ей в жизни еще такого не предлагали, но триста долларов на дороге не валяются, а от выпитого все становилось как-то проще, особенно если вспомнить, что никого из ее родного городка поблизости нет.

Однако швейцарец вел себя как настоящий джентльмен —даже пододвигал стул, когда она садилась. Он вроде бы понял, тоже посмотрел на свои часы наверняка швейцарские и кивнул.

А когда все же удалось задремать, приснилось, будто все, что было, — было сном. Но проснувшись, поняла —нет, не сон: Все мне подсказывает, что я готова совершить ошибку, но не ошибается тот, кто ничего не делает.

Чего хочет от меня мир? Чтобы я не рисковала? В одиннадцать лет, в тот день, когда мальчик спросил, нет ли у меня лишней ручки, я совершила ошибку. Именно тогда я поняла, что жизнь не всегда дает вторую попытку и что подарки, которые иногда она тебе преподносит, лучше принимать. Да, я рискую, но не больше, чем решившись сесть в автобус, привезший меня в Рио, —ведь он мог попасть в аварию. Если я должна хранить верность кому-то или чему-то, то в первую очередь —самой себе.

Если ищу любви истинной и большой, то сначала надо устать от мелких чувств, случайных романов. Мой ничтожный опыт учит меня: Человек, которому случалось терять то, что, как ему казалось, будет принадлежать ему вечно а со мной такое бывало часто , в конце концов усваивает, что ему не принадлежит ничего.

А если мне ничего не принадлежит, я не могу тратить свое время на заботы о том, что не мое; лучше жить так, словно сегодня —первый или последний день твоей жизни. На следующий день, в присутствии Маилсона, переводчика-телохранителя, который теперь называл себя еще и ее импрессарио, Мария сказала, что принимает предложение — если получит документ, заверенный в консульстве.

Швейцарец, для которого такое условие было, по всей видимости, не в новинку, ответил, что и сам этого хочет, поскольку для работы в его стране нужна официальная бумага, где черным по белому было бы написано —никто, кроме нее, не сможет делать то, что собирается делать она. Достать такой документ нетрудно — у швейцарских женщин нет призвания к самбе. Они отправились в центр города, и Маилсон потребовал комиссионные — 30 процентов от полученных Марией долларов.

Ты будешь получать долларов в неделю, но уже без вычетов, потому что я беру деньги только с первой выплаты. До этой минуты предстоящее путешествие, сама мысль о том, чтобы куда-то уехать, — все казалось нереальным, чем-то вроде мечты, а мечта —штука очень Удобная, потому что мы вовсе не обязаны осуществлять то, о чем мечтаем.

Мы избавлены от риска, от горечи неудач, от тяжких минут, а состарившись, всегда можем обвинить кого-нибудь —родителей ли это бывает чаще всего , супругов, детей — в том, что не добились желаемого. И вот возникает шанс, на который мы так надеялись, но лучше бы он не возникал! Как сможет она достойно ответить на вызов жизни, ей неведомой, как сумеет избежать опасностей, о которых даже не подозревает? Как оставит все, к чему так привыкла?

Почему Пречистая Дева простерла свою щедрость уж так далеко? Мария утешала себя тем, что в любую минуту сможет отказаться от этой затеи, обратить все дело в шутку, заявить, что не несет никаких обязательств, — дескать, просто хотела новых впечатлений, чтобы, вернувшись домой, было что рассказать.

В конце концов, живет она за тысячу километров отсюда, в бумажнике у нее — долларов, и, если завтра она решит собрать чемоданы и сбежать домой, ее никогда не найдут. Вечером того дня, когда они ходили в консульство, Марии захотелось пройтись одной по берегу моря, разглядывая детей, волейболистов, нищих, пьяниц, продавцов кустарных поделок типично бразильских сувениров, изготовленных, правда, в Китае , тех, кто бегал трусцой или занимался гимнастикой в чаянии отогнать старость, иностранных туристок, мамаш, пестующих своих чад, пенсионеров, играющих в карты.

Вот она приехала в Рио-де-Жанейро, побывала в ресторане самого наипервейшего разряда, в швейцарском консульстве, познакомилась с иностранцем, с его переводчиком, получила в подарок платье и туфли, которые в ее городке никому — никому решительно — были не по карману.

Она глядела на линию горизонта, за которым скрывался противоположный берег моря; учебник географии утверждал, что, если двигаться по прямой, окажешься прямо в Африке, где львы и гориллы. А если отклониться немного к северу, попадешь в волшебное царство под названием Европа, где стоят Эйфелева башня, и башня Пизанская, и Диснейленд.

Тем более что она уже усвоила — подвернувшуюся возможность надо использовать. Слишком твердо решалась испытать лишь то, что можно будет взять под контроль, — вот хоть ее романы, к примеру. Теперь она стояла перед неизведанным —таким же неведомым, каким было это море для тех, кто впервые отправлялся по нему в плаванье: По одной простой причине: Этого явно недостаточно, чтобы смотреть жизни в лицо. Она видела, как несколько человек, смеясь, смотрят на волны, а войти в море боятся.

Всего два дня назад и она была такой же, как они, а теперь ничего не боится, бросается в воду, когда захочет, словно родилась в здешнем краю. Может быть, и в Европе произойдет то же самое? Она произнесла про себя молитву, снова прося у Пречистой совета, и через минуту решимость окрепла в ней — она почувствовала себя под защитой.

Да, всегда можно вернуться, но не всегда выпадает шанс уехать так далеко. Стоит рискнуть, если на одной чаше весов — мечта особенно если швейцарец не передумает , а на другой —двое суток обратного пути в автобусе без кондиционера. Мария так воодушевилась, что, когда он снова пригласил ее поужинать, попыталась придать себе томно-чувственный вид и даже взяла его за руку, которую швейцарец тотчас отдернул.

И вот тогда — со смешанным чувством страха и облегчения — она поняла, что дело затевается серьезное. Ехать — через неделя!

Мария объяснила, что не может принять такое решение, не посоветовавшись с родителями. Тогда швейцарец сунул ей под нос копию подписанного ею документа, и тут она испугалась по-настоящему. Хоть она и решила для себя, что поедет, но сочла нужным все же посоветоваться с Маилсоном — даром, что ли, он стал называть себя ее импрессарио? Совсем даже не даром, а за неплохие деньги. Но Маилсону в это время было не до нее — он был занят тем, что старался соблазнить немецкую туристку, которая только что поселилась в отеле и загорала топ-лесс, поскольку была совершенно убеждена, что в Бразилии царят самые свободные нравы и не замечала, что на пляже она одна ходит, выставив голые груди на всеобщее обозрение, отчего всем остальным слегка не по себе.

С трудом удалось привлечь его внимание к тому, что говорила Мария. Однако беспокоиться начал швейцарец, уже заплативший ей долларов и потратившийся на платье, на туфли, на два ужина в ресторане и на оформление контракта в консульстве. И когда Мария опять стала настаивать, что должна поговорить с родителями, он решил купить два билета на самолет и лететь вместе с нею в ее городок — с тем чтобы за 48 часов все уладить, а через неделю, как и было задумано, — вернуться в Европу. Опять были улыбки и улыбки в ответ, но Мария начала понимать, что речь идет о документе, а с документами, так же как с обольщением и с чувствами, шутки плохи.

Весь городок впал в горделивое ошеломление, когда его дочь — красавица Мария — вернулась из Рио в сопровождении иностранца, который приглашал ее в Европу, чтобы сделать звездой. Об этом узнали все соседи — ближние и дальние, —а все одноклассницы задавали только один вопрос: У нее дома швейцарец снова достал свой альбом и буклет и контракт, а Мария тем временем объясняла, что у нее теперь есть свой импрессарио, и она желает сделать артистическую карьеру.

Мать, мельком глянув на те крошечные бикини, в которых были запечатлены девушки на фотографиях, тотчас отдала альбом и ни о чем не пожелала спрашивать. Ей было важно только, чтобы ее дочь была счастлива и богата или несчастлива — но все равно богата. Швейцарец улыбнулся, захлопал в ладоши, так что всем стало ясно — смысл вопроса он уловил.

Но мать попросила его не вмешиваться, не мешать счастью дочери. Как и все портнихи, она много разговаривала с клиентками и приобрела большие познания в вопросах любви и супружеской жизни, а потому посоветовала:. Не бывает в шалаше рая. А там, куда ты отправляешься, у тебя больше шансов стать если не счастливой, так богатой. А не выгорит дело — сядешь в автобус да прикатишь домой.

Мария, хоть и выросла в захолустье, но все же была поумней, чем представлялось матери или будущему мужу:. Артисткой хорошо быть, пока девушка совсем еще молоденькая, пока красота ее при ней.

Это лет до тридцати. А потому не теряйся, найди себе честного и порядочного человека, да чтоб любил тебя, и выходи за него замуж. И о любви особенно не заботься — я поначалу совсем не любила твоего отца, но за деньги все на свете купишь —в том числе и настоящую любовь. А ведь твой отец совсем даже не богач. Да, это был совет не подруги, а матери.

И 48 часов спустя снова уже была Мария в Рио, хотя перед отъездом успела зайти — одна, разумеется, — в тот магазин, где работала до своего отпуска, и попросить расчет. В Париже есть собор, выстроенный в ее честь, так что в случае чего можно туда сходить и попросить у Нее защиты.

Видишь, что тут написано? И Мария заметила, что вокруг образа Девы выведены слова: Я упустил возможность сказать тебе одну простую вещь:

About the Author: Лидия