Written by: Posted on: 08.03.2015

Сетецентричная и сетевая война

У нас вы можете скачать книгу сетецентричная и сетевая война в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Presenting the New Maritime Strategy. Не забывали авторы и о кардинальных переменах в глобализо-ванном мире. Так, Себровски в одной из своих работ г. Это связано стретьим периодом глобализации и переходу от промышленной кинформационной эре. Оба феномена затрагивают большое коли-чество развивающихся стран.

Теперь уже речь шла не о новом типе экономике, а о преобла-дающем паттерне человеческого поведения в информационнуюэпоху, каким является сетевое поведение. А сетецентричная во-йна связана с поведением людей в сетевой обстановке и во времявойны человеческое поведение будет прямо влиять на результат.

В целом описание метрики, которая определяет исходныехарактеристики будущих вооруженных сил, оставалось той же. На первом месте стоят доступ, скорость, распространение, вос-приятие, мобильность и объединение в сеть. Шкала этой метрикигибкая и она адекватна на тактическом уровне так же, как на опе-рационном и стратегическом.

Себровски указывал, что в информационную эпоху для во-оруженных сил жизненно важны следующие четыре характери-стики: Если второй сектор связан в основном с применениемтехнологий, то два остальных подразумевают интеллектуальноесоучастие в процессе и учебную подготовку.

Указывалось на необходимость доступа во время сетецен-тричных операций пользователей к глобальной информационнойсети на всех уровнях и в любом операционном окружении и воз-можностью использования ими необходимой информации. Сетевые операции в данном случае формируют ядро операцийглобальной информационной сети в рамках сетецентричных дей-ствий.

Кроме унификации систем командования и контроля следу-ющим этапом значилась институциализация сетевых операций длятого, чтобы сделать все данные по ним видимыми, доступными ипонятными для всех авторизированных пользователей. В результатеэта трансформация с помощью скоординированных действий долж-на будет вывести возможности сетевых операций на новый уровень,создав множитель силы, применимый для бойцов, разведки, бизнес-структур и т.

Сетецентричные войска на сушеПо мнению Кеннета Бёрджеса наиболее влиятельными тео-ретиками, которые призывали к серьезным изменениям в воен-ной стратегии и структуре вооруженных сил США был не толькоАртур Себровски, но и Дуглас МакГрегор Слово Landpower — из арсенала классической геополити-ки, и обычно мы привыкли считать, что военная мощь США дер-жится на другой основе — Sea Power.

Transformation and the Irregular Gap. Идея МакГрегора заключалась в создании новой структурыподразделений и формаций на уровне боевых дивизий. Новая концепция для будущих вооруженных сил, где упор де-лается на информационное превосходство, была представлена глав-нокомандующим армии США генералом Джоном Шаликашвили.

Шаликашвили имел опыт военной службы во Вьетнаме, где он яв-лялся старшим советником по округу, а позже находился на службев Германии. Опыт этого человека явно повлиял на вы-работку концепции Joint Vision Несколько позже, 12 октября г. Он состоял из трех этапов: A New Design for Landpower in the 21st Century. Organizing for Irregular Warfare: Implications for the Brigade CombatTeam. Monterey, California, December Согласно замыслам первых пла-нировщиков, на полную реструктуризацию должно уйти около 20лет и поставленная задача будет выполнена к г.

Как было сказано, сетецентричная война охватываеттри сферы — физическую, информационную и когнитивную. Эти усовершенствованные боевые возможности отчасти явля-ются результатом способности войск достигать высокой степени ин-теграции между рядом измерений, возможностью подменять инфор-мацию для масс, и способностью перемещать информацию вместопередвижения людей и материалов.

Сетецентричная война позволяетвооруженным силам адаптироваться в быстро меняющейся средеОсновные характеристики СЦВ могут быть описаны с помо-щью широкого набора интегрированных гипотез, которые могутбыть систематически протестированы во время боевого опыта.

Эти предположения могут быть разбиты на три класса. Гипотезы первого класса имеют дело с отношениями, связан-ными с обменом информацией, повышением осведомленностивсеобщей информированности. Гипотезы второго класса — те, которые включают взаимосвязи меж-ду всеобщей осведомленностью и синхронизацией. Hooah Guide to Army Transformation.

Understanding Information Age Warfare. Третий класс гипотез предполагает связь между синхрониза-цией и эффективностью миссии. Для этого нужно понять: Конкретные условия, при которых гипотеза всеобщей инфор-мации — всеобщей осведомленности является правдой;2.

Форму передаточной функции между обменом информациейи всеобщей осведомленностью;3. Переменные, которые влияют на эти отношения т. Препятствия, такие как информационные перегрузки, кото-рые не дают обмену информацией выйти на уровень всеоб-щей осведомленности; и5. Подходы к преодолению этих препятствий. Информационное Преимущество и концепции СЦВ позволятбойцам извлекать ценность боевую силу из информации. В этомнет ничего нового.

Тем не менее, информационная среда, в которойсегодня действуют организации, заметно отличается от той, которойона была всего лишь несколько лет назад. В другом издании Д. Как мы видим, все постулаты базируются вокруг несколькихосновополагающих идей, которые были подкреплены экспери-ментами и боевым опытом. Отслеживание ситуации у союзников и врагов также является од-ним из фундаменталов СЦВ. То есть, в информационную эпоху СЦВ ведется всегда и против всех.

А на уровне мировой геополитики для того, чтобы сочетатьстратегию с комплексной и адаптивной структурой военной си-стемы, как отмечает один из современных стратегов США Эве-ретт Долман, необходимо выполнить четыре пункта: Максимизировать количество узлов сети;2. Power and Principle in the Space and Information Age. Frank Cass — Oxon, Не случайно, своюстатью Себровски и Гарстка начинали именно с того постулата,что многие изменения связаны с информационной эпохой.

В од-ной из своих работ Дэвид Альбертс во время, когда он был дирек-тором исследовательской программы по С2 указал характеристи-ки информационной эпохи согласно документам Министерстваобороны США Cама жевойна будущего может представляться состоящей из трех основ-ных типов действий. Во-первых, это совершенствование тради-ционного сражения. Во-вторых, это эволюция того, что было на-звано нетрадиционными миссиями, очень разнообразный набордействий, включающих гуманитарную помощь, специальныеоперации и конфликты малой интенсивности, антинаркотические68Alberts, David S.

Getting to a 21st Century Military. И, в-третьих, рождаетсяуникальная для информационной эпохи форма войны. Интенсивность будет намногобольшей по сравнению с сегодняшними стандартами. Ожида-ется улучшение в вооружении, командовании и контроле — еслицель становится видна, то она может быть уничтожена. Стоит от-метить, что возможность уничтожения цели не означает, что еенепременно нужно уничтожить. Разнообразие других решенийопределит подходящее действие в данной ситуации. Некоторыеиз таких решений будут заключаться в нанесении несуществен-ных повреждений — средних между полным уничтожением инекритическим повреждением цели.

Выживание целей будетзависеть от органических способностей защиты, подавления иманевренности. Концепция военной операции сведется к нанесе-нию общего, а не силового повреждения. Командование и контроль включают действенный компромиссмежду обеспечением правил боя, преследующих предпочтитель-ные цели, и минимизацией времени, необходимого стрелкам дляполучения нужной информации.

Пока у командиров будет воз-можность оказывать непосредственное влияние на формирова-ние поля боя, они могут и не захотеть реализовывать эту возмож-ность. Теория СЦВ доказывает, что в некоторых ситуациях болееэффективным будет выбор сетецентричных или самосинхро-низирующихся подходов, если командование обращает большевнимания на влияние начальных условий, чем на его дотошныйменеджмент.

Если взять в расчет опыт других организаций, штатбудет значительно урезан и децентрализован для выравниванияорганизационной структуры. Многие команды будут распростра-няться автоматически, и помогать в принятии решений. Многиерешения будут полностью автоматизированы. Фактически всяинформация будет распространяться горизонтально.

Одним сло-вом, нужно будет сделать множество значительных измененийна пути осмысления процессов командования и контроля, чтобыдостойно ответить на вызовы информационного века. Иными словами, кине-тическое оружие, которое являлось основным инструментом ве-дения войны, сейчас занимает гораздо меньшую нишу в арсеналеМарса. Системы поддержки при-нятия решений будут востребованы для оперативной фильтрацииинформации, чтобы обеспечить ситуационное видение картиныв почти автоматическом режиме.

Огромная база данных и воз-можность информационного обмена станут необходимыми дляотслеживания ситуации у союзников и врагов, а также для моде-лирования и предсказания динамики боя. Соответственно, нашазависимость от информации и систем, которые ее производят, пе-редают и обеспечивают к ней доступ, будет продолжать увеличи-ваться.

Это реальность все увеличивающейся зависимости от ин-формационных средств, поэтому военные США должны суметь: Защитить свои собственные информационные системы;2. В еще одном труде, который посвящен информационной во-йне, Альбертс описывает различные ее нюансы, в том числе, свя-занные с киберпространством. В некоторых источни-ках информационная война ассоциировалась с использованиеминформационных технологий для достижения большей эффек-тивности и результативности.

Эта дефиниция слишком широкотрактует информационную войну и больше вводит в заблуждеAlberts, David S. Границы или поле боя информационной войны и стратегии ИВС могут быть определены с помощью игроков и трех изме-рений природы их взаимодействий, уровня их взаимодействийи места взаимодействий.

Национальные государства или комби-нации национальных государств не являются единственно воз-можными игроками. Негосударственные акторы включая по-литические, этнические и религиозные группы; организованнуюпреступность; международные и транснациональные органи-зации; и даже отдельные лица, оснащенные информационнымитехнологиями способны организовывать информационные ата-ки и строить информационные стратегии для достижения жела-емых целей.

Защита от информационных атак имеет много схожего с обще-ственными усилиями по борьбе с болезнями, наркоманией и пре-ступностью. Если учитывать эти сходства, такой подход позволитлегче рассмотреть проблему в перспективе, служа точкой отсчетаи снабжая некоторым потенциально полезным материалом.

Под защи-той здесь мы понимаем предотвращение атак, ослабление атак иконтроль над тем ущербом, который может быть нанесен такимиатаками. Во-первых, ре-шение этих проблем требует участия большого количества орга-низаций, как государственных, так и частных. Во-вторых, мало-вероятно, что в борьбе за ресурсы любое из этих усилий будетполностью профинансировано. По этой же причине мы расчи-тываем, что никогда не получится так, что те, кто ответствененза информационную войну и защиту ИВЗ решат вопрос доста-точного финансирования ИВЗ программ.

В-третьих, эти пробле-мы не статичны. Наркокартели и криминальные группировки,конечно же, учатся на своих ошибках.

Так что силы обороны будут постоянно блокироваться в борьбес набирающим силу противником. В-четвертых, всеобщая осве-домленность и вовлеченность в глобальные процессы достигнет За этими сравнительно короткими периода-ми вовлеченности будут следовать гораздо более протяженные,когда крайняя необходимость решения проблем будет уступатьполной апатии.

Поддержание финансирования и развития в этомнаправлении в период снижения общественного интереса к про-блеме будет одним из ключевых вызовов лидерства в этой об-ласти. В-пятых, организации и отдельные заинтересованныелица научатся регулировать свое поведение, чтобы справлятьсяс атаками ИВ и их неожиданными последствиями. Это регули-рование будет организовано таким образом, что эти люди и орга-низации смогут самостоятельно обеспечить некоторый уровеньдинамического равновесия, необходимый для ведения бизнесав Информационную Эпоху.

В конце концов, эти способы реше-ния неизбежно будут вести к компромиссам. Это связано с тем,что существует естественное противоречие между многочис-ленными заинтересованными сторонами.

Противоречия междуправовым принуждением и защитой гражданских свобод являет-ся классическим примером, который уже возник в информаци-онной сфере. Атаки на информационные системы уже являютсянормой жизни Информационной Эпохи. Каждый век принципыведения войны меняются благодаря современным технологиям иконцепциям. Информационная эпоха не обещает стать исключе-нием. Сила воздействия информациибыла четко продемонстрирована в контексте традиционного кон-фликта.

Информация была использована для всестороннего со-вершенствования всех приемов ведения войны от логистики докомандования, контроля, коммуникаций и компьютеров, разведкии рекогносцировки C4ISR. Эффективность США и их союзников в Персидском заливе пре-достерегала потенциальных врагов от противостояния нашим силамсимметричным способом, как это пытался сделать Ирак, вынужден-ный впоследствии серьезно задуматься над другими стратегиями,способными противостоять обычным силам.

Цифровая война, став-шая доступной благодаря достижениям технологий и их широкомуприменению, так же как глобализация экономики и торговли, безус-ловно, является стратегией, которую разрабатывают потенциальныепротивники, чтобы достичь определенных целей, которые ранеебыли недоступны с помощью средств традиционной войны.

Цифровая война обладает, в сущности, похожими характери-стиками, к которым стремятся военные планировщики. К ним от-носятся малозатратная точность воздействия, дистанционность ихитрость. Важность такого убе-жища может заключаться в нашей готовности тратить значитель-ные средства на воздушную, морскую и ракетную оборону дляобеспечения реального убежища нашим гражданам от террито-риального вторжения.

Другая характеристика информационных атак возникает из-запотери убежища. Атаки такого рода, особенно когда они состоятиз более, чем одного отдельного инцидента, создают ощущениеуязвимости, потери контроля, потери веры в возможность госу-дарства обеспечить защиту. Так, само воздействие может намно-го превзойти действительный ущерб. Это нелинейное отношениемежду реальным ущербом и ущербом, наносимым обществу, де-лает проблему цифровой войны крайне актуальной, так как онаобразует несовпадение между рациональным противодействиемугрозе и его эффективностью.

Как нужно отвечать на ряд серьезных информационных атак? Ответное действие с помощью традиционных вооруженных силможет быть политически неприемлемо или оказаться безрезуль-татным. Сейчас не существует консенсуса даже среди тех лиц всреде военной элиты, кто изучает способы противодействия та-ким атакам. Учитывая потенциальную эффективность цифровой войны,в частности, в качестве инструмента власти для конкурентов инегосударственных акторов, мы должны, как общество, всерьезотнестись к этому виду войны информационной эпохи.

Если мыэтого не сделаем, а будем полагаться только на традиционноеоружие и концепции войны, тогда мы сможем построить нашулинию Мажино XXI века, которую можно будет обогнуть с флан- Хотя уже прошло довольно много време-ни, мы видим, что этот вопрос все еще актуален.

Количество ки-бератак постоянно увеличивается. Ряд государств вынуждены вспешном порядке создавать свои центры по киберзащите, и хотяпонимание проблематики растет, во многих вопросах консенсусвсе еще не достигнут.

Мы еще вернемся к вопросам кибервойныи киберобороны. Информация и системы C4ISRВ совместной работе с Гарстка, Хайсом и Синьори, Альбертс72показывает изменения, затрагивающие системы коммуникацийна пространстве театра боевых действий.

Нужно рассмотреть ихтакже подробно, чтобы понять взаимосвязь с другими частями изобщей концепции. Во-первых, сама природа информационного обмена различна.

Очевидно, что они могут охватывать ши-рокий круг различных предметов и конфигураций информации. Существует информация,необходимая для планирования кампании широкого уровняв целом с акцентом на боевую обстановку физические характе-ристики, погода, боевой порядок, политические, социальные иэкономические факторы.

Информация, необходимая для атакификсированных целей, связана с точностью попадания боепри-пасов и должна быть правильной, а информация, необходимаядля удара по подвижным целям должна быть как точной, так иактуальной.

Три концептуальных измерения лежащих в основе этого гра-фика корреспондируются с информационным богатством, дося-гаемости до нее самой и качеством взаимодействия.

Форма само-го куба является нереальной, и эти три значения не обязательнобудут равными хотя потребности могут быть нормализованы длятого, чтобы сделать их эквивалентными и информационное по-ложение почти никогда не будет полностью симметричным.

Информационная ситуация может быть описана в терминахобъемной разницы между потребностями и положением. Тем не менее, последствия от позитивного информационногоположения теоретически не очевидны. Очевидно, что войска мо-гут получить большую выгоду из-за этого избытка информации,но нет никакой возможности оценить его стоимость без установ-ления связи между потребностями в информации и действием.

С учетом этой формулировки, превосходящее информационноеположение достигается путем проведения трех видов действий: Информационное положение актора определяется как его ин-формационное состояние совокупность его богатства, дости-жений и качество взаимодействия в данный момент времени. По сути, это резюме того, каким объемом информации актор об-ладает.

Информационная ситуация актора, напротив, отражает раз-ницу между информационной ситуацией актора и информаци-онными потребностями ситуации. Эта разница между ними мо-жет быть вычислена, если потребности и положение измеряютсяодинаково.

Тем не менее, этот расчет может оказаться затрудни-тельным, разве что будет применена какая-нибудь упрощающаясистема предположения, множество утилитарных качественныххарактеристик или другая явная система для интеграции ключе-вых измерений и отличительных свойств.

Далее cледуют детерминанты информационных потребно-стей. Ряд факторов влияет на уровень информационных потреб-ностей войск и, следовательно, существует вероятность того, чтобудет иметь место ситуация асимметрии. К ним относятся, ноими не ограничиваются: Как видно из постановки вопроса, существует ряд проблем,и чтобы в будущем их избежать появляется необходимость раз-работки новых систем. Одной из них является C4ISR command, control,communications, computers, intelligence, surveillance, andreconnaissance — командование, контроль, связь, компьютеры,разведка, наблюдение и рекогносцировка — она рассматривает-ся как адаптивная система контроля, направленная на влияниепо отношению к избранным аспектам операционной среды.

Этаадаптивная система управления поддерживается множеством ин-формационных систем. Этот процесс C4ISR состоит из взаимос-вязанных элементов: Операционная среда включает все за пределами процессовC4ISR и систем, которые их поддерживают. Физическая среда территория, погода и т. Не-приятельские силы составляют другое. Собственные силы, в тоймере, в которой они не являются частью процессов C4ISR, так-же остаются частью этой среды.

Они представляют собой самыеконтролируемые факторы среды, но даже и здесь могут быть раз-личные нюансы из-за так называемого тумана и трения войны. Остальные нейтральные силы также могут быть представлены вчасти оперативной среды интересов. Их потенциальное вмеша-тельство и участие также должны приниматься в учет.

Оператив-ная среда включает в себя массу политических, социальных иэкономических факторов и акторов от беженцев до инфраструк-туры в зоне боевых действий. Само командование на любом уровне не может существоватьв изоляции от высшего начальства. Заданная миссия также об-разует часть операционного окружения. Официальные миссии частовключают в себя такие вынужденные факторы, как правила бояили географические ограничения.

Хотя военный командир частовлияет на возложенную миссию и может вести переговоры внеограничений миссии, эта арена имеет такую природу, что они неимеют последнего слова.

Далее следует мониторинг пространства боя. Процесс мониторинга пространства боя — первая часть про-цесса C4IST. Этот процесс начинается в физической области сосчитывания радиолокационные сигналы, снимки со спутников ит. Запечатленные в информационной сфереэлементы процесса являются механизмом слияния, посредствомкоторого сохраняются, восстанавливаются и распределяются не-обходимые данные; они помещаются в нужный контекст и пере-рабатываются в информацию; информация собирается в единыйцентр, чтобы создать новое знание, или комбинируется с ужезадокументированными прежде данными например, о боевомрасположении врага , где также прорабатываются и выводятсяна экран связные описания и панорамы боя.

Пространство боя, втом смысле, в котором используется здесь это понятие, относитсяк любому окружению миссии, в котором работает организация,будь то гуманитарная помощь, миротворческая операция, опера-ция по борьбе с наркотиками или традиционный бой. Монито-ринг включает информацию обо всех аспектах операции: Качество мониторинга пространства боя отражаетсяв качестве и сроке появления доступной информации. Это об-ласть, где изобилие информации, ее диапазон и качество диапа-зона проще всего отображаются в процессах C4ISR.

Теперь перейдем к осведомленности. Осведомленность суще-ствует лишь в сфере сознания. Это восприятие военной ситуации испытывает непосредственноевлияние априорных знаний и систем верований, которые людивыносят из образования, воспитания и опыта. Осведомленностьо пространстве боя это не то, что показывает дисплей, и тем бо-лее в голове одного человека. Осведомленность о пространствебоя это не статика, но полноценный и динамичный охват боевойситуации и влияющих на нее факторов.

Хо-рошая осведомленность о пространстве боя способна прогнози-ровать больше одного потенциального исхода и распознавать не-известность как ключевой элемент военной ситуации. Традиционные анализы C4ISR не отличали информационнуюобласть от когнитивной области или процессы мониторинга про-странства боя от уже полученных сведений. Данные и информа-ция доставлялись в командный центр, который должен был вла-деть всей информацией о людях и организациях, вовлеченныхв процессы C4ISR. Ошибки, связанные с недопониманием, илитрудности с интеграцией новой информации не рассматривались.

Когда такие ошибки случались, они рассматривались как откло-нения или неполадки в процессах С2, а не как продукты пере-дачи между доменами. Трудности в формировании совместнойосведомленности, выдававшей различающиеся фоновые усло-вия, случаи, роли и ответственность всех вовлеченных в процессC4ISR акторов, составляли главную проблему. Понимание — всестороннее знание военной ситуации — явля-ется как последним элементом осведомленности боевого про-странства, так и первым элементом смыслообразования.

До-статочно доказано, что понимание ситуации является началомсмыслообразования. Эксперты типично перепрыгивают прямоот классификации ситуации в область готовых решений, которые Действи-тельно, эмпирические исследования политики принятия решенийв реальной военной ситуации и на учениях доказали частое ис-пользование командных методов, с помощью которых опытный иубежденный в своих знаниях командующий обходит формальныйпроцесс принятия решений, чтобы соответствовать моделям, воз-никающим из отслеживания пространства боя.

Таким образом,понимание охватывает одновременно осведомленность и смыс-лообразование. Связи между некоторыми результатами могут трудно воспри-ниматься сознанием, что является, в некоторой степени, условнымрефлексом. Даже если этого не происходит и применяется болеевзвешенный режим принятия решений, понимание часто образуети формирует базис для альтернатив развития и анализа. На самомделе эмпирический анализ сотен реальных и учебных ситуацийпринятия решения показал, что качество достигнутого пониманияявляется единственным лучшим предсказателем вероятности, чтобудут приняты верные решения, и военная миссия будет заверше-на.

Это наглядно демонстрирует тактические и оперативные уров-ни командования. Понимание добавляет ясности в когнитивнуюсферу, но распределяется посредством взаимодействия в информа-ционной сфере в форме дискуссий, докладов, планов, заявленийкомандования и других письменных документов.

Однажды было достигнуто понимание,что необходимо включать людей и отдельные организации в про-цесс смыслообразования, в ходе которого они бы соотносилисвое понимание ситуации с умозрительно разворачивающимисяво времени моделями, своей способностью контролировать эторазвитие и ценности, которые побуждают к действию. В сущ-ности, они пытались достичь трех взаимосвязанных действий: Эти три шага могут служить предметом формальных штат-ных процессов, упрощенных настолько, что один служащийсмог бы оценить ситуацию и принять решение.

Когда должныебыть принятыми решения состоят из хорошо осмысленныхальтернатив и ясных критериев выбора простых решений ,сам процесс может ускориться и частота ошибок хорошо тре-нированных служащих существенно снизится. Опираясь на информацию и информационные системы,процесс смыслообразования происходит в когнитивной сфере. Исследования проводились на индивидуальном и групповомуровнях смыслообразования, стрессового принятия решений, амалые группы принятия решений разрабатывали рекомендации,которые также были пригодны в работе по принятию военныхрешений.

Например, при прочих равных условиях, комплекс-ные решения лучше принимались малыми группами, состоящи-ми из людей с различной жизненной биографией и взглядом наситуацию. Чем больше людей принимает участие в групповомпринятии решений, тем больше времени занимает этот процесс. Таким образом, сети сложных коммуникационных систем свя-заны с групповым принятием решений, но процессы в них про-текают медленнее, чем в иерархических структурах. Здравое смыслообразование также проанализирует ожида-емую в поле боя динамику при выборе каждой альтернативы.

Например, реакции вероятного противника на каждую из аль-тернатив следует рассмотреть отдельно. Подобным же образомдолжны быть прозондированы анализы на предмет ключевыхдопущений и зависимостей каждого образа действия. Вдобавокко всему, хорошие анализы ориентированы на будущее, связы-вают запланированные бои в компанию, а военные действия вширокий набор политико-военных целей. Однако эти формаль-ные, структурированные аналитические процессы часто совер-шаются индивидами быстро, даже подсознательно.

Приведенныевоенные организации обычно нуждаются в скоординированныхдействиях большого числа подчиненных или составных органи-заций, совместное смыслообразование становится ключевой ча-стью процессов C4ISR.

В отличие от логики в простом цикле НОРД, который рас-сматривает результат когнитивных процессов в качестве гото-вого решения или выбора имеющихся альтернатив, процессыC4ISR информационной эпохи генерируют более совершенныйпродукт — командную установку. Такой выбор языка имеет дваважных, непосредственных результата. Во-первых, продукт на-много более ценен, чем выбор из имеющихся альтернатив.

Вбольшинстве командных центров, результаты смыслообразова-ния — это управление высокого уровня, но он все еще далек от Конечные продукты обычно прини-мают общую форму и очертания плана — точное определениедостигаемых целей, главные вовлеченные организации, общуюответственность каждой из них, взаимозависимость и схемы ве-роятных маневров для этих организаций, значительное на нихдавление.

Эти пункты призваны образовать ядро дискуссии осмыслообразовании, когда направления действия уже опреде-лены и соответствующим образом оценены. Во-вторых, необ-ходимо вовлечение двух и более человек. Если посмотреть ре-алистично, то традиционное намерение командира заменяетсясегодня замыслом, который возникает из диалога между коман-дирами и ведущими специалистами на нескольких уровнях. Как и понимание, командный замысел функционально свя-зан в военный процесс C4ISR — как последний шаг в смыс-лообразовании, так и первый шаг в боевом управлении.

Этопроисходит в когнитивной сфере, но сообщается через инфор-мационную сферу. Когда командный замысел установлен, начи-нается процесс синхронизации его выполнения. Его цели должныотражать замысел в плане, тщательно и ясно разработать план,наблюдать за их выполнением, и поддерживать своевременноепризнание необходимости регулирования плана, либо введениянового цикла C4ISR. Военные планы принимают множество форм от вербальныхдиректив до длинных письменных документов с детально разра-ботанными дополнениями.

Как бы то ни было, в своей основеони всегда включают пять вещей: Эти планы также обычно включают специфиче-ские элементы, направленные на обеспечение осведомленностина поле боя и позволяющие регулировать ситуацию, если та раз-вивается по прошествии длительного времени. В традиционных адаптивных системах управления, связанныхс циклами решений, все было очень специализированным. Систе-мы разведки были разделены от системы С2 для того, чтобы улуч-шить безопасность, и потому что эти две различные функции будутмешать друг другу при ограниченной пропускной способности имощности, которые доступны в театре военных действий.

Таким образом, традиционный процесс C4ISR был цикли-ческим и направленным на достижение адаптивного контролянад определенными аспектами окружающей среды. Эти аспектыменяются вместе с военной миссией: Сетецентричные спецоперацииАльбертс, Гарстка, Хайс и Синьори отмечали, что концепцииСЦВ применимы не только на всех уровнях войны тактическоми операционном , но и во всех видах военной деятельности оттактической до стратегической.

В другом случае при проведении маневров Fleet BattleExperiment Delta, проходившее в октябре г. Капитан Гэгнон суммирует теорию СЦВ в простую формулу: Улучшенная информационная позиция И: JTIDS эффективно расширила даль-ность действия каждой платформы путем обмена сенсорных дан-ных между платформами.

Повышенная всеобщая ситуационная осведомленность ВСО: An overview of Emerging Theory. Повышение пропорции потерь П: Грэг Гэгнон для специалистов известен тем, что соединил кон-цепцию спецопераций с понятием сетецентричной войны. Развиваятеорию своего коллеги Уильяма МакРавена по спецоперациям, он за-метил сходство ее принципов с новой теорией СЦВ и предложил не-кий гибрид обеих теорий — сетецентричные спецоперации Его теория по спецоперациям делится на трифазы и шесть принципов: Для снижения всех технических шероховатостей США по-могли так называемые case study, то есть исследования, связанные сконкретным случаем.

Новая война в Ираке, развязанная под бла-говидным поводом предотвращения угрозы применения оружиямассового поражения которого, как впоследствии выяснилось, неоказалось послужила прекрасным поводом Пентагону протестиGagnon G. Сетецентричные войны — от концепции к спецоперациям.

Как пра-вило, методология строилась по схеме: Одно из таких исследований, проводившихся впериод с марта по апрель г. Новые информационные системы, сенсоры и расширениесвязи улучшили боевую эффективность;2. Информационные системы не заменят лидера, они помогаютлидерам лучше и быстрее принимать решение;4.

Новая информационная среда помогала достичь эффектаточного попадания и маневра;5. Повышение ситуационной осведомленности и потока инфор-мации улучшало управление полем боя;6. Голосовая связь являлась основным средством достиженияситуационного понимания и обеспечивала сплоченностькоманды и успех на всех уровнях;8. Повышенная ситуационная осведомленность имела решаю-щее позитивное значение в отношении риска;9.

Повышенная ситуационная осведомленность снижала уро-вень убийства друг друга среди своих; Даже ограниченная информация и взаимосвязь систем име-ли дополнительную ценность, когда ограниченные системыдостигали своей цели; Тренинги, учения и повторная учеба с информационнымисистемами являются жизненно важными для командиров,команды, операторов и организаций; Организация командного поста является основой для экс-плуатации информационных потоков; Картина врага по разведданным выглядела беднее, чеможидалось; Сети в таком виде, как они существуют, скрепляются со-гласно функциям; Ниже бригадного уровня происходит коммуникационнаябрешь.

По крайней мере, информация не проходит на болеенизкие уровни; Пропускная полоса должна обеспечиваться приказомсамого высокого уровня, низкий поток требует вниманиякоманды; Знание, тренинги, опыт и функциональная перспектива яв-ляются неотъемлемыми элементами того, как используетсяинформация; Ситуационная осведомленность не уменьшает потребностив координации для оптимизации синхронизации; Точно определенная ответственность и власть все еще явля-ются императивами для принятия решений и подотчетностив боевой обстановке; Зато указано, что в единую систему оборонных задач включены полиция и народное ополчение.

Китайский прецедент особенно интересен в связи с нынешним конфликтом с Японией за спорные острова и прилегающие водные ресурсы, с добычей там пищи и потенциальных ресурсов шельфа. Поскольку США выступили на стороне Японии, то Китаю придётся провести экстренными темпами информационную революцию в военном деле, не особо полагаясь на численность своих войск и даже ополчений, что ранее при конфликтах с Японией не очень-то и спасали Китай.

Но если сопрячь численность войск со скоростью их снабжения и принятия верных решений, то Китай способен отстоять свои интересы даже против союза Японии и США. Косвенно Китаю может помочь его промышленность, способная добавлять в выпускаемые им на экспорт электронные изделия и компоненты незаметные модули, способные ликвидировать свойства техники в случае необходимости.

И конечно же, у Китая ныне неплохие кибервойска и диаспора, потенциально могущие быть фактором поддержки войсковых операций в военное время, а в мирное время - шпионить за силами противников и их разработками. Так что Китай способен показать идеальный пример экстренного перехода на сетецентрическую систему взаимодействия родов войск и подразделений. Что дополняется весьма эффективной методикой расстрела коррупционеров и вредителей, обеспечивая ответственность.

Так что нет ничего удивительного, если каждый китаец получит план на год с целью служить делу укрепления обороноспособности, а каждый предмет на китайском побережье АТР будет двойного назначения.

И эти планы будут исполняться, а предметы будут или работать, или вовремя заменяться и модернизироваться. Что же касается российских, украинских, армянских или иных разработок по столь актуальной теме, то они наверняка в перечне военных и государственных тайн, а вопросы общей эрудиции будь то догадки об "ОС Регат" или АСУВ лучше не проявлять, чтобы не подпасть под разглашение гостайны, случайно её угадав.

Надеюсь, что нынешняя проблема противостояния Японии и Китая побудит Россию и союзников приналечь на креатив в области инженерии и коммуникаций и создавать разработки и матчасть не уступающие потенциальным агрессорам. В числе которых могут быть и техногенные аварии с неумышленными ударами по РФ, которые нужно будет отразить не хуже, чем умышленные атаки. Или же умышленные атаки деспотий, террористов и странных обладателей ядерного оружия типа Пакистана.

Сетецентризм — как к нему прийти? Ну так уже не первый год расписано и разложено по полочкам, насколько это возможно, - от философии, через теорию войны и стратегическую культуру - вплоть до стратегического уровня войны.

Подняты свыше источников по теме. Надо просто переварить и начать думать как адаптировать к военной организации России. Сложное мышление и сеть: Ответить Ветвь дискуссии Ссылка.

Что такое сетецентризм — никто не скажет даже из соображений что это не есть предмет обсуждения. Если здесь подразумевается технологический набор приёмов то это тем более не будет скорее всего обсуждено иначе то относительно скромное эффективное использование их может быть обезценено.

Профессионалам военного дела естественно стремление разрабатывать новые виды оружия и способы их применения. Откуда может происходить такой произвол — например из неконтролируемого или непресекаемого роста видов и вариантов воздействия средств и приёмов их применения сторон друг на друга. В лучшем случае это обеспечение работы нового вида сетевого штаба. Что может быть не очень устойчиво эффективной новеллой. На этом различии всегда в истории войн и строилось их ведение.

Так же как и на периодическом выходе за указанные выше ограничительные рамки Edited at Думаю для нас актуально не только внедрение методов сецентрической войны в силовые ведомства.

Но и внедрение средств и методов направленных на разрушение либо де активацию элементов системы управления и передачи данных наших вероятных противников. С целью лишить или ограничить их способность вести сецентрическую войну в опренных регионах, тем самым опуская их до уровня приближенного к традиционным вооружённым противостояния. Думаю население и элиты немногих стран к такому готовы. Сколько ни читаю подобных постов и комментариев к ним, постоянно вижу какие то разрозненные размазывания отдельных понятий, причём размазываются они таким образом, что совместить их между собой ну никак не возможно.

Давайте исходить из реальных а не выдуманных фактов: Если решение принимает человек, то ничего нового в этом нет, так как, повторюсь: Если же решение принимает компьютер, то это простите не сетецентризм, а восстание машин.

При нынешних возможностях электроники, мы можем оперировать очень большими скоростями передачи данных. Перехватывать и записывать их. Но вся проблема в том, что при больших скоростях, возникает очень большой объём информации, который физически не может обработать один человек. В результате та же спец-служба, собирая обо всех и вся информацию, становится слепым котёнком, и погомы-терракты-болотные, просто не отслеживаются, не смотря на то, что информация прошла, но объёмы этой информации таковы, что извините-подвиньтесь, очередь до неё просто не дошла.

Масса примеров, когда информация о происшествии проходила заблаговременно в интернетах но обратили внимание только после "пожара". Нужно понимать, что кроме этой информации, в тот день проходили ещё гигабайты разнокалиберного дерьма. Этот Ваш сетецентризм в лице многоумных технологий, даёт спец-службам иллюзию, что они могут меньше внимания уделять вербовке агентов.

Я имею ввиду как внутренние спец-службы, так и внешние. Штат сокращается, и вербовка происходит только в случае конкретной заинтересованности предметом типа: В результате этого, а также в результате невозможности сортировки информации, целые сферы вредительской или незаконной деятельности исчезают из внимания спецслужб, а когда результаты этой деятельности всплывают, то уже поздно что то предпринимать.

Что касается цветных революций: Когда не было интернетов, использовались листовки и другие йезуитские и не очень, способы донесения информации до целевой аудитории. Поэтому сеть здесь, опять же просто способ, один из-, но не единственный.

Ненужно забывать о том, что кроме спецслужб, сеть используют в своих целях также и бандиты, и секты, и террористические организации. Немного экскурса в историю интернета: Времена холодной войны, конец 50х.

Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США, пытается создать компьютерную сеть, и даже создаёт её, вот только эта сеть управляется с одного компьютера, при уничтожении которого сеть перестаёт функционировать.

Посчитав разработку интересной, но бесперспективной министерство обороны США, приняло решение отдать эту разработку университетам, то бишь студентам: А уже университеты сделали то, что не смогли сделать оборонщики: Они лишили сеть этого самого центризма.

В результате, мы имеем то что имеем: То есть любой грамотный человек, имея минимальный набор оборудования, может организовать дома, на даче, в гостинице Свою собственную компьютерную сеть. А теперь наложим эту схему на армейскую систему единоначалия и строгой иерархической структуры. И получаем любопытнейщий вывод: К соседям и другим вышестоящим начальникам.

Ибо сеть не самоцель - она средство для устойчивой передачи информации. Ответить Уровень выше Ветвь дискуссии Ссылка. Вы считаете компьютерную связь более надёжной чем спутниковую телефонию?! Внимательно читаем, запоминаем, усваиваем: Цифровые и аналоговые технологии хороши каждая на своём месте. Цифрой легче и проще манипулировать, но есть области, до которых цифра никогда не дорастёт в силу принципов своей работы. Это нужно понимать, знать, и учитывать при построении каких либо критических конструкций.

Edited at Простите, а я говорил о конкретном механизме связи? Что именно Вам показалось смешным? Да мне показалось, Вам должно быть известно преимущество "цифры" в области защиты информации от перехвата по сравнению с аналоговыми сигналами.

Всё это вместе взятое, даёт бесконечные возможности в аналоговом шифровании информации без потери скорости на собственно кодирование и декодирование. А потери в объеме информации не учитываете?

Сколько информации Вы загоните в "цифру" и сколько в "аналог"? Передавать полезный сигнал можно на неосновной частоте, а на "поднесущей" или на "кратной", а основную частоту модулировать случайным образом, например: Видишь ли мой юный друг, детекторы устроены таким образом, что могут детектировать чётко заданные параметры. Другие люди через специальные детекторы в простейшем случае амплитудные или фазовые, слушают совсем другое кино. В более продвинутом случае, можно использовать другую промежуточную частоту, на том же канале, с произвольной модуляцией полезного сигнала.

Только Леонид Савин вписался в тему, остальные путаются. Надо было сначала элементарно посмотреть определение сетецентризма, а потом давать пояснения. Сетецентричная и сетевая война действительно взаимно связанные темы, но по тому, что даже эксперты путают боевой сетецетризм и информационные войны, приходится делать вывод, что проблема понимания не в непокорности самых высоких и сложных этажей по этой теме.

Видимо сложные понятия надо отставить и начать с простых примеров. Автор проводит анализ отечественных и зарубежных подходов к определению новых форм конфликтов в информационном пространстве.

In the article author focuses on indirect forms of confrontation between states, paying particular attention to the information wars. Author analyzes domestic and foreign approaches to the definition of new forms of conflicts in the information space. Кафедра государственного и муниципального управления Российский университет дружбы народов ул.

Миклухо-Маклая, , Москва, Россия, Первые 15 лет XXI в. Повышение военно-политической напряженности между Россией и НАТО, конфликты на Ближнем и Среднем Востоке, обострение ценностных противоречий между исламским миром и христианским Западом - все это создает реальные предпосылки для возникновения нового цивилизационно-го конфликта.

Многие философы и политологи говорят о том, что новая глобальная война уже идет1. Она не объявлялась официально, и скрыта от. Феномен описываемой скрытой войны стал возможен лишь в условиях развития современных технологий.

Анализ мирового опыта показывает, что сегодня прямая агрессия перестала быть единственным средством доминирования. В связи с этим современная наука постепенно сосредотачивается на изучении непрямых форм противоборства, уделяя особое внимание информационным войнам.

Об этом свидетельствуют непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что на самом деле скрывается под этим понятием, а также споры по поводу корректности и практической применимости данного термина к той сфере социальных отношений, которую принято называть информационным противоборством или конфликтом интересов в информационной сфере социальных систем. Таким образом, отдельной научной проблемой является разработка и согласование научно-терминологического аппарата. В отечественной и зарубежной науке существует множество различных и часто взаимоисключающих подходов к определению конфликтов, протекающих в современном информационном пространстве.

Такое разнообразие и несогласованность является серьезным препятствием на пути к разработке теории информационных войн. Участниками информационного конфликта могут стать субъекты, обладающие доступом к источникам и средствам распространения информации. Информационные войны являются разновидностью информационного конфликта. Однако, исследуя опыт наших западных коллег, мы пришли к выводу, что приравнивание информационного противоборства к информационным войнам некорректно.

Вопросами теории и практики информационных конфликтов довольно продолжительное время занимаются, главным образом, американские ученые. Многие понятия переводятся на русский и берут-. Во второй половине XX в. В нашей стране возникла проблема с переводом, откуда позже возникло несовпадение интерпретаций. На наш взгляд, информационное противоборство представляет собой борьбу против кого-либо, чего-либо или сопротивление кому-либо, чему-либо в информационном пространстве с помощью информационных средств.

Словари приводят следующий ряд его синонимов: В информационной сфере - это конфликт низкой интенсивности, который может продолжаться неопределенно долго. Для информационного противоборства характерно латентное протекание конфликта жертва может даже не подозревать, что против нее ведется информационная борьба , при этом используются неагрессивные методы воздействия. Таким образом, противоборство в информационной сфере не является синонимом информационной войны. Скорее это понятие, которое может до-.

История и современность информационного противоборства г. A new face of War" г. Словарь синонимов и антонимов современного русского языка под ред. Война сама по себе - это организованная вооруженная борьба между государствами, нациями народами , социальными группами, целью которой является достижение политических целей.

Следовательно, информационная война - это организованная борьба в информационной сфере, которая носит агрессивный и интенсивный характер. Для войн в информационном пространстве характерно использование таких агрессивных технологий, как масштабные информационные кампании, очерняющие PR-акции, пропаганда и так далее.

Таким образом, мы склоняемся к точке зрения, согласно которой информационная война и информационное противоборство представляют собой два вида конфликтов в информационной сфере, противоположных по степени интенсивности. В основе зарождения концепции 4GW лежат, главным образом, политические, социальные и моральные мотивы, а также общее снижение влияния государства. Однако их цель неизменна - подчинение противника собственной воле. Войны четвертого поколения включают в себя стратегические информационные войны второго поколения.

Они представляют собой принципиально новый тип стратегического противоборства, вызванный к жизни информационной революцией, вводящей в круг возможных сфер противоборства информационное пространство и ряд других областей экономику, культуру и т. Эти войны предусматривают уже иной подход: В основу определения 4GW положен тезис о том, что к этому поколению относятся все формы конфликта, в которых одна из сторон не желает или не может использовать традиционные симметричные средства и методы, де-.

Характерной чертой стратегии 4GW является активное использование негосударственных и невоенных субъектов.

About the Author: flufarcap