Written by: Posted on: 19.06.2015

Развитие письма в. а. истрин

У нас вы можете скачать книгу развитие письма в. а. истрин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Эмпирические результаты констатирующего эксперимента позволили определить основные направления и задачи коррекционно-педагогического воздействия, отражающие факторную структуру готовности к овладению чтением и письмом детьми с ОНР и учитывающие особенности развития выделенных групп дошкольников с ОНР.

Формирование готовности к овладению чтением и письмом дошкольников с общим недоразвитием речи осуществлялось нсихолого-педагогическими, социальными и прострапственно-предметными средствами образовательной среды, направленной на формирование и коррекцию слуховых, зрительно-пространственных и двигательных функций; устной речи и языковых навыков; мыслительной деятельности и эмоционально-личностных особенностей поведения.

Аиализ результатов экспериментального воздействия подтвердил продуктивность разработанной системы работы по подготовке дошкольников с ОНР к овладению чтением и письмом.

Экспресс-диагностика готовности к школе Текст. Психологические проблемы обучения младших школьников русскому языку Текст.: Функциональная взаимосвязь письменного и звукового языка Текст.

Анализ трудностей в процессе овладения детьми чтением и письмом Текст. Психологические основы культуры устной и письменной речи и ее воспитание в школе Текст. Особенности восприятия пространства у детей Текст. Краткие сведения по теории и истории методики развития речи Текст. Методы обогащения воспитательного опыта родителей Текст. Трудности письма и их нейропсихологическая диагностика Текст. Москва - Воронеж, Зрительно-пространственная память у младших школьников в норме и с задержкой психического развития Текст.

Нейропсихологическая диагностика речевой патологии у детей Текст. Избранные педагогические труды Текст. Взаимодействие школы и семьи Текст. Грамматика русского языка для младших школьников Текст. Сущность процесса обучения Текст. Пособие по развитою навыков письменной речи: Интегративпая модель математического образования дошкольников с задержкой психического развития Текст.: Ребенок идет в школу.

Знаете ли вы своего ученика? Упражнения для занятий с детьми, имеющими трудности при обучении письму Текст. Нарушения речи как фактор, обуславливающий затруднения в обучении чтению и правописанию Текст. Нарушение речи у дошкольников Текст. К вопросу систематизации речевых расстройств у детей Текст.

Взаимодействие анализаторов в процессе восприятия и усвоения устной речи в норме и патологии Текст. Педагогическая характеристика образовательной среды в различных типах образовательных учреждений Текст. Очерки по физиологии движений и физиологии активности Текст. Дидактический материал по обследованию речи детей Текст. Диагностика школьной зрелости Текст. О нарушениях письма при поражении теменной доли Текст. Личность и се формирование в детском возрасте Текст. Проблема развития мотивационной сферы ребенка Текст.

Речевые нарушения и их преодоление Текст.: Методика развития речи детей Текст. Нарушения письма при некоторых расстройствах артикуляции у детей Текст. Формирование тонких движений пальцев рук у детей с общим недоразвитием речи Текст. Функциональные асимметрии человека Текст. Игровые приемы в логопедической работе с младшими школьниками, имеющими нарушения чтения и письма Текст.

Логопедические игры и задания Текст. Развитое фонематического слуха у дошкольников Текст. Логопедические игры для дошкольников Текст. Воспитание сенсорной культуры ребенка от рождения до 6 лет Текст.: Генезис сенсорных способностей Текст. ВЛаврентьева и др]; под ред. Корекционно-развивающая система формирования моторного праксиса в структуре преодоления общего недоразвития речи у детей с дизартрией Текст.: Особенности словесного мышления взрослых и детей с нарушениями речи Текст. Вместе с семьей Текст.

Методика психолого-педагогического обследования детей с нарушениями речи Текст. Психологическая помощь дошкольникам с общим недоразвитием речи Текст.

Основы логопедии с практикумом по звукопроизношению Текст. Логопедическая работа по профилактике дисграфий в условиях детского сада для детей с нарушениями речи Текст.

Психология развития человека Текст. От первых слов до первого класса Текст. Об основах русского правописания Текст. Формирование у ребенка грамматического строя русского языка Текст.: Воспитание у дошкольников правильной речи Текст.: Чувашское книжное издательство, Планирование работы по развитию речи и ознакомлению с художественной литературой Текст. Занятия по развитию речи в средней группе детского сада Текст.: Прогностические методы в педагогике Текст.

Философско-методологические основания стратегии развития образования в России Текст. Формирование связной речи детей дошкольного возраста с общим речевым недоразвитием Текст. Физическое воспитание в семье и ДОУ Текст. Основы общей дидактики Текст. Дидактический материал к урокам обучения грамоте Текст. Чтение и письмо Текст.

Музыкальная и театрализованная деятельность в ДОУ Текст. Диагностика и коррекция звукопроизносительпых расстройств у детей с нетяжелыми аномалиями органов артикуляции Текст. Дисграфия у младших школьников Текст.: Психология обучения письму Текст.: Дисперсионный анализ в экспериментальной психологии Текст.

Измерение в психологии Текст.: Психологическая готовность к школе Текст. Проблемы развивающего обучения Текст. Выявление нарушений устной и письменной речи у учащихся общеобразовательных школ Текст. Взаимодействие дошкольного учреждения с родителями Текст. Дети с трудностями в обучении Текст. Психодиагностика общих способностей Текст. Предупреждение нарушений письменной речи у дошкольников с недоразвитием устной речи Текст. Психология овладения навыком чтения Текст.

Организация развивающей среды в дошкольном образовательном учреждении Текст. Коррекция устной и письменной речи учащихся начальных классов Текст. Организация и методы коррекционной работы логопеда на школьном логопункте Текст.

Вопросы теории и методики обучения фонетике, орфоэпии, графике и орфографии Текст. Формирование каллиграфических навыков у младших школьников Текст.: Интеллект, язык и речь Текст. Эмоциональные предпосылки освоения языка. Формирование орфографических действий у младших школьников Текст. Преодоление общего недоразвития речи у дошкольников Текст. Игра как ведущая деятельность Текст.: Е Подготовка к обучению грамоте в детском саду Текст.

К вопросу о формировании фонематического восприятия у детей дошкольного возраста Текст. От диагностики к развитию Текст. Методология и методы психолого-педагогического исследования Текст. Диагностика видов мышления у младших школьников Текст. Развитие интеллектуальных способностей у детей лет Текст.

Воспитание и обучение в детском саду Текст. Сенсорное воспитание дошкольников Текст. Развитие речи учащихся специальных коррекционпых образовательных учреждений Текст. Подготовка к обучению грамоте в детском саду Текст. Формирование восприятия речи у детей с тяжелыми нарушениями произиошения Текст. Формирование навыков письма у детей с тяжелыми нарушениями речи Текст.

Формирование навыков чтения у детей с тяжелыми нарушениями речи Текст. Игрушки и пособия для детского сада Текст. Подготовка к школе Текст.: Особенности формирования зрительно-моторной координации у детей дошкольного возраста с фонетико-фонематическим недоразвитием речи. Развитие речи учащихся специальных коррекционных образовательных учреждений Текст. Формирование восприятия речи у детей с тяжелыми нарушениями произношения Текст. Особенности формирования зрительно-моторной координации у дегей дошкольного возраста с фонетико-фонематическим недоразвитием речи.

Внимание и коррекция дисграфических ошибок у детей с недоразвитием речи Текст. Логопедическая работа в специальных группах для детей с недостатками произношения Текст. Подготовка к школе детей с недостатками речи Текст. Предупреждение нарушения 1 тения и письма у детей с недостатками произношения Текст. Программа обучения дегей с недоразвитием фонематического строя речи Текст. Формирование предпосылок коммуникативной деятельности у безречевых детей Текст.: Инновации в мировой педагогике: Развивающие игры на уроках физической культуры Текст.: В полууставе делаются первые попытки связного написания двух стоящих рядом букв.

Полуустав знает более десяти вариантов лигатур типа: Что касается полуустава, то он стал преимущественно книжным письмом. Время позднего устава и его эволюции в полууставное письмо совпадает с распространением нового художественного стиля, получившего название тератологического, чудовищного или звериного орнамента. Книги этого периода, написаны на пергамене. Наибольшее число книг, украшенных орнаментом тератологического стиля, сохранилось в Новгороде и Пскове.

По вопросу о происхождении тератологического орнамента существуют разные мнения. Буслаев [52] , В. Щепкин [53] высказывались о заимствовании тератологии от южных славян. Некоторые зарубежные исследователи венские искусствоведы Иозеф Стржиговский, В. Борн , решая вопрос в духе идеи пангерманизма, утверждали, что Русь восприняла тератологический орнамент из Скандинавии и Северной Германии, что тератологический орнамент Руси был местной ветвью орнамента германо-скандинавского культурного центра.

Другие историки искали корни тератологии на Востоке. Переход к тератологии был постепенным. Рядом с натуралистическими изображениями животных появляются фантастические звери, о которых нельзя сказать, кто это — птица, собака или лев.

На смену растительным и геометрическим мотивам приходят тератологические комбинации животных форм и плетений из ремней и змеиных хвостов. Заставка тератологического орнамента не имеет правильной геометрической формы.

Она напоминает изображение ткани, по которой стелется плоскостной орнамент. Сверху заставку часто венчает цветочный узор — навершие, углы заставки оформлены византийской веткой. Узор заставки мог состоять из двух симметрично расположенных друг к другу живых существ — чудищ, запутавшихся в ремнях. Ремни исходили из клювов, пастей, крыльев, хвостов, ног чудищ, оплетали их туловища и переходили в средник — вертикальное плетение, спускающееся в заставку с навершия и разделяющее ее на левую и правую части.

Из таких же ремней, плетений, нередко завершающихся головами чудищ, образовывались инициалы. Для облегчения чтения инициалов, которые потеряли рельефность, живописцы стали давать цветной силуэт буквы. Так, буква М изображается в виде двух людей, тянущих сеть с рыбой.

Букву сопровождает текст, написанный над фигурами людей и представляющий их перебранку: Над буквой имелась надпись: Основу цвета тератологического орнамента составляет киноварь — краска ртутного состава, огненного оттенка. Применялись также синяя, зеленая, желтая, серая краски и цвет чернил. Для передачи белого цвета использовался естественный цвет пергамена. Тератологический орнамент имел свои местные особенности.

Для новгородский тератологии был характерен серо-синий или голубой фон. Псковской тератологии были свойственны более крупные по величине, чем новгородские, инициалы, преимущественно зеленый колорит фона, использование желтого цвета в контурах рисунка. В рязанских рукописях в качестве фона инициалов использовался зеленый цвет.

Тератологический стиль был характерен не только для рукописей. Он существовал в художественном ремесле например, колты, наручи — женские украшения , в архитектурной пластике рельефы Дмитровского во Владимире, Георгиевского в Юрьеве-Польском, Борисоглебского и Благовещенского соборов в Чернигове.

В заставках исчезают изображения зверей, остаются только плетения. Так же как и устав, тератология медленнее уходит из пергаменных книг. Дольше всего тератологический орнамент продержался в рязанских рукописях — до XVI в. Подобная смена была одним из результатов второго южнославянского влияния, которым оказалась затронута русская культура в результате наплыва произведений южнославянской письменности в русские земли.

Ранний балканский орнамент был простым, без деталей наполнения и, так же как тератологический, рисовался от руки. Характерные особенности балканского орнамента: Деталями наполнения орнамента были жемчужины, ромбики, точки, крестики, квадраты. Заставка орнамента не имела рамы. Но ее могло венчать навершие в виде изображения букета цветов. Углы заставки украшались стилизованными цветами, шишками, бутонами. В стиле плетения выполнялись и инициалы, которые стали четкими, легко читались.

В этой книге 48 заставок балканского стиля, причем ни одна из них не повторяется. В период феодальной раздробленности содержание миниатюр стало более разнообразным. Наряду с сюжетами, изображающими святых, появились сюжеты из области быта и политической жизни. Существует мнение, что новые черты, появившиеся в книжном рисунке, складывались под влиянием живописи Андрея Рублева и его школы.

Изображение ангела поражает пластичностью, легкостью, подвижностью. Характер нового материала для письма бумаги отразился и на внешнем облике миниатюр. С исчезновением гладкости и прочности пергамена исчезают гладкость, плотность, блеск красок, контрастность темных и светлых тонов в миниатюрах. Впитываясь в бумагу, краски выглядели более жидкими, блеклыми, напоминали акварель. При акварельной манере рисунок теряет монументальность, выглядит более детальным. Криптография была понятна только посвященным.

Сначала по разным причинам она использовалась для зашифровки имени автора. Со временем тайнописью стали пользоваться по политическим, дипломатическим и иным соображениям. Ее суть сводилась к замене букв кирилловского алфавита буквами других алфавитов, например глаголическими, латинскими, греческими.

Система измененных знаков кирилловского алфавита. Некоторые детали букв не дописывались или, напротив, добавление новых деталей изменяли буквы до неузнаваемости. Система замены одних букв кирилловского алфавита другими буквами этого же алфавита, или литорея. Подразделялась на простую и мудрую.

В простой литорее использовались без изменения все гласные, твердый и мягкий знаки, а из согласных букв — зело и фита. Остальные 20 согласных писались в два ряда, по десять в каждом, в порядке алфавита. Верхний ряд согласных букв писался слева направо, нижний — справа налево:. Для зашифровки текста согласные верхнего ряда писались вместо согласных нижнего ряда. Основывалась на использовании цифрового значения букв кирилловского алфавита.

Эта система подразделялась на три разряда:. В сумме они давали число, обозначающее зашифрованную букву. Например, букву Л могли зашифровать как , т. Например, слова десятерица дващи десять дважды, т.

Цифра двадцать же обозначалась буквой К;. В этой системе некоторые буквы-цифры зашифровывались условными значками. Например, кирилловские буквы из разряда единиц заменялись соответствующим числом точек. Буквы из разряда десятков заменялись соответствующим числом вертикальных черточек, сотни заменялись кружками. В этой системе знаки необходимо переводить в числа, а числа — в их буквенные обозначения.

Например, три точки соответствовали цифре три и букве Г, четыре вертикальные черточки — цифре 40 и, следовательно, букве М, три кружка — цифре и, следовательно, ее буквенному обозначению — Т. Система обратного письма наиболее простая и потому реже употребляемая, заключающаяся в написании букв в словах в обратном порядке. Изучение тайнописи необходимо для дешифровки документов и правильного прочтения текстов. Кроме того, оно помогает понять закономерности и особенности развития системы письма Русского государства и устанавливать авторство.

В рукописях вязью украшались заголовки, начальные строки глав, разделов, расположенные под художественным украшением — заставкой. Вязь характеризовалась двумя приемами: Если для большого заголовка места было мало, писцы прибегали к сокращениям букв и слов. Если пространство для письма было значительным, то пустоты между буквами заполнялись украшениями в виде веточек, крестиков, листиков, усиков, хоботков и т.

Вязь выполнялась красной и черной красками, а в более позднее время — золотой краской твореным золотом. Сокращение частей буквы в целях их сближения: Соподчинение двух букв, при котором две смежные буквы уменьшаются и становятся одна на другой: Наблюдения над вязью, так же как и другие палеографические признаки, служат для датировки, установления подлинности источника.

Для этих целей используют показатель вязи, т. Показатель, равный двум, свидетельствует о соотношении высоты к ширине, как двух к одному. Эти показатели соответствовали раннему периоду использования вязи. Вязь с показателем три и четыре была распространена в XV в.

Им соответствует, особенно полууставу, бумага. Книги украшаются тератологическим, балканским, отчасти нововизантийским орнаментами. В деловом письме пергамен постепенно вытесняется бумагой, быстрее происходит замена позднего устава полууставом, а затем скорописью.

В этом государстве получил оформление самодержавный политический строй, сложилась своя организация управления — приказы. Получили разработку законодательные нормы крепостного права. Заметные изменения во всех областях экономической, политической и культурной жизни Российского государства способствовали расширению сферы применения письма и функций письменности в целом.

Приказная система и ее делопроизводство в центре породили подобную организацию управления и делопроизводства на местах — в воеводских избах канцеляриях , в монастырских и церковных учреждениях, в боярских вотчинах и дворянских поместьях. Авторами приказного делопроизводства в центре и на местах были дьяки и подьячие. Дьяки возглавляли приказные канцелярии, отвечали за делопроизводство. Подьячие составляли наиболее многочисленный рядовой штат канцеляристов — переписчиков бумаг.

Поэтому обучение письму начинающих подьячих могло быть домашним, а навыками делопроизводства они овладевали непосредственно в приказах. Большое значение для выработки делового письма имела работа площадных подьячих, которые составляли бумаги на городских площадях по заказу.

Из-под их пера вышло огромное количество актов частного характера: Этим объяснялось продолжение и расширение практики переписки произведений как светской, так и духовной литературы. Переписчиками книг были монастырские и церковные писцы, представители посадского населения, служилые люди и даже крестьяне. Крупными центрами переписки книг оставались Кирилло-Белозерский, Троице-Сергиев, московский Чудов монастыри и Посольский приказ.

Многие писцы переписывали книги в одиночку. Учителями книжных переписчиков были подьячие, представители низшего духовенства, книжные мастера. Учебными пособиями служили рукописные азбуки-прописи, печатные книги, буквари. Традиционной формой приобретения книг был их заказ у переписчиков.

На лицевой стороне листов был написан текст статей Уложения, на оборотной — подписей участников Земского собора. Основной текст написан пятью почерками. Среди последних часто встречалась филигрань с гербом города Базеля, более вариантов которой было дано в работах Ш. Такой же распространенной филигранью голландской бумаги был знак шут. Поэтому голландские филиграни герб Амстердама и шут появились и на бумаге отечественного производства. Брике, а также работы С. Правда, на бересте в этот период писали уже на окраинах и в тех случаях, когда долгое время не было привоза бумаги.

Большой объем работы в государственных учреждениях, связанный с написанием деловых бумаг, заставил писцов искать варианты более быстрого написания букв и отойти от полууставных начерков.

Полуустав же стал письмом рукописных книг. Скоропись — это беглое, ускоренное письмо, отличающееся раскованностью написания букв. Путь к ускорению письма лежал в первую очередь через слитное написание букв в слове. Чтобы научиться этому, потребовалось длительное время, в течение которого рука писца искала лучшие, наиболее приемлемые для слитного написания варианты графики отдельных букв. Вот почему скоропись отличает многообразие вариантов одной и той же буквы иногда не только в одном тексте, но даже и в одном слове.

Раскованность написания, поиск лучших вариантов графики стали возможны только при наличии бумаги — более дешевого и распространенного по сравнению с пергаменом и более прочного по сравнению с берестой материала. Поэтому скоропись и бумага — два сопутствующих друг другу палеографических признака. Графика каждой буквы скорописи прошла длительный путь развития.

Она имела в определенные отрезки времени свои особенности, которые могут служить датирующими показателями. В таком начерке ее трудно отличить от буквы Д. Иногда В похожа на четырехугольник —. Особенным многообразием отличался начерк букв В и Д: Буква Е стала похожей на современную заглавную букву, но ее верхняя часть могла быть больше нижней —.

Ускоренное написание скорописного текста достигалось большим, чем в полууставе, числом выносных букв. Иногда в одном слове выносилось сразу несколько букв. Как правило, выносились согласные: Некоторые писцы практиковали вынос и отдельных гласных. Наблюдения за наличием или отсутствием титла могут также оказать помощь в датировке.

Некоторые выносные буквы стали читаться с большим трудом. Например, буква Н, которая в выносе писалась двумя палочками без отрыва руки и напоминала либо небрежно написанную букву П, либо Л с округлым верхом —. Прослеживается слитное написание двух рядов стоящих строчных букв, двух рядом стоящих выносных букв надстрочных. Разновидностью лигатур стали взметы, характеризующиеся слитным написанием строчной буквы с надстрочной. Взметом писались преимущественно буквы, стоящие последними в слове: Иногда с использованием взмета слитно писались целые выражения: В скорописи еще больше, чем в полууставе, слов, которые сокращались путем пропуска гласных букв.

Это слова духовного, социально-экономического и бытового содержания, часто встречавшиеся в тексте: Сокращение слов практиковалось через их усечение до нескольких букв. Усечение слов особенно часто стало практиковаться в документах экономико-статистического характера: Часто повторяемые в практике письма слова могли условно заменяться их начальной буквой, которую обводили кружком.

Так, слово лавка могли записать как , слово деревня — как. Практика сокращать слова, разнообразить взметы, писать те или иные выносные буквы у каждого из писцов-профессионалов была индивидуальной, отражающей их стремление к украшению деловых бумаг с помощью графических приемов и форм. Особенно ярко скорописные элементы украшения делового письма проявились в личных подписях подьячих. Благодаря разнообразию графики отдельных букв, приемов написания и раскованности письма скорописи свойственно уже более четкое проявление почерков отдельных писцов.

Почерк — это индивидуальная особенность письма. Кроме того, в скорописи графика одних и тех же текстов приобретает большую зависимость от назначения документов. Чистовики писались с большим старанием и тщательностью и поэтому были более четкими и понятными, чем черновики этих же документов. Документы центральных учреждений приказов в своей основе отличались более современными начерками букв и большей грамотностью, чем документы местных воеводских изб.

Из числа подьячих московских приказов наиболее грамотными и имеющими особенно хороший почерк были подьячие Посольского приказа. Не случайно именно им поручалась переписка книг по заказу царя и обучение грамоте царских детей. Образец подписи подьячего воеводской избы города Тобольска Богдана Александрова. Для раскраски инициалов, орнамента, вязи, миниатюр использовались кисти.

Сменившая полуустав скоропись стала деловым письмом. Но поскольку скоропись была трудночитаемой, в книжном письме продолжал сохраняться полуустав. Многие из них служили для переписчиков такими же оригиналами, как и рукописи.

Переписывая книги с печатных изданий, мастера невольно брали за образец графику печатных букв и старопечатный орнамент. Так в рукописных книгах появился полуустав, подражающий старопечатному шрифту, или полуустав со старопечатной основой.

От него образовался поморский полуустав, долгое время удерживавшийся среди писцов-старообрядцев. После воссоединения Украины с Россией усилились культурные русско-украинские связи.

На почерки некоторых книжных переписчиков оказала влияние украинская графика. Она отличалась угловатостью буквенных начертаний, их наклоном и заменой некоторых славянских букв греческими или латинскими. Для него характерны красивые, округлые начертания букв, манерные изгибы петель и хвостов, применение отдельных скорописных приемов. Скоропись — письмо деловых бумаг, полуустав — письмо, которым писались книги. Однако писцами из этого правила делались исключения.

Тогда полууставом писался основной, читаемый при богослужении текст, а скорописью — небольшой по объему и второстепенный по значимости справочный материал. В нововизантийском орнаменте была восстановлена византийская заставка в виде рамы геометрической формы. Ее снова заполнили цветочные мотивы с обязательным цветком крин.

Но в отличие от старовизантийского нововизантийский орнамент был стилизованным, имел иную цветовую гамму и более сложное членение заставки. Цветовая гамма нововизантийского орнамента включала синий преобладающий , вишневый, зеленый цвета, которые нередко давались на золотом фоне.

Так же как и балканский, нововизантийский орнамент по времени совпал с распространением бумаги. Большинство книг, украшенных нововизантийским орнаментом, написано полууставом.

Главными элементами этого стиля были изображения трав, ветвей, листьев, цветов, плодов, ягод, шишек. Для раскраски использовались, главным образом, черный и белый цвета. Первоначально считалось, что старопечатный орнамент появился в печатных книгах, а затем перешел в орнаментику рукописей. Этим и объяснялось его название.

Первые старопечатные мотивы в рукописных книгах имеют вид черно-белых клейм, которые стали вписывать в нововизантийские заставки, концовки, инициалы. Русские книжники не просто копировали буквы и украшения алфавита Мекенема, а весьма остроумно использовали их детали, создавая оригинальные композиции нового стиля.

Этому стилю свойственны растительные мотивы — сочетания листьев, трав, плодов, заполнявшие все поле заставки, концовки и каркаса инициалов. Оригинальность этого стиля была в контрастной штриховке, придававшей черно-белому орнаменту объемность формы. Печатная книга вобрала в себя все лучшее, что было создано в художественном облике рукописной книги.

В основу старопечатного шрифта лег полуустав с его четкой графикой букв. Рукописный старопечатный орнамент перешел в художественные украшения печатной книги, получив на ее страницах дальнейшее развитие и завершение в черно-белом варианте. Книжный орнамент барокко строился на сочетании растительных мотивов и геометрических форм эллипсов, спиралей.

Этот стиль соединился со старопечатным стилем, вобрав в себя его растительные мотивы — пышные листья, цветы, плоды, которые получили реалистическое и рельефное изображение. Орнамент барокко отличается пышностью раскраски с использованием киновари, белой, черной и золотой красок.

В конце века из орнамента барокко развивается более упрощенный поморский стиль, получивший распространение в рукописной книге старообрядцев. Этот стиль характеризуется изображениями белых или разноцветных трав вычурной, изогнутой формы на золотом фоне. Рублевым, Дионисием, Симоном Ушаковым. Источников этого периода, украшенных миниатюрами, сохранилось достаточно много. Для датировки миниатюр важны наблюдения над их композицией, наполнением деталями, особенностями красок.

Раскраска миниатюр этого периода отличалась многообразием оттенков. Золото использовалось преимущественно для покрытия фона и нимбов святых. В ее цветовой гамме доминируют красный, зеленый, желтый цвета. Золото используется в роскошных рукописях. Наполнение миниатюр бытовыми деталями — изображением одежды, орудий труда, облегчает их датировку путем установления соответствия изображаемых на них предметов с предметами, употребляемыми в быту в момент написания миниатюр.

Одновременно миниатюры являются ценным историческим источником, позволяющим уточнить наше представление об оружии, архитектуре, бытовых предметах того или иного периода. Возможность опознания на некоторых миниатюрах архитектурных построек, а также элементов географической среды расширяет информацию о месте написания книг, а также об их писцах и художниках.

Вязь получила распространение и в экслибрисах — книжных знаках, обозначающих имя владельца книг. Они обнаружены в знаменитой библиотеке Соловецкого монастыря. Основателем книжного знака там стал игумен Досифей. Он нашел остроумный вид экслибриса: Наблюдения за книжными знаками могут оказать помощь в определении места написания книги, установлении ее заказчика или владельца, а также и возможного автора.

Буквы вязи стали высокими, вязь читается с трудом. Использование тайнописи в условиях единого Русского государства диктовалась нуждами зашифровки документов, носящих политический и дипломатический характер. В этой системе при сохранении алфавитного порядка согласных букв верхнего ряда как и в простой литорее согласные нижнего ряда ставились не в алфавитной, а в условно принятой шифровальщиком последовательности.

Иногда замене подлежали и гласные буквы. Видом тайнописи стал акростих — стихотворение, начальные буквы каждой строки которого скрывали зашифрованные надписи. Чтобы подобрать к нему ключ, нужно использовать не одну, а несколько систем тайнописи.

Примером может служить тайнопись князей Барятинских. Имели оттенки от темно-коричневого до светло-бурого. Черные чернила с примесью сажи придавали документам несколько неряшливый вид и в практике встречались реже. В основе этих рецептов лежала реакция между железистыми и дубильными веществами. Для просушки чернил пользовались чистым речным песком, которым присыпались написанные тексты.

Книги состояли из сшитых между собой тетрадей. Доски и переплет книг обтягивались кожей, бархатом, атласом и камкой [56]. Срез листов книг раскрашивался красками или золотился. Роскошные книги имели позолоченные оклады, украшенные драгоценными камнями и жемчугом.

Переплеты делопроизводственных книг были проще. Из славянских народов латинский алфавит употребляют все западные; а из южных — также хорваты и словенцы; вообще латинский алфавит распространился везде с католицизмом. В этих странах, конечно, тоже употребляются оба способа увеличения числа знаков, о которых мы говорили.

В чешском алфавите, однако, имеют перевес диакритические знаки, в польском же — господствует группировка, т. В древних и новых писанных латинским шрифтом литовских книгах употребляются в общем знаки по польской системе. Систему знаков в польском алф. Богуславский, но эти попытки не прививаются. Есть еще несколько алфавитов, темных по происхождению, как санскритские, зендский, клинообразный, турецкий, арабский, армянский, рунические и т.

Много алфавитов приведено в сочинении Балгорна "Alphabete der orientalischen und occidentalischen Sprachen" 12 изд. Большинство современных буквенных и некоторых слоговых А. Большинство современных национальных систем письма базируется на А.: Армянское письмо, Греческое письмо, Грузинское письмо, Еврейское письмо, Индийское письмо.

Латинский алфавит, Русский алфавит, Японское письмо. Культура и письменность Востока, кн. Алфавит Значение слова Алфавит по Ефремовой: Для девочек, будущих хозяек, изготавливалась игрушечная посуда — это разного типа глиняные горшочки, кувшинчики, сковородочки, копирующие формы столовой и кухонной керамики того времени.

Довольно широко известны деревянные куклы, форма которых позволяет предполагать, что их пеленали, как младенцев они не имеют ни рук, ни ног. К таким относились волчки-кубари, которые полагалось вращать, поддерживая кнутиком, вертушки, разных размеров мячи, санки и пр. Существенно, что часть найденных игрушек являет собой, несомненно продукт ремесленного производства: Родители должны были тратить деньги на покупку хороших игрушек. Это также показывает, что мысль о полном невнимании средневекового человека к нуждам ребенка и непонимании им особенностей детского мировосприятия нуждается в корректировке.

Воспитание было в Древней Руси общественной функцией, за которую были ответственны не одни только родители. О двух последних говорится, например, в Русской Правде. Там они представлены как рабы, жизнь которых охраняется повышенным штрафом в 12 гривен. Таким же штрафом защищен сельский княжий староста. Следовательно, рабы-воспитатели относились к привилегированному разряду домашней челяди.

Фигура раба, смотрящего за детьми, весьма характерна для древнейших периодов европейской истории. Между кормящей женщиной и младенцем устанавливалась особая мистическая связь: Очень часто рядом с князем мы видим его воспитателя-боярина, который обычно пользуется особенно высоким авторитетом и уважением.

Тем не менее распространенность их весьма показательна для определения места и роли воспитателя в жизни человека Древней Руси с момента его появления на свет.

Во всяком случае, Владимиру, в самом раннем возрасте отправленному на княжение в Новгород и рано лишившемуся родителей, Добрыня заменил и отца и мать. О широком распространении обычая передачи ребенка на воспитание в чужую семью писал Ллойд Демоз. Следует, однако, снова критически рассмотреть то, каким образом американский исследователь оценивает описанные на страницах его книги обычаи.

По его мнению, передача ребенка на воспитание — это еще одно проявление средневекового небрежения к детям, безразличия к их судьбе со стороны родителей. По его мнению, обычай этот был обусловлен желанием избавиться от ребенка, переложить тяжесть его воспитания на чужие плечи.

Очевидно, нередко происходил своеобразный обмен и, отослав к дружественному феодалу своего отпрыска в качестве пажа, семейство принимало к себе чьего-нибудь сына на тех же условиях. В конечном итоге таким образом решалась проблема не избавления от ребенка, а укрепления социальных связей и привлечения к процессу воспитания всей общественной среды. Кроме того, происходило развитие социального механизма, который позволял поддержать и вырастить ребенка в случае, если он оказывался без попечения родителей.

Вполне оправданным будет предположение, что такое коллективное воспитание уходит корнями в глубокую древность и является отдаленным пережитком институтов родового общества, в котором мальчики, достигшие определенного возраста, переходили из родной семьи в юношеские союзы, где и протекала их дальнейшая социализация. Социальным рубежом окончательного взросления на протяжении всего древнерусского периода считалось заключение брака. Другим, не менее важным показателем взрослости было обзаведение собственным хозяйством.

Думается, что имущественный критерий был даже важнее, поскольку взрослость — это вообще самостоятельность, а оставаясь в родительском доме, дети не могли иметь права решающего голоса — вся полнота власти принадлежала главе семейства. Поэтому и в летописи случаи княжеских свадеб всегда отмечаются и описываются как весьма значимые события, но действующей политической фигурой князь становится только после того, как получает во владение волость.

Вообще же, в сравнении с современным обществом, древнерусское детство было гораздо менее герметично отделено от взрослого состояния.

Обстоятельства гораздо чаще толкали человека к раннему взрослению. Причиной этого, безусловно, является меньшая продолжительность жизни и отсутствие налаженных механизмов социальной поддержки. Оказавшись сиротой, ребенок вынужден был очень рано заступать на место родителей в поле, в мастерской ремесленника или на княжеском столе, в противном случае ему грозила гибель. Багаж знаний и жизненных навыков, которые человек должен был усвоить перед началом автономного существования, был не столь объемен, как в постиндустриальном обществе.

Это также создавало условия для более низкого возрастного барьера начала взрослой жизни. Все это привело к тому, что общество раннего русского Средневековья не знало четко определенного возраста, до которого человек мог, имел право и возможность оставаться ребенком. Не было возраста начала правоспособности, не было четко определенного периода, в течение которого следовало получать образование, все это появилось гораздо позже.

Долгое время граница брачного возраста оставалась единственным институализированным рубежом, который существовал в официальной культуре. Но и он, как мы видели на примере восьмилетней невесты Верхуславы Всеволодовны, часто нарушался следует заметить, безо всяких трудностей.

Нет ничего удивительного в том, что именно медиевисты первыми начали работу над этими темами, ведь именно Европа стала колыбелью устойчивых форм организации интеллектуальной деятельности университеты, академии , широко практикуемых в настоящее время по всему миру.

Все современные научные степени и звания имеют европейское происхождение. В истории русской средневековой культуры указанный круг тем затрагивался лишь косвенно. Во-первых, в силу того, что антропологически ориентированные темы вообще долгое время оставались непопулярны в отечественной русистике. Указанное свойство, однако, на самом-то деле не мешает выделить интеллектуальную сферу древнерусской культуры в особый предмет научного рассмотрения, ведь исследователь свободен в выборе вопросов, которые можно задать источнику.

В каких формах протекала жизнь и деятельность интеллектуала в древнерусском обществе? Какие социальные ниши занимали люди, на чьих плечах лежало выполнение функции интеллектуального обеспечения жизни общества, где учились умственному труду, как он оценивался, что в себя включал?

Поиском ответов на поставленные вопросы мы займемся в параграфе, посвященном образованию и интеллектуальному труду в Древней Руси. Становление мастера всегда начинается с обучения. Обучение — одна из важнейших сфер контакта поколения отцов и поколения детей. Для сферы умственного труда этап обучения является наиболее важным и определяющим в процессе становления профессионала.

На Руси основной объем необходимых для жизни знаний грамотность и навыки трудовой деятельности , по-видимому, преподавался детям родителями. Именно такое положение вещей предполагает Устав Всеволода, записавший поповского сына, не умеющего грамоте, в изгои. Милюкова, к настоящему времени вполне опровергнуто открытием берестяных грамот А. По его мнению, после Крещения Руси стараниями князя Владимира начинается распространение грамотности.

Затем образование шагает дальше в народные массы. Если образовательные потребности обучаемого превосходили уровень возможностей родителей, его отдавали в ученичество. Таким образом, европейское просвещение делало свои первые шаги на русской почве в форме традиционного для древнерусской культуры ученичества.

В отдельных случаях, когда это необходимо было для нужд государства, образование становилось под эгиду княжеской власти.

В Новгороде им были собраны поповских детей и отданы учиться книгам. Для этого, однако, нет никаких оснований. Фактов явно недостаточно, чтобы говорить о существовании школ как постоянных образовательных учреждений, стабильно функционировавших в течение достаточно долгого времени и являющихся самостоятельными организационными структурами наподобие западноевропейских университетов.

Из всех перечисленных исследователей ближе всего подошел к верному пониманию сущности древнерусской образовательной системы митрополит Макарий. Действительно, более внимательное прочтение имеющихся источников показывает, что речь в них не идет об учреждении учебных заведений, а все о том же, характерном древнерусском ученичестве, организованном и профинансированном государством для удовлетворения потребности в образованных людях.

Кроме того, митрополит Макарий, со ссылкой на польского хрониста Меховита, пишет о том, что при Владимире обучали юношей и греческой грамоте. Как было показано академиком Б. Грековым, существовали различные уровни образования: Нельзя не согласиться с мнением Б. Грекова о том, что для высшего образования в Древней Руси была характерна систематичность. Отсюда особенное отношение к книге, являющееся одним из фундаментальных, характерных черт русской культуры с древности до настоящего времени.

Ученик должен был научиться понимать и истолковывать писания, кое-что заучивать наизусть, разбираться в богослужебном каноне, уметь петь, а в мировоззренческом отношении стать благочестивым и убежденным христианином. Высшее образование по-древнерусски — это приобретение начитанности под руководством наставника , учившего прежде всего постигать скрытый смысл написанного и развивавшего умение истолковывать окружающую действительность сквозь призму христианской идеологии. Можно согласиться с точкой зрения исследовательницы М.

Древнерусская система образования обходилась без профессиональных педагогов, но сама по себе роль наставника в формировании человека осознавалась достаточно четко. Киселева совершенно права, но это не означает, конечно, что работа обучающего не осознавалась в обществе как особая форма социально значимой деятельности, а фигура наставника не была авторитетна и желательна при обучении.

Отсутствие наставничества как профессиональной группы не означает отсутствия наставничества как институализированной общественной функции. Подобно тому как отсутствие профессиональных музыкантов не означает отсутствия музыкального творчества. Полностью самостоятельное обучение воспринималось скорее как нарушение нормы, чем как обычное положение вещей. Судя по всему, поступление на учебу было обычным этапом взросления детей из семей, чье социальное положение было хотя бы немного выше среднего.

Картинки ученической жизни в житийной литературе выглядят, несмотря на свою стереотипность, весьма жизненно. Уровень и объем преподавания был адаптирован к нуждам социальной среды, выступавшей заказчиком такого образования: Дети, стремившиеся вместо учения заняться играми и баловством, пока будущий святой предавался церковному пению и чтению, становились в конце концов княжескими вельможами или купцами.

Псалтырь, Часослов и пр. В некоторых случаях можно говорить даже о начале профессионализации преподавательской деятельности, которая, несомненно, служила для занимавшихся ею источником дополнительного дохода.

Методика обучения была, судя по всему, достаточно простая. Найденные берестяные грамоты с ученическими упражнениями мальчика Онфима дают о ней вполне ясное представление. Учитель показывал начертания букв, говорил, очевидно, как они звучат.

Древнерусские учителя в своей преподавательской деятельности могли также ориентироваться на авторитет знаменитого югославянского книжника, сподвижника Кирилла и Мефодия — Климента Охридского.

О дидактических приемах Климента рассказывалось в его житии: Сначала велел ученикам перерисовывать отдельные буквы, затем объяснял значение ими написанного и, наконец, сам водил их рукой, прививая навыки скорописи.

Методика, на современный взгляд, достаточно необычная, но, надо полагать, действенная: Климент считался превосходным учителем. Судя по тому, что открытые при археологических раскопках в Новгороде писала-стилосы имеют с одного конца плоскую лопаточку, первоначальная тренировка начертания букв происходила с использованием навощенной деревянной дощечки-церы.

Ученик записывал буквы и мог легко стереть неудавшийся вариант. Затем переходили к упражнениям на бересте. Писать на бересте непросто — требуется сила и твердость руки. Если рассмотреть грамоты Онфима, то в них обнаружатся наборы букв и цифр, слоги и обрывки фраз, кроме того, чрезвычайно интересные рисунки. На одном из рисунков под двумя рядами букв изображен ряд человечков с растопыренными руками. По размерам и форме начертания человечки очень напоминают те самые буквы, которыми мальчик был занят вначале.

Очевидно, образное мышление Онфима было хорошо развито — он верно подметил сходство и смог адекватно его выразить. Еще занимательней картинка, на которой ребенок изобразил себя самого. Изображена фигура воина, сидящего на коне и поражающего копьем поверженного противника. Батальные сцены встречаются и на других грамотах: Изображая всадников, он и себя воображает побеждающим воином.

Перед нами фиксация детских мечтаний древнерусского мальчика о том, что будет, когда он станет взрослым. Подобно безвестным владельцам деревянных мечей, Онфим представлял себя на поле битвы.

Возможно, Онфим видел не только и не столько настоящие битвы хотя исключать этого мы не можем — слишком частыми были в то время и неприятельские набеги и междоусобные столкновения , сколько изображение этих битв на иконах и книжных миниатюрах. Можно предположить, что вкус к рисованию и наблюдательность могли в дальнейшем привести Онфима не в боевые ряды княжеской дружины, а в иконописные мастерские. Впрочем, более чем велика вероятность, что изучение грамоты и робкие попытки художественного творчества так и остались единственными интеллектуальными упражнениями, которые довелось освоить маленькому новгородцу.

Высшим образцом подобного рода отношений была жизнь самого Христа и его учеников-апостолов. Авраамий был образцом древнерусского книжника. Выказав большую страсть к чтению еще в детские годы, Авраамий сохранил ее и в зрелости. Не было ему равных и в толковании прочитанного. Наставничество в подвижнической жизни Авраамия имело большое значение. По мнению известного исследователя древнерусской культуры В. Проповеди его пользовались популярностью и собирали большую аудиторию.

При этом Авраамий как интеллектуал не замыкается в работе со словом. Им были написаны две иконы: Ефрем во всем достоин своего учителя — он начитан и владеет литературным языком, Учитель для него — образец для подражания и нравственный эталон.

Создание жития Авраамия он понимает как исполнение долга перед Учителем и перед всеми, кому его образ может помочь в деле морального совершенствования.

Представления о целях хорошего образования в древнерусском обществе значительно отличались от современных. Монах Киево-Печерского монастыря Никита, ставший впоследствии епископом Новгорода, затворился в келье и стал вместо молитв читать божественные книги. В деле этом он очень преуспел — помнил наизусть почти всю Библию. Однако, как ни странно, на это, казалось бы, богоугодное дело его подбивал нечистый. Однако и сам Клим был далек от того, чтобы утверждать самостоятельное значение произведений Гомера, Аристотеля и Платона, в обращении к которым обвинил его Фома.

Конечная цель образования высшего порядка по древнерусским стандартам не столько овладение знаниями, сколько приобретение навыка понимания, истолкования фактов жизни и святых книг, христианского мировоззрения. Таким образом, оно направлено на развитие философского мышления по типу присущей всему европейскому Средневековью экзегезы.

Именно для помощи в развитии этого навыка, для направления его в нужное русло и нужен был учитель-наставник. Примеры образованности такого рода дает сам Клим Смолятич. Распространенное бытовое явление он истолковывает в соотнесении с Царством Божьим; пьяный человек из просто неприятного субъекта превращается у него в прислужника Сатаны. Мастера слова устраивали открытые прения, в которых побеждал более изощренный богослов.

Представление о том, что, когда, по словам Г. Предметом спора была проблема употребления в пищу мяса в Господские праздники, т. Не менее оживленная, хотя и, судя по всему, заочная дискуссия самого что ни на есть схоластического толка развернулась между иерархами о местонахождении Рая. Список примеров может быть продолжен. Однако уже и из приведенных сюжетов видно, что интеллектуальная среда древнерусского общества достаточно существенно отличалась от византийской.

В общественном сознании населения империи присутствовало две противоположные традиции восприятия ценности образования. В Византии и в средневековое время продолжала развиваться греко-римская система, основанная на изучении дисциплин тривиума и квадриума, ориентированная на развитие письма и речи. Особенностью византийской системы образования также является светский в целом его характер. Что особенно важно, существовала среда интеллектуального общения, объединявшая образованных людей, исповедовавших культ бескорыстной дружбы, питавших глубокое уважение к науке и слову, любителей тонкой игры ума и словесного художественного творчества.

Любарский персонализирует борьбу двух этих противоположных тенденций в истории противостояния Михаила Пселла и патриарха Кирулария. Какую традицию суждено было унаследовать зарождающейся русской культуре, решилось само собой: Это были приверженцы аскетической традиции, менее интеллектуально изысканной. Для утонченного интеллектуала стольный город союза варварских племен было, конечно, далеко не самым приятным местом пребывания.

Ни изящных застолий, ни тонкой игры ума в дружеской беседе в восточнославянских землях искать было нечего. А радость просвещения язычников была ему неведома. Михаил Пселл на русской митрополии вряд ли справился с обязанностями пастыря: Декларативный отказ от знаний не означал отказа от книжности, а следовательно, и от умственной работы как таковой. Вопрос стоял лишь о ее формах и целях. Так или иначе нужды государства и общества требовали культивирования профессионалов умственного труда, которые если сами себя таковыми и не считали, то фактически ими являлись.

Они давали организационную форму, в рамках которой люди, занимавшиеся умственной работой, могли трудиться в режиме наибольшего благоприятствования. Обеспечение интеллектуальных потребностей — одна из важнейших функций монастырей в средневековом обществе.

На Руси такого не произошло. Другое проявление того же явления можно видеть, например, в долгом сохранении иконописной традиции. Отсюда, кстати, и идет тот исключительный интерес, который проявляют иностранцы к русским иконам: Крупными духовными корпорациями были значительные городские храмы.

При них создавались центры переписки книг. Возможно, что книжная мастерская была организована при храме Софии Киевской. Тем не менее предположение об организации скриптория именно при Софийском соборе кажется вполне убедительным, поскольку в дальнейшем большие храмы часто становились центрами книжного производства. Кроме того, как показало исследование Л. То есть среди переписчиков правда, только тех, кто оставил памятные записи на страницах кодексов преобладали представители белого духовенства, причем далеко не высших его слоев.

Работать могли семейными артелями: Монахи, конечно, тоже занимались переписыванием. Во всяком случае, вряд ли Никон писал книги для получения дополнительного дохода — это было для него особого рода служение. В то время как для персонажей, голос которых дошел до нас благодаря работам Л.

Столяровой, переписывание — рутина, скучное и трудное занятие, осуществляемое, надо полагать, для того, чтобы подзаработать. К таковым следует прежде всего отнести священников, служивших в небольших приходских храмах. Их функции в приходе были самыми разными. Помимо богослужения, они могли брать на себя воспитание и образование детей прихожан об этом речь шла выше , могли быть полезны и как грамотеи.

Во-первых, для переписки книг: Во-вторых, для составления документов и писем светского характера. Письменной фиксации отношений собственности требовала усложняющаяся социально-экономическая жизнь древнерусского общества. К предположению о большой вероятности существования подобного рода профессионалов приходят академик В. Зализняк, по наблюдениям которых среди новгородских берестяных грамот встречаются написанные одним и тем же почерком от лица разных людей.

Бросается в глаза его профессионализм, который проявляется в особенностях почерка, тяготеющего к книжной традиции. Светская власть также служила центром притяжения для людей, способных к умственному труду. Однако всякий раз сотрудничество принимает разные формы. В Византии интеллектуальная элита служила источником пополнения элиты государственной.

Философы, риторы, юристы и поэты занимали высшие должности имперской администрации. Более того, хорошее образование было залогом карьеры. На Руси сложилась иная обстановка. При дворах древнерусских князей не видно интеллектуалов, занимавших особенно видное положение.

Если возникала нужда в идейной поддержке, князья обращались за помощью к монастырям, к духовенству вообще. В относительной отчужденности людей умственного труда от власти были как отрицательные, так и положительные стороны. С одной стороны, неучастие интеллектуалов в делах управления неизбежно снижало их социальный статус, препятствуя тем самым развитию науки даже в ее средневековом схоластическом воплощении. С другой — та же самая отчужденность давала больше свободы.

Древнерусский книжник, живя за счет своего монастыря, мог позволить бо? По мнению известного исследователя древнерусской литературы И. Приселков далек от истины.

Непосредственно вокруг князя мы видим в основном людей практического склада. Ценился ум, но не образованность сама по себе. Это, конечно, не означает, что людей грамотных и начитанных не было. Но положение их в окружении князя было невысоким. Рекламируя себя, Даниил писал: Рассуждая о возможных вариантах прохождения службы, Даниил выстраивает такую альтернативу: Но это его не пугает — слишком бедственно его нынешнее положение.

Ожидаемые трудности заключаются в другом. Кроме того, Даниил демонстрирует свои способности: Возможно, похожим образом приходили люди наниматься в боевую дружину — показывая себя, они демонстрировали умение владеть мечом и копьем. К сожалению, судьба Даниила нам неизвестна.

Нашлось ли ему место? Как было сказано, идеологические нужды княжеской власти с принятием христианства вполне успешно удовлетворялись монастырским и городским духовенством. Светский интеллектуал вполне мог остаться без работы. Но сам факт обращения Даниила к князю показывает, что такая социальная категория существовала. Хотя, очевидно, потребность в ней была не очень велика. Таких древнерусская эпоха знала немало: Этот последний особенно интересен.

С его именем связывают летописную повесть о посольстве великого киевского князя Изяслава Мстиславича к Владимиру Галицкому, в котором сам боярин участвовал. В повести содержатся такие подробности, которые могли быть известны только очевидцу, участнику событий. Рыбаков считал Петра автором киевской летописи, охватывавшей события княжения Изяслава Мстиславича и его потомков — полувековой период.

Если это предположение верно, то перед нами несомненно — аристократ-интеллектуал, мудрый советник, посол и книжник, опора князя в политических делах и летописец, обеспечивавший фиксацию исторических событий в нужном свете. Хотя не исключено, что за спиной знатного боярина стоял безвестный, хотя в профессиональном плане более удачливый коллега Даниила Заточника, труду которого мы обязаны за подробный летописный рассказ. Если первый социальный тип, находивший применение знаниям и плату за труды у княжеского двора, воплощает образ Даниила Заточника, то другой, еще более загадочный, может быть условно обозначен именем легендарного Бояна.

Дружинные певцы, прославлявшие в своих произведениях воинские подвиги вождей и их соратников, широко известны в древней и раннесредневековой Европе: Думается, Древняя Русь не была исключением из этого ряда. Хотя прямых источников информации о профессионалах такого рода у нас немного. Других персоналий материалы древнерусской письменной истории нам не дают. Впрочем, вряд ли следует пренебрегать эпическим материалом.

Об историчности народного гусляра Садко писал известный исследователь русских былин В. Это не мифологический купец типа Вяйнемейнена, но и не скоморох, потешающий своих слушателей песнями не всегда высокого достоинства. Это — настоящий художник, и, как тип певца, он несомненно историчен. Мы знаем, что художественная культура Древнего Новгорода представляет собой одну из мировых вершин в развитии средневекового искусства.

Это относится и к архитектуре Новгорода, и к его живописи, и к его литературе, о чем прежде всего свидетельствует эпос. Мы имеем все основания предполагать, что на том же высоком уровне находилось и музыкальное искусство Новгорода и что оно высоко ценилось и было популярным. И хотя Садко в былине выступает вне княжеской дружины, песнетворчество могло привести его и туда.

В данном случае важен сам факт не просто существования, но и достаточной распространенности типа профессионального певца-музыканта, его популярности в обществе. В былине прямо указывается источник существования, характер заработка гусляра:. Возможно, древнерусские песнотворцы были функционально близки скандинавским скальдам. Скандинавское присутствие на Руси было достаточно обширным — дружинных певцов здесь не могли не знать.

About the Author: sarebiri